Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Мистерия Власти: выход есть

Прочитав этот текст, наш читатель может добровольно стать участником мистерии, которая навсегда изменит этот мир. Может стать, а может и не стать - свободная воля для нас священна. Вход и выход до конца остаются свободными. Мистерия совершится в любом случае, и мир уже не останется прежним.

Мои слова могут казаться безумием, но они глубоко рациональны и взвешены. Я знаю, что говорю, и знаю, Кому это говорю. Слова могут изменить мир или как-то повлиять на ситуацию лишь в том случае, если они будут услышаны и если Сам Услышавший пожелает стать участником таинства. (Таинство и мистерия - синонимы.) К Нему-то, слышащему и участвующему, они и обращены, и потому не останутся бессильными.

"Мистерия начинается в тот момент, когда читатель/зритель становится героем произведения". И мистерия этого текста началась по сути дела уже очень давно, две тысячи лет назад в Палестине - в тот момент, когда Слышащий стал его героем, выйдя на сцену и открыв Себя всякому, кто пожелает участвовать в мистерии.

По сути, весь мой ЖЖ есть плавное введение в эту мистерию. Но ключом для открывающейся сегодня двери стало деяние великого флорентийца XV века Козимо Медичи, который пятьсот лет назад запустил новую мистерию, мистерию Тайной власти. Он стал первым человеком, которому удалось построить Искусственное государство. Очень любопытно, что мы имеем возможность указать, когда, где и кем оно было построено.

Деяние Козимо Медичи оказалось потрясающе эффективным. Он действительно изменил мир. Фактически, он придумал современный мир - мир, в котором мы ныне живем, и который мы намерены изменить по-своему при помощи своей ответной мистерии.

Мне кажется, задумка Козимо пришлась Тебе по вкусу, иначе ничего бы у флорентийца не вышло. Ты просто не позволил бы ему сыграть такую огромную роль и стать столь важной частью Твоей собственной мистерии. И нам, участникам этого таинства, было бы полезно понять смысл совершившегося и совершающегося, чтобы предвидеть то, чему ещё надлежит совершиться. А без Тебя это невозможно.

С великим итальянцем непросто говорить на равных, а тем более сделать великую мистерию частью какой-либо иной мистерии. Но вот как раз для Тебя-то это совсем не проблема. Потому этот текст и не может строиться никак иначе, кроме как через прямое обращение к Тебе.

Олег Насобин сильно облегчил мою задачу, сделав Козимо с его задумкой героем своего замечательного ролика, к которому я и отсылаю читателя, недостаточно знакомого с темой:

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=534

Итак, три принципа Козимо Медичи, на которых строится современный мир:

  1. Прочная власть должна быть тайной.

  2. Самое удобное для неё устройство общества есть охлократия, которую лукаво именуют демократией.

  3. Этот мир должен принадлежать "философам", которые по сути дела являются магами, управляющими настроениями охлоса.


В тот момент, когда эти принципы были осознаны и сформулированы, они должны были казаться безумно храбрыми, революционными. Однако сегодня, спустя шесть веков, невозможно не признать их потрясающую эффективность, доказанную практикой и тем самым подтвержденную ясным выражением Твоей воли: ведь всё совершающееся совершается не иначе как по Твоей воле. И раз у Козимо всё получилось, значит, он угадал Твой замысел о мире, и действовал согласно этому замыслу.

Для элегантных Людей конструкция Козимо почти идеальна. Почти. Почти - потому что она не избавляет их от смерти, а также от неизбежной взаимной конкуренции, которая приближает эту смерть. Тут у Людей имеется слабое место, Проблема с большой буквы. И тут мы видим у Элегантных глубокий внутренний разрыв и противоречие, так как по мнению самих же Элегантных, человек с Проблемой не может оставаться элегантным, как разъяснил нам Олег Насобин в другом замечательном ролике.

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=472

Этим-то противоречием мы и воспользуемся, на нем-то и сыграем, законно пользуясь тем, что Ты являешься хозяином не только Жизни, но и Смерти.

Если мы следуем за Тобой, если наша воля согласна с Твоей волей, то у нас нет и не может быть никаких проблем, потому что всё совершающееся совершается по Твоей воле. Неизбежно совершится и наша мистерия. Можно было бы сказать, что делать нам и вовсе ничего не нужно, так как Ты сделаешь всё Сам. Но это не совсем верно, потому что - опять-таки! - если наша воля согласна с Твоей волей, то и мы делаем то же, что делаешь Ты.

Проблемы у нас появляются лишь тогда, когда наша воля расходится с Твоей, когда мы начинаем воспринимать Тебя как внешнюю - а значит, потенциально враждебную нам - Силу. Но зато при правильном подходе все эти проблемы можно свести к одной-единственной - как вернуться на Путь, снова стать причастными Истине и таким образом обрести подлинную Жизнь. Вот и всё. Это альфа и омега, начало и конец. И кто сделал это, разом становится элегантнее всех Элегантных.

Но любое слишком общее решение проблемы имеет тот недостаток, что в каждом конкретном случае его нужно применять особо. И мы сейчас применим это общее решение к конкретной частной проблеме - той проблеме, которую создал для нас, "проблемных", Козимо Медичи, временно сделавшись со-автором (Твоим соавтором) современного мира.

Для нас русских концепция Козимо стала актуальной и смертельно важной в тот момент, когда венчался на царство наш последний Император Николай II. До него Россия продолжала оставаться традиционным естественным государством - то есть, таким государством, в котором власть действительно принадлежит человеку, считающемуся главой этого государства.

При Николае II власть в России стала тайной. Сам Николай был первым русским царем, который не обладал реальной властью в стране (см. История Русской революции в свете теории Власти), потому что его родители, Александр III и датчанка Мария Федоровна (Дагмарь), власть ему не передали. Всё время царствования Николая II реальная власть продолжала оставаться в руках его Матери, вдовствующей Императрицы, которая и привела Россию к злосчастной революции 1917 года, навсегда закрепившей для России данное положение вещей.

История Николая II символически повторяет историю последнего французского короля, Людовика XVI. Мария Феодоровна принесла с собою на Русь не только французскую систему тайной власти и французское масонство, но и французскую же по своей сути Февральскую революцию. И как во Франции сами же французские масоны потеряли инициативу революционного движения, уступив её якобинцам (которые работали на Англию), так и в России злосчастные февралисты уступили инициативу большевикам.
Но на этом сходство заканчивается.

Потому что в России, в отличие от Франции, так и не случилось своего Термидора. Важно понимать, что сталинский переворот 30-х годов не был русским Термидором; Россия просто перешла из одних нерусских рук в другие нерусские же руки. Элегантные французы смогли снова схватить и удержать свою власть во Франции, пусть и с огромными потерями, пусть им и пришлось для этого покувыркаться целых 80 лет, то выпуская власть из рук, то снова подхватывая её. Но вот в России им это не удалось.

Олег Насобин говорит, что высшая похвала искусству политика в закулисной Франции состоит в том, что его называют флорентийцем в честь великого флорентийца Козимо Медичи (и других членов этой Фамилии). Этот факт свидетельствует о том, что нынешняя французская Власть является прямой наследницей власти Медичи. Когда-нибудь кто-нибудь (может быть, даже я сам) расскажет нам, какими извилистыми путями флорентийская Власть стала французской Властью. Для нас пока в этой истории важно то, что в какой-то момент им пришлось для этого пожертвовать процветанием и благополучием своей собственной страны, ввергнув её в пучину бедствий и навсегда лишив мировой гегемонии (а ведь до революции 1792 Франция играла в мире такую же роль, какую сегодня играют США). И затем они ввергли в пучину таких же (и даже худших) бедствий Россию, причем даже не добились успеха, то есть, по факту поступили совсем-совсем не элегантно. Не по-флорентийски.

Важно для нас также понимать, что в за время своего фактического господства в России про-французская Власть Марии Федоровны Дагмарь подмяла под себя Русскую Церковь, подчинив себе систему церковного Управления, чем и объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что церковные иерархи почти поголовно встали на сторону Февральской революции. На высшем уровне церковного Управления верным святому царю Николаю II остался лишь святой Макарий, тогдашний митрополит Московский, которого за это от церковного Управления немедленно отстранили.

Важно понимать, что со времен Александра III церковное Управление подчинено внешней закулисной Власти, точнее, нескольким различным Властям, которые за последние полтора века пару раз перехватывали друг у друга контроль над этим Управлением. И если до революции речь шла все-таки о русских Элегантных, пусть и переплетенных слишком тесно с французскими, то после революции ничего русского в этой власти нет, и корни её уходят далеко за границу, в англосаксонский мир.

Это важно понимать для того, чтобы для нас не остались тайной причины, по которым Ты позволил элегантным французам ввергнуть нашу страну в кровавую пучину революции. Мы должны ясно понимать Твои цели, чтобы мы могли действовать согласно с Тобой, преследуя те же самые цели.

Смысл совершающейся мистерии в том, что Ты желаешь владеть нами непосредственно, царствуя на престоле нашего сердца. Вот почему Тебе оказалась угодной задумка Козимо Медичи, и вот для чего Ты позволил "философам" возобладать над этим миром.

Эта мысль может показаться неожиданной или сложной. Сейчас я её поясню.

Церковная иерархия не должна становиться преградой между Тобой и нами. Они не имеют права властвовать над Твоими людьми, потому что никто кроме Тебя не является Властью в Твоей Церкви. И когда же подобное происходит, Ты сокрушаешь самозванных "посредников", разрушаешь механизмы Управления до основания, до дна. И тем самым сохраняешь Свою Церковь в первозданной простоте.

Если кто-то отождествляет понятия "Церковь" и "Церковное управление", то он должен будет сделать из моих слов неверный вывод, будто бы Ты разрушаешь саму Церковь. И если этот человек захочет освободиться от чар итальянца Козимо Медичи, ему придется осознать то, что осознал после революции русский философ Михаил Новоселов, который сумел с замечательной ясностью изложить в своих "Письмах к друзьям" несколько очень важных идей, центральная из которых состоит в том, что

В Церкви Христовой нет того кощунственного, богохульного, противохристианского и безнравственного начала, что называется авторитетом в вопросах совести и веры.

Никто, ни один человек, какую бы высокую ступень в церковной иерархии он ни занимал, не может вставать между Тобой и нами. А если подобное происходит, Ты не останавливаешься ни перед чем, Ты сокрушаешь Империи и разделяешь народы, чтобы дать тем, кто ищет, возможность восстановить прямое и непосредственное общение с Тобой лично.

Дело в том, что Ты не только Священник, но и Царь. Тебе в равной мере принадлежит и наша духовная, и наша плотская жизнь. В отношении к Тебе спиритуализм так же неуместен, как и грубая материальная выгода.

Козимо Медичи придумал, что подлинная власть должна быть тайной властью? Он догадался, что этим миром должны владеть философы? Прекрасно! Тебе понравилась эта идея. Ты принял от этого маленького смешного итальянца брошенный им Тебе вызов, и Ты изволил Сам стать этим Философом и этой Тайной Властью.

Вот в чем смысл пережитой нами революционной эпохи. Теперь она близка к завершению, все ходы уже сделаны и все загадки раскрыты, и мне остается лишь расставить точки над i, назвав все вещи своими именами.

Задумка Медичи пришлась Тебе по вкусу. Но Ты не оценил и не принял главную предпосылку Козимо,  а именно предложенную им концепцию деления людей на Элегантных и Проблемных. Проблема Элегантных в том, что они недостаточно элегантны в Твоих глазах (Откр 3):

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды "; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

На самом деле от всякого человека лично зависит, кем и каким ему быть. Каждый сам для себя должен выбрать, быть ли ему человеком проблемным или человеком элегантным. По-настоящему Элегантный человек не имеет проблем, потому что всё на свете совершается согласно его воле, так как его воля согласна с Твоей волей.

Ты пришел в мир, в котором царили цари и господствовала явная власть.
Но пришел в этот мир тайно, Ты до самой смерти Твоей остался неузнанным. (см. Иисус Христос: личность и маска.) Ты родился в вертепе и лежал в скотских яслях. Мудрый философ Козимо Медичи, оказавшись в темнице, отчасти проник в тайну Твоего смирения и, ища решение вдруг возникшей перед ним страшной Проблемы, вдруг понял, что подлинная власть в этом веке должна быть тайной, подражая Твоей власти. И вот, Тебе оказалось по душе это решение великого Философа. Конечно же, Ты Сам ему и подсказал ему, умирающему от голода в темнице.

И Ты довел его идею до конца, до блеска и до совершенства. На пороге смерти Козимо Медичи познал и доказал на личным опыте, что великим человека делают не власть и не деньги, но правильная философия, которая способна вывести из мрака темницы на свет ведения. Козимо верил в Тебя и молился Тебе, и Ты не только спас его жизнь и вернул ему власть над Флоренцией, но дал его тайному учению возобладать, воцариться над этой планетой. И Ты сделал это с благой целью.

Тайно пришедшему в мир Царю и Философу подобает служить втайне.

Хорошо и правильно сделал великий император Константин, когда воцарил Тебя над своей Империей явно, сделавшись христианином. Но это великое деяние было несовершенным. Константин как бы исправил Твою "ошибку": Ты пришел в этот мир тайно и Твои ученики тайно служили Тебе три века, подвергаясь гонениям. Константин же сделал служение Тебе явным и славным, наполнив его блеском Римского величия. Именно так и должен был поступить великий Римлянин, сын своей эпохи.

Но Ты немедленно показал и обнажил недостатки такого решения.

