?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше чем прежние. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Лорченков о Набокове

Публикую у себя свежий текст Лорченкова из facebook - на тот случай, если кто-то из моих читателей ещё не знаком с эти великолепным автором, который публикуется и в ЖЖ, например.

ВОЛОДЮ ОБИДЕЛИ



И в том, что случилось с семьей Набокова – ужасный конец брата-гомосексуалиста в немецком концлагере, убийство отца в эмиграции, смерть племянника от алкоголизма в советской Чехословакии, - тоже есть что-то библейское.

Платила семья по счетам отца. Англомана, сановника, предателя монархии. Из тех милых образованных русских людей, которые так привыкли к horosho, что решили, будто можно и tsar отменить, и все так horosho и останется. Теннис, английский гувернер, поместье.

Однако же tsar-batiushka с его часто и вправду тираническим правительством оказался тем единственным, что этих милых людей удерживало на краю пропасти.

Куда они и рухнули.

Проиграв Россию даже не в карты, в лото – на веранде, в усадьбе, с самоваром. Загадав, чтобы все было как прежде, - бабочки, снежки, Английский клуб, - только без ужасного самодержавия (причем не будучи даже в состоянии объяснить, чем оно им так мешало).

Россия – зеркало, всегда исполняющее желания. Но зеркало кривое, и исполняющее по-своему, с Характером. Все эти люди и правда пошли ловить бабочек. Но - босиком, по снегу, в кальсонах, оставляя кровавые следы… к расстрельной шахте. А бабочками в глазах летали «звездочки» от ударов прикладами по голове.

… Набоков-младший прекрасно понимал, что его отец «при чем». Так и пишет: «большевики пачками расстреливали непричастных людей у моря и сбрасывали в воду, а мой отец, будучи ПРИЧАСТЕН, переоделся в доктора, и ему ничего не было». Доктору Набокову, в Крыму, в 1918 году, русскому. «Счастливый случай». Ага. Его в благодарность за февраль 1917 года не тронули. Правда, это был всего один закрытый счет. А был и другой, намного страшнее. Счет России. И она его предъявила.

… Тот самый знаменитый биографический и автобиографический «стрекот большевицких пулеметов», под который юный Володя покидал Россию с Володей большим, - играя в шахматы на палубе корабля - был вовсе не стрельбой.

Это сама Россия считала, прислонившись к осине. «Тра-та-та-тататата, я иду тебя искать».

И она нашла всех.

… От Набокова-старшего, получившего свою пулю в эмиграции, до дурачков Ленина и Троцкого. Причем если Ленин еще отделался легко – просто, парализованный, мычал в кресле-каталке, пока соратники с хохотом мочились на лысину, плевали в лицо жене и унижали семью, то Троцкий...

Наивный Лёва – местечковый стратег, проигравший пограничную стычку с Польшей (Англия проигрывает войну Барбадосу, большевицкое чудо) - решил поиграть с Россией в ветхозаветного демона. И, как полагается в России, получил все, что просил. Ветхий завет от «а» до «я» - с ледорубом в черепе, отравленным в больнице сыном, уморенной пытками сестрой, и пятью несовершеннолетними внуками (самому младшему было 11), которых удавили в Сибири, как хромого щенка – без злобы, чтобы породы не портил.

Жаль лишь, что Россия нашла еще миллионы людей, которых благодушные дураки, вроде Набокова-старшего, проиграли в милое домашнее лото дуракам злобным, вроде Троцкого и Ленина.

Но Россия, к сожалению, не прощает, даже если ты ни в чем не виноват.

[reposted post] Никто и не смотрел

Когда приходится заговаривать о науке, всегда оказывается, что многие люди очень хорошо представляют себе, как устроена наука. В их представлениях - четкая логика проверки гипотез, правила функционирования, научная этика и прочие дела. Когда же я пытаюсь посмотреть на то, что в самом деле могу видеть в науке - не на мнения о ней, а на саму науку, то очень многое оказывается загадочным.

Можно выдвинуть какие-то гипотезы для объяснения настоящего положения дел, но это будут всего лишь догадки. Никогда не видел кого-то, кто знает. И, вроде бы, это никогда не исследовалось.

Одна из таких "загадок" науки: подавляющее большинство высказанных теорий никогда не проверялось. Точнее, никогда не проверялось никем, кроме автора исходной публикации. Если смотреть научную литературу - например, по биологии - лет за 150, можно отыскать множество самых разнообразных теорий. Иногда это серия статей, иногда монография, иногда автору хватает одной статьи, чтобы высказать гипотезу или собрать теорию. Отслеживая, что дальше, можно видеть - просто ничего. Никто не проверял, никто не развивал. Иногда эту работу цитируют, иногда даже обильно. Эти цитирования не связаны с проверками. Это обычно ссылки-коллекции: люди упоминают, что да, вот кроме всего прочего была высказана и такая теория. Не проверяются исходные материалы, не делаются попытки проверить теорию на другом материале. Она забывается и больше никогда не всплывает. Точнее, там идут более сложные игры, связанные с тем, что факты устаревают и уходят из науки, причем иногда даже быстрее, чем теории, и потому старые теории апеллируют к старым фактам, которые все разом считаются более невалидными.

