?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Снова о Парагвае

Несколько лет назад я, ещё совершенно не разбираясь в политике, написал Странную и удивительную историю Парагвая, в которой сегодня раскаиваюсь. В качестве покаяния привожу здесь отрезвляющий текст vikond65, который я заметил у fomasovetnik: Добрый доктор Гаспар

Цитирую:
Оригинал взят у в Добрый доктор Гаспар
illus-213

Ровно 200 лет назад, 30 мая 1816 года доктор богословия Хосе Гаспар Родригес де Франсия получил титул "постоянный верховный правитель Республики Парагвай", став первым из великих латиноамериканских диктаторов. На континенте еще шла национально-освободительная война против испанских колонизаторов, а в Парагвае уже установился тоталитарный режим, отголоски которого ощущались вплоть до конца ХХ века.

Франсия родился 6 января 1766 года в семье отставного офицера-артиллериста и местной аристократки с индейскими корнями. Получив хорошее образование в Кордовском университете, куда он поступил в 15 лет, Франсия уже к 20 годам обзавелся дипломом доктора теологии. Однако церковная карьера его не прельщала. Продвинувшись на административном поприще, Франсия в 1809 году занял должность градоначальника (алькальда) Асунсьона – столицы одной из провинций вице-королевства Рио-де-ла-Плата. Помимо Парагвая, в эту огромную колонию входили территории нынешней Аргентины, Боливии и Уругвая.

В 1811 году Франсия стал генеральным секретарем Верховной хунты, возглавившей Парагвай после изгнания испанского губернатора. Но уже через два года хунта была распущена, часть ее членов – арестована, а все властные полномочия сосредоточились в руках двух консулов – Франсии и Фульхенсио Йегроса. Еще через два года контролируемый Франсией парламент лишил Йегроса полномочий. Франсия стал править единолично, а в 1816 году объявил себя “постоянным верховным правителем” с практически бесконтрольной и неограниченной пожизненной властью. В обиходе этот титул обычно сокращали до одного слова “Верховный” – El Supremo. Парламент формально продолжал существовать, однако вплоть до кончины диктатора он не созывался ни разу.

В 1820 году было объявлено о раскрытии обширного заговора против Франсии во главе с Йегросом и бывшими членами хунты. 68 подлинных или мнимых заговорщиков вскоре были расстреляны (Йегрос умер в тюрьме, не дожив до казни), а еще около 400 человек приговорили к пожизненному заключению.

С самого начала правления Франсия укреплял свою диктатуру весьма брутальными методами. Контроль за жизнью народа приближался к абсолюту. Многочисленные агенты и осведомители тайной полиции везде выискивали крамолу, процветала система всеобщего доносительства, страну опутывали сети взаимной слежки. Малейшего подозрения в неблагонадежности было достаточно, чтобы без суда отправить человека на бессрочную каторгу или лишить имущества и вместе с семьей выслать в отдаленный регион. А порой люди, привлекшие внимание полиции, просто исчезали бесследно.

Высокообразованных и начитанных людей диктатор опасался. Любого человека с образованием выше начального он подозревал в вольнодумстве, поэтому уже в 1822 году в Парагвае упразднили университет и средние учебные заведения. Остались лишь те, в которых обучение сводилось к урокам чтения, письма, основ арифметики и идеологической накачке.

Франсия считал, что главной задачей школьного образования является воспитание в детях патриотизма, дисциплины и готовности подчинять свои устремления интересам государства. Эти идеи он сформулировал в написанном им “Политическом катехизисе”, который использовался в школах в качестве учебного пособия. А чтобы как можно больше людей могли постичь “Катехизис” и другие подобные тексты, начальное образование в Парагвае стало обязательным, правда, только для мальчиков.

Еще одной особенностью правления Франсии являлась борьба с католической церковью, к которой он, несмотря на свое богословское образование, испытывал острую неприязнь, вероятно, видя в ней конкурента. В 1819 году из страны выслали епископа, назначенного Ватиканом, а на его место Франсия поставил собственного назначенца, присвоив ему титул генерального викария. В 1824 году по его приказу в Парагвае закрыли монастыри, церковные школы, духовные семинарии и запретили деятельность религиозных орденов. Этим же декретом в стране вводился гражданский брак.

Затем последовали массовые аресты священников и конфискация церковного имущества в пользу государства. Репрессированное духовенство заменили чиновники в рясах. В итоге церковь Парагвая превратилась в государственную структуру по пропагандистской обработке населения, тесно сотрудничавшую с полицией. Узнав о таких “реформах”, папа римский отлучил Франсию от церкви, но “верховный” не обратил на это никакого внимания.