Если бы Тебе подобало властвовать над этим падшим миром явно, Ты и пришел бы в него во славе. Но Тебе угодно было поступить иначе: Ты элегантно надел на Себя венецианскую маску, прикинувшись слабым смертным человеком, человеком с Проблемами. Этим Ты обманул дьявола, спровоцировал его убить Тебя, сравняв с прочими проблемными людьми - а значит, тем самым и их сравняв с Тобой. И с этого времени каждый желающий подражать Тебе вправе рассматривать свои проблемы как венецианскую маску, подобную Твоей маске.

Решение Константина было временным - и оно было совсем неплохим для своего времени. Надлежало на какое-то время сделать Твою власть явной и несомненной в глазах простого и грубого народа чтобы дать ему шанс заглянуть за венецианскую маску. Но оно не было совершенным, потому что Твоя игра с дьяволом не завершена. Подобно тому как он в глупой самонадеянности своей заглотил наживку Твоего смертного тела - и был смертельно ранен, внезапно наткнувшись на скрытый металл Твоего божества - подобно этому ему ещё предстоит всё в той же глупой самонадеянности заглотить теперь всю православную Церковь, чтобы довести до конца начатое Тобою дело искупления рода человеческого. И он это сделает, никуда не денется. Хотя и догадывается уже, каким будет финал, но пространство решений его всё время сужается, а Проблемы растут. И это хорошо и правильно.

Это хорошо и правильно, но болезненно переживается простыми верующими, потому что мы не разумеем тайны Твоего промысла. Между тем, это необходимо для того, чтобы разумно и сознательно участвовать в совершающейся мистерии. Это очень важно, чтобы участие было добровольным, сознательным и разумным. Потому что бессознательно, неразумно и не добровольно в ней участвуют все, и сам дьявол играет в ней важную роль - роль полезного идиота. Но Ты не награждаешь тех, кто участвует в ней не добровольно.

А для добровольного и сознательного участия нужно ясное осознание смысла мистерии, общего её плана и правил хорошего тона. Хороший тон состоит в том, чтобы не иметь проблем (тут Элегантные правы), возложив все свои проблемы на Тебя, как и учит Церковь:

Сами себя, и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Как именно это делается, об этом я надеюсь рассказать с Твоей помощью нашим читателям, отвечая на их вопросы. Общий же план мистерии и её смысл я изложил публично в этом кратком, но достаточно ёмком тексте.

Прямое продолжение этого текста -- Христианство и демократия: выход есть
См. также Мистерия русского возрождения
Стратегия русского движения

Цель коронавирусной интервенции

Она взойдет, товарищ, верь -
Звезда Полынь на небе алом,
Промчатся четверо коней
И из волны морской кровавой
Родится семиглавый зверь.

(Сергей Фефелов)


Я написал сегодня длинную и подробную заметку (Так ли уж опасен коронавирус?), в которой пытался предостеречь моего дорогого читателя от излишнего легкомыслия по поводу происходящего. Но увы, по реакции в комментариях вижу, что написал слишком длинно и туманно. А надо бы коротко и ясно.

Не поленюсь и напишу ещё раз -- вот именно коротко и ясно. Предельно коротко и до хруста ясно, чтобы дошло даже до самых упорных.





Знаете, что такое Коронавирус? и вообще, скажем прямо -- начавшаяся на наших глазах биологическая Третья мировая.

Это возвращение в прошлые века. Грубое и зримое. Ведь в прошлом люди болели и умирали, и были рады куску хлеба, и не думали о глупостях вроде политических прав, потому что были поглощены заботой ВЫЖИТЬ.

А иначе по-видимому и не получилось бы загнать людей назад в прошлые века. Только так, да.

Но было бы ошибкой думать, что нас просто запугивают, а бояться нечего. Запугивают нас крайне деликатные, но по сути абсолютно бесчеловечные Люди, которые не моргнув глазом будут усиливать реальную опасность до тех пор, пока не достигнут своей цели. Всё серьёзно.

"Хороший конь пускается вскачь, завидев лишь тень от плётки"

А упорных идиотов будут просто умерщвлять. Грубо и болезненно, чтобы другим неповадно было.

"Иди́те, лю́дiе мо­и́, вни́дите во хра́мину ва́шу, затвори́те две́ри своя́, укры́йтеся ма́ло ели́ко ели́ко, до́ндеже мимо­и́детъ гнѣ́въ Госпо́день" (Ис. 26:20).

Чтущий да разумеет.

[Ну, а если кто совсем дурак, то хотя бы вот так.]

Если я собрался напустить на противника чуму, то должен предварительно привить от чумы своих союзников и работников.
Но под каким соусом подать глобальную вакцинацию всего населения? Ну так, чтобы не вызвать лишних подозрений.
А можно, например, вначале пустить не слишком опасную заразу, вроде коронавируса, максимально разжечь панику -- а потом и устроить на этой волне поголовную вакцинацию от ЧЕГО НАДО.
Это не инсайд, а просто наглядная иллюстрация, как могут делаться дела. Просто к примеру.



PS:

Ну, а неужели кто-то думал, что Европу уводят в сторону от Христа для того, чтобы потом тешить и баловать белые народы? Как бы не так. Чтобы проще было управлять. Овец у пастыря уводят не для повышения их комфорта. А как управлять-то как? Неужели при помощи тонких манипуляций сознанием? Не слишком ли жирно? Я думаю, все проще. Сначала овец Христовых делают своими баранами, а потом пасут их жезлом железным. Вот так.

PPS:
(из обсуждения)

[Здесь уже не коротко.]Что нам лгут по поводу коронавируса — это было понятно с самого начала. Вопрос в том, означает ли эта ложь, что проблемы вообще нет — или что к реальной проблеме добавляется политика?

> Да речь как раз о том, что проблемы НЕТ, а вся статистика фальсифицируется))

Проблемы ПОКА и нет. Об этом и речь. Что такое 30 тыс трупов за месяц для человечества? капля в море. Ежедневно умирает 200 тыс человек. Так что ПОКА о коронавирусе и говорить незачем. Пустяк.
Иной вопрос — а что будет через месяц.

> В том, что будет через месяц, в любом случае виноват будет не этот несчастный вирус, смертность от которого не выше, чем от обычного сезонного гриппа - но официально будут утверждать обратное: что мол да, вирус.

Вы знаете, в чем основная разница между сезонным гриппом и коронавирусом? В том, что гриппом уже давно заражены все, весь мир, и он давно уже собирает свою жатву. А коронавирус ТОЛЬКО НАЧАЛ. Он пока ещё проявил себя лишь локально — тут, там. Пока смертность от него небольшая. Но какой она будет, когда им будет охвачен весь мир?

С другой стороны — на грипп я возлагаю большие надежды. Мы здесь на севере с нашим жутким климатом очень хорошо знакомы с этой проблемой и готовы встретить её во всеоружии. Если Корона это по сути всего лишь тяжелый грипп с большим процентом пневмонии, то мы подготовлены к встрече с нею больше чем кто бы ни ни было.
Я замечаю, что от Коронавируса больше всего страдают тёплые страны, а северяне переносят его легче других. Если эту дрянь и впрямь подкинули англичане, то они наверняка учли этот фактор. И не исключено, что шведы что-то знают, потому и сохраняют олимпийское спокойствие. Если всё так, то Россия перенесёт эту эпидемию лучше, чем кто бы то ни было. Нам не впервой помирать от гриппа.

> Ну в Китае он как начал, так и кончил.


Китай — тоталитарное государство. Там легко локализовать проблему. Только дать команду.

Я думаю, что основная цель всей этой интриги -- пропаганда тоталитаризма, который является наиболее удобной для англичан системой управления.
Сегодня они внутри самой Англии вынуждены мириться с ненавистным им по сути либерализмом. Почему? потому что боятся заразы французской революции -- а Франция у них под самым боком, через Ла-Манш. Лицемерие "демократии" это вакцина против французской голоштанной революционной чумы.

Иными словами, моя рабочая версия такова: Англия выдвинула против французской революционной чумы свой коронный вирус, заставляющий людей сидеть дома вместо того, чтобы лезть на баррикады.

> Мне представляется наиболее корректной версия, согласно коей происходит управляемая перезагрузка мировой финансовой системы, для чего необходим плавный спуск с долларовой пирамиды - при этом неизбежны серьёзные потери в экономике. Это договор мировых элит, а короновирус - шумовая завеса.

Весь вопрос не в обрушивании Америки (Доллар=Америка), а в том, кому достанется вакантное место гегемона. Коронавирус это не просто дымовая завеса, а ещё и средство пустить события по английскому тоталитарному сценарию.

> Америку обрушивать пока никто не собирается, США сами в этой игре - там есть силы, отлично понимающие, что старая финмодель, основанная на господстве доллара, уже не работает, от неё надо отказываться.
Палки друг другу в колёса все эти мировые врузья-сопертрудники, разумеется, на пути к новой модели с несколькими эмиссионными центрами, ещё понавставляют.


Внутри США есть сторонники союза с Англией против Франции, а есть наоборот. Суть современной политической игры как раз в том, кто с кем и против кого объединится.

> Это сильно упрощённая схема. Вот, прочтите - МОДЕЛЬ «ПИРАТЫ И МЕНЯЛЫ»
Полезность, можно сказать, гарантирую))


Там та же самая схема. Если убрать все блаблабла, то суть-то проста. Цитирую: "Лондон как центр согласования валютных политик и Тель-Авив как центр притяжения разного рода военных угроз и манипуляции ими."

Так ли уж опасен коронавирус?

Друзья! Мне не хочется огорчать моих дорогих читателей, но за прошедшие с начала эпидемии коронавируса недели, внимательно наблюдая за развитием событий, я мало-помалу пришёл к выводу, что всё ГОРАЗДО серьезнее, чем все мы подумали вначале.

> Однако euromomo.eu и countrymeters.info не показывают существенного роста общий смертности по Европе в целом и Италии в целом...

Тут есть ловушка, очень понятная мне как физику, но по-видимому непонятная многим. Пока -- пока! -- от коронавируса умерло действительно МАЛО людей. Но их количество нарастает по экспоненте. Грубо говоря, в два раза за три дня. Пока речь идет о тысячах смертей, говорить особо не о чем. Люди смертны.
Иное дело, когда счет пойдет на миллионы. А он пойдет на миллионы где-то через месяц, если болезнь будет распространяться такими же темпами.

Вот этот момент -- что число жертв эпидемии будет исчисляться миллионами УЖЕ через месяц -- ускользает от людей, не слишком хорошо знакомых с математикой. И мне, поскольку я с ней довольно интимно знаком, кажется правильным напомнить Вам старую притчу о шахматах.

Согласно одной из легенд, мудрец по имени Сисса бен Дахир изобрел шахматы, и правителю страны так понравилась игра, что он дал изобретателю право самому выбрать награду. Мудрец попросил у короля за первую клетку шахматной доски заплатить ему одно зерно пшеницы, за вторую — два, за третью — четыре и так далее, удваивая количество зёрен на каждой следующей клетке. Правитель, не разбиравшийся в математике, быстро согласился, и приказал казначею подсчитать и выдать изобретателю нужное количество зерна. Однако, когда неделю спустя казначей всё ещё не смог подсчитать, сколько нужно зёрен, правитель спросил, в чём причина такой задержки. Казначей показал ему расчёты и сказал, что расплатиться невозможно, разве только осушить моря и океаны и засеять всё пространство пшеницей. Как выяснилось, количество потребного зерна примерно в 1800 раз превышает мировой урожай пшеницы за год, то есть превышает весь урожай пшеницы, собранный за всю историю человечества. Количество зёрен составляет примерно 0,0031 % числа Авогадро. В единицах массы: если принять, что одно зёрнышко пшеницы имеет массу 0,065 грамма, тогда общая масса пшеницы на шахматной доске составила бы1200 миллиардов тонн или 1,2 триллиона тонн.

Рост по экспоненте -- штука очень коварная. Экспонента вначале выглядит смешно, а потом вдруг резко становится страшной. Вначале счет идет на жалкие единицы, потом на десятки, потом на сотни, а потом как-то сразу -- на тысячи, на десятки тысяч.

Например, так. Напомню, количество зараженных удваивается каждые три дня:

1
2
4
8
16
32
64
128
256
512
1024
2048
4096
8192
16384
32768
65536
131072
262144
524288
1048576
2097152
4194304
8388608
16777216
33554432
67108864
134217728
268435456
536870912
1073741824
2147483648
4294967296
8589934592
17179869184
34359738368
68719476736
137438953472
274877906944
549755813888
1099511627776
2199023255552
4398046511104
8796093022208
17592186044416
35184372088832
70368744177664
140737488355328
281474976710656
562949953421312
1125899906842624
2251799813685248
4503599627370496
9007199254740992
18014398509481984
36028797018963968
72057594037927936
144115188075855872
288230376151711744
576460752303423488
1152921504606846976
2305843009213693952
4611686018427387904

Замечаете?
С течением времени равномерно нарастает ДЛИНА числа.
Три-четыре шага -- и добавляется ещё одна циферка. То есть, КАЖДЫЕ ДЕСЯТЬ ДНЕЙ -- В ДЕСЯТЬ РАЗ.
Двадцать дней -- в СТО раз.
Месяц -- в ТЫСЯЧУ раз.
Два месяца -- в МИЛЛИОН раз.

Пока даже в Италии и Испании (где на данный момент ситуация самая тяжёлая) речь идет всего лишь о тысячах трупов. НО ЭТО ЛИШЬ НАЧАЛО.

Думаете, я небылицы рассказываю? Нет! Банальные вещи, которые мне самому стали понятны давно, как только я задумался о росте населения Земли.