Ничего подобного "идеальной схеме", согласно которой все "новые утверждения" проверяются "массой исследователей" - нет. Хотя подсчитать, какой процент опубликованных гипотез проверяется, очень трудно. Это можно было бы сделать при полном знании всех опубликованных работ по какой-либо дисциплине, но такое знание встречается очень редко. Есть ситуации, когда гипотезы считают и специально отыскивают, собирают списки - так что известно, что для такой-то проблемы предложено 5 или скажем 6 гипотез. Это не значит, что их не было опубликовано 11, но всё же некоторое представление даёт. А в других областях и других вопросах никто не пытается считать предложенные гипотезы. (Конечно, есть и исключения - когда в саму науку зашит аппарат учета всех до одной высказанных гипотез и проверки решительно всех утверждений. В биологии это - систематика. Но там аппарат другой, в прочих науках не используемый).

Кроме теорий, которые никто никогда не проверял, не упоминал и которые остались в "отвалах", есть еще много теорий, которые воспроизводятся без проверки. То есть теория была высказана, ее даже заметили, несколько раз повторили, ее упоминают, ею, в общем, пользуются, но никакой проверки не производилось - она выстояла среди риторических упражнений, то есть ее удалось более или менее остроумно отспорить, но это не то же самое, что всерьез проверить. Таких теорий довольно много, они используются, многие из них бесследно забываются, проходят. А другие функционируют.

Другое загадочное обстоятельство - абсолютная, непробиваемая уверенность публики, что факты вечны и абсолютны, что их можно "накапливать" и что наука в целом и состоит в "накоплении фактов". Нет сознания совершенно очевидных вещей - что факты стареют, довольно быстро уходят из оборота науки. Там масса обстоятельств - они стареют с разной скоростью, устаревание связано с теми теориями, в которые включены факты, так что некоторые парадные факты могут жить очень долго. Но это разного рода детализирующие обстоятельства, а я говорю о совершенно тривиальном и житейском деле, которое вообще-то у всех на виду - и тем не менее реальная и очевидная кратковременность существования фактов сочетается с глубочайшей убежденностью, что факты - это золотые гвозди, нечто вечное и неизменное, на чем покоится правота и истинность науки.

Таких обстоятельств довольно много, почему этим - на мой взгляд, интереснейшим - вещам не посвящены различные труды, где бы подробно рассуждалось, сколько живут факты в какое время, в какой науке, с чем связано их долголетие, или какие гипотезы чаще проверяют, какие забываются скорее, с чем в структуре самих теорий это связано, каковы внетеоретические факторы забвения - ничего этого нет. Как при этом функционирует наука - отдельный вопрос: она живет вопреки мнениям о её устройстве.

(c) zh3l


Полностью материал можно посмотреть здесь: https://www.youtube.com/watch?v=0xBQVU6Rzks&feature=youtu.be

UpDated:

Я счастлив сообщить моему уважаемому читателю, что у этой истории счастливый конец: https://vk.com/rusakovpartizan?w=wall-153624447_485%2Fall
Поскольку все обсуждают статью Суркова, в конце концов я не выдержал и все-таки прочитал её.
А вот Сурков мою заметку Главная мистификация России: как нас дурачат явно не читал и надеюсь, что не прочитает. Надеюсь - потому что у меня выходит крамола, будто бы вот как раз Сурков нас и дурачит, в очередной раз пытаясь доказать, будто РФ - это естественное государство. А я доказываю (и по-моему, достаточно убедительно), что РФ - это такое же точно искусственное государство, как и любое другое современное государство. Никакого принципиального различия между РФ и, скажем, США конкретно в этом пункте нет.

Чтобы обосновать свой (ложный) тезис, Сурков акцентирует внимание читателя на выборах, главном отличительном признаке ведущих искусственных государств современности. Цитирую: иллюзия выбора является важнейшей из иллюзий, коронным трюком западного образа жизни вообще и западной демократии в частности. А поскольку в РФ этой иллюзии практически уже не осталось, демократия свернута или сворачивается окончательно, то выходит, будто РФ - вовсе не искусственное, а естественное государство.

Но позвольте! Искусственное государство вовсе не обязано быть демократическим. Суть дела тут совсем не в иллюзии выбора или её отсутствии, а в том, что вместо государя мы видим на политической сцене подставное лицо. Неважно, появляется ли это лицо на сцене в ходе спектакля "свободных демократических выборов" или же каким-то другим путём! Важно, что реальная Власть вовсе не принадлежит этому лицу. Неважно даже, где обитает эта реальная Власть - внутри ли данной страны (метрополия) или за её пределами (колония). Важно, что это Власть выставляет вместо себя симулякр мнимой "власти". Пиночет и Брежнев - такие же искусственные фигуры, как Трамп, Обама и Меркель.

Сурков прав в том отношении, что "демократичность" власти является важным признаком её искусственности, так как реальная Власть не нуждается в легитимизации посредством "выборов". Если ты где-то видишь демократию, то знай, что наверняка имеешь дело с искусственным государством.
Однако Сурков делает обратный ход, из НЕдемократичности власти выводя её естественность. Это логическая ошибка. А звучит его статья по-своему убедительно лишь потому, что это самая популярная из логических ошибок (именно: "если из А следует В, то и из В следует А"). Люди настолько часто допускают эту ошибку ("если нет огня без дыма, то нет и дыма без огня"), что математики придумали даже специальную теорию (Байесовская вероятность), с предельной ясностью детально разжёвывающую суть этой ошибки. Во избежание.

