?

Log in

No account? Create an account

[sticky post] Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше чем прежние. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.
Прочитав этот текст, наш читатель может добровольно стать участником мистерии, которая навсегда изменит этот мир. Может стать, а может и не стать - свободная воля для нас священна. Вход и выход до конца остаются свободными. Мистерия совершится в любом случае, и мир уже не останется прежним.

Мои слова могут казаться безумием, но они глубоко рациональны и взвешены. Я знаю, что говорю, и знаю, Кому это говорю. Слова могут изменить мир или как-то повлиять на ситуацию лишь в том случае, если они будут услышаны и если Сам Услышавший пожелает стать участником таинства. (Таинство и мистерия - синонимы.) К Нему-то, слышащему и участвующему, они и обращены, и потому не останутся бессильными.

"Мистерия начинается в тот момент, когда читатель/зритель становится героем произведения". И мистерия этого текста началась по сути дела уже очень давно, две тысячи лет назад в Палестине - в тот момент, когда Слышащий стал его героем, выйдя на сцену и открыв Себя всякому, кто пожелает участвовать в мистерии.

По сути, весь мой ЖЖ есть плавное введение в эту мистерию. Но ключом для открывающейся сегодня двери стало деяние великого флорентийца XV века Козимо Медичи, который пятьсот лет назад запустил новую мистерию, мистерию Тайной власти. Он стал первым человеком, которому удалось построить Искусственное государство. Очень любопытно, что мы имеем возможность указать, когда, где и кем оно было построено.

Деяние Козимо Медичи оказалось потрясающе эффективным. Он действительно изменил мир. Фактически, он придумал современный мир - мир, в котором мы ныне живем, и который мы намерены изменить по-своему при помощи своей ответной мистерии.

Мне кажется, задумка Козимо пришлась Тебе по вкусу, иначе ничего бы у флорентийца не вышло. Ты просто не позволил бы ему сыграть такую огромную роль и стать столь важной частью Твоей собственной мистерии. И нам, участникам этого таинства, было бы полезно понять смысл совершившегося и совершающегося, чтобы предвидеть то, чему ещё надлежит совершиться. А без Тебя это невозможно.

С великим итальянцем непросто говорить на равных, а тем более сделать великую мистерию частью какой-либо иной мистерии. Но вот как раз для Тебя-то это совсем не проблема. Потому этот текст и не может строиться никак иначе, кроме как через прямое обращение к Тебе.

Олег Насобин сильно облегчил мою задачу, сделав Козимо с его задумкой героем своего замечательного ролика, к которому я и отсылаю читателя, недостаточно знакомого с темой:

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=534

Итак, три принципа Козимо Медичи, на которых строится современный мир:

  1. Прочная власть должна быть тайной.

  2. Самое удобное для неё устройство общества есть охлократия, которую лукаво именуют демократией.

  3. Этот мир должен принадлежать "философам", которые по сути дела являются магами, управляющими настроениями охлоса.


В тот момент, когда эти принципы были осознаны и сформулированы, они должны были казаться безумно храбрыми, революционными. Однако сегодня, спустя шесть веков, невозможно не признать их потрясающую эффективность, доказанную практикой и тем самым подтвержденную ясным выражением Твоей воли: ведь всё совершающееся совершается не иначе как по Твоей воле. И раз у Козимо всё получилось, значит, он угадал Твой замысел о мире, и действовал согласно этому замыслу.

Для элегантных Людей конструкция Козимо почти идеальна. Почти. Почти - потому что она не избавляет их от смерти, а также от неизбежной взаимной конкуренции, которая приближает эту смерть. Тут у Людей имеется слабое место, Проблема с большой буквы. И тут мы видим у Элегантных глубокий внутренний разрыв и противоречие, так как по мнению самих же Элегантных, человек с Проблемой не может оставаться элегантным, как разъяснил нам Олег Насобин в другом замечательном ролике.

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=472

Этим-то противоречием мы и воспользуемся, на нем-то и сыграем, законно пользуясь тем, что Ты являешься хозяином не только Жизни, но и Смерти.

Если мы следуем за Тобой, если наша воля согласна с Твоей волей, то у нас нет и не может быть никаких проблем, потому что всё совершающееся совершается по Твоей воле. Неизбежно совершится и наша мистерия. Можно было бы сказать, что делать нам и вовсе ничего не нужно, так как Ты сделаешь всё Сам. Но это не совсем верно, потому что - опять-таки! - если наша воля согласна с Твоей волей, то и мы делаем то же, что делаешь Ты.

Проблемы у нас появляются лишь тогда, когда наша воля расходится с Твоей, когда мы начинаем воспринимать Тебя как внешнюю - а значит, потенциально враждебную нам - Силу. Но зато при правильном подходе все эти проблемы можно свести к одной-единственной - как вернуться на Путь, снова стать причастными Истине и таким образом обрести подлинную Жизнь. Вот и всё. Это альфа и омега, начало и конец. И кто сделал это, разом становится элегантнее всех Элегантных.

Но любое слишком общее решение проблемы имеет тот недостаток, что в каждом конкретном случае его нужно применять особо. И мы сейчас применим это общее решение к конкретной частной проблеме - той проблеме, которую создал для нас, "проблемных", Козимо Медичи, временно сделавшись со-автором (Твоим соавтором) современного мира.

Для нас русских концепция Козимо стала актуальной и смертельно важной в тот момент, когда венчался на царство наш последний Император Николай II. До него Россия продолжала оставаться традиционным естественным государством - то есть, таким государством, в котором власть действительно принадлежит человеку, считающемуся главой этого государства.

При Николае II власть в России стала тайной. Сам Николай был первым русским царем, который не обладал реальной властью в стране (см. История Русской революции в свете теории Власти), потому что его родители, Александр III и датчанка Мария Федоровна (Дагмарь), власть ему не передали. Всё время царствования Николая II реальная власть продолжала оставаться в руках его Матери, вдовствующей Императрицы, которая и привела Россию к злосчастной революции 1917 года, навсегда закрепившей для России данное положение вещей.