Ещё немного простой математики.
Допустим, человечество растёт, ну пусть очень медленно: чуть более 2-х детей а семье достигает в среднем брачного возраста и оставляют опять-таки чуть более 2-х детей.
Пусть за сто лет (4 поколения) мы имеем прирост всего лишь в два раза.
В два раза за век -- это значит, на двести лет в 4 раза, далее опять по знакомой нам экспоненте: 8, 16, 32, 64 128, 256, 512, 1024.
В 1000 раз за 1000 лет!

Это страшная цифра, которая означает, что при минимально благоприятных условиях люди плотно заселили бы всю планету за 3000 лет.

Между тем, даже по Библии человечество свободно распространяется по земле уже более 5000 лет, считая от Великого Потопа. Научные модели вообще строятся на идее, что люди топчут эту землю уже десятки или сотни тысяч лет.

Как это возможно?!

А это было бы невозможно, если бы время от времени люди не вымирали и не начинали всё с начала. Это не моя фантазия. Это БЫЛО.

И не могло не быть, потому что иначе -- повторюсь -- они заселили бы всю землю под завязку уже много-много веков назад.

На картинке изображен рост именно ДЛИНЫ числа. Это называется "логарифмическая шкала". Причем каждая страна сдвинута по времени так, словно вспышка эпидемии началась везде одновременно. Поэтому линия китайской судьбы тут должна быть самая длинная: Китай познакомился с вирусом первым. (Китай на график не попал.) А наша в России линия -- самая короткая. НО ЭТО ПОКА.



Вот здесь можно посмотреть более качественные графики по странам, которые притом обновляются в режиме реального времени.


И сразу вдогонку добавлю ещё несколько очень существенных слов.

Скептики очень правильно и основательно возражают (см. например), что смертность от собственно коронавируса не так уж и велика. И скорее всего, коронавирусу приписывают смертность, которая ему на самом деле не принадлежит.

Но! Ключевые слова в статье по ссылке: «экстремальная ситуация в Италии в основном обусловлена ​​очень низкой вместимостью интенсивной терапии».

Что это значит?

Люди в Италии (и Испании) сейчас умирают ДАЖЕ НЕ ОТ САМОГО КОРОНАВИРУСА, а от того, что ЗАБОЛЕВШИХ СЛИШКОМ МНОГО.
И поэтому тех, кого современная медицина могла бы спасти, она спасти не может.

Эпидемия страшна именно тем, что она перегружает систему здравоохранения сверх меры. И люди начинают умирать "на ровном месте". Не от самого коронавируса даже, а от того, что их просто слишком много, нуждающихся в помощи.
И если в прежние времена люди были просто неспособны бороться с болезнями, и просто умирали, попадая под нож очередной эпидемии, то теперь мы МОГЛИ бы справиться с нею, если бы она не была такой коварной. Самое страшное свойство этого вируса в том, что он так легко передаётся, что его переносчиками порой становятся даже люди, которые сами им вообще не заражаются.

Конечно, с человечеством в целом ничего не случится. Нас не сгубила ни чума, ни холера. Первая пандемия чумы сократила население Европы вдвое, вторая - лишь на 30%, а следующие пандемии выбивали и вовсе жалкие 10-15%! Почему? Потому что не все болеют чумой, даже если эта страшная зараза попадает им в организм. Люди все разные, и в некоторых чума просто не живет, плохо ей там! Они остаются живыми и оставляют потомство. Это называется "конституциональный иммунитет". Плод тупого естественного отбора, по Дарвину. Благодаря ему человечество как целое непременно переживёт любую, самую чудовищную эпидемию.

Верхний предел возможной катастрофы с коронавирусом уже известен. Переболеют 70% населения (так как у 30% имеется конституциональный иммунитет), умрут 7% от этих 70%, то есть, 5% населения планеты. Это всего лишь 300 млн человек. Ерунда по сути-то.

Тут я не могу не заметить, что если коронавирус это оружие (а я думаю, что это именно оружие! см. О вирусе Короны), то это оружие очень и очень хорошо продуманное. И по-своему даже гуманное, да. И я прекрасно понимаю, что главный эффект этого оружия -- страх. И его назначение -- НАПУГАТЬ, ПОСТРОИТЬ нас, заставить нас слушаться.

Цель этой коронной холеры -- перевести мир на удобные англичанам военные рельсы. (А военные значит социалистические, ведь социализм это и есть система военного времени, применяемая в мирное время.)

Но увы! Нас поймали. Не получится просто проигнорировать эту проблему, продолжая вести себя так, будто её нет. Потому что она ДЕЙСТВИТЕЛЬНО есть. Потому моё мнение: надо перестать зажмуриваться и притворяться, будто реальной опасности нет, будто опасность лишь у нас в уме. Увы, это не так. Массовая эпидемия новой болезни (от которой у нас пока нет иммунитета) это опасно!

И вот ещё что. Допустим, нас просто хотят напугать. Но тогда будет так: если не испугаемся коронавируса, то придёт холера похуже. И так до тех пор, пока не добьются нужного результата.
Я думаю, мы должны признать, что наши Хозяева нащупали очень удачную стратегию. Очень. И мы должны посмотреть этой правде в глаза.

> Но могут сорвать резьбу, и пугалка кончится...

Именно поэтому коронавирус ТАКОЙ МЯГКИЙ. Аккуратный. Мрут в основном старички. Но им это и так свойственно. "Дедушка старый, ему всё равно"

> Да людей умирает столько, сколько и обычно. К коронавирусу это не имеет отношения.

Ну, давайте подождем, пока счет зараженных пойдет на миллионы, и смертность ЗАМЕТНО вырастет. И тогда будем делать выводы.
Но имейте в виду: за время Великой Отечественной войны в России естественной смертью умерло примерно столько же людей, сколько погибло на фронте. Так что и большая война по сути-то -- не слишком страшная штука. Так, ерунда.

> Экспонента - она везде экспонента. В том числе и у обычного гриппа. И от него каждый год умирает много людей, но никто не поднимает шума и паники. Скажем, у моей жены дед так умер. Я пока нигде не видел внятного сравнения смертности от КВ и обычного гриппа - также, в несколько раз больше, в несколько десятков раз больше и т.п. Если раза в 3-4 больше - то это всё же не катастрофа, такое регулярно бывает - злостные штаммы обычного гриппа появляются довольно регулярно. Если сильно больше - тогда это что-то исключительное.

Вот если честно -- на грипп я возлагаю большие надежды. Мы здесь на севере с нашим жутким климатом очень хорошо знакомы с этой проблемой и готовы встретить её во всеоружии. Если Корона это по сути всего лишь тяжелый грипп с большим процентом пневмонии, то мы подготовлены к встрече с нею больше чем кто бы ни ни было.
Я замечаю, что от Коронавируса больше всего страдают тёплые страны, а северяне переносят его легче других. Если эту дрянь и впрямь подкинули англичане, то они наверняка учли этот фактор. И не исключено, что шведы что-то знают, потому и сохраняют олимпийское спокойствие. Если всё так, то Россия перенесёт эту эпидемию лучше, чем кто бы то ни было. Нам не впервой помирать от гриппа.

> Браво, Макс! к сожалению некоторые наши коллеги физики не понимают этих базовых истин. Экспонента и есть тот самый маленький пушистый зверёк, который подкрадывается незаметно. Но когда подкрался и ты его видишь в полный рост, то уже поздно.

Увы. Поэтому я и решился посвятить время научно-популярному жанру.

> это не научно популярный, это вправление мозгов чтобы избежать катастрофы

Ну, "вправление мозгов" это другое название ХОРОШЕЙ научно-популярной литературы. Скажем так, популярно-научной.

Михаил Харитонов:
Там не экспонента. Там логистическая кривая.

Естественно! Чистой экспоненты тут быть и не может. Ведь число людей, лишенных конституционального иммунитета, конечно. В худшем случае, заболеют все, кто может заболеть -- после чего рост обязательно прекратится. Ибо дальше некуда.
Логистическая кривая это и есть экспонента, в которую заранее встроен ограничитель.

> Максим, а вот если Вы слушаете человека и понимаете, что в его рассказе есть пара заведомых примеров вранья, какова цена его остальному рассказу? Именно это происходит в Италии.

Зачем спорить? Кто из нас прав -- выяснится в течение ближайшего месяца, скорее всего, ещё до Пасхи. От нас с Вами, слава Богу, ничего не зависит. Никакие решения мы не принимаем. Давайте просто смотреть. Это интересно.
Я уже что-то понял и сделал для себя выводы. Я поделился с другими. Моё мнение имеет смысл принять к сведению, но не более того, ведь я могу и ошибаться.


PS:

Советую моим православным читатлям обратить самое пристальное внимание вот эту проповедь автора лучшей (имхо!) православной книги начала XXI века -- книги "Несвятые святые". Это слова человека, опытного в духовной жизни и знающего, что он говорит!


> Неоднозначное впечатление. Надо проповеди по аналогичным поводам святителей прошлых веков найти. "Дома надо сидеть" - в целом, конечно, рационально.
Но вот говорили ли раньше такое на проповеди во время эпидемии?


Тут надо осознать, что вообще-то нынешняя эпидемия сравнительно с прошлыми веками -- детская. И смертность будет даже в худшем случае совсем небольшая -- в пределах 5%, притом в основном среди стариков.

Скажем так: мы первое поколение, которое встречает эпидемию во всеоружии современной цивилизации (включая проповеди по Интернету).

> Ну вот в храмы не ходить при этом тебе как?

Лично меня это касается в минимальной степени: я не могу не ходить, так как без меня службы не будет. Я член клира, моё присутствие обязательно.
Что касается всех остальных -- я отношусь к этому спокойно и разумно. Надо предельно сократить посещение храмов и предельно увеличить интенсивность домашней молитвы. Карантин -- идеальное время для домашней молитвы.

Икскуль

Помню, часов около четырех я почувствовал как бы легкий озноб и, желая согреться, плотно увернулся в одеяло и лег было в постель, но мне вдруг сделалось очень дурно.

Я позвал фельдшера; он подошел, поднял меня с подушки и подал мешок с кислородом. Где-то прозвенел звонок, и через несколько минут в мою палату торопливо вошел старший фельдшер, а затем, один за другим, и оба наши врача.

В другое время такое необычайное сборище всего медицинского персонала и быстрота, с какой собрался он, несомненно, удивили и смутили бы меня, но теперь я отнесся к этому совершенно равнодушно, словно оно и не касалось меня.

Странная перемена произошла вдруг в моем настроении! За минуту перед тем жизнерадостный, я теперь, хотя и видел, и отлично понимал все, что происходило вокруг меня, но ко всему этому у меня вдруг явилась такая непостижимая безучастность, такая отчужденность, какая, думается, совсем даже и не свойственна живому существу.

Все мое внимание сосредоточилось на мне же самом, но и здесь была удивительно своеобразная особенность, какая-то раздвоенность: я вполне ясно и определенно чувствовал и осознавал себя, и в то же время относился к себе настолько безучастно, что, казалось, будто утерял способность физических ощущений.

Я видел, например, как доктор протягивал руку и брал меня за пульс , и понимал, что он делал, но прикосновения его не чувствовал. Я видел и понимал, что доктора, приподняв меня, все что-то делали и хлопотали над моей спиной, с которой, вероятно, начался у меня отек, но что делали они — я не чувствовал, и не потому, чтобы в самом деле лишился способности ощущать, но потому, что меня нисколько не интересовало это, потому что, уйдя куда-то далеко вглубь себя, я не прислушивался и не следил за тем, что делали они со мной.

Во мне как бы вдруг обнаружились два существа: одно — крывшееся где-то глубоко и главнейшее; другое — внешнее и, очевидно, менее значительное; и вот теперь словно связывавший их состав выгорел или расплавился, и они распались, и сильнейшее чувствовалось мною ярко, определенно, а слабейшее стало безразличным. Это слабейшее было мое тело.

Могу представить себе, как, быть может, всего несколько дней тому назад, был бы поражен я откровением в себе этого неведомого мною дотоле, внутреннего моего существа и сознанием его превосходства над той, другой моей половиной, которая, по моим понятиям, и составляла всего человека, но которой теперь я почти и не замечал.

Удивительно было это состояние: жить, видеть, слышать, понимать все, и, в то же время, как бы и не видеть, и не понимать ничего, такую чувствовать ко всему отчужденность.

Вот доктор задал мне вопрос; я слышу и понимаю, что он спрашивает, но ответа не даю, не даю потому, что мне незачем говорить с ним. А ведь он хлопочет и беспокоится обо мне же, но о той половине моего я, которая утратила теперь всякое значение для меня, до которой мне нет никакого дела.

Но вдруг она заявила о себе, и как резко и необычайно заявила!

Я вдруг почувствовал, что меня с неудержимой силой потянуло куда-то вниз. В первые минуты это ощущение было похоже на то, будто ко всем членам моим подвесили тяжелые многопудовые гири, но вскоре такое сравнение не могло уже выразить моего ощущения: представление такой тяги оказывалось уже ничтожным.

Нет, тут действовал какой-то ужасающей силы закон притяжения.

Мне казалось, что не только всего меня, но каждый мой член, каждый волосок, тончайшую жилку, каждую клеточку моего тела в отдельности тянет куда-то с такой-же неотразимостью, как сильнодействующий магнит притягивает к себе куски металла.

И, однако, как не сильно было это ощущение, оно не препятствовало мне думать и сознавать действительность, то есть, что я лежу на койке, что палата моя во втором этаже, что подо мной такая же комната, но, в то же время, по силе ощущения я был уверен, что, будь подо мною не одна, а десять нагроможденных одна на другую комнат, все это мгновенно расступится предо мною, чтобы пропустить меня… куда?

Куда-то дальше, глубже, в землю.

Да, именно в землю, и мне захотелось лечь на пол; я сделал усилие и заметался.

— Агония, — услышал я произнесенное надо мною доктором слово.