Советская социалистическая диктатура была чужда демократии, вполне свободна от "иллюзии выбора", но она была несомненно искусственным государством. Почему - об этом я подробно говорю во второй половине своего текста Естественное и искусственное государство. Если кратко, заведомо искусственным является государство, во главе которого мы видим "выходцев из народа". И причина этого проста и очевидна. Человек из подворотни не может подняться к вершине власти (=Управления), не имея могущественного покровителя. И потому если мы видим его на этой вершине, мы можем быть уверены, что этот покровитель маячит где-то за его спиной. А тот, кто дал власть, сам обладает заведомо большей властью, чем тот, кто получил эту власть. Настоящим же суверенитетом обладать может лишь человек, получивший власть (=Власть) по наследству, либо прямо уже из рук самого Бога.

Так что попытка Суркова вывести "естественность" государства РФ из его недемократичности - это не более чем демагогический приём.

А между тем, естественность государства РФ - это главная мысль Суркова. Ради неё-то и был написан весь текст. Таким образом Сурков придает легитимность власти Путина, указывая на её (мнимую) исторческую преемственность перечислением якобы равнозначных государей: Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); Ленина (Советский Союз, ХХ век); Путина (Российская Федерация, XXI век). Не вызывает сомнений, что как древняя Русь, так и Российская Империя были государствами естественными - то есть, главой государства являлся настоящий "король", возглавляший собственную властную группировку. Но уже Николай II таковым государем не был (см. История Русской революции в свете теории Власти), хотя он и был законным наследником Престола. История естественного государства в России завершается смертью Александра III.

Остальные перечисляемые Сурковым "государи" (Ленин, Путин) - это заведомо фиктивные фигуры, в суверенность которых поверить невозможно. (См. Как рождаются властные группировки и Как властные группировки становятся бессмертными) К сожалению, подавляющее большинство дорогих россиян не владеет этой логикой и, скорее всего, примет рассуждения Суркова за чистую монету. Ведь, по счастью, мои тексты читает горстка людей, а тексты Суркова - грубо говоря, вся страна. (По счастью - потому что если меня станут читать многие, то кое-кому меня придется просто убить. Сознавая это, я не стремлюсь к чрезмерной популярности.)

В связи с этим и я, дабы не отставать от народа, выдвину пару идей в русле идей Суркова.

А именно:

Тут кое-кто сомневается в бессмертии Путина. И совершенно напрасно. Имя Путина действительно может сиять в веках. Надо просто использовать имя Путин в нарицательным смысле. Просто: путин Российской Федерации. Например, недавно Медведев был путиным Российской Федерации. И когда Путин умрет, путиным Российской Федерации станет кто-то другой. Таким образом, хотя Владимир Путин и смертен, однако ж путин Российской Федерации вполне себе бессмертен.

И ещё:

Мне хочется понять рассуждение Суркова о "глубинном народе" в самом лучшем и глубоком смысле. Прежде всего, эти его слова нужно понимать в контексте теории, согласно которой Верховная власть в государстве принадлежит народу. Потому-то, говоря о Власти, нам всем надлежит использовать эвфемизм Народ. Если мои рассуждения верны, то по всем признакам можно предположить, что Глубинный народ России не является русскоязычным. И вероятнее всего этот Народ является англоязычным. (См. например, последний текст блистательного Богемика Аглицкая слобода)
В целом, идея Суркова мне нравится. Можно вести термин Глубинный народ в теорию Власти, обозначив таким образом совокупность верхних этажей господствующей властной группировки.


Это последнее рассуждение является не просто шуткой. В каждой шутке лишь доля шутки. Я уже вплотную подобрался к доказательству того факта, что все представители верхних этажей Власти не могут не находиться в кровном родстве между собой. То есть, они действительно образуют некий особый народец, анатомическим признаком которого является, как известно, голубая кровь. Но я пока не готов опубликовать это доказательство.

Пока я просто истолкую слова Суркова о народе.

[Толкование]1) Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ.
Ну, тут всё понятно. Сурков не говорит, что наш глубинный народ находится в России. Он и не в России. Но главное - что он у нас есть, пусть и за пределами России.

2) На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия – партийные cобрания, войны, выборы, экономические эксперименты.
Здесь говорится не о глубинном народе, а просто о народе, о населении России.

3) Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью.
А вот здесь говорится уже именно о глубинном народе! Россия - настолько значительная фигура в мировой политике, что Народ волей-неволей принимает участие в "мероприятиях" российской власти, впрочем, никогда не показываясь на поверхности.

3) Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать.

Всё так. Ясно, что обобщенному путину хотелось бы понимать планы Хозяев, но они ему недоступны.

4) Редкие обществоведы возьмутся точно определить, равен ли глубинный народ населению или он его часть, и если часть, то какая именно?
Редкая птица долетит до середины Днепра. Сурков демонстрирует начитанность и чувство юмора.

4) Своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить.

Это горький опыт самого Суркова и других, мечтавших "воспарить". Важная мысль - что россияне как нация созданы глубинным Народом, и им поддерживается их единство. Понятно, что "супермасса" тут означает не численность глубинного Народа, а меру его политического влияния.