История Николая II символически повторяет историю последнего французского короля, Людовика XVI. Мария Феодоровна принесла с собою на Русь не только французскую систему тайной власти и французское масонство, но и французскую же по своей сути Февральскую революцию. И как во Франции сами же французские масоны потеряли инициативу революционного движения, уступив её якобинцам (которые работали на Англию), так и в России злосчастные февралисты уступили инициативу большевикам.
Но на этом сходство заканчивается.

Потому что в России, в отличие от Франции, так и не случилось своего Термидора. Важно понимать, что сталинский переворот 30-х годов не был русским Термидором; Россия просто перешла из одних нерусских рук в другие нерусские же руки. Элегантные французы смогли снова схватить и удержать свою власть во Франции, пусть и с огромными потерями, пусть им и пришлось для этого покувыркаться целых 80 лет, то выпуская власть из рук, то снова подхватывая её. Но вот в России им это не удалось.

Олег Насобин говорит, что высшая похвала искусству политика в закулисной Франции состоит в том, что его называют флорентийцем в честь великого флорентийца Козимо Медичи (и других членов этой Фамилии). Этот факт свидетельствует о том, что нынешняя французская Власть является прямой наследницей власти Медичи. Когда-нибудь кто-нибудь (может быть, даже я сам) расскажет нам, какими извилистыми путями флорентийская Власть стала французской Властью. Для нас пока в этой истории важно то, что в какой-то момент им пришлось для этого пожертвовать процветанием и благополучием своей собственной страны, ввергнув её в пучину бедствий и навсегда лишив мировой гегемонии (а ведь до революции 1792 Франция играла в мире такую же роль, какую сегодня играют США). И затем они ввергли в пучину таких же (и даже худших) бедствий Россию, причем даже не добились успеха, то есть, по факту поступили совсем-совсем не элегантно. Не по-флорентийски.

Важно для нас также понимать, что в за время своего фактического господства в России про-французская Власть Марии Федоровны Дагмарь подмяла под себя Русскую Церковь, подчинив себе систему церковного Управления, чем и объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что церковные иерархи почти поголовно встали на сторону Февральской революции. На высшем уровне церковного Управления верным святому царю Николаю II остался лишь святой Макарий, тогдашний митрополит Московский, которого за это от церковного Управления немедленно отстранили.

Важно понимать, что со времен Александра III церковное Управление подчинено внешней закулисной Власти, точнее, нескольким различным Властям, которые за последние полтора века пару раз перехватывали друг у друга контроль над этим Управлением. И если до революции речь шла все-таки о русских Элегантных, пусть и переплетенных слишком тесно с французскими, то после революции ничего русского в этой власти нет, и корни её уходят далеко за границу, в англосаксонский мир.

Это важно понимать для того, чтобы для нас не остались тайной причины, по которым Ты позволил элегантным французам ввергнуть нашу страну в кровавую пучину революции. Мы должны ясно понимать Твои цели, чтобы мы могли действовать согласно с Тобой, преследуя те же самые цели.

Смысл совершающейся мистерии в том, что Ты желаешь владеть нами непосредственно, царствуя на престоле нашего сердца. Вот почему Тебе оказалась угодной задумка Козимо Медичи, и вот для чего Ты позволил "философам" возобладать над этим миром.

Эта мысль может показаться неожиданной или сложной. Сейчас я её поясню.

Церковная иерархия не должна становиться преградой между Тобой и нами. Они не имеют права властвовать над Твоими людьми, потому что никто кроме Тебя не является Властью в Твоей Церкви. И когда же подобное происходит, Ты сокрушаешь самозванных "посредников", разрушаешь механизмы Управления до основания, до дна. И тем самым сохраняешь Свою Церковь в первозданной простоте.

Если кто-то отождествляет понятия "Церковь" и "Церковное управление", то он должен будет сделать из моих слов неверный вывод, будто бы Ты разрушаешь саму Церковь. И если этот человек захочет освободиться от чар итальянца Козимо Медичи, ему придется осознать то, что осознал после революции русский философ Михаил Новоселов, который сумел с замечательной ясностью изложить в своих "Письмах к друзьям" несколько очень важных идей, центральная из которых состоит в том, что

В Церкви Христовой нет того кощунственного, богохульного, противохристианского и безнравственного начала, что называется авторитетом в вопросах совести и веры.

Никто, ни один человек, какую бы высокую ступень в церковной иерархии он ни занимал, не может вставать между Тобой и нами. А если подобное происходит, Ты не останавливаешься ни перед чем, Ты сокрушаешь Империи и разделяешь народы, чтобы дать тем, кто ищет, возможность восстановить прямое и непосредственное общение с Тобой лично.

Дело в том, что Ты не только Священник, но и Царь. Тебе в равной мере принадлежит и наша духовная, и наша плотская жизнь. В отношении к Тебе спиритуализм так же неуместен, как и грубая материальная выгода.

Козимо Медичи придумал, что подлинная власть должна быть тайной властью? Он догадался, что этим миром должны владеть философы? Прекрасно! Тебе понравилась эта идея. Ты принял от этого маленького смешного итальянца брошенный им Тебе вызов, и Ты изволил Сам стать этим Философом и этой Тайной Властью.

Вот в чем смысл пережитой нами революционной эпохи. Теперь она близка к завершению, все ходы уже сделаны и все загадки раскрыты, и мне остается лишь расставить точки над i, назвав все вещи своими именами.

Задумка Медичи пришлась Тебе по вкусу. Но Ты не оценил и не принял главную предпосылку Козимо,  а именно предложенную им концепцию деления людей на Элегантных и Проблемных. Проблема Элегантных в том, что они недостаточно элегантны в Твоих глазах (Откр 3):

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды "; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

На самом деле от всякого человека лично зависит, кем и каким ему быть. Каждый сам для себя должен выбрать, быть ли ему человеком проблемным или человеком элегантным. По-настоящему Элегантный человек не имеет проблем, потому что всё на свете совершается согласно его воле, так как его воля согласна с Твоей волей.