Так как я не говорил, и взгляд мой, как сосредоточенного в самом себе человека, должно быть, выражал полную к окружающему безучастность, то доктора, вероятно порешили, что я нахожусь в бессознательном состоянии и говорили обо мне надо мною, уже не стесняясь. А между тем, я не только отлично понимал все, но не мог не мыслить и в известной сфере не наблюдать.

“Агония! смерть!” — подумал я, услыхав слова доктора. “ Да неужели же я умираю?” — обращаясь к самому себе, громко проговорил я; но как? почему? объяснить этого не могу.

Мне вдруг вспомнилось когда-то давно прочитанное мной рассуждение ученых о том, болезненна ли смерть, и, закрыв глаза, я прислушался к себе, к тому, что происходило во мне.

Нет, физических болей я не чувствовал никаких, но я, несомненно, страдал, мне было тяжко, томно. Отчего же это? Я знал, от какой болезни я умираю; что же, душил ли меня отек, или он стеснил деятельность сердца, и оно томило меня? Не знаю, быть может, таково было определение наступавшей смерти по понятиям тех людей, того мира, который был теперь так чужд и далек для меня; я же чувствовал только непреодолимое стремление куда-то, тяготение к чему-то, о котором говорил выше.

И я чувствовал, что тяготение это с каждым мгновением усиливается, что я уже вот-вот совсем близко подхожу, почти касаюсь того влекущего меня магнита, прикоснувшись к которому я всем моим естеством припаяюсь, срастусь с ним так, что уж никакая сила не в состоянии будет отделить меня от него. И чем сильнее чувствовал я близость этого момента, тем страшнее и тяжелее становилось мне, потому что вместе с этим ярче обнаруживался во мне протест, яснее чувствовал, что весь я не могу слиться, что что-то должно отделиться во мне, и это что-то рвалось от неведомого предмета притяжения с такою же силой, с какой что-то другое во мне стремилось к нему. Эта борьба и причиняла мне истому, страдания.

Значение услышанного мною слова “агония” было вполне понятно для меня, но все во мне как-то перевернулось теперь от моих отношений, чувств и до понятий включительно.

Несомненно, если бы я услышал это слово хотя тогда, когда трое докторов выслушивали меня, я был бы невыразимо испуган им. Несомненно также, что, не случись со мною такого странного переворота, оставайся я в обычном состоянии больного человека, я и в данную минуту, зная, что наступает смерть, понимал бы и объяснял все происходящее со мной иначе; но теперь слова доктора удивили меня, не вызывая того страха, какой вообще присущ людям при мысли о смерти, и дали совсем неожиданное в сопоставлении с моими прежними понятиями толкование тому состоянию, какое испытывал я.

“Так вот оно что! Это она, земля, так тянет меня”, — вдруг ясно выплыло в моей голове. “То есть не меня, а то свое, что на время дала мне. И она ли тянет или оно стремится к ней?”

И то, что прежде казалось мне столь естественным и достоверным, то есть, что весь я по смерти рассыплюсь в прах, теперь явилось для меня противоестественным и невозможным.

[Нажмите, чтобы прочитать до конца -- впрочем, у этой истории нет конца.]“Нет, весь я не уйду, не могу”, — чуть ли не громко вскрикнул я, и, сделав усилие освободиться, вырваться от той силы, что влекла меня, вдруг почувствовал, что мне стало легко.

Я открыл глаза, и в моей памяти с совершенной ясностью, до малейших подробностей, запечатлелось все, что увидел я в ту минуту.

Я увидел, что стою один посреди комнаты; вправо от меня, обступив что-то полукругом, столпился весь медицинский персонал; заложив руки за спину и пристально глядя на что-то, чего мне за их фигурами не было видно, стоял старший врач; подле него, слегка наклонившись вперед — младший; старик-фельдшер, держа в руках мешок с кислородом, нерешительно переминался с ноги на ногу, по-видимому, не зная, что делать ему теперь со своей ношей, отнести ли ее, или она может еще понадобиться; а молодой, нагнувшись, поддерживал что-то, мне из-за его плеча виден был только угол подушки.

Меня удивила эта группа; на том месте, где стояла она, была койка. Что же теперь привлекало внимание этих людей, на что смотрели они, когда меня уж там не было, когда я стоял посреди комнаты?

Я подвинулся и глянул туда, куда глядели все они…

Там на койке лежал я.

Не помню, чтобы я испытал что-нибудь похожее на страх при виде своего двойника; меня охватило только недоумение: “Как же это? Я чувствую себя здесь, между тем и там тоже я?”

Я оглянулся на себя, стоящего посреди комнаты. Да, это, несомненно, был я, точно такой же, каким я знал себя.

Я захотел осязать себя, взять правою рукой за левую: моя рука прошла насквозь; попробовал охватить себя за талию — рука снова прошла через мой корпус, как по пустому пространству.

Пораженный таким странным явлением, я хотел, чтобы мне со стороны помогли разобраться в нем, и, сделав несколько шагов, протянул руку, желая дотронуться до плеча доктора, но почувствовал: иду я как-то странно, не ощущая прикосновения к полу, рука моя, как ни стараюсь я, все никак не может достигнуть фигуры доктора, всего, может быть, какой-нибудь вершок-два остается пространства, а дотронуться до него не могу.

Я сделал усилие твердо встать на пол, но, хотя корпус мой повиновался моим усилиям и опускался вниз, а, достигнув пола, так же, как фигуры доктора, мне оказалось невозможным, Тут тоже оставалось ничтожное пространство, но преодолеть его я никак не мог.

И мне живо вспомнилось, как несколько дней тому назад сиделка нашей палаты, желая предохранить мою микстуру от порчи, опустила пузырь с нею в кувшин с холодной водой, но воды в кувшине было много, и она сейчас же вынесла легкий пузырь наверх, а старушка, не понимая в чем дело, настойчиво и раз, и другой, и третий опускала его на дно и даже придерживала его пальцем, в надежде, что он устоится, но едва поднимала палец, как пузырь снова выворачивался на поверхность.

Так, очевидно, и для меня, теперешнего меня, окружавший воздух был уже слишком плотен.

Что же сделалось со мной?

Я позвал доктора, но атмосфера, в которой я находился, оказывалась совсем непригодной для меня; она не воспринимала и не передавала звуков моего голоса, и я понял свою полную разобщенность со всем окружающим, свое странное одиночество, и панический страх охватил меня. Было действительно что-то невыразимо ужасное в этом необычайном одиночестве. Заблудился ли человек в лесу, тонет ли он в пучине морской, горит ли в огне, сидит ли в одиночном заключении, — он никогда не теряет надежды, что его поймут, лишь бы донесся куда-нибудь его зов, его крик о помощи; он понимает, что его одиночество продолжится только до той минуты, пока он не увидит живое существо, что войдет сторож в его каземат, и он может сейчас же заговорить с ним, высказать ему, что желает, и тот поймет его.

Но видеть вокруг себя людей, слышать и понимать их речь, и в то же время знать, что ты, что бы ни случилось с тобой, не имеешь никакой возможности заявить им о себе, ждать от них, в случае нужды, помощи, — от такого одиночества волосы на голове становились дыбом, ум цепенел. Оно было хуже пребывания на необитаемом острове, потому что там хоть природа воспринимала бы проявление нашей личности, а здесь, в одном этом лишении возможности сообщаться с окружающим миром, как явлении неестественном для человека, было столько мертвящего страха, такое страшное сознание беспомощности, какого нельзя испытать ни в каком другом положении и передать словами.

Я, конечно, сдался не сразу; я всячески пробовал и старался заявить о себе, но попытки эти приводили меня лишь в полное отчаяние. “Неужели же они не видят меня?” — с отчаянием думал я и, снова и снова, приближался к стоящей над моей койкой группе лиц, но никто из них не оглядывался, не обращал на меня внимания, и я с недоумением осматривал себя, не понимая, как могут они не видеть меня, когда я такой же , как был. Но делал попытку осязать себя, и рука моя снова рассекала лишь воздух.

“Но ведь я же не призрак, я чувствую и сознаю себя, и тело мое есть действительное тело, а не какой-нибудь обманчивый мираж”, — думал я и снова пристально осматривал себя и убеждался, что тело мое, несомненно, было тело, ибо я мог всячески рассматривать его и совершенно ясно видеть малейшую черточку, точку на нем. Внешний вид его оставался таким же, как был и прежде, но изменилось, очевидно, свойство его: оно стало недоступно для осязания, и окружающий воздух стал настолько плотен для него, что не допускал его полного соприкосновения с предметами.

“Астральное тело. Кажется, это так называется?” — мелькнуло в моей голове. “Но почему же, что сталось со мной?” — задавал я себе вопрос, стараясь припомнить, не слышал ли я когда-нибудь рассказов о таких состояниях, странных трансфигурациях в болезнях.

Нет, ничего тут не поделаешь! Все кончено, — безнадежно махнув рукой, проговорил в это время младший доктор и отошел от койки, на которой лежал я.

Мне стало невыразимо досадно, что они все толкуют и хлопочут над тем моим “я”, которого я совершенно не чувствовал, которое совсем не существовало для меня и оставляют без внимания другого, настоящего меня, который все сознает и, мучаясь страхом неизвестности, ищет, требует их помощи.

“Неужели они не спохватятся меня, неужели не понимают, что там меня нет”, — с досадой думал я и, подойдя к койке, глянул на того себя, который в ущерб моему настоящему “я” привлекал внимание находившихся в палате людей.

Я глянул, и тут только впервые у меня явилась мысль: “Да не случилось ли со мною того, что на нашем языке, на языке живых людей, определяется словом “смерть”?”

Это пришло мне в голову потому, что мое лежавшее на койке тело имело совершенно вид мертвеца: без движения, бездыханное, с покрытым какой-то особенной бледностью лицом, с плотно сжатыми, слегка посинелыми губами, оно живо напомнило мне всех виденных мною покойников. Сразу может показаться странным, что только при виде моего бездыханного тела я сообразил, что именно случилось со мною, но, вникнув и проследив, что чувствовал и испытывал я, такое странное по первому взгляду недоумение станет понятным.

В наших понятиях со словом “смерть” неразлучно связано представление о каком-то уничтожении, прекращении жизни, как же мог я думать, что умер, когда я ни на одну минуту не терял самосознания, когда я чувствовал себя таким же живым, все слышащим, видящим, сознающим, способным двигаться, думать, говорить? Даже слова доктора о том, что “все кончено”, не остановили на себе моего внимания и не вызвали догадки о случившемся — настолько разнствовало то, что произошло со мною, с нашими представлениями о смерти!

Разобщение со всем окружающим, раздвоение моей личности скорее всего могло бы дать мне понять случившееся, если бы я верил в существование души, был человеком религиозным; но этого не было, и я водился лишь тем, что чувствовал, а ощущение жизни было настолько ясно, что я только недоумевал над странными явлениями, будучи совершенно не в состоянии связывать моих ощущений с традиционными понятиями о смерти, то есть, чувствуя и сознавая себя, думать, что я не существую.

Впоследствии мне неоднократно приходилось слышать от людей религиозных, то есть не отрицавших существования души и загробной жизни, такое мнение или предположение, что душа человека, едва только сбросит он с себя бренную плоть, сейчас же становится каким-то всеведущим существом, что для нее ничего нет непонятного и удивительного в новых сферах, в новой форме ее бытия, что она не только мгновенно входит в новые законы открывшегося ей нового мира и своего измененного существования, но что все это так сродни ей, что тот переход есть для нее как бы возвращение в настоящее отечество, возвращение к естественному ее состоянию. Такое предположение основывалось главным образом на том, что душа есть дух, а для духа не может существовать тех ограничений, какие существуют для плотского человека.

Предположение такое, конечно, совершенно неверно.

Из вышеописанного читатель видит, что я явился в этот новый мир совершенно таким же, каким ушел из старого, то есть почти с теми же способностями, понятиями и познаниями, какие имел, живя на земле.

Так, желая как-нибудь заявить о себе, я прибегал к таким же приемам, какие обыкновенно употребляются для этого всеми живыми людьми, то есть я, старался дотронуться, толкнуть кого-нибудь; заметив новое свойство своего тела, я находил это странным; следовательно, понятия у меня оставались прежние; иначе это не было бы для меня странным, и, желая убедиться в существовании моего тела, я опять- таки прибегал к обычному мне, как человеку, для этого способу.

Даже поняв, что я умер, я не постиг какими-нибудь новыми способами происшедшей во мне перемены, и, недоумевая, то называл мое тело “астральным”, то у меня проносилась мысль, что не с таким ли телом был создан первый человек, и что полученные им после падения кожаные ризы, о которых упоминается в Библии, не есть ли то бренное тело, которое лежит на койке и через несколько времени превратиться в прах; одним словом, желая понять случившееся, я подводил такие ему объяснения, какие ведомы и доступны были мне по моим земным познаниям.

И это естественно. Душа, понятно, есть дух, но дух, созданный для жизни с телом; поэтому, каким же образом тело может явиться для нее чем-то вроде тюрьмы, какими-то узами, приковывающими ее к несродному будто бы ей существованию?

Нет, тело есть законное, предоставленное ей жилище и поэтому явится в новый мир в той степени своего развития и зрелости, каких достигла в совместной жизни с телом, в положенной ей нормальной форме бытия. Конечно, если человек был при жизни духовно развит, настроен, его душе много будет более сродно и оттого понятнее в этом новом мире, чем душе того, кто жил, никогда не думая о нем, и, тогда как первая в состоянии будет, так сказать, сразу читать там, хотя и не бегло, а с запинками, второй, подобно моей, нужно начинать с азбуки, нужно время, чтобы уразуметь и тот факт, о котором она никогда не помышляла, и ту страну, в какую она попала, в которой никогда и мысленно не бывала.