5) Народность, что бы это ни значило, предшествует государственности, предопределяет ее форму, ограничивает фантазии теоретиков, принуждает практиков к определенным поступкам. Она мощный аттрактор, к которому неизбежно приводят все без исключения политические траектории. Начать в России можно с чего угодно – с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придется приблизительно одним и тем же. То есть тем, что, собственно, и есть.

Всё правильно. Колония есть колония, выше головы не прыгнешь.

6) Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно.

А вот это едва ли не главный месседж Суркова. То есть, по его словам, Путин действительно глубже всех в Российской элите понимает чаяния Народа, тоньше всех остальных проникает в Его планы.

7) Было бы упрощением сводить тему к пресловутой «вере в доброго царя». Глубинный народ совсем не наивен и едва ли считает добродушие царским достоинством. Скорее он мог бы думать о правильном правителе то же, что Эйнштейн сказал о боге: «Изощрен, но не злонамерен».

No comments. Над этой фразой надо долго размышлять прежде чем что-то подумать. Это самая интересная часть послания.

Размышления миссионера

Я получил интересное письмо от близкого мне человека и хочу поделиться его размышлениями с уважаемым читателем.

Цитирую:


Это к твоему посту о советских и русских. У советских огромное преимущество, их подавляющее большинство и они самовоспроизводятся. А русские товар штучный, их крайне мало и все кто могут уезжают отсюда.

Я в общем-то пытался ответить на твой вопрос русские&советские, их привычки&непривычки, места обитания и видовые преимущества и слабости.
Вот статья, которая показалась мне интересной, и даёт другой взгляд на эту проблему.

У нас есть своя религия!

Я читал её год назад, и мне она показалась преувеличением, как и многое, что пишет девол. Но сейчас глядя на споры на РЛ, все больше задумываюсь. В статье надо обязательно пройти по 2 ссылкам на старые его статьи (от 2005) о российской архаике и обществе мифа. Основное - там.

Смысл моего посыла тебе не в нагонянии тоски, а в том, что проблема гораздо сложнее чем Путин или противостояние русские/советские.

Мой вывод пожалуй такой: при архаизации общества нужно искать адекватный язык.

Например изучить как общались христианские миссионеры с папуасами. Я не шучу. Если мы имеем дело с советским мифом и с советскими папуасами, то и язык должен быть соответствующий. Я не представляю себе христианского миссионера который пытается обратить людоедов в христианство через Лосского или Бахтина. Его просто съедят. В деградирующем социуме нужно искать соответствующие формы общения между русскими и советскими, а не умничать.



Эта картинка с памятником красноармейцам и священниками кажется абсурдной, но в каком-то смысле вполне логична. Попытка перехватить советский ритуал и придать ему другой смысл. Совершенно правильно. В общем -то православная церковь так всегда и поступала.



Самое главное: должен быть адекватный язык общения, понимания. Пример: твои разборы мультфильмов Миядзаки. Можно сколько угодно разбирать, но японцы свой адекватный язык нашли. Да так, что весь мир их понимает. Надо искать что-то похожее, но своё. Извини, если что не так написал.

Должен быть какой то другой язык, не вызывающий споров: русские&советские, красные&белые, капиталисты&коммунисты и прочее. Надо действовать через подсознание. Церковь права насчет ритуала и обряда. Масленица, Крещение, куличи и прочее. Правда, это достаточно опасный путь. Но через ум - точно не получится. Мне и правда интересно стало, а как христианские миссионеры папуасов обращали? Ведь христианство это очень сложная религия. Как, например, на Аляске было дело?

Наша ошибка, что мы смотрим на советских как на одинаковых с нами людей. На самом деле разница огромная. Прежде всего, у нас мышление другое. Религиозное. А у них - мифологическое. И диалога нет именно поэтому.

Конец цитаты.

Для правильного понимания этого текста нужно исходить из того, что автор не проводит принципиального различия между советскими и постсоветскими людьми, считая и тех и других советскими, считая доминирующий сегодня миф продолжением советского мифа. То есть, нынешний россиянин есть советский человек в его историческом развитии.
Уважаемый nikola_rus только что опубликовал текст А где было государство рабочих, в котором высказал неожиданную и совершенно парадоксальную на первый взгляд мысль. А именно.

СССР не был государством рабочих. Он был государством совсем другого класса - а именно, государством крестьян. С первого взгляда, это невероятно. Ведь общеизвестно, что именно СССР уничтожил русское крестьянство как класс. Но если копнуть чуть глубже?

Всё выглядит совсем иначе, если вначале понять, что Власть в "государстве такого-то класса" не столько выражает "интересы класса", сколько играет на слабостях этого класса. Тогда картинка становится предельно ясной и логичной. Очевидный пример дня сегодняшнего: играть на чувствах украинских националистов и действовать в их интересах - это две разные вещи. А с чего бы Власти действовать в интересах какого бы то ни было класса? Реальная Власть всегда действует только в своих собственных интересах!

Сделаем следующий шаг.