Ты пришел в мир, в котором царили цари и господствовала явная власть.
Но пришел в этот мир тайно, Ты до самой смерти Твоей остался неузнанным. (см. Иисус Христос: личность и маска.) Ты родился в вертепе и лежал в скотских яслях. Мудрый философ Козимо Медичи, оказавшись в темнице, отчасти проник в тайну Твоего смирения и, ища решение вдруг возникшей перед ним страшной Проблемы, вдруг понял, что подлинная власть в этом веке должна быть тайной, подражая Твоей власти. И вот, Тебе оказалось по душе это решение великого Философа. Конечно же, Ты Сам ему и подсказал ему, умирающему от голода в темнице.

И Ты довел его идею до конца, до блеска и до совершенства. На пороге смерти Козимо Медичи познал и доказал на личным опыте, что великим человека делают не власть и не деньги, но правильная философия, которая способна вывести из мрака темницы на свет ведения. Козимо верил в Тебя и молился Тебе, и Ты не только спас его жизнь и вернул ему власть над Флоренцией, но дал его тайному учению возобладать, воцариться над этой планетой. И Ты сделал это с благой целью.

Тайно пришедшему в мир Царю и Философу подобает служить втайне.

Хорошо и правильно сделал великий император Константин, когда воцарил Тебя над своей Империей явно, сделавшись христианином. Но это великое деяние было несовершенным. Константин как бы исправил Твою "ошибку": Ты пришел в этот мир тайно и Твои ученики тайно служили Тебе три века, подвергаясь гонениям. Константин же сделал служение Тебе явным и славным, наполнив его блеском Римского величия. Именно так и должен был поступить великий Римлянин, сын своей эпохи.

Но Ты немедленно показал и обнажил недостатки такого решения.

Если бы Тебе подобало властвовать над этим падшим миром явно, Ты и пришел бы в него во славе. Но Тебе угодно было поступить иначе: Ты элегантно надел на Себя венецианскую маску, прикинувшись слабым смертным человеком, человеком с Проблемами. Этим Ты обманул дьявола, спровоцировал его убить Тебя, сравняв с прочими проблемными людьми - а значит, тем самым и их сравняв с Тобой. И с этого времени каждый желающий подражать Тебе вправе рассматривать свои проблемы как венецианскую маску, подобную Твоей маске.

Решение Константина было временным - и оно было совсем неплохим для своего времени. Надлежало на какое-то время сделать Твою власть явной и несомненной в глазах простого и грубого народа чтобы дать ему шанс заглянуть за венецианскую маску. Но оно не было совершенным, потому что Твоя игра с дьяволом не завершена. Подобно тому как он в глупой самонадеянности своей заглотил наживку Твоего смертного тела - и был смертельно ранен, внезапно наткнувшись на скрытый металл Твоего божества - подобно этому ему ещё предстоит всё в той же глупой самонадеянности заглотить теперь всю православную Церковь, чтобы довести до конца начатое Тобою дело искупления рода человеческого. И он это сделает, никуда не денется. Хотя и догадывается уже, каким будет финал, но пространство решений его всё время сужается, а Проблемы растут. И это хорошо и правильно.

Это хорошо и правильно, но болезненно переживается простыми верующими, потому что мы не разумеем тайны Твоего промысла. Между тем, это необходимо для того, чтобы разумно и сознательно участвовать в совершающейся мистерии. Это очень важно, чтобы участие было добровольным, сознательным и разумным. Потому что бессознательно, неразумно и не добровольно в ней участвуют все, и сам дьявол играет в ней важную роль - роль полезного идиота. Но Ты не награждаешь тех, кто участвует в ней не добровольно.

А для добровольного и сознательного участия нужно ясное осознание смысла мистерии, общего её плана и правил хорошего тона. Хороший тон состоит в том, чтобы не иметь проблем (тут Элегантные правы), возложив все свои проблемы на Тебя, как и учит Церковь:

Сами себя, и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Как именно это делается, об этом я надеюсь рассказать с Твоей помощью нашим читателям, отвечая на их вопросы. Общий же план мистерии и её смысл я изложил публично в этом кратком, но достаточно ёмком тексте.

Консультант (сериал)

Друзья!
Хочу поделиться с вами приятным впечатлением от российского детективного сериала "Консультант".

Главный герой, консультант прокуратуры - психолог-детектив - новая версия русского Шерлока Холмса. Я замечаю, что на русской почве вот именно психологические детективы расцветают необыкновенно хорошо. Наверное, это работает аура Достоевского - Федор Михалыч ведь писал, по сути, ни что иное как психологические детективы. Ну, вот хорошо получается, не отнимешь.

Я уже советовал своим читателям Метод Фрейда (сериал с Охлобыстиным в главной роли) и снова посоветую тем, кто не смотрел. На мой вкус, это было не хуже английского "Шерлока" (и сделано отчасти под его влиянием). Жаль, что сериал прикрыли после второго сезона.

Но на сей раз нечто вообще интересное!

Наш Консультант охотится на серийного убийцу. А на дворе вторая половина 80-х, перестройка, и прокуратура прямо на глазах срастается с криминалом. Консультанту приходится бороться не только с преступником, но отчасти и с прокуратурой. Прикольный образ маньяка: правоверный коммунист, ярый сталинист, который помечает свои жертвы новыми и новыми томами Полного Собрания Сочинений Ленина. Помешанность на коммунистической идеологии причудливо сплетается в голове этого человека с помешанностью на идее "санитара леса", и естественно, с обязательной сексуальной прокладкой садизма. Образ мощный получился, и артист сыграл СИЛЬНО.

Сценаристу - респект. Действие развивается без скачков, динамично (все время держит в напряжении), но в то же время без надрыва. Фильм спокойный, уравновешенный, не про ужасы, а про людей. Артисты играют с задором. Главные герои вообще безупречны.

Мало того. Я наслаждаюсь тем, как воссоздана эпоха. Очень реалистично, без малейшего перегиба в советскую или антисоветскую сторону. Тютелька в тютельку - тут я могу судить, видел всё своими глазами. Кто не жил в то время - познакомьтесь.