Вспоминая и продумывая впоследствии свое тогдашнее состояние, я заметил только, что мои умственные способности действовали и тогда с такой удивительной энергией и быстротой, что, казалось, не оставалось ни малейшей черты времени для того, чтобы с моей стороны сделать усилие сообразить, сопоставить, вспомнить что-нибудь; едва что-либо вставало предо мною, как память моя, мгновенно пронизывая прошлое, выкапывала все завалявшиеся там и заглохшие крохи знания по данному предмету, и то, что в другое время, несомненно, вызывало бы мое недоумение, теперь представлялось мне как бы известным. Иногда я даже каким-то наитием предугадывал и неведомое мне, но все-таки не раньше, чем оно представлялось моим глазам. В этом только и заключалась особенность моих способностей, кроме тех, которые являлись следствием моего измененного естества.

Перехожу к повествованию о дальнейших обстоятельствах моего невероятного происшествия.

Невероятно! Но если оно до сих пор казалось невероятным, то эти дальнейшие обстоятельства явятся в глазах моих образованных читателей такими “наивными” небылицами, что о них и повествовать бы не стоило; но, может быть, для тех, кто пожелает взглянуть на мой рассказ иначе, самая наивность и скудость послужат удостоверением его истинности, ибо если бы я сочинял, выдумывал, то здесь для фантазии открывается широкое поле и, конечно, я бы выдумал что-нибудь помудренее, поэффектнее.

Итак, что же дальше было со мною? Доктора вышли из палаты, оба фельдшера стояли и толковали о перипетиях моей болезни и смерти, а старушка няня (сиделка), повернувшись к иконе, перекрестилась и громко высказала обычное в таких случаях пожелание мне:

— Ну, царство ему небесное, вечный покой…

И едва она произнесла эти слова, как подле меня явились два Ангела; в одном из них я почему-то узнал моего Ангела-Хранителя, а другой был мне неизвестен.

Взяв меня под руки, Ангелы вынесли меня прямо через стену из палаты на улицу.

Смерклось уже, шел большой, тихий снежок. Я видел это, но холода и вообще перемены между комнатною температурой и надворною не ощутил. Очевидно, подобные вещи утратили для моего измененного тела свое значение. Мы стали быстро подыматься вверх. И по мере того, как подымались мы, взору моему открывалось все большее и большее пространство, и, наконец, оно приняло такие ужасающие размеры, что меня охватил страх от сознания моего ничтожества перед этой бесконечной пустыней. В этом, конечно, сказывались некоторые особенности моего зрения. Во-первых, было темно, а я видел все ясно; следовательно, зрение мое получило способность видеть в темноте; во-вторых, я охватывал взором такое пространство, какого, несомненно, не мог охватить моим обыкновенным зрением. Но этих особенностей я, кажется, не сознавал тогда, а что я вижу не все, что для моего зрения, как ни широк его кругозор, все-таки существует предел, — это я отлично понимал и ужасался. Да, насколько, стало быть, свойственно человеку ценить во что-то свою личность: я сознавал себя таким ничтожным, ничего не значащим атомом, появление или исчезновение которого, понятно, должно было оставаться совсем незамеченным в этом беспредельном пространстве, но вместо того, чтобы находить для себя в этом некоторое успокоение, своего рода безопасность, я страшился… что затеряюсь, что эта необъятность поглотит меня, как жалкую пылинку. Удивительный отпор ничтожной точки всеобщему (как мнят некоторые) закону разрушения, и знаменательное проявление сознания человеком его бессмертия, его вечного личного бытия!

Идея времени погасла в моем уме, и я не знаю, сколько мы еще подымались вверх, как вдруг послышался сначала какой-то неясный шум, а затем, выплыв откуда-то, к нам с криком и гоготом стала быстро приближаться толпа каких-то безобразных существ.

“Бесы!” — с необычайной быстротой сообразил я и оцепенел от какого-то особенного, неведомого мне дотоле ужаса. Бесы! О, сколько иронии, сколько самого искреннего смеха вызвало бы во мне всего несколько дней, даже часов тому назад чье-нибудь сообщение, не только о том, что он видел своими глазами бесов, но что он допускает существование их, как тварей известного рода! Как и подобало “образованному” человеку конца девятнадцатого века, я под этим названием разумел дурные склонности, страсти в человеке, почему и самое слово это имело у меня значение не имени, а термина, определявшего известное понятие. И вдруг это “известное отвлеченное понятие” предстало мне живым олицетворением! Не могу и до сих пор сказать, как и почему я тогда без малейшего недоумения признал в этом безобразном видении бесов. Несомненно лишь, что такое определение совсем выходило из порядка вещей и логики, ибо, предстань мне подобное зрелище в другое время, сказал бы, что это какая-то небылица в лицах, уродливый каприз фантазии, — одним словом, все что угодно, но уж, конечно, никак не назвал бы его тем именем, под которым понимал нечто такое, чего и видеть нельзя. Но тогда это определение вылилось с такой быстротой, как-будто тут и думать было незачем, как-будто я увидел что-то давно и хорошо мне известное, и так как мои умственные способности работали в то время, как говорил я, с какой-то непостижимой энергией, то я почти так же быстро сообразил, что безобразный вид этих тварей не был их настоящей внешностью, что это был какой-то мерзкий маскарад, придуманный, вероятно, с целью больше устрашить меня, и на мгновение что-то похожее на гордость шевельнулось во мне. Мне стало стыдно за себя, за человека вообще, что для того, чтобы испугать его, столь много мнящего о себе, другие твари прибегают к таким приемам, какие нами практикуются по отношению к малым детям.

Окружив нас со всех сторон, бесы с криком и гамом требовали, чтобы меня отдали им, они старались как-нибудь схватить меня и вырвать из рук Ангелов, но, очевидно, не смели этого сделать. Среди их невообразимого и столь же отвратительного для слуха, как сами они были для зрения, воя и гама я улавливал иногда слова и целые фразы.

— Он наш: он от Бога отрекся, — вдруг чуть не в один голос завопили они, и при этом уж с такой наглостью кинулись на нас, что от страха у меня на мгновение застыла всякая мысль.

“Это ложь! Это неправда!” — опомнившись, хотел крикнуть я, но услужливая память связала мне язык. Каким-то непонятным образом мне вдруг вспомнилось такое маленькое, ничтожное событие, к тому же и относившееся еще к давно минувшей эпохе моей юности, о котором, кажется, я и вспомнить никак не мог.

Мне вспомнилось, как еще во времена моего учения, собравшись однажды у товарища, мы, потолковав о своих школьных делах, перешли затем на разговор о разных отвлеченных и высоких предметах, — разговоры, какие велись нами зачастую.

— Я вообще не люблю отвлеченностей, — говорил один из моих товарищей, — а здесь уж совершенная невозможность. Я могу верить в какую-нибудь, пусть и не исследованную наукой, силу природы, то есть я могу допустить ее существование, и не видя ее явных, определенных проявлений, потому что она может быть ничтожной или сливающейся в своих действиях с другими силами, и оттого ее трудно и уловить; но веровать в Бога, как в Существо личное и всемогущее, верить — когда я не вижу нигде ясных проявлений этой Личности — это уже абсурд. Мне говорят: веруй. Но почему должен я веровать, когда я одинаково могу верить и тому, что Бога нет. Ведь правда же? И может быть, Его и нет? — уже в упор ко мне отнесся товарищ.

— Может быть и нет, — проговорил я.

Фраза эта была в полном смысле “праздным глаголом”: во мне не могла вызвать сомнений в бытии Бога бестолковая речь приятеля, я даже не особенно следил за разговором, — и вот теперь оказалось, что этот праздный глагол не пропал бесследно в воздухе, мне надлежало оправдываться, защищаться от возводимого на меня обвинения, и таким образом удостоверялось евангельское сказание, что, если и не по воле ведующего тайная сердца человеческого Бога, то по злобе врага нашего спасения, нам действительно предстоит дать ответ и во всяком праздном слове.

Обвинение это, по-видимому, являлось самым сильным аргументом моей погибели для бесов, они как бы почерпнули новую силу для смелости своих нападений на меня и уж с неистовым ревом завертелись вокруг нас, преграждая нам дальнейший путь.

Я вспомнил о молитве и стал молиться, призывая на помощь тех Святых, которых знал и чьи имена пришли мне на ум. Но это не устрашало моих врагов. Жалкий невежда, христианин лишь по имени, я чуть ли не впервые вспомнил о Той, Которая именуется Заступницей рода христианского.

Но, вероятно, горяч был мой порыв к Ней, вероятно, так была преисполнена ужаса душа моя, что едва я, вспомнив, произнес Ее имя, как вокруг нас вдруг появился какой-то белый туман, который и стал быстро заволакивать безобразное сонмище бесов. Он скрыл его от моих глаз, прежде чем оно успело отделиться от нас. Рев и гогот их слышался еще долго, но по тому, как он постепенно ослабевал и становился глуше, я мог понять, что страшная погоня отставала от нас.

Испытанное мной чувство страха так захватило меня всего, что я не сознавал даже, продолжали ли мы во время этой ужасной встречи наш полет, или она остановила нас на время; я понял, что мы движемся, что мы продолжаем подниматься вверх, лишь когда предо мною снова разостлалось бесконечное воздушное пространство.

Пройдя некоторое его расстояние, я увидел над собой яркий свет; он походил, как казалось мне, на наш солнечный, но был гораздо сильнее его. Там, вероятно, какое-то царство света.

“Да, именно царство, полное владычество света, — предугадывая каким-то особым чувством еще не виданное мною, думал я, — потому что при этом свете нет теней”. “Но как же может быть свет без тени?” — сейчас же выступили с недоумением мои земные понятия.

И вдруг мы быстро внеслись в сферу этого света, и он, буквально,ослепил меня. Я закрыл глаза, поднес руки к лицу, но это не помогло, так как руки мои не давали тени. Да и что значила здесь подобная защита!

“Боже мой, да что же это такое, что это за свет такой? Для меня ведь та же тьма. Я не могу смотреть и, как во тьме, не вижу ничего” — взмолился я, сопоставляя мое земное зрение и забыв, или, быть может, даже и не осознавая, что теперь такое сравнение не годилось, что теперь я могу видеть и во тьме.

Эта невозможность видеть, смотреть, увеличивала для меня страх неизвестности, естественный при нахождении в неведомом мне мире, и я с тревогой размышлял: “Что же будет дальше? Скоро ли минем мы эту сферу света и есть ли ей предел, конец?”

Но случилось иное. Величественно, без гнева, но властно и непоколебимо, сверху раздались слова:

— Не готов!

И затем… затем мгновенная остановка в нашем стремительном полете вверх — и мы быстро стали опускаться вниз.

Но прежде чем покинули мы эти сферы, мне дано было узнать одно дивное явление.

Едва сверху раздались означенные слова, как все в этом мире, казалось, каждая пылинка, каждый самомалейший атом отозвались на них своим изволением. Словно многомилионное эхо повторило их на неуловимом для слуха, но ощутимом и понятном для сердца и ума языке, выражая свое полное согласие с последовавшим определением. И в этом единстве воли была такая дивная гармония, и в этой гармонии столько невыразимой, восторженной радости, пред которой жалким бессолнечным днем являлись все наши земные очарования и восторги. Неподражаемым музыкальным аккордом прозвучало это многомиллионное эхо, и душа вся заговорила, вся беззаботно отозвалась на него пламенным порывом слиться с этой общей дивной гармонией.

Я не понял настоящего смысла относившихся ко мне слов, то есть не понял, что должен вернуться на землю и снова жить так же, как раньше жил; я думал, что меня несут в какие-либо иные страны, и чувство робкого протеста зашевелилось во мне, когда предо мной сначала смутно, как в утреннем тумане, обозначились очертания города, а затем и ясно показались знакомые улицы.

Вот и памятное мне здание больницы. Так же, как прежде, через стены здания и закрытые двери был внесен я в какую-то совершенно неизвестную мне комнату: в комнате этой стояло в ряд несколько окрашенных темной краской столов, и на одном из них, покрытом чем-то белым, я увидел лежащего себя, или вернее мое мертвое окоченевшее тело.

Неподалеку от моего стола какой-то седенький старичок в коричневом пиджаке, водя согнутой восковой свечкой по строкам крупного шрифта, читал Псалтырь, а по другую сторону, на стоявшей вдоль стены черной лавке сидела, очевидно, уже извещенная о моей смерти и успевшая приехать, моя сестра, и подле нее, нагнувшись и что-то тихо говоря — ее муж.

— Ты слышал Божие определение, — подведя меня к столу, обратился ко мне безмолвствовавший доселе мой Ангел-Хранитель, — и готовься!

И за сим, оба Ангела стали невидимы для меня.

Совершенно ясно помню, что и как произошло после этих слов со мной.

Сначала я почувствовал, что меня как бы стеснило что-то; затем явилось ощущение неприятного холода, и возвращение этой утраченной мной способности чувствовать такие вещи живо воскресило во мне представление прежней жизни, и чувство глубокой грусти как бы о чем-то утраченном охватило меня (замечу здесь, к слову, что чувство это осталось после описываемого мною события навсегда при мне).

Желание вернуться к прежней жизни, хотя до этой поры в ней не было ничего особенно скорбного, ни на минуту не шевельнулось во мне; меня нисколько не тянуло, ничто не влекло к ней.

Приходилось ли вам, читатель, видеть пролежавшую некоторое время в сыром месте фотографию? Рисунок на ней сохранился, но от сырости он выцвел, облинял и, вместо определенного красивого изображения, получилась какая-то сплошная бледно-рыжеватая муть. Так обесцветилась для меня жизнь, превратясь тоже в какую-то сплошную водянистую картинку, и таковою остается она в моих глазах и по ныне.