В конечном итоге, чего хочет крестьянин? каков предел его мечтаний? что для него "коммунизм"? Да стать барином! вот чего хочет крестьянин, особенно к старости. Жить в тепле и уюте, а не бороться до смерти с природой и погодой. В этом настоящий, крестьянский смысл коммунизма. "Пусть работает железный паровоз", и баста.
Но барином стать не просто. А что просто? А просто вот что! Просто стать горожанином, сбежав из вонючей деревни. Горожане - они хоть не баре, но живут-то почти как баре.

И потому, разрушая русскую деревню и уничтожая крестьянство как класс, стоявшая за спиной Советов реальная Власть (получается, вовсе не "рабочая", а вовсе даже "крестьянская" Власть!) на самом деле осуществляла (и заметьте - осуществила!) тайную мечту советского крестьянина. Она разрушила деревню, она переселила большую часть крестьян в города. На деревне у нас остались лохи, остались полтора калеки.

Примерно то же ждет и Украину. Главная мечта украинца - жить как в Европе. Но Украину сделать Европой что-то не получается. Да и не получится, если смотреть правде в глаза. Да никто барами укаринцев делать и не обещался. А что тогда? А реальный вариант для украинцев - это эмиграция с Украины. Вот момент истины! И вот в этом-то направлении и трудится не покладая рук украинская Власть сегодня. "Люди работают".

И идеал украинства (Украйина це Эуропа) в реале может (реально вполне может!) осуществиться таким образом: с Украиной станет то же, что и с русской деревней. Там останутся жить лохи, полтора калеки, лепечущих на собачьей мове. Все остальные счастливо устроятся в Европе (а значительная часть - все в той же России) и будут размовляты на нормальных человеческих языках.

Ну, хорошо... а где же тогда государство рабочих? И было ли оно в истории - государство рабочих?
Об этом - смотрите оригинальную статью nikola_rus , указанную выше: А где было государство рабочих.

Меня же государство рабочих пока не очень волнует. Лучше я закруглю свою собственную мысль, столкнув её с парадоксом.

В своё время я написал заметку Разговор с потомственным революционером о коллективизации, в котором выразил совершенно противоположную мысль, а именно - что Советская власть вовсе не "осуществила мечту крестьянина", но разорила русское крестьянство.

Эта мысль - бомба! Совок в душе советского человека тихо умрёт в тот день, когда до каждого русского дойдет, что у тебя, лично у тебя, Советская власть отняла примерно гектар земли, который должен принадлежать тебе по праву наследства. На момент Революции 1917 года примерно 80% всех пахотных земель в России находилось в частной собственности крестьян. А подавляющее большинство современных русских - наследники этих крестьян. Именно коллективизация была главным преступлением Советской власти против русского народа, так как она лишила наших предков их законной собственности. И теперь эту землю продают за бесценок непонятно кому.

Как совместить между собой эти две мысли, с первого взгляда диаметрально противоположные?

С одной стороны, Советы сыграли на слабости крестьянина и лишили его земли.
А с другой стороны, они реализовали его тайную мечту, превратив его в горожанина.

А совмещается это на уровне психопатологии и выражается на языке амбивалентности.
Почему изнасилование оставляет в душе жертвы самую тяжкую травму как раз в том случае, когда жертва испытала при насилии оргазм? Да потому, что суть любой психической травмы в том, что агрессор исполняет "бессознательное желание" жертвы. Да по сути жертву и нельзя сделать жертвой, если сама жертва не имеет бессознательного желания стать жертвой.

Я прошу прощения, что говорю здесь вслух эти страшные вещи, но увы - не влезая в эту адскую кухню, невозможно до конца понять, что с нами сделали в XX веке. А не поняв этого до конца, мы вынуждены будем пережить это снова и снова, пока не поймем - или пока не погибнем. Потому понять необходимо.

Итак, та реальная Власть, которая стояла за плечами Советов, изнасиловала русское крестьянство, насильственно реализовав его самую тайную мечту. Таким образом, уважаемый nikola_rus одновременно и прав, и неправ. Да, это именно "крестьянская" Власть. Но "крестьянская" она в парадоксальном смысле. С одной стороны, русских крестьян изнасиловали, а с другой - "если сука не захочет, кобель не вскочет" (русская народная пословица). Вот такой вот парадокс. Читайте Зигмунда Фрейда, ну а заодно и мою скромную заметочку Фрейд и Православие.

[18+]Да, и - совет любителям жестокого порно! - внимательно следим за Украиной! Там этот пикантный процесс в самом разгаре.
Интересный эксперимент решили провести в бийской школе №20. Здесь разделили классы по гендерному принципу, конечно же, с согласия родителей. Дети по такой системе учатся уже второй год, а сам эксперимент привел к неожиданным результатам, сообщает Barnaul 22.

Причин разделения детей стало несколько (на них обратили внимание преподаватели): в общих классах девочки стали более авторитетны, охотнее брали на себя инициативу, стали участвовать в так называемых "разборках" в первых рядах. При этом парни обычно отсиживались в тени, говорят в школе.

"В раздельных классах дети ведут себя не так агрессивно - нет духа соперничества: даже в таком возрасте присутствие женщин обостряет ситуацию. Тут им не перед кем воображать. У девочек, наоборот, появилось чувство сопереживания. Когда у одной неудачи, они все вместе подругу утешают. В смешанных классах такого нет. Амазонок в жизни предостаточно. Мы стараемся воспитывать в девочках женственность, а в мальчиках - силу и ответственность", - говорит педагог.