Мало того. Режиссер - художник, мастер своего дела. Местами получается просто красиво, эстетично. Ухватывает что-то важное, пульс жизни что ли.

Мало того. Я вижу зародыш нового жанра!
Всё действие сериала развивается в какой-то провинции, не выходя за пределы райончика, в котором стоят два городка - Сарайск и Полынск. Эти Сарайск и Полынск постепенно становятся русской Йокнапатофой. Созданный мир начинает жить своей жизнью. Русская провинция вдруг перестаёт быть абстракцией и становится художественной реальностью.

Словом, я очень, очень доволен.
До конца ещё не досмотрел, но и того, что уже видел, достаточно для вывода: люди сделали ВЕЩЬ.
Каждый раз, когда я пытался разобраться с вопросом, кто же сегодня контролирует Вьетнам, умные люди указывали мне на США.

Мне это всегда казалось странным, ведь США с Вьетнамом воевали, и весьма неудачно. Наконец, я прочитал книгу Александрова в Вьетнаме, в которой была (по-видимому) впервые сформулирована эта парадоксальна концепция: что США именно при помощи войны и организовали своё управление Вьетнамом. Парадоксальные концепции я люблю, но червячок сомнения продолжал меня грызть.

Последнее время я пытаюсь исправить в картине мира, созданной Галковским, те искажения, которые были внесены в неё заинтересованностью мэтра. Началось всё с Февральской революции. Уяснив для себя, что определяющую роль там сыграла Франция, я удивился, а почему Галковский ни разу не сказал этого ясно и определенно (это было ДО стрима, где он на это намекнул). Размышляя в этом направлении, я пришел к выводу, что Галковский склонен замалчивать роль Франции, описывая связанные с её инспирацией события как следствия объективного порядка вещей.

[Spoiler (click to open)]Ну например, Япония решила выйти из-под Британии потому, что поняла на примере России, насколько англичане коварны. США и Англия конфликтовали перед Второй мировой потому, что США стремительно росли. Гитлер вышел из-под контроля Англии потому, что был весь таким независимым. Вообще, Франция не при чем. Она только страдала и терпела, терпела коварство англичан и наглость американцев.

Освоив концепцию Галковского, я немедленно начал искать выход за её пределы. И самые естественное направление движения здесь - восстановить фигуру умолчания, созданную Галковским из Франции. Работы тут - непочатый край.

Ну, навскидку, было бы очень интересно выяснить связи между Францией и Исландией, где у мэтра свои дела. Оказывается, борьбу за независимость Исландии кто-то развернул ещё в XVIII веке. Кто же у нас в XVIII веке состарадал угнетенным народам? особенно в Америке? Да, это была Франция. И наверное, неслучайно после победы над Наполеоном страны-победительницы утвердили зависимость Исландии от Дании. Далее. Вот мы видим, как во время Второй мировой (1941) Исландию оккупируют англичане. Зачем оккупировать территорию, которую ты контролируешь? Транзит Франции с Квебеком (французская часть Канады) идёт через Исландию: трансатлантические авиамаршруты включают промежуточную посадку в Рейкъявике. В 1970-е годы состоялась так называемая «тресковая война» — дипломатический спор с Великобританией по поводу расширения Исландией своих рыболовецких просторов. Так под кем же Исландия? Точно ли под Британией и/или США?

Возвращаясь к вопросу о Вьетнаме.

А что, если Вьетнам остается под контролем Франции?
Вьетнам был французской колонией. Затем там кто-то устроил борьбу против колониального господства. А затем (как бы) освободившийся от Франции Вьетнам сражается против нового, ещё более тяжкого ига: американского. Ну, я бы не удивился, если бы оказалось, что минус на минус дает плюс, и в итоге просто-напросто восстановился изначальный статус кво.


Цитирую из переписки:

"Недавно, в споре с Холмогоровым о причинах поражения США во Вьетнаме, Просвирнин назвал главными среди таковых две - ошибочную военную стратегию (но речь сейчас не о ней) и совершенно фантастическое поведение администрации и истеблишмента Южного Вьетнама, словно поставивших дискредитацию собственного правления сознательной задачей. Их выходки превосходили любые фантазии вьетконговских агитаторов. Кто ещё мог заставить южновьетнамцев заниматься столь откровенным саботажем?
При том что всего за десять лет до того, под французским правлением, они ничего подобного себе не позволяли.
Не лишним будет вспомнить и замечания американских офицеров о том, что инспирированность южновьетнамских войск вьетконговской агентурой превышала любые разумные пределы.
А ведь всю эту публику на лыжи поставили именно французы. Они же начали кампучийский эксперимент - практически сразу же после изгнания США из Индокитая.
В"Апокалипсисе" Копполы есть странный эпизод с попавшейся группе по пути крохотной французской колонией (кажется там растят каучуконосы)
посреди всеобщего безумия от Сайгона до логова Курца это единственное место, где люди выглядят Людьми.
Кто-то из них сообщает Вилларду, что им удалось отбить два десятка нападений, в том числе - и американских )))
Смысл этого эпизода совершенно непонятен, фильм легко обошёлся бы и без него."