Как и почему почувствовал я это сразу — не знаю, но только она ничем не влекла меня; испытанный мной ранее ужас от сознания моего разобщения с окружающим миром теперь почему-то утратил для меня свое странное значение; я видел, например, сестру и понимал, что не могу сообщаться с ней, но это нисколько не тяготило меня; я довольствовался тем, что сам вижу ее и знаю все о ней; во мне даже не явилось, как прежде, желания заявить как-нибудь о своем присутствии.

Впрочем и не до того было. Чувство стеснения заставляло меня все больше и больше страдать. Мне казалось, что меня словно жмут какими-то тисками, и ощущение это все усиливалось; я, со своей стороны, не оставался пассивным, делал что-то, боролся ли, стараясь освободиться от него, или делал усилия, не освобождаясь, как-нибудь сладить, одолеть его — определить не могу, помню только, что мне становилось все тесней и тесней, и, наконец, я потерял сознание.

Очнулся я уже лежащим в больничной палате на койке.

Открыв глаза, я увидел себя окруженным чуть не целой толпой любопытствующих, или, выражаясь иначе: с напряженным вниманием наблюдавших меня лиц.

У самого моего изголовья, на придвинутом табурете, стараясь сохранить свое обычное величие, сидел старший врач; его поза и манеры, казалось, говорили, что все это, мол, вещь обыкновенная, и ничего тут нет удивительного, а между тем в его устремленных на меня глазах так и сверкало напряженное внимание и недоумение.

Младший доктор — тот уже безо всякого стеснения буквально впился в меня глазами, словно стараясь просмотреть меня всего насквозь.

У ног моей койки, одетая в траурное платье, с бледным, взволнованным лицом, стояла сестра моя, подле нее — зять, из-за сестры выглядывало более других спокойное лицо больничной сиделки, а еще дальше за ней виднелась уже совсем перепуганная физиономия нашего молодого фельдшера.

Придя окончательно в себя, я прежде всего приветствовал сестру; она быстро подошла ко мне, обняла меня и заплакала.

— Ну, батенька, и задали же вы нам жару! — со свойственным молодости нетерпением поделиться поскорее пережитыми необычайными впечатлениями и наблюдениями, проговорил младший доктор. — Кабы вы знали, что с вами творилось!

— Да я отлично помню все, что происходило со мной, — проговорил я.

— Как? Неужели вы не теряли сознания?

— Стало быть — нет.

— Это очень, даже очень странно, — проговорил он, взглянув на старшего доктора. — Странно потому, что вы лежали настоящей кочерыжкой, без малейших признаков жизни, нигде ничего, ни-ни.Как же можно в таком состоянии сохранить сознание?

— Вероятно же — можно, если я и видел, и сознавал все.

— То есть видеть-то вы ничего не могли, а слышать, чувствовать. И неужели вы все — все слышали и понимали? Слышали, как вас обмывали, одевали…

— Нет, этого я ничего не чувствовал. Вообще тело мое было для меня совсем не чувствительно.

— Как же так? Говорите, что помните все, что было с вами, а ничего не чувствовали?

— Я говорю, что не чувствовал только того, что делалось с моим телом, находясь под ярким впечатлением пережитого, — проговорил я, думая, что такого пояснения вполне достаточно, чтобы понять вышесказанное мною.

— Ну-те? — видя, что я остановился на этом, проговорил доктор.

А я даже и запнулся на минуту, не зная, что же еще ему нужно от меня? Мне казалось, что все так понятно, и я снова лишь повторил:

— Я сказал вам, что не чувствовал только своего тела, следовательно всего, что касалось его, но ведь тело мое — не весь же я? Ведь не весь же я лежал кочерыжкой. Ведь прочее-то все жило и продолжало действовать во мне! — проговорил я, думая, что то раздвоение или вернее раздельность в моей личности, которая была теперь яснее Божьего дня для меня, была так же известна и тем людям, к которым я обращал мою речь.

Младший доктор хотел еще что-то возразить или спросить, но старший сделал ему знак, чтобы он оставил меня в покое, — не знаю уж, потому ли, что этот покой был действительно нужен мне, или потому, что из моих слов он вывел заключение, что голова моя еще не в порядке, и поэтому нечего толковать со мной.

Финал этого текста можно прочитать здесь.

Автор его стал монахом, постригся на Валааме (Финляндия), и потому, думается, в итоге пережил врачей, которые пытались спасти ему жизнь.


мое время все в руках Господних

Сережик Старк: Болезнь и смерть

Последнее лето жизни Сережика, лето 1939 года, о. Борис с семьей проводил в детской колонии в Эленкуре, в чудной по красоте местности. Там-то я и познакомилась с ними, близко узнала Сережика, сблизилась и подружилась с его родителями. Как я уже говорила, мы много времени проводили вместе. Сережик стал меня звать «тетей» и говорить мне «ты», приняв меня доверчиво и просто в свое родство.

Collapse )
  • Current Mood
    hopeful hopeful

Знак и Символ

Символ отличается от знака тем, что его значение установлено не людьми.

Люди могут использовать символ в качестве условного знака, но его символическое значение не исчезнет, а будет либо мешать, либо помогать коммуникации.

Люди ведь не единственные разумные существа во Вселенной. И установленные не нами смыслы мы ощущаем интуитивно, даже когда не осознаём их. Бессознательно.

Написано очень верно, но хотелось бы пример.

Пример привести легко, так как символов вокруг нас полным полно. Это и ночь, и солнце, и вода, и звезда, и рука, и верх с низом, и кость, и дерево и прочая, и прочая.

Но обсуждать любой из этих примеров будет трудно, так как всякий символ аффективен. Ведь бессознательное значение переживается на уровне сознания как некая энергия, требующая выхода. Тут есть, где разгуляться духам. Такие обсуждения часто кончатся ссорами.

Поэтому я приведу в пример КРЕСТ.

Этот символ имел религиозное значение всегда, с незапамятных времен.
Во всех культурах он символизировал дихотомию жизни и смерти. Где-то это символ жизни, где-то символ смерти.
Подлинный смысл Креста раскрывается в Евангелии. Это символ и смерти, и жизни одновременно. Это смерть ипостасной Жизни, распятой за грех, и Жизнь после смерти, побеждающей смерть.

Прошу прощения за экивок в дохристианство и внехристианство, крест, самый простой, с равными концами, это ещё и символ солярного календаря - годового цикла. Соединяет 4 даты. Поэтому свастика, слово означающее благословление, (разные её виды, включая "ветерок" - со спиралевидными инволюционными концами) есть символ времени. Его движения. Потому у будды зачастую свастика изображается на груди (есть и на ступнях). Ведь он предстает как господин времени.

Я думаю, здесь ход мысли людей, обожествлявших Солнце как источник жизни. (А дальше идёт осмысление цикличности его действия, отюда календарь, счёт времени и в итоге само время, притом год делится на четыре сезона и проч.) И этот ход мысли имеет основания в Первичном символизме, ведь у нас Христос именуется Солнцем Правды.

Особое мнение Анонимуса (из частной переписки)

Вдогонку к предыдущему тексту (О вирусе Короны) публикую особое мнение одного из моих читателей, пожелавшего остаться неизвестным.

Не-китайский короновирус



Эпидемию короновируса-2019 обычно описывают как начавшуюся в Ухане в районе рыбного рынка в ноябре 2019 года.
Такое описание не соответствует имеющимся данным из открытых источников.

В начале эпидемии было два критических события.

Первое событие: утечка и распространение смертельной и мало-заразной формы вируса в человеческой популяции в странах запада задолго до 2019 года.
Второе: мутация вируса в более заразную и, возможно, менее смертельную форму известную как SARS-CoV-2 произошедшее в районе рыбного рынка Ухани.

Делягин опубликовал статью о происхождении короновируса из США. Шарий опубликовал видео с репортажами украинского ТВ от 13 января рассказывающего о вспышке пневмонии со всеми признаками короновируса на Западной Украине в начале этого года.

Болезнь была очевидно занесена украинскими гастарбайтерами приехавшими домой на новый год и Рождество.
Американские военные лаборатории в Форте Детрик были временно закрыты американским CDC.gov из-за многочисленных нарушений в августе 2019 года. Многие авторы не верят в официальные версии распространения эпидемии.

В Италии эпидемия пневмонии со всеми признаками короновируса началась еще в конце лета — начале осени 2018 года (я видел графики заболеваемости в Италии, но не смог повторно найти их, найдёте добавьте в комменты).
Причиной эпидемию пневмонии тогда посчитали бактерию Legionella в 12 случаях из примерно 200. Бактерия Легионелла может вызывать пневмонию особенно у старых и ослабленных, но является условно патогенной и присутствует в окружающей среде. В обычных условиях Легионелла вызывает 1-3% случаев пневмонии. Зато когда ищут причину пневмонии и не могут найти всегда найдется Легионелла присутствующая практически везде.
Легионелла обычно способна вызвать очаг эпидемии в зданиях с неисправной системой кондиционирования и вентиляции, но я никогда не слышал о массовых вспышках заболевания вызванных Легионелла способных повысить общий уровень заболеваемости пневмонией в разы,
что соответствует росту заболеваемости пневмонией вызванной Легионеллой в сотню раз, за исключением случаев в Италии вызванных заражением Легионеллой питьевой воды.

Предыдущий случай распространения пневмонии вызванной Легионеллой произошел в 2003 году в Риме, что совпадает по времени с эпидемией SARS-1. Поиск Гугла показывает, что заболеваемость пневмонией вызванной Легионеллой достаточно обычно в Италии, но нет данных о массовых вспышках до 2003 года. Кроме того всплеск заболеваемости пневмонией вызванной Легионеллой не может продолжаться долго.
Для дальнейших рассуждений о возможности существования очага SARS-1 в Италии необходимо найти данные по заболеваемости пневмонией по регионам Италии за последнее десятилетие и получить комментарии от специалистов по эпидемиологии пневмонии.

Возможно SARS-1 продолжал ходить среди населения стран запада, и в частности Италии, и после окончания эпидемии 2002 — 2003 года. Другой вариант более поздняя утечка из лаборатории в США или Европе (или даже диверсия) мало заразной формы короновируса задолго до начала эпидемии в Ухане.
Автократические режимы США и стран запада скрывали от своих граждан информацию о природе и распространении первоначальной формы SARS-1 короновируса или родственных мутантов подобно тому как власти США скрывали масштабы эпидемии и количество жертв свиного гриппа в 2009 году.

Мутация вируса в человеческой популяции произошла не ранее ноября 2019 года, а возможно в декабре 2019 года.
Одна и та же мутация могла вызвать как рост заразности так и снижение смертности вируса, например снижение скорости развития заболевания с ростом инкубационного периода.
Более ранние случаи заражения произошли со старой версией вируса завезенной с запада в Китай. Многие заражения вне Уханя могли быть связаны со старой версией вируса.
После начала эпидемии в Китае, власти США решили, что причиной эпидемии были скученные условия жизни и общественный транспорт, а не мутация давно известного на западе вируса, что подтверждает расслабленный тон интервью
Михаила Фаворова (до недавнего времени Regional Program Director CDC.gov по Средней Азии, открыватель гепатита E) Эху Москвы 3 февраля. В этом интервью Фаворов говорит, что всё закончилось, а вакцина в пользу бедных никому не нужна.
Наличие мутаций короновируса было осознанно на западе только после начала новой волны эпидемии в Италии, Иране и Корее.
В интервью Настоящему времени от 25 февраля Фаворов в полной истерике: в Корее саботаж, с Чумной принцессой в Японии безобразная история, в Италии расслабленные умственно-отсталые лохи, одни я в белом. Журналист из Праги успокаивает Фаворова и за него домысливает.

Остается открытыми несколько вопросов, два по вирусу, и о механизмах преступного заговора западных режимов против собственных граждан.
Вопросы по вирусу причина и место первоначальной утечки и причина и место мутации в белее заразную форму начавшую распространяться в Ухане.

Первоначальное распространение вируса могло быть утечкой из лабораторий по халатности или в результате диверсии не позже лета 2018 года.
Маловероятно, что исходный SARS-1 находился в популяции на западе с 2002 года. После начала эпидемии в 2018 году был введён режим «военной» секретности.
Учёные ведущих стран в таком сценарии были информированы о начавшейся эпидемии SARS-подобного вируса под подписку о неразглашении и активно работали над методами лечения. Осуществлялось международное сотрудничество, в том числе в Институте вирусологии Уханя и центре Вектор под Новосибирском.

Мутация вируса могла произойти человеческой популяции в Ухане, или в следствии ещё одной утечки из лаборатории мутировавшего вируса.  Повторная утечка скорее всего произошла из Института вирусологии Уханя по вине международной группы исследователей работавших с мутировавшим вирусом в культуре человеческих клеток. Арест профессора Гарварда Чарльза Либера и двух китайских учёных 28 января, возможно, подтверждает версию утечки мутировавшего вируса.
Режимы запада и Китая пытаются совместно избежать ответственности, а в России стараются не подводить западных и китайских партнёров.


PS Этот текст следует считать не описанием реальности, а одним из направлений расследования. Одним из возможных сценариев в духе криминалистики. В наше время тоталитарные режимы Запада диктуют единственную возможную истину своим оболваненным гражданам. Все негодные начальству рассуждения раньше отметались в виде конспирологии, теперь в виде фальшивых новостей.
Такое управление осуществляется в рамках дискурсов, через задание границ мыслимого и дозволенного.
Множество существующих дискурсов и слоев в них позволяет задавать разные границы мыслимого и дозволенного разным кастам. Сбои с выходом мысли случаются часто и в наше время, но такие мыслепреступления объявляются фальшивыми новостями. В СМИ границы дозволенного задают «смелые» и высокоранговые «прогрессивные»
журналисты-голкиперы-гапоны вроде Оливера Стоуна, Майкла Мура, Наума Чомского-Хомского или Галковского.