Изменилась и успеваемость детей. В раздельных классах стало больше ударников и отличников. Выросло участие детей в уроке. Для сравнения, в смешанных классах обычно порядка 40% активных детей, сейчас 100-процентное участие в каждом классе.

Read more...Collapse )

Originally posted by biverbaclan at Сколько лет назад появились украинцы?
Современный постиндустриальный информационный век позволяет весьма точно ответить на вопрос, сколько лет назад появились украинцы. Причем даже не выходя из дома. Оказывается, процесс появления украинцев как народа задокументирован, причем проукраинскими источниками.

В США еще с 1893 года издается эмигрантская газета "Свобода" проукраинской направленности. Она издается до сих пор, и на официальном сайте этой газеты висит архив всех ее номеров. Изучение этой газеты позволяет с точностью практически до месяца определить, когда эта газета впервые начала писать об украинском народе (можно найти именно тот номер, где слово "русский народ", как ранее себя называли украинцы, внезапно поменялось на "украинский народ"), как менялась орфография и грамматика украинского языка в момент его формирования. Все это происходимо практически на глазах чуть более 100 лет назад...

ДалееCollapse )

Этот текст является прямым продолжением заметки За спиной Чаадаева, которая по сути является развернутым комментарием на замечательный текст о Розанове, написанный многоуважаемым Константином krylovым.

Напомню вкратце, что в этом тексте Крылов сравнил русскую мысль с невинной девушкой, интимная жизнь которой началась с изнасилования сифилитиком (Чаадаевым). В этом страшном преступлении Крылов усмотрел причину, по которой в России вплоть до Розанова не существовало русской философии. Я же в ответ на это указал, что за спиной сифилитика стояла мощная Власть, и указал конкретный адрес этой Власти.

Поводом же для написания данного текста вялилась реплика Сергей schegloffа:

Вопрос в том, почему никакие другие люди кроме Розанова не выделяли "русскую мысль" достаточного качества и количества.

На которую я и отвечаю:

Пушкин, Достоевский, Лесков - не в счет? Это то, о чем говорил Галковский: русские сильны как писатели и слабы как философы.
Кстати, я знаю причину этого. И знаю, как эту болезнь можно вылечить.

Настоящая русская философия - это философия Православия. Все наши философы сами себя кастрировали, отказываясь от этого естественного основания. Потому и остались творчески бесплодными как философы. За редчайшим исключением отдельных суперталантливых людей, которые умудрялись быть если не философами, то великолепными любовниками Каллиопы (муза философии), даже оставаясь "кастратами". Примером чему является блистательный Розанов и, из современников, Галковский.

Между тем, русская философия уже существует, только живёт невидимо, подобно ребёнку во чреве матери. Она была зачата ужасом революции, а к настоящему моменту уже давно сформировалась и готова родиться на свет. Я вижу это, но всё никак не решаюсь сыграть роль повивальной бабки, потому что жду - а может, найдется человек более талантливый и образованный, более достойный этой роли, чем я. А то я ещё сделаю что-нибудь не так, и нанесу вред.

Но совсем без философии плохо, и я могу по крайней мере попытаться сделать УЗИ, увидеть очертания этого вожделенного плода русской мысли. И конечно же, роль УЗИ здесь сыграет великая русская литература - несомненно великий и всем миром признанный плод этой же самой русской мысли. Мы до сих пор не разродились своей философией, но у нас есть своя литература мирового масштаба, которой суждено было стать старшей сестрой русской философии.

Метафора Крылова неточна.

К моменту "изнаслования" Чаадаевым русская мысль уже не была девственницей. Великий Пушкин опередил сифилитика Чаадаева и успел зачать и родить русскую литературу прежде, чем произошло страшное насилие "Философических писем", разродившееся кровавой революцией, гражданской войной и сталинским террором.

Что характерно: у нас была великая литература, но не было великой литературной критики. (Пигмеи вроде Белинского и Писарева ни в счет, это всего лишь соучастники преступления Чаадаева, в наказание заразившиеся от него же сифилисом.)

Только после выхода из комы социализма появился Галковский, появились Крылов, и Лорченков, и другие, появилась независимая и по-настоящему интересная русская критика русской литературы. До этого наша литература была "немой" в философском смысле этого слова. Она рождала образы, именно образы, а не слова, пусть и облеченные в слова, и осмысливала эти образы при помощи других образов, литературу при помощи самой же литературы. Наша критика была вторичной, и по большей части она питалась соками ужасного плода русофобии, зачатого франкоязычным сифилитиком.

Но эта литература создала язык, на котором я сейчас пишу. Она дала нам такую мощную систему образов и метафор, в которой русская философия по своем рождении будет иметь здоровую, богатую и разнообразную пищу. Потому русская философия временами будет казаться всего лишь философской формой литературоведения, осмысливающего русскую литературу и русскую жизнь как единое целое, как два зеркала, поставленные друг против друга и образующие бесконечный магический коридор взаимных отражений.