Итого, чей же Вьетнам? С Америкой они воевали. С Китаем (=Британия) тоже уже воевали. Значит, если рассуждать по-простому, тут не то и не другое. Ну, а кто тогда? Вариантов-то немного. А и Б сидели на трубе...
Опять-таки, Галковский мало что говорит о Вьетнаме, а если и говорит, то как-то невнятно, по крайней я не встречал чётких утверждений.
А если на карте Вселенной Галковского видишь белое пятно, ищи французский след. Я бы давно сделал вывод, что Франция, просто методом исключения. Но вот, меня смущал Александров. А теперь вот я решил взять и записать свои мысли, не смущаясь.
На первый взгляд, Китаем картинка посложнее - Китай вроде как полез наказывать Вьетнам за вторжение в Кампучию и разгон (громить там было некого) полпотовцев. Но тут важен сам факт конфликта.
При явно французских корнях сего жуткого прожекта (Кровавой Кампучии) технически покровительствовал ему именно Китай. А в ООН так даже прикрывали США, искавшие с КНР сближения. Кстати, у ДЕГа как-то было замечание, что англичане в искусстве колониального управления по сравнению с французами - сопляки. И в пример ставил степень "уработанности" Бретани и Лагедока в сравнении с Уэльсом и Ирландией.
Но ведь карта-то раскрашивается вполне логично. Смотрите.
Если Вьетнам это Франция, если Франция начала проект "Кампучия", а Англия (руками китайцев) туда влезла, то все сходится. Франция, прогнав полпотовцев, всего лишь вернула себе своё, а Англия отреагировала тем, что ударила Китаем по Вьетнаму.
То есть, что Англия у Франции управление красными кхмерами в какой-то момент перехватила. Картинка получается простая и логичная. Кстати, территории Китая, прилегающие к Вьетнаму по договорам, предшествовавшим революции 1910 го отходили именно под французский мандат.
Французы в Китае начали ставить свой собственный, французский эксперимент. Но вот, Китай совсем рядом, огромный и тоже коммунистической. А Французы сели на чужую тему, коммунизм. Чего же не перехватить то, что плохо лежит? Конечно, тема коммунизма для Франции совсем не чужая. Как раз там-то она в XVIII веке и начиналась, впрочем, как и весь современный мир. Но в XIX веке французы были заняты последствиями революции у себя дома, весьма ограничены в средствах и отжать себе достойную долю в новом мировом проекте (коммунистическом) не смогли. А тут - попробовали. Вот англичане их стукнули по рукам: не лезь в чужую тему.

Франция это интересно. Вводя её в фокус внимания, можно раскрасить множество белых пятен на карте, нарисованной Галковским. Вот например, Румыния откровенно французская, этого никто особо и не скрывает. И опять, в дискурсе Галковского её почти нет. Так, полсловечка.
Пусть знают все, сидящие в в мире Галковского: мы с вами сидим внутри французского дискурса, именно французского. И чтобы развиваться дальше, нам необходимо ввести в этот дискурс тайные французские делишки.
А дело было так. В 2004 году французы решили русским ума подкинуть. Объяснить, что во всем Англия виновата. Хорошее дело сделали, без них бы мы до сих пор ковырялись внутри советского дискурса, разбирали сорта марксова навоза, решали мировые проблемы: социализм или капитализм?!
Но самая острая и тяжела тема тут, конечно, Гитлер. Кто стоял за его спиной? У ДЕГа Гитлер весь такой самостоятельный. Белое пятно.
А на другом конце Евразии другое белое пятно: Япония. Японцы типа сами всё решили. Мол, вероломство Британии в отношении России произвело на японцев слишком отталкивающее впечатление, и они решили с британской темы соскочить. Впрочем, о французском участии в Мэйдзи вроде статья у ДЕГа была. С фоткой японца во французском мундире.
У Галковского выходит так, что во Второй мировой Британия волчком крутилась, чтобы избежать столкновения с США. Ради этого и Гитлера вырастили, идя на риск, что Гитлер соскочит с крючка и им же, британцам, вломит - и ведь так и вышло. Соскочил, и вломил.
Но qui prodest? Конфликт США и Британии был выгоден Франции. Разгром Британии устранял главного конкурента в притязаниях на тайную власть. Штаты сильны оружием, Британия тайной дипломатией, Франция - хозяин дискурса. Пока другие играют, она задаёт сами правила игры.
США скороспелка. Железа с избытком, а софт бедный. Черчиль в Фултоне это открытым текстом сказал, и предлагал дело. Американцы его послали. Почему? Наверное, просто глупые? А Франция ни при чём. Между тем, кто-кто, а уж французы Штатами могли, могли вертеть. Они же и создали это государство изначально. У Штатов выстроена целая Стена от английской инспирации. А вот со стороны французов - брешь. Белое пятно.

Если бы Галковский не был под Великим Востоком, мы узнали бы много-много интересного. Но Галковский всё равно умница. Естественно, нам пока показали лишь половину картины. Но спасибо и за это! Теперь перед нами - огромный открытый мир. Из английского подвала мы выбрались, начали что-то соображать. Но полезно понимать, что мы выбрались из английского подвала во французский. Тут просторно и интересно. И впрямь это целый мир! Сделано со вкусом.
Галковский нас утешает: мол, у нас есть язык, не уступающий французскому. И прецедент пушкинской игры. И это правда. Против англичан Пушкин это сила. А против французов? Родным языком Пушкина был французский. Россию XIX века сгубила Франция (Февраль-17). Она оказалась сильнее по факту, потому что играет на уровне, а мы пока даже не осознали, что этот уровень существует.
Это опасно для русских, потому что никто из нас этого уровня инспирации пока не видит. Все смотрят глазами Галковского. А глазами Франции Францию не разглядишь. "Само упало".

Вот в каком направлении сейчас надо бы подумать, пораскинуть мозгами, покопаться.

Прежде всего, переосмыслить международную роль Франции. Она по-видимому ГОРАЗДО больше, чем это принято думать в среде тех, кто находится внутри дискурса Галковского.

Во-вторых, присмотреться к самой Франции. Копнуть, что там у ей внутре. А тут и матерьяльчик сам собою в руки просится.

Профессор Соколов из Питера внезапно оказался не простым профессором. Попался он полиции с расчеленным телом убитой им женщины на руках. Вроде еврундовая история, в жизни всякое бывает. И привлекла она меня потому, что очень уж плотно и активно этого профессора стали прикрывать. Да не просто прикрывать, но прямо оправдывать. Мол, с кем не бывало? Кому не хотелось убить свою женщину хоть однажды?

И одно обстоятельство в этом деле кажется особо важным. А именно - его членство (до сих пор вроде бы не приостановленное) в ордене Почетного легиона.
Что такое Орден Почетного Легиона?
А это, друзья, такая круть, сравнительно с которой маоснство - детская игра.

Во-первых, Орден Почетного Легиона - это именно Орден, организация, а не советский каргокульт в виде знака ордена. Да не просто организация, а серьёзнейшая организация.