Попутно в том же 1824 году были ликвидированы органы народного самоуправления, а вся власть на местах перешла к правительственным чиновникам. В 1826 году под запрет попали общественные организации, а также собрания, шествия и любые другие публичные мероприятия, кроме организованных властями.

Во внешней политике Франсия придерживался принципов изоляционизма и опоры на собственные силы. Экспортно-импортные операции и контакты с иностранцами постепенно свелись к нулю, зато всячески поощрялось внутреннее производство. С 1823 года для внешней торговли был открыт единственный портовый городок Итапуа, стоявший на пограничной с Бразилией реке Парана, причем вести эту торговлю могли лишь его жители, получившие специальные правительственные лицензии. В них указывалось, что данному гражданину разрешено торговать с иностранцами, поскольку он – “добрый слуга отечества и всецело предан святому делу свободы”. В 1829 году закрылась и эта отдушина, а “железный занавес” вокруг Парагвая стал полностью непроницаемым.

Пересечение границы в обоих направлениях требовало личного разрешения диктатора, получить которое было почти невозможно. А попытки самовольно покинуть страну приравнивались к государственной измене и карались смертной казнью. Также запрещалась международная переписка и ввоз в страну любой печатной продукции, за исключением книг, предназначенных для личной библиотеки тирана. Картину довершало отсутствие дипломатических отношений и консульских связей с какими-либо государствами. Некоторое время в Асунсьоне находился бразильский консул, однако, в 1829 году его депортировали одновременно с прекращением торговли в Итапуа.

Перемещения людей внутри страны тоже находились под строгим контролем: ни один парагваец не имел права сменить место жительства без разрешения властей, даже если его жилье представляло собой тростниковую хижину. Для совершения поездок между городами требовались специальные пропуска. Более того, официальное разрешение властей требовалось для женитьбы, причем проживавшим в стране потомкам испанских колонистов разрешалось вступать в брак только с представителями местных индейских племен. Таким способом “верховный” намеревался полностью ассимилировать испанский этнический элемент, создав единый интернациональный парагвайский народ. В значительной мере это ему удалось.

Экономика Парагвая при Франсии основывалась на централизованном планировании и государственной собственности на средства производства. Еще на заре своего правления он “раскулачил” крупных землевладельцев, сосредоточив в своих руках 98% плодородных земель и пастбищ. Впоследствии на этих территориях были созданы 64 крупных казенных сельхозпредприятия с прикрепленными к ним работниками, официально названные “поместьями родины”. Они работали по спускаемым сверху планам и разнарядкам, поставляя свою продукцию государству по государственным закупочным ценам. В дальнейшем эта продукция централизованно распределялась среди населения в соответствии с установленными нормами.

Также существовали крестьяне-единоличники, работавшие на землях, арендованных у государства за символическую плату. Но и они были обязаны выращивать то, что прикажут, сдавая часть урожая в госфонд, а остальное – продавать на рынке по ценам не выше установленного максимума. Аналогичным образом была организована деятельность промышленных мануфактур, мастерских и ремесленных артелей. На стройках широко использовался принудительный труд негров-рабов и заключенных.

В личной жизни Франсию отличал демонстративный аскетизм. Он одевался в простое платье, питался умеренно, не пользовался дорогими вещами, не принимал подарков, не строил себе дворцов и отказался получать денежное жалованье, которое ему в принципе не требовалось, поскольку всё в стране фактически и так принадлежало ему.

Принято считать, что в народе Франсия пользовался непререкаемым авторитетом и искренней любовью. Вполне вероятно, что именно так и было, учитывая, что целое поколение парагвайцев выросло в условиях изоляции и тотальной индоктринации. Эти люди не представляли себе иного существования, кроме размеренной жизни под мудрой и заботливой властью диктатора, а о гражданских правах и свободах они просто не имели понятия. В официальную историю Парагвая Франсия вошел как “отец нации” и “великий вождь”.

Эпоха “Верховного” закончилась в 1840 году, когда 74-летний тиран умер, по официальной версии – от пневмонии, простудившись во время речной прогулки. Можно сказать, что за время его правления Парагвай был наглухо “законсервирован”, а подавляющее большинство его жителей – низведено до положения рабочих муравьев. Эта “консервация” проявлялась даже во внешнем облике правителя. Всю жизнь он носил одежду и обувь одного фасона времен его молодости и заплетал волосы в косу с лентой по давно ушедшей моде.