Русская история и русская литература! Чтобы поставить их в полный рост друг против друга, нужно найти в одной из них первое отражение другой. Но если бы в русской литературе отобразилась всего лишь русская жизнь, а в русской жизни всего лишь русская литература, это было бы позором. Потому что подлинно-национальное не может ограничивать себя узкими рамками национального. (К слову, уже поэтому украинство не является подлинно-национальным, но ложным, псведо-национальным движением.) Оно осмысливает себя как органическая часть общечеловеческого, видя в самой себе лишь частный случай общего принципа - и через это осмысление переливается за свои национальные пределы, затапливая собою весь мир.

Потому русская мысль как в зеркале великой русской литературы отражается не только русская жизнь, но вообще всякая человеческая жизнь (почему нас и читают во всех странах мира, и радуются с нами, и плачут с нами), так и в русской философии отразится не только русская литература, но литература как таковая, как принцип, как метод осмысления реальности. И не литература только, но и всякое искусство, конечно.

Потому мы не можем позволить себе подходить к этой теме недостаточно глобально, не имеем право загонять себя в какие бы то ни был национальные рамки. Как русская литература является всемирной, так и русская философия - а значит, и русская критика, русский способ осмысления искусства.

И тут нам ничего не надо придумывать! Русская философия уже зачата до нас в недрах русского литературоведения.

Всё, что нам нужно, уже придумано, уже сделано до нас великим русском философом, явившимся сразу после ужасных родов антирусской революции - Михаилом Бахтиным, наследие которого бережно сохранил для нас и для всего мира и по мере сил приумножил другой русской мыслитель - Вадим Кожинов, который, как и Бахтин, был одновременно и литературным критиком, и историком, и (в зачатке) философом.

Вон она - русская философия, пока скромно ограничившая себя рамками литературной критики, ещё живущая в её чреве. Это всего лишь литературная теория, но не обычная теория, а оригинальное философское осмысление искусства. Изучайте "Эстетику словесного творчества" великого Бахтина, его глубочайшие прозрения относительно сложных взаимоотношений Автора и Героя.

Бахтин делает великую вещь, которую до него не делал никто. Он вводит Автора в поле зрения философа. И именно Автора как элемент искусства.

Для литературной критики обычно рассматривать автора как живого человека со своими слабыми и сильными сторонами. Это делают давно и делают все. Бахтин делает нечто иное. Он изучает роль автора внутри самого произведения, вклад автора в эстетическое целое произведения. До Бахтина этого не делал никто. И это понятно!

Ведь на само произведение мы смотрим глазами автора. Это должно быть понятно! Ведь мы же и не знаем о героях и их обстоятельствах ничего такого, что не сообщил бы нам автор. Да у нас просто и нет никакого другого источника информации о них кроме свидетельства автора! И потому естественно, что до Бахтина литературная критика видела героев произведения, видела и самого автора как элемент реальности, но не видела, не осмысливала, какую роль играет автор внутри самого произведения. Тут уместно процитировать индийские (или "индийские" - неважно) Упанишады:

Невозможно увидеть видящего видения,
Невозможно услышать слышащего слышания,
Невозможно уразуметь уразумевающий разум.


Невозможно увидеть, невозможно услышать, невозможно уразуметь, но можно обозначить словом и сделать частью дискурса! Увидев это невидимое и услышав неслышимое, критика перестает быть критикой и превращается в философию. Это то, о чем я сказал выше: русская философия уже существует, только она пока находится во чреве своей матери, во чреве литературной критики. Не простой критики, но уже философской критики, начало которой положил великий Бахтин.

И если бы я решился стать повивальной бабкой русской философии, я бы просто продолжил дело Бахтина. Самый естественный путь здесь - потихоньку развивать этот метод осмысления, шаг за шагом охватывая таким образом сначала русскую (а заодно и всемирную) литературу, а потом и русскую (а затем и всемирную) жизнь. Но я, как уже сказано, недостаточно талантлив и образован для выполнения такой задачи. И всё, что я могу - это наметить родовые пути и более-менее предсказать, как будет выглядеть этот вожделенный плод русской мысли после того как он родится на свет Божий.

А для этого мне достаточно просто развернуться и заглянуть в противоположное зеркало.

Чтобы мы могли приложить Метод Бахтина к исследованию реальной жизни, у нас нет никакого другого пути кроме как ввести в дискурс Автора самой реальной жизни.
Бахтин понял, как увидеть автора произведения изнутри самого произведения. Ему не нужно знать биографию и обстоятельства жизни автора в момент написания произведения, ему достаточно иметь перед глазами лишь плод его творчества - сам текст. И теперь для нас это уже самый простой и естественный шаг - применить метод Бахтина к реальности, и увидеть в здесь, в реальной жизни, Автора этой самой жизни.

Подведу краткий итог. Правду говорят, что русские по-настоящему хорошо, лучше всех на свете умеют делать лишь две вещи: воевать и писать книги. Потому и русская философия не может родиться ни из чего кроме как из философской литературной критики и из философии войны. (Философию войны я тут потихоньку развиваю с нуля в виде математической Конфликтологии и теории Власти - но это игра вдолгую, потому что мы в глубочайшем кризисе, и нам пока далеко до победы. А что за философия войны без победы?) А вот с литературой у нас всё хорошо. Нам на сто лет заткнули рот, но у нас невозможно отнять нашей великой литературы - и невозможно отнять нашего великого Бахтина. Он дал нам ключ, и нам осталось лишь отворить дверь.