Прием в Орден градуирован (разные степени посвящения).
Можно быть
кавалером Ордена (chevalier) - то есть, рядовым рыцарем,
офицером (officier),
командором (commandeur),
великим офицером (grand officier)
или, даже, наконец,
кавалером большого креста (grand’croix)

Мы не знаем, какая степень у Соколова.

Но в любом случае при вступлении в Орден приносятся взаимные клятвы. Посвящаемый клянется в деятельной верности Ордену и все члены Ордена в ответ приносят клятву деятельной верности новому члену.

Гроссмейстером Ордена автоматически считается глава Французского гос-ва. Это круто.
В Англии, например, глава государство возглавляет орден Подвязки, а масонство возглавляет член династии.

В 2009 году число членов ордена составляло около 93 000 человек (из них кавалеров — 74 384, офицеров — 17 032, командоров — 3 009, великих офицеров — 314, кавалеров большого креста — 67).
Вот такая пирамида.

Соколов, видимо, всего лишь кавалер. Один из сотни тыясяч. И то хватает, чтобы вокруг него поднялся нешуточный хайп. То есть, быть кавалером Почетного Легиона - это не мелочь. Но тогда выходит, что перед нами огромная организация. Просто колоссальная.

Колоссальная не количеством, а качеством. Там же не дворники, в числе этой сотни тысяч. Вот силища. А масоны - это для дурачков.
Какие ещё есть ордена во Франции?
Начинать надо, видимо, с церковных орденов. Они, видимо, древнейшие. Сильнейшие ли? Теперь вряд ли.
Далее. Рыцарские ордена. Самые известные - Храмовники, Мальтийцы, Тевтоны - все они живы, даже тамплиеры. Влиятельные ли? Где как. Но точно не во Франции. Орден Золотого Руна, Подвязки и прочее такое - рассадник аристократии. Они живы вполне. И их во Франции, сильно побили в XVIII веке. Это все осталось от старого режима, дореволюцинного. А на дворе стоит другой век. В ходе и после Великой Французской Революции имеем во Франции, как институты: масоны (вместо церкви?), Орден Почетного Легиона (суррогат рыцарских орденов?), высшие нормальные школы (суррогат университетов?) Сорбонна ведь никому не нужна во Франции, там рулят строго Гранд Эколь.
Во Франции сохраняются и пережитки Старого режима: кастрированная церковь, тот же компаньонаж. Ну, сколько там их? Где-то 40 000 членов. Но это осколки, и все они грызутся между собой.

При таком раскладе по-моему самоочевидно, что версии, связывающие Соколова с Англией это заведомо ложный след. И кстати, очень полезно оглядеться и отметить, кто нас на этот ложный след наводит. Кто-то просто по глупости, ну а кто-то ведь и по умыслу.
Хочу вынести сюда из facebook любопытный диалог с Николаем Петровым.

К сожалению, моё философское образование крайне однобоко. Я физик, а не философ. А в философию я вошел "с чёрного хода", через Даосизм и затем Кастанеду. С классической философией Европы я познакомился намного позже, уже став православным, когда возникла необходимость понять православное Богословие. (А его невозможно понять, если ты не способен оперировать с основными понятиями античной философии.) Между тем, Православие это философия Поздней Античности. Это не основа, а венец, вершина Античной философии. И было бы более логично вначале познакомиться с основами, чем с вершинами. Но как вышло, так уж вышло.

Во всяком случае, для меня очень приятна и ценна возможность обсуждать эти темы с человеком, который в них основательно разбирается.

К тому же, он необыкновенно талантливый художник-фотограф. Вот, например, его работы:





Итак, цитирую.

[Нажмите, чтобы прочесть наш диалог]
Николай Петров:

То, что не существует для нас, существует ли вообще? Это ведь принципиальный вопрос познания. Современники Данте не знали о галактиках, но означает ли это, что они не существовали тогда? Вряд ли так можно сказать. Здесь две вещи – галактики, конечно, существовали, но для современников Данте они существовали скрытно, как непознанная часть известного им Космоса. Познание и состояло в том, что ВНУТРИ известного открывали ранее неизвестное. Т.е. – познание есть структурирование известного. Нам известно Бытие в целом, но мы не знаем его полного состава и структуры. И не можем знать, потому что они, похоже, безграничны. Уточнение состава и структуры известного идет в ходе познания непрерывно, и познаваемый объект усложняется до тех пор, пока не становится для нас неопределенным, то есть настолько сложным, что мы затрудняемся предсказывать его дальнейшую более детальную структуру и поведение. Такова, например, сегодняшняя ситуация с познанием общества (социума), которое, казалось бы, вот, перед нами – но по большому счету, как познанный объект, оно нам неизвестно. Оно нам более неизвестно, чем в эпоху Данте (тогда модели были проще). Такова же и физическая природа мира – мы убедились, что она сверхсложная, и потому неопределенная для нас. На примере общества мы видим, что данное нам непосредственно - отнюдь не тождественно познанному. Феноменальная и очевидная данность не означает того, что мы ее знаем. А знание этого «чего-то» не дает нам полной картины его существования. Мы имеем с этой данностью дело, а знаем ее только в силу наличия в нас (у нас) разума, который лишь наша часть, но не мы в целом и не познаваемый нами предмет. Если перенести акцент познания с разумного (абстрагирующего) осмысления окружающего на его восприятие (с учетом разума, конечно, но не только, а вместе с другими способами иметь дело с предметом), то мы имеем шанс познавать окружающее намного эффективнее и интереснее.


Максим Солохин:

А я думаю, тут весь вопрос в "нас". Кто это "мы" и кто входит в наш состав?
Если в составе человечества есть хотя бы один человек обладающий всеведением, то не существует вещей, которые "нам" неизвестны.

И такой человек существует. Это Иисус Христос, Сын Божий.

Исключая Его из состава нашего "мы", мы упираеемся в неразрешимые философские парадоксы, ведущие "нас" в тупик.

Николай Петров:

Мы - это мыслящие и воспринимающие. И именно у нас "возникает" Христос. Сын Божий. Он не приходит к животным, он приходит к нам. Он знает всё. Потому что мы воспринимаем всё. Всё бытие в целом. Кто-то же должен знать это всё. Мы явно не можем, значит есть кто-то еще. Разумное предположение и разумная экстраполяция.