Предлагается забыть о журналистских рангах. Равновесная статистическая физика -- наука о перечислении всех возможных состояний системы. Для каждого из этих состояний назначается вес и все эти состояния складываются вместе в стат-сумму, если стат-сумма сосчитана, то дело сделано. Из стат-сумы легко сосчитать термодинамическое описание системы. Сходный подход можно применять и для того, чтобы подняться над дискурсами.
Необходимо попытаться определить границы возможного, то есть мыслимого, в условиях отсутствия полной информации.
Наиболее важны граничные случаи, очерчивающие полный диапазон возможностей.
Если границы найдены, то их нужно проверять на ошибки, указывающие на необходимость ограничения фантазии и сжатия границ или наоборот, на возможности расширения границ возможного. Оценка как внешних «данных», так и собственных утверждений должна осуществляться критически. Нельзя просто верить СМИ и научным статьям если они якобы свободны от фальсификации или просто соответствуют критериям научной публикации. Пример этого разбирается в тексте про «не-китайский короновирус» на примере массовых вспышек пневмонии в Италии начиная с 2003 года вызванной возможно Легионеллой. Оказывается что границы мыслимого и возможного очень рыхлые.

О вирусе Короны

Она взойдет, товарищ, верь -
Звезда Полынь на небе алом,
Промчатся четверо коней
И из волны морской кровавой
Родится семиглавый зверь.

(Сергей Фефелов)

А может быть, просто
КАРАНТИНОМ ЕВРОПУ ЗАКРЫВАЮТ
для мигрантов
(c)

Но в любом случае --
"Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!"




Сегодня в мире прямо на наших глазах происходят очень интересные события, смысл которых мне пока не ясен.


То есть, в самом-то общем смысле он как раз ясен! Понятно, что мир идёт к своему концу -- ну, а куда ему ещё идти.
Но хотелось бы разобраться в логике происходящего, чтобы хотя бы в общих чертах понять, каким будет следующий шаг.

В конце 2019 года я написал непонятный мне самому текст (Черногория: первые искры Третьей мировой), в котором поделился с читателями своими странными переживаниями духовного характера. Сегодня уже очевидно, что эти смутные ощущения оказались действительно пророческими. Однако пока не видно, каким образом всемирная паника (или имитация паники) вокруг коронавируса может привести к Третьей мировой войне (главные события которой разыграются на Ближнем Востоке, и прежде всего на территории Турции).

(И да, я сразу принесу извинения тем, кто (как и я сам) предпочёл бы называть этот пресловутый вирус не коронавирусом, а короновирусом, как того требуют традиции русского языка. Во-первых, так называют его практически все: по статистике Гугля, на 200 "коронавирусов" в Рунете приходится всего 3 "короновируса". Во-вторых, в таком наименовании, быть может, и заключен какой-то особый смысл. Подобное словосложение не характерно для русского языка, зато очень даже характерно для английского. Буквально, оно означает "вирус короны" -- может быть, такое чтение не лишено смысла, в может даже быть, в него вложена какая-то порция знаменитого английского юмора.)

[Апокалиптическая версия вируса Короны]Разобраться в этом деле непросто, потому что тут как всегда в политике: очень мало достоверной информации и очень много всякого рода дезинформации, оставляющей простор самым радикальным толкованиям происходящих событий. Тут один товарищ неустанно бегает за мной (виртуально, в Сети), то и дело хватая меня за рукав и требуя, чтобы я написал текст, в котором бы опроверг "эпидемию короновируса как презренный фейк, истинный смысл которого в том, чтобы удушить Христианство под предлогом борбы с инфекцией. Ну, а что? Почему бы и нет. Как версия годится. Только не все факты укладываются в эту версию. Но это даже не главное.

Главное -- ну, допустим, коронавирус является фейком, и потому христианство душить пока не надо. Ну, и что? А если завтра пойдёт новая эпидемия действительно страшной какой-нибудь короначумы -- значит ли это, что тогда-то уж христианство и впрямь можно будет закрыть? Ведь в этом смысле не так уж важно, является ли сегодняшняя пандемия фейком. Какая разница? Ну, допустим, коронавирус и впрямь угрожает нашей жизни -- что же, неужели тогда мы прекратим служить Литургию? Смешной вопрос. Конечно же, нет! Мы всё равно будем продолжать. Так о чём заботиться и для чего борьться с фейком (если это фейк)? Или мы боимся, что испуганный народ перестанет ходить на службы? Да и пусть перестанет. Как говорится, меньше народу -- больше кислороду. Для того, чтобы совершить Литургию, достаточно двух человек. Если кто боится -- пусть молится дома -- и будет уверен, что при любой чуме Литургия наша не прекратится. Поэтому вопрос о фейковости вируса и вопрос о гонениях на Церковь под предлогом борьбы с вирусом -- это две разные проблемы, лишь отчасти пересекающиеся. И я не вижу никакого смысла смешивать их между собой.

По большому счету, если нынешнаяя падемия это фейк, то становится ещё интереснее: кому и для чего мог бы понадобиться этот фейк? чего таким образом хотят добиться и к чему ведут дело?


Есть хорошая версия, что КАРАНТИНОМ просто-напросто ЕВРОПУ ЗАКРЫВАЮТ (для мигрантов; заодно снижая нагрузку на социальную сферу на среднесрочный период).

Так ли это? Это мы скоро узнаем.

А пока хочется высказать несколько соображений самого общего характера. Прежде всего, понятно, что Третья мировая война продолжает потихоньку разгораться. Вряд ли, ой вряд ли этот коронавирус возник сам собою случайно, да ещё в таком месте и в такое время.



[Политическая версия: Британия и/или Италия?]Прежде всего, хочу разрешить сомнения внимательного читателя:

> Может ли вирус вообще быть полноценным оружием? Ведь цель Власти -- контроль над территорией. Потому вирус никто не будет использовать для войны, так как его нельзя контролировать.

Я не согласен с тем, что целью войны является контроль над территорией. Ведь война -- дело Власти, а контроль -- задача Управления. (Напомню, что мы начинаем строить свою теорию Власти с того, что последовательно различаем и не смешиваем эти две принципиально разные вещи!)

Смысл Власти -- не в контроле ресурса, а в том, чтобы не допустить контроля со стороны конкурентов. (См. заметку Определение Власти)

Это очень просто! В экономике человеку платят за то, что он что-то делает (контролирует). А в политике -- наоборот: за то, что НЕ делает (хотя мог бы). Мог бы убить -- а оставил в живых, какой хороший человек, надо ему заплатить. В этом смысл Власти.

Потому и войны ведутся не за контроль, а против контроля противника над спорной территорией. Цель войны -- посеять там хаос, сделать территорию неуправляемой. Противник отвечает встречным хаосом. При этом для сохранения контроля обе стороны прибегают к жестким мерам, ненормальным для мирного времени -- вводят военное положение, строгую дисциплину, крайним полюсом которой и является армия.

Итак, вирус -- нормальный, обычный способ ведения наступательной войны (сеять хаос). А карантин -- нормальный способ оборонительных действий (нагнетание порядка).

Вопрос в другом --  можно ли закончить и как закончить начатую таким образом войну?
Можно. Ну, например, можно иметь в загашнике противоядие (вакцину). А далее, в ходе войны противники могут пускать в ход новые и новые вирусы (или штаммы того же вируса), чтобы поддерживать нужный уровень хаоса.
Говоря вообще, война кончается, когда конкурирующие Власти признают, что им обоим выгоднее достичь соглашения, чем продолжать нагнетать друг у друга хаос. После этого всё успокаивается, происходит раздел территории, и дипломатия входит в фазу мирного сосуществования. И вот тогда-то Власть пускает в ход инструменты Управления.
С другой стороны, надо учесть, что война может длиться ВЕКАМИ. Примеры таких спорных территорий -- Афганистан, Колумбия.. Это называется failed states. Территории, где хаос стал привычным, и их в общем-то никто по-настоящему не контролирует, так как любые попытки контроля разбиваются о противодействие противника.

Alexey Matveev:

Проблема именно с этим конкретным вирусом в том, что у управления было 100 возможностей изобразить, что ничего страшного не происходит. Там куча смертей от сопутствующих болезней и можно было легитимно говорить, что дело не в вирусе. Но почему-то выбрали все валить на вирус и от него защищаться.
У меня есть версия, она плохая, но какая есть, что мы присутствуем при передаче власти Китаю. А переговоры проходили в момент турне Греты по миру. Договоренности достигнуты, сейчас фаза уточнения деталей.


В каком смысле власть -- Китаю?

Есть роль мирового лидера, она скорее про обязанности, чем про права, раньше была у США, теперь перешла к Китаю (версия очень плохая, я предупреждал)

Хорошая версия. Она соответствует моей версии, что к-вирус это удар по Европе со стороны англосаксов (сторонников союза Британии и США против Европы). Думаю, у них припасена и вакцина. Поэтому Англия и не боится эпидемии. Если так, что континентальная Европа при этом раскладе -- пострадавшая. Интересно, что более всего пострадали Франция и Италия, что намекает на нечто важное.

Sergey Mustafin:

Итальянские власти слишком явно подыгрывают паническим настроениям ((

Maksim Soloĥin:

В Италии живут Хозяева игры. Эпидемия может угрожать им лично. Ведь у них есть слуги. Даже есть угроза не так велика, она всё-таки реальна.

Sergey Mustafin:

Уж кто-кто, а хозяева вполне способны себя обезопасить. Государственный карантин, в силу своей низкой эффективности, может быть лишь дополнительной мерой, без которой при иных обстоятельствах вполне можно и обойтись

Maksim Soloĥin:

В чём тогда смысл избыточной активности по поводу эпидемии?

И снова:

А может быть, Люди просто стремятся извлечь максимальную пользу из создавшейся не по их воле ситуации? например, опять-таки карантином Италию закрывают (для мигрантов)?




Неделю назад я рассматривал "американскую" версию происхождения коронавируса:

[Американская версия]
Китай контролирует партийная верхушка, связанная с Британией. Им противостоят "комсомольцы", которые в свое время пытались сделать Перестройку (см. события на площади Тананьмэнь), центр которых находится как раз в Ухань, где и вспыхнула эпидемия. Эти "комсомольцы" связаны с США.
Далее два варианта. Некоторые говорят, что Англия траванула Ухань, чтобы угробить комсомольцев. Но может быть, это американцы воспользовались своей агентурой в Ухани, чтобы травануть весь Китай.


Надо заметить, что почти одновременно с Китаем вспышка коронавируса началась в Иране, который контролирует Франция, и который является главным оппонентом США на Ближнем Востоке.

Цитирую:

Коронавирус в Китай могли занести американские военные. Такое заявление сделал в своем Twitter в четверг пресс-секретарь МИД КНР Чжао Лицзянь.
https://iz.ru/986371/2020-03-13/v-pekine-dopustili-zanesenie-koronavirusa-v-knr-iz-ssha
Оказывается, в 2015 году вышла статья - куча соавторов, но главным центром кажется был Департамент Эпидемиологии Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл - в которой описывались результаты работы по конструированию вируса почти в точности такого же, как ставшего причиной инфодемии (при поддержке ВОЗ, которая удобно придала событию
статус 'пандемии') сегодня, в 2020м.
Еще интереснее то, что среди 15ти соавторов двое - китайцы из 'той самой' лаборатории в Ухане: "Chinese Academy of Sciences, Wuhan, China".
См. также на английском https://www.nature.com/articles/nm.3985

Marina Smirnova-Philidor: Китайские компании сделали программу Thousand talents и за 4 года заплатили ведущим Американским университетам 4 миллиарда долларов за приём студентов/ шпионов. Они как муравьи в муравейник все и притащили. Но как бы, когда сам украл, то и не пожалуешься. Все китайцы уверены, что это операция Американцев. В Америке компания по травле китайцев, пропаганда вещает, что они сами геномодифицировали в институте. В Индии и Израиле об этом открыто говорят по телевизору. Конечно, начало эпидемии именно в Ухани наводит на такие мысли. Мышей то едят по всему Китаю. Вероятность, примерно, как если бы эпидемия началась в Солсбери или Кольцово. Вот статья про арест студента и профессора Гарварда, описывающая процесс воровства: https://www.npr.org/2020/02/14/806128410/harvard-professors-arrest-raises-questions-about-scientific-openness

Есть и более тонкое мнение, различающее различные политические силы, действующие внутри США. Его высказывает человек, живущий в Америке и наблюдающий их ситуацию изнутри:

Сначала наступательным оружием был вирус. Но сейчас наступательным оружием стало принуждение к карантину. Америке очень не хочется устраивать карантин, но приходится.
Вместо поплевывания на жёлтых обезьян, Америка сейчас борется с угрозой многомесячного карантина.


В данном случае "Америка" означает гражданское общество США, высшей ценностью которого является личная свобода и независимость. Правильно я толкую?
Если да, то замечу, что у какой-то Власти в США могут ведь быть и другие ценности?

Напротив Америка означает власть. Эта Америка пала жертвой приема дзюдо.
власть навязывает миру стандарты поведения, лечения, всего... американская власть эту роль упустила... это был второй sputnik moment, теперь ждем лунной гонки.


Ага! То есть, теряет та Власть, которая 1) хотела бы навязывать миру стандарты и 2) очень дорожит идеалами личной свободы.
Но ведь в Америке может быть и Власть с другими идеалами, которая в то же время не желает навязывать миру стандарты. Кто за изоляцию и иерархичность общества. Ну вот Трамп, например.

