?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Который не понимает, что мировая элита не может быть единой до поры, до времени, потому что...

...если англосаксы едины и противоречия между ними - лишь способ манипуляции всеми прочими участниками игры, которые претендуют на роль игрока, то получается, что всё схвачено, нет даже возможности маневра между противостоящими группировками, ибо нет реального противостояния.
Тогда выходит, что политическая история завершилась, и англосаксы есть венец и гегемон во веки веков.
Хорошо, допустим. Почему бы и нет?
Но вот какая штука: каждый игрок хочет быть самостоятельным игроком. Объединение группы Хищников в элиту, действующую согласованно - это вообще-то минус. Хищнику подобало бы быть вожаком, а не членом стаи. А потому объединение в стаю имеет смысл лишь для войны с противостоящей группировкой, с другой стаей.
Если противостоящей группировки нет - то каждый сам за себя. Потому после полной и окончательной победы одной мировой элиты неизбежно должно произойти разделение внутри этой элиты.
Не игровое, а самое настоящее.
Show must go on.

Исключение - случай монархии. Если к власти приходит один человек, это фатально, ибо он уже не может разделиться сам в себе. И потому вплоть до его смерти будет сохраняться единство.
Антихрист...

[Spoiler (click to open)]Оригинал взят у gabblgob в Психонавтика
Автор: Вадим Давыдов


Владимир Владимирович очень зол. Нет, «зол» — это не совсем точное слово, или, говоря откровенно, совсем неточное. Владимира Владимирович негодует.... Далее...



http://rufabula.com/author/vadim-davidov/78

Владимир Владимирович очень зол. Нет, «зол» — это не совсем точное слово, или, говоря откровенно, совсем неточное. Владимира Владимирович негодует. Он в ярости. Недоумевает. Разочарован. Ему не по себе.

В чём же дело?

Владимир Владимирович не понимает, почему с ним никто не желает разговаривать.

Как так, спросите вы. А перезвон с Меркель и Обамой? А…

Это всё чепуха, уверен Владимир Владимирович. Да что там — «уверен»! Он совершенно точно знает. Вот как вы знаете, что утром солнце взойдёт на востоке. И он знает. Точно.

Он требует Разговора с Людьми.

Кто такие эти меркели и обамы? Чиновники, марионетки. Пустое место. Люди где?! С Людьми надо разговаривать!

А Люди молчат. Не замечают Владимира Владимировича.

Владимир Владимирович повышает голос. Ещё тысяча трупов. Ещё две. Ещё громче вой медийных брехомётов. Это кричит Владимир Владимирович. Он хочет Поговорить с Людьми, Решить Вопросы. Россия — Великая Держава, С Ней Так Нельзя. С Ним, Владимиром Владимировичем, Так Нельзя. Ну?!

Владимир Владимирович вызывает… неважно, попку какого-то, Лавров, кажется, его фамилия. Велит объяснить. В чём дело?! Где Люди?! Почему не выходят на связь?!

Лавров мучается, мычит. Дочка в Америке, по-русски через пень-колоду, дача во Франции, вот это всё. Не терять же нажитое непосильным трудом, в самом-то деле?! И, главное, из-за кого?! Из-за вот этого вот сморчка, моли этой?! Да что ж это такое, господи…

А как объяснить?! Не понимает же. Уже столько раз пытались. Втолковывали. Книжки многотомные, высоколобыми академиками писанные, докторами философских наук, на пяти языках свободно которые, конспектировали. Крупными буквами, на трёх страницах, чтобы дошло. Простыми словами, короткими предложениями. Заголовок синим, жирным. «Как всё устроено». Ужимали, корпели, вычёркивали несущественное, сопели, стонали, опять вычёркивали, печатали, смотрели, отставляя на вытянутой руке, щурили один глаз, другой. Вздыхали, переписывали набело, печатали начисто, клали в красную папку.

Ждали, затаив дыхание. Смотрели, как читает. Видели, как вспухают желваки, как белеют глаза, как сужаются зрачки. Цепенели.

Не понимает. Не верит. Не верит потому, что не понимает? Или не понимает потому, что не верит?

Да какая разница!

Владимир Владимирович знает, что ему врут. Юлят, лебезят, поддакивают, двурушничают. Всегда. Постоянно. Он знает, что у Тех, с кем ему Надо Поговорить — всё точно так же. Перед Ними тоже лебезят, врут им — наверняка, ещё размашистее врут, масштабнее, они ж там умеют. Вот, поэтому — Надо Встретиться, Поговорить. Порешать Вопросы, Как Люди. Он же не злой человек, вообще-то. Пошутить может. Иногда. А его вынуждают... с шестёрками какими-то, непонятно, зачем. Разводят. Кидают. Порошенко-Тимошенко-Лукашенко. Папа Римский? А сколько у него дивизий? Да вы спятили, в натуре?! Вы чё, мля, вы на кого, мля?!.

Молчат. Не откликаются.

Ну, ничего. Владимир Владимирович знает, как заставить себя услышать. И он заставит. С ним так нельзя. Он — Хозяин, он — такой же, как Они, Люди. Он всегда добивался своего. И теперь добьётся. Он Решит Вопрос — раз и навсегда. А кто, если не он? Кто?!

* * *
Добро пожаловать в реальность. В реальность Владимира Владимировича. Кто не спрятался, я не виноват.



Всё правильно.
Только это не реальность Владимира Владимировича, а реальность автора текста.