Русская философия будет рассматривать этот мир и эту жизнь как произведение искусства. (Самая понятная для нас метафора тут - литературная. То есть: мы как герои великого Романа или Саги.) И она будет отличаться от иных философских способов осмысления реальности тем, что будет прямо говорить об Авторе этого произведения. Иными словами, это будет прежде всего религиозная философия. Но не банальная и скучная религиозная философия католиков и протестантов.
Сам поход к религии у нас будет не традиционалистский, идущий не от бытовой культуры, не от ритуала и обряда! Всё это пошло и не годится, всё это тупиковое направление мысли. Нет, мы будем помышлять об Авторе жизни свободно и непредвзято, исходя в своих рассуждениях не столько из религии как таковой, сколько из опыта самой жизни. Потому что о жизни-то мы знаем не понаслышке. Мы живем эту жизнь! И у нас есть много вопросов к своему Автору.

Этот бахтиновский дискурс, изначально разработанный для литературной теории, я применил к реальной жизни давно, четверть века назад, неожиданно для себя обнаружив его в готовом, хотя и скрытом виде в Православии. На стыке Православия и философии Бахтина. И я открыл, что всё Богослужение Православной Церкви есть ни что иное как диалог с Автором.

Наша жизнь порой нелегка, а в прошлом веке была временами невыразимо ужасна. Мы рассеяны по горам как овцы, не имеющие пастыря. Но вот русские люди собираются вместе. Где они собираются вместе? Единственным местом, где русские люди собирались вместе на протяжении трёх поколений Советской эпохи, не боясь назвать себя русскими, была Русская Православная Церковь. И что же они там делают?

Может быть, становятся в круг и начинают "решать вопросы"? (Этой возможности очень боялись коммунисты и потому безжалостно истребляли Церковь до тех пор, пока не отучили русских становиться в круг.) Отнюдь. Они стоят все лицом в одну сторону, в сторону Алтаря, будто и не замечая друг друга. И чего же они ждут? Может быть, проповеди? Вот выйдет батюшка и скажет им "встань земля русская!" (Этой возможности ещё больше боялись коммунисты и потому истребляли священство до тех пор, пока русские священники не перестали выходить на проповедь.) Отнюдь.
В советское время священникам было просто-напросто запрещено говорить проповеди. Так что же делают русские люди, собравшись в Храме своего Бога и стоя лицом к Алатрю, будто не замечая друг друга?

Они говорят со своим Автором. Их не интересует, что там делают священники за иконостасом. Для того и поставлен иконостас, чтобы священники не отвлекали русских людей от их Главного. А что тут главное? А главное указал в своем творчестве Бахтин. Русские люди начинают задавать своему Богу страшные, неудобные вопросы. Почему Ты предал нас в руки беззаконных? Почему гнев Твой не утихает и рука Твой по-прежнему высока? Услышь наш плач и обрати лицо Твое против наших врагов. А нам открой тайну Твоего промысла, чтобы высохли наши слезы и мы уразумели смысл того, что Ты делаешь с нами.

Вот что происходит в Храме. И этому не может помешать ничто. Ни политический контроль над Патриархией, ни грехи священников и иерархов. НИЧТО. Даже разрушение Храма, потому что дело тут на самом деле не в Храме. Суть дела в том, что Герои романа обращают своё слово к их Автору, а это можно сделать на всяком месте, даже стоя у стены в ожидании расстрела.

В самом деле, кто как не герои романа должны более всех интересоваться литературной критикой, а именно критикой именно их собственного романа. Что ты делаешь с нами, Автор? Откуда эта безжалостность? Неужели мы настолько неправы перед Тобой, что Ты навел на нас эти ужасные бедствия, лишил нас славы и попрал наше государство, предав его в руки временщиков-проходимцев?

И русская философия не может быть ни чем иным кроме вот такой вот литературной критики. Критики, в которой герои реальной жизни критикуют творчество Автора этой жизни. Эту мысль я уже несколько раз пытался донести до моего уважаемого читателя, написав несколько произведений (например), в которых мои герои знали, что они всего лишь литературные герои, и нелицеприятно критиковали меня, их автора, за то, что я устроил их жизнь не так, как им бы хотелось. Но этот мой намек остался неуслышанным. НИКТО не понял меня за все эти годы, никто не соотнес этот придуманный мною жанр - в котором Автор не таится от своих Героев - с реальной жизнью.

И потому вот сегодня я решил сказать всё открытым текстом, раскрыться чтобы нанести прямой удар, выразив ту же самую мысль не в художественной форме, но в философской форме. Вернее, в форме литературной критики - ведь и я есть некая малая часть русской мысли, и я повинуюсь её законам.

PS:
Сказав всё, что я хотел сказать, считаю нужным наметить и линию дальнейшего обсуждения. За прошедшие четверть века я прошел долгий путь, много-много говорил с нашим Автором и в какой-то степени начал понимать Его замысел. Отчасти это понимание отображено на страницах этого ЖЖурнала. Но оказалось, что главным, самым глубоким и важным достижением на этом пути является иное. Даже не осмысление жизни, а открытие Автора как такового. Потому что по ходу дела неожиданно выяснилось, что Автор вышел мне навстречу, Сам став одним из Героев своего Романа. Этот потрясающий сюжетный ход должен быть осмыслен отдельным текстом. Пока же довольно сказанного.