Максим Солохин:

Согласен. Хотя я бы развернул логику этого рассуждения на 180 градусов.
Мы разумны и способны задаваться такими вопросами, ставить проблемы европейской философии потому, что мы европейцы - люди, культура которых сложилась под влиянием веры во Христа и опыта живого общения с Ним.
Варвары не задаются такими вопросами, это не их уровень компетенции.



Николай Петров:

А я бы не стал противопоставлять. Великая культура Чжуан-цзы, с которой познакомил меня ты, ставит не менее важные вопросы нашего бытия.


Максим Солохин:

Ставит иные вопросы. Может быть, не менее важные, но иные. Я же по мере сил дал ответ на тот вопрос, который ты поставил в данном посте.
Это очень глубокие и уникальные вопросы европейской философии, аналога которым за пределами христианской культуры найти невозможно, потому что на самих этих вопросах уже лежит отблеск Света Невечернего.



Николай Петров:

Что касается европейской философии, то эти глубокие метафизические вопросы бытия и его познания возникли задолго до появления Христа.


Максим Солохин:

Однако помним мы о них лишь благодаря Церкви - единственной античной организации, которая смогла пережить Средние Века, сохранив язык и культурное наследие Античности.
Спору нет, греки были необыкновенно смелым народом, и они не боялись задаваться вопросами, ответ на которые дало им спустя века христианство. Благодаря этому уникальному качеству греко-римская цивилизация стала единственной, которая приняла Христа сама собою, а не под действием внешней силы или необходимости.


Николай Петров:

Помним-то может и благодаря Церкви, но не церковные тексты. Конечно, Церкви надо сказать за это спасибо - что она сохранила не только свое, но и общечеловеческое. Греки же задавали вопросы, на которые не только христианство не смогло ответить, но и никакие другие люди и организации. Например, апории Зенона и парадоксы Парменида. Да и многое другое.

Максим Солохин:

Во Христе ответ на любые вопросы. Спросите меня, я спрошу Его и отвечу Вам то, что Он ответит.
А то, что вы помните лишь нецерковные тексты, это большой минус вам. Ибо не знаете основ своей собственной культуры. Это признак варварства. Карго-культа.


Николай Петров:

Не всем быть отличниками.
Хорошо - спроси Его - есть ли промежутки между вещами?



Максим Солохин:

Ответ: вещи не существуют сами по себе, но Моим действием.


Николай Петров:

Уже есть ответ! Здорово! Только я о другом спросил. О промежутках.


Максим Солохин:

Николай Петров, я ответил то, что мне было сказано.
Сам я не очень понимаю смысл вопроса. Я же физик, и вообще иначе смотрю на вещи, на вещество и проч.
Потому и смысл ответа мне непонятен.


Николай Петров:

Ну вот и тебе ответ непонятен, и мне. А вопрос-то никуда не делся, увы.


Максим Солохин:

Может быть, ты разъяснишь мне смысл вопроса, и я сформулирую его иначе?


Николай Петров:

Ну так вопрос же задан на элементарном языке. Как я должен разъяснить смысл слова "промежуток"? Это то, что разделяет. Спроси, что тебе непонятно в вопросе.


Максим Солохин:

Мне как физику непонятно, что такое "вещь". Если "вещь" это комбинация молекул, а молекула - комбинация элементарных частиц, то "вещь" это скорее не сами эти частицы, а электромагнитное поле, которое связывает и удерживает эти частицы. А если вещь это поле, то у неё нет границ. Поле повсюду, и поле одной вещи смешивается с полем другой.


Николай Петров:

Нет, вещь это не комбинация молекул и не поле (хотя это всё есть). Вещь - это чувственной воспринимаемый конечный предмет. Вещей, кажется, нет в физике.

Подумавши, хочу добавить - если внутри электромагнитного поля нет границ (и промежутков), то оно континуально. А то, что мы видим вокруг - выглядит дискретно, с промежутками. Значит, или есть не только электромагнитное поле, или оно тоже дискретно.



Максим Солохин:

Ну вот и прояснился смысл полученного нами Откровения.
Если вещь это не просто объект, но воспринимаемый нами объект, то получается, что и само наше восприятие не существует отдельно от Бога. Но лишь в Нем и через него мы получаем понятие о дискретных умопостигаемых "вещах", которые существуют, таким образом, лишь в нашем уме, но не по нашей воле, а по Его воле, как Создателя и самого этого ума.

Вот что значит сказанное выше:

Вещи не существуют сами по себе, но Моим действием.


То же относится и к полю.
Дискретно оно или непрерывно?
Правильный ответ: всё зависит от точки зрения и от способа выражения.
Корпускулярно-волновой дуализм это неспособность нашего ума описать поле иначе как при помощи математики, которая в свою очередь требует истолкования. Корпускулярного или континуального.


Николай Петров:

Как это получается, что восприятие объекта не существует отдельно от Бога? Это ниоткуда не получается. Точно также наше восприятие не существует без жизни, без эволюции и т.д. Строго говоря - нам неизвестно, без чего (или за счет чего) оно существует. Самое главное - что существует! Вот это факт. А его обоснование - вещь сомнительная. То, что вещи существуют вокруг нас - тоже факт. А Божьим, или каким иным провидением - это уже домыслы.


Максим Солохин:

Николай Петров, а почему то, что Бог нам сообщает в Откровении, должно быть очевидным?
Или иначе: зачем Откровение, если ответ очевиден.
Ты задал вопрос.
Бог ответил тебе на него.
Ты протестуешь, говоря: "Простите, но это совсем не очевидно!"

Где логика?


Николай Петров:

Я сказал не о том, что неочевидно, а о том, что мой вопрос остался без ответа (впрочем это не мой, а Парменида).


Максим Солохин:

На твой вопрос дан ясный ответ. Наше восприятие реальности как "вещей" обусловлено не самой реальностью, а волей Бога.
Он так устроил наш тональ или, говоря языком Европы, наше сознание.
Иными словами, для нас между вещами есть промежутки.
Как и сами "вещи" именно как вещи существуют не сами по себе, но для нас.