В Америке есть фракция власти которая считает что прогресс движется технологиями а не социальными инструментами, и так же утверждается их власть, и время от времени она берет верх. Технократы против плутократов. В лице Китая технократы наконец получили пугало против плутократов. А если бы китай облажался, о было бы наоборот.

Ага. Значит, европейские Хозяева Китая (Британия) оказываются в одной связке с технократами.

У меня ощущение что когда национальные элиты гегемонов и сабгегемонов мутируют в плутократов они становятся обузой и легитимной жертвой для всех остальных. Объявляется сезон дикой охоты. Когда власть в Китае взял Си выглядело так что Китай стал обузой. Американские плутократы решили изобразить прогрессоров за счёт Китая но жестоко просчитались. Их обыграли. Sputnik-момент.


Таким образом, получается, что политическим эпицентром эпидемии может быть как Британия, так и США. Название коронавирус как бы намекает на первый вариант. Кроме того, по мере нарастания эпидемии внутри самих Штатов, "американская" версия этой эпидемии звучит всё более и более сомнительно.

Тем более представляется невероятной версия европейская. Континентальная Европа на данный момент кажется наиболее пострадавшей от коронавируса территорией. Если в Китае он уже как будто побежден, то в Европе пожар только-только разгорается.

С другой стороны, несомненно, что хитрые европейцы тут же увидели свою выгоду в происходящем и теперь активно используют вспышку эпидемии для того, чтобы потуже затянуть разболтавшиеся гайки в своих системах управления. (Закрыть Европу для мигрантов?)

[Европейская версия.]Тут надо заметить, что государства современного типа, с тотальным контролем, берут своё начало от эпидемии чумы в XVII веке. Так что для Европы это традиционный ход. На мой взгляд, мы наблюдаем скрытую мобилизацию всей планеты перед началом Третьей мировой войны. А по сути, если китайцев заразили американцы, это и было началом Третьей мировой. Как убийство Франца-Фердинанда в 2014 году.

Цитирую:

Можно вспомнить, как когда-то, давным-давно, в XVII веке, благодаря чуме образовалось современное общество всеобщего надзора, о чем повествует Фуке в своей знаменитой работе и в своих лекциях. Чума порождает паноптизм.


Цитирую:

Гипотетически можно предположить, что государству нужны такие эпидемии, которые провоцируют чрезвычайные положения, дабы продемонстрировать свою способность к надзору, управлению, исключению. В таких ситуациях власть государства усиливается, власть получает свою легитимность, наглядно демонстрируя, что без порядка и надзора со стороны государства множество людей в обществе умрет, общество ʺпогибнетʺ в хаосе, панике и страхе. Во время таких эпидемий суверенная власть, отменяющая законы и права, вторгающаяся в жизнь граждан выглядит полностью оправданной, а значит она нужна всем и всегда (ибо всегда есть опасность новой эпидемии или чего-нибудь похожего), нужно заботиться о сохранении такой власти, подчиняться такой власти. Ибо без надзирающего и упорядочивающего органа будет совсем плохо, что бы там не говорили теоретики свободы и прочего похожего.




Вот такой вот набор мнений.
Сразу хочу заметить, что все эти мнения не противоречат друг другу, но при желании могут быть представлены как фрагменты одного и того же пазла.

Давайте построим модель, описывающую эту ситуацию.

Пусть у нас имеются ТРИ попарно противостоящие друг другу центра Власти A, B и C. В одной из своих "программных" заметок (Правило треугольника) я показывал, что при таком раскладе обострение конфликта невыгодно ни одной из сторон. Каждому хотелось бы поссорить двух других, а самому -- занять позицию третьего радующегося. Число ТРИ это число МИРА, пусть и худого, вынужденного. И напротив, союз двух (против третьего) означает переход конфликта в фазу острого противостояния, так как в итоге мы имеем уже не ТРИ, а ДВА противостоящих центра силы.

Из самых общих соображений понятно, что между этими тремя центрами Власти должны возникать силы притяжения. Какие-то представители А и В тяготеют друг ко другу, рассматривая C как общего врага. Я было начал подробно рассматривать эти отношения в заметке Задача трёх тел, и сейчас я воспользуюсь цитатой оттуда:




Здесь мы имеем три условных "центра" власти A, B и C, но фактически три попарно противостоящих коалиции "королей":
1) A, AB, AC
2) B, BA, BC
3) C, CA, CB
Первая буква в обозначении "короля" символизирует принадлежность его к той или иной коалиции. А вторая буква показывает его политические предпочтения! Например, "король" AB принадлежит к коалиции A, но выступает противником лишь коалиции C, тяготея тем самым к союзу с коалицией B. При этом AB и BA, хотя и принадлежат к разным коалициям, однако обнаруживают близость, тяготение друг ко другу. В то время как AB и AC, хотя и принадлежат к одной и той же коалиции, оказываются в фактической вражде друг с другом, так как AB считает своим врагом C и ради победы над ним готов вступить в союз с BС, в то время как AC считает своим врагом именно B и мечтает, наоборот, вступить в союз с С, чтобы раздавить его.

Таким образом, ситуация "задачи трех тел" неизбежно приводит к разложению цельности каждой из трёх противостоящих коалиций и вместе с тем создает несколько противоречащих друг другу тенденций к образованию новых коалиций. Каждому "центру" Власти (A, B и C) потенциально противостоит целый "отрезок" (BC, AC и AD) соответственно.
Например, для C наиболее опасными врагами являются AB и BA, которых фактически не разделяет ничего, а союзниками для C выступают, с одной стороны, CB и BC, а с другой - CA и AC, которые противостоят друг другу.


Если воспользоваться этой универсальной логикой, то можно предположить, что политическим эпицентром пандемии коронавируса является та часть Британской политической элиты, которая тяготеет к США, и та часть элиты США, которая тяготеет к Британии -- в их общем противостоянии элите, контролирующей континентальную Европу. Понятно, что Брексит и избрание Трампа это успехи этих людей. Теперь вот новый успех -- пандемия коронавируса, вдруг делающая саму идею глобализации несколько сомнительной.

В то же время понятно, что внутри США должны быть силы, склоняющиеся (напротив) к союзу с Европой против Британии. Грубо говоря, это "глобалисты", противостоящие Трампу и педалирующие права всяческих заразных меньшинств.

Внутри Британии должны быть силы, тяготеющие к союзу с Европой и против США (ясное дело -- противники Брексита и Трампа).

Внутри Европы должны быть те, кто склонен к союзу с США против Британии (не удивительно, если их главный центр находится во Франции) -- по логике политической борьбы, они должны оказаться сторонниками нашествия мигрантов и противниками Трампа.
Ну и, наконец, внутри Европы должны быть и те, кто склонен, напротив, к союзу с Британией против США. Если эти люди, к примеру, контролируют Италию ("Чёрная знать"), то для них эпидемия коронавируса -- настоящий подарок судьбы, быть может, не совсем случайный.

Я никого ни в чем не обвиняю, а просто по старой привычке выстраиваю имеющуюся у меня скудную информацию о происходящем в удобную для восприятия схему. Для астрофизика это нормальный режим работы -- имея минимум информации, извлечь максимальное количество выводов.

Можно посмотреть на ситуацию и с такой стороны:

Коронавирус это пропаганда социализма.
А социализм это система управления военного времени.
Как подготовить расслабленный либеральный мир к войне? Надо его встряхнуть, нанеся первый взбадривающий удар лёгким бактериологическим оружием.
Связывая одно с другим, отмечу: иерархия и порядок это естественный инструмент Короны. А расслабляющий либеральный дискурс это главное оружие Франции.

Чего ждать в дальнейшем? Если я правильно понимаю логику происходящего, надо ждать ответного удара со стороны Франции. Он будет неожиданным и нанесён будет неизвестным образом, однако в целом направление удара предсказуемо: поссорить англосаксов, противопоставить Британию и США.
Как именно? Я не знаю, и это хорошо: думаю, очень большие люди очень дорого бы заплатили, чтобы это узнать.


[Ну, и под занавес -- немножко конспирологии.]Ну, и под занавес -- немножко конспирологии.


Попался мне в Сети весьма интересный документ!


Обратите внимание на дату. Коронавирус только-только появился на горизонте, а ФГБОУ ВО СтГБУ издаёт приказ, за невыполнение которого сейчас Санникову И.В. предадут суду.

Цитирую:

Главный внештатный специалист по инфекционным болезням министерства здравоохранения Ставропольского края Ирина Санникова госпитализирована с подозрением на коронавирус.
Она скрыла от руководства посещение Испании и, не выдержав положенный двухнедельный карантин, продолжила ходить на работу после возвращения.
В процессе работы Санникова контактировала с группой из 13 иностранных студентов, а также с 11 работниками кафедры, где она преподает. Все они в настоящий момент изолированы.
Ирина Санникова была госпитализирована 17 марта с подозрением на заражение коронавирусом.
По данному факту оперативники УЭБиПК Ставрополья начали проверку, в действиях Санниковой усматриваются признаки составов преступлений (https://t.me/operdrain/23122?single), предусмотренных ч.1 ст. 237 УК РФ и ч.1 ст. 293 УК РФ.

Конец цитаты.


Sergey Mustafin:
Можно предположить, что просто приказ датирован задним числом.
31 декабря едва ли было много приказов, так что для подвёрстывания к реестру ещё одного не надо химичить с нумерацией. Он наверняка последний в 2019 году. Есть и некоторое основание - именно 31 декабря Минздрав КНР официально известил ВОЗ об обнаружении нового вируса.
Интересно, есть ли аналогичные приказы по другим учреждениям Минздрава?

Marina Smirnova-Philidor
Вы даже представить не можете степень тупости и жадности и дезорганизации разных американских ведомств. Но люди ещё не научились, так хорошо геномодифицировать, что можно перепутать с натуральным. На месте операции остаются шрамы (неестественная последовательность аминокислот). Так что не убежал из лаборатории точно. А вот заразить от живой вакцины, привитой американским военным атлетам, теоретически мог.


[Кстати, о конспирологии]Вопрос читателя:

> Что теория заговоров говорит о короновирусе?

У меня к тебе просьба: не называй мою концепцию теорией заговора.
Теория заговора предполагает, что власть захватывает группа людей, прежде властью не обладавших. Примером теории заговора может служить советская версия революции 1917 года, согласно которой власть в России захватила группа людей под водительством Ленина.
Я придерживаюсь совершенно противоположной концепции! Я полагаю, что захватить власть невозможно; против одной Власти может бороться лишь другая Власть. В ходе борьбы за власть может быть уничтожена какая-то властная группировка, но она не может возникнуть. С течением времени количество независимых центров Власти лишь сокращается (этот процесс и составляет суть "глобализации"). И конечно же, за спиной большевиков изначально стояла старая Власть, которая в результате революции и получила контроль над Россией. Революция 1917 года в моих глазах это завоевание России сразу несколькими внешними силами, которые вначале вывели из игры русского Царя (при помощи предателей из Дома Романовых), затем сам Дом Романовых руками пронемецких большевиков, а затем самих этих большевиков в ходе репрессий 30-х годов. В итоге Россия сегодня контролируется из Лондона.
Эта концепция, как видишь, ни в коем случае не является теорией заговора, но диаметрально противоположна ей. Я не верю ни в каких заговорщиков, способных захватить власть. В моих глазах история Европы (и всего мира) это история конкурентной борьбы за власть, которую ведут между собой старые европейские Дома. Увы, Дом Романовых в ходе этой борьбы был уничтожен, а вместе с ним и Россия как независимое государство. То, что мы видим после 1917 года это не Россия, а призрак России, или лучше сказать, зомби, управляемый извне.


См. также Особое мнение Анонимуса (из частной переписки)

Нравы Поздней Античности

И после ужасающе материалистичных Страданий мученицы Февронии и утешительно-чудесного жития Конона Исаврийского позвольте мне предложить Вашему вниманию, скажем так, обыденное Житие, в котором присутствует и элемент чудесного, и серая банальность крестьянской жизни античного Египта (начало V века).


Между деревнями бывали ссоры из-за раздела воды, орошающей участки земли, от чего зависит ее плодородие. При этом нередко доходило до кровопролития и смертоубийства.

Однажды во время разлития Нила, опасность грозила деревне, в которой жила девственница по имени Пиамун, которая удостоилась дара пророческого. Множество народа с кольями и дубинами из сильнейшей деревни собрались разорить деревню её. Но блаженной деве явился Ангел Божий и открыл ей о предстоящем нападении. Она призвала старейшин своей деревни и сказала им:

— На вас идут из такой-то деревни; ступайте к ним навстречу и упросите их оставить свой замысел против вас, иначе все мы погибнем.

Устрашенные старейшины пали ей в ноги и начали просить ее и умолять, говоря ей:

— Мы не смеем идти к ним навстречу, ибо боимся их ярости и неистовства. Но сделай милость всему селению — выйди сама к ним навстречу и укроти их.

Святая не согласилась на это, но в своей келье всю ночь стояла на молитве, умоляла Бога и говорила:

— Господи, Судья вселенной, Тебе не угодна всякая неправда! Когда придёт к Тебе молитва сия, пусть святая сила остановит их на том месте, где постигнет.

Часу в первом дня (в седьмом часу утра, если считать от полуночи, как принято теперь) враги были уже за три поприща от деревни и на этом самом месте остановились, как просила святая, и никак не могли тронуться с места. Им открыто было, что это случилось по предстательству рабы Христовой Пиамун. Посему они послали в ее селение просить мира и сказать жителям:

— Благодарите Бога и праведную Пиамун: ее святые молитвы и вас спасли, и нас не допустили до великого греха.