Comments

( 18 comments — Leave a comment )
juan_gandhi
May. 30th, 2016 06:08 pm (UTC)
Офигеть. Чего только не узнаешь. Спасибо!
andybil
May. 30th, 2016 06:26 pm (UTC)
Стремление замкнуть муравейник
От внешних ветров. Секта суперсамок и самцов-производителей. Это святая цель любого диктатора - правильное с его точки зрения устройство мира, наиболее устойчивое и дающее счастье всем членам секты (по его представлениям).
palaman
May. 31st, 2016 01:48 am (UTC)
Re: Стремление замкнуть муравейник
Эта аналогия с сектой выводит нас на религию.
Действительно, любой диктатор по сути занимает место Бога! И создаваемая им система невольно начинает чем-то напоминать религиозную секту.
Может быть, неслучайно республиканская система управления, которую изобрели в языческой древности, получила всеобщее признание и распространение именно в странах христианской культуры, где всегда с особой остротой ставился вопрос о различии между сектой и Церковью?
(Deleted comment)
palaman
May. 31st, 2016 05:48 pm (UTC)
Простите, но в моем журнале нельзя материться.
andybil
May. 31st, 2016 06:22 pm (UTC)
И вы меня простите
Разве ж это мат? Это вполне заслуженный титул

Edited at 2016-05-31 06:23 pm (UTC)
palaman
May. 31st, 2016 06:29 pm (UTC)
Какая разница? Русский язык позволяет выразить любую мысль бесконечным числом способов.
andybil
May. 31st, 2016 06:34 pm (UTC)
Позвольте вас поправить
Любой человеческий язык это то же позволит, иначе дети не смогли бы обучаться такому языку
palaman
May. 31st, 2016 06:38 pm (UTC)
Да, конечно
Любой язык, в том числе и русский, который мы с Вами используем сейчас для общения.
andybil
May. 31st, 2016 06:53 pm (UTC)
"Русский язык позволяет выразить"
Тут одно слово пропущено
palaman
May. 31st, 2016 12:35 am (UTC)
Спасибо Вам и уважаемому vikond65!
notabler
May. 30th, 2016 07:10 pm (UTC)
До сего дня расхлебывают последствия дисциплины и патриотизма. То же будет и с Россией? Без свободы нет расцвета ни в одной стране
palaman
May. 31st, 2016 01:54 am (UTC)
Всё-таки в России, в отличие от Парагвая, была свобода (до Революции). Когда большевики кричали о деспотии русских царей, они валили с больной головы на здоровую. В действительности же в России было в начале XX века больше свобод, чем в сегодняшней РФ.
Да, из было меньше, чем в сегодняшних странах Запада! Но ведь и в самих странах Запада тогда не было сегодняшней свободы. Императорская Россия была нормальным европейским государством, и наше отставание от самых передовых стран Запада в области свобод не превышало одно-два поколения.

Edited at 2016-05-31 01:55 am (UTC)
notabler
May. 31st, 2016 07:58 am (UTC)
Это так, но зачем вообще с Россией сравнивать. Там даже относительная свобода была мгновения в историческом масштабе
gena_t
May. 31st, 2016 08:39 am (UTC)
Скорее всего, там просто выхода другого не было. Парагвай - это индейская территория. А кругом всякие белые страны - Аргентина, Уругвай, Бразилия. Если бы не вот это, те бы их полностью истребили скорее всего. Примерно как в нынешних США, остались бы небольшие племена в самых отдаленных местах и всё.
palaman
May. 31st, 2016 05:57 pm (UTC)
А там вот рядом - Боливия, ещё более индейское государство, чем Парагвай. И ничего, живут себе потихоньку - примерно на том же уровне, что и вся остальная Латинамерика. Перевороты, перестрелки - не без того... но это все-таки достаточно большое государство, не резервация.

Edited at 2016-05-31 06:15 pm (UTC)
gena_t
May. 31st, 2016 06:23 pm (UTC)
Боливия, Перу, Эквадор - это же бывшая империя Инков. Они там видимо сравнительно цивилизованные. И потом там же белых не так и много. Как-то смогли видимо отбиться без крайностей. Хотя конечно Боливар и всякие его приятели много зла им принёсли. А у парагвайцев, там аргентинцы рядом, они бы бедных парагвайцев живьём съели бы. Ну я так думаю во всяком случае, спорить не буду.
livejournal
May. 30th, 2016 07:29 pm (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
( 18 comments — Leave a comment )