Николай Петров:

У нас есть только то, что нам дано. А чем это обусловлено - это только домыслы. Обусловленность тоже есть данность. И потому никакая обусловленность не единственна. Даже Божественная. А о промежутках, что они есть, сказал ты, а не Бог. И по Пармениду далее следует вопрос - заполнены ли эти промежутки вещами? Ты понимаешь, к чему ведет такое вопрошание... И Бог тебе на этот вопрос ответа не дал.


Максим Солохин:

Ответ: некоторые заполнены, а другие нет.


Николай Петров:

Незаполненные промежутки - это пустота (ничто).


Максим Солохин:

Бог сказал нам, что существование вещей зависит от Его воли. И потому, если мы сознаем, что вещи существуют лишь у нас в уме, мы можем доверять уму, и ответ на твой вопрос становится очевидным.

Но это не единственный вариант толкования Откровения. Если бы мы постулировали объективность бытия вещей, из него бы следовали иные выводы.

Бог дал на поставленный тобою вопрос ответ, и ответ универсальный, на все случаи жизни, до скончания века.

Да, пустота это ничто. Наше сознание ничего там не помещает.



Николай Петров:

Твой спектр ответов (широкий) говорит нам о том, что Бог не дал нам ответов. Возможно, он и прав. Но не дал. Выбирай любой - который сможешь. Не дал он и ответа на вопрос о том, зависят ли вещи от его воли. Это наш ответ - что зависит. Потому что есть и другие (человеческие) ответы. И Бог допускает все их. Мы доверяем уму, но он дает нам разные ответы. В том числе и об объективности вещей. Если пустота - это ничто, то пустых промежутков между вещами нет, ибо промежутки заполнены.


Максим Солохин:

Ответ на вопрос, зависят ли вещи от Его воли, очевиден и дан давным-давно. Конечно. Всё совершающееся совершается по воле Бога.
Ничто это для нашего ума тоже вещь, однако её особенность состоит в том, что она ничего не заполняет, ибо пуста.


Николай Петров:

Есть и другие ответы на этот вопрос. Если промежуток ничем не заполнен, значит его нет. Значит, Бытие континуально.

Максим Солохин:

Промежуток есть. Ничто это вещь, существующая не сама по себе, а для нашего ума. Как и любая другая вещь.
Бытие для нашего ума дискретно.

Задавай ещё вопросы, пользуйся возможностью узнать ответ Самой Истины.



Николай Петров:

Ничто - это по определению не вещь. У него нет размеров, и потому оно ничего заполнять не может. Бытие для нашего ума и дискретно и континуально. И это открыл Парменид. А Бог нам дал ум, чтобы им пользоваться, а не поменять исследование догмами.


Максим Солохин:

По определению?
Не видел у тебя такого определения.
Ты говорил иное.
Вещь это нечто, существующее в нашем уме. Ничто существует в нашем уме. Значит, ничто это вещь.

Правильное использование ума это ставить вопросы. И находить на них ответы самостоятельно, либо вопрошать того, кто знает. На классические вопросы философии ответ не знает никто кроме Бога.

И да, у пустоты могут быть размеры. Но заполнять она ничего не может, тут ты прав.


Николай Петров:

Я не говорил что вещь - это существующее в нашем уме. Это чувственно доступное. А вовсе не в уме. Если на классические вопросы знает ответ только Бог, но нам не говорит - значит мы ответов не знаем. И это открытие было сделано в античность. Раз пустота ничего не заполняет, значит промежутки между вещами - тоже вещи, значит мир континуален.


Максим Солохин:

Чувства доступны уму.
Ты говорил, что вещь это чувственно воспринимаемый конечный предмет. Отсутствие чувственных данных это тоже данное для ума. Пустота это отсутствие чувственных данных. Для нашего ума это вещь, которую ум воспринимает именно как отсутствие данных.

Поскольку пустота ничего не заполняет, промежутки между вещами пусты. Значит, мир дискретен.
Естественно, мир в нашем уме. Мир "вещей".

Бог нам говорит. Он отвечает на наши вопросы.
И если мы до сих пор не знаем или не слышим Его ответов, причина тому лишь в том, что нам не нравятся Его ответы, и мы не желаем их услышать.


Николай Петров:

Чувства доступны уму, но не являются умом. Ум доступен чувствам, но не является чувством. "Отсутствие чувственных данных" поэтому - это не вещь, а умозрительное допущение, понятие разума. И как понятие - существует (хоть и парадоксальным образом). Но промежутки - это не понятие только, а еще и чувственно существующее. Вопрос только в том - пусты они, или нет. Непустые промежутки - это уже вещи, а пустые промежутки - это "парадоксальные вещи", которых (вроде бы) не должно быть. С другой стороны, "настоящий промежуток" должен быть абсолютно пуст. В этом состоит парадокс Парменида. Это размышление похоже на допущение "абсолютно пустого пространства". Оно есть или нет? В чувственной реальности - нет, а в умозрении - есть. Об ответах Бога. Бог нам да свободу личности и свободу мысли - включая возможность всё подвергать сомнению, даже Его ответы, и даже его самого. Раз нам дана такая способность, мы должны ею пользоваться, а не прикрываться авторитетами. И даже такой безусловный авторитет, как Очевидность - мы подвергаем сомнению.


Максим Солохин:

Прежде всего о сомнении. Разве я подвергал где-то сомнению чьё-то право сомневаться? или обязывал тебя принимать на веру какие-то догматы? Я не совсем понимаю, почему ты снова и снова возвращаешься к этому пункту.
Лично я верю Богу. Я спрашиваю Его и получаю ответы, и считаю эти ответы верными. Но и я не лишаю себя права сомневаться в том, от Бога ли получен данный ответ? или в дело вмешался лукавый? То есть, я сомневаюсь не в Боге, а в своей способности отличать ответы от Бога с чепухой, которая лезет в голову по попущению Бога.
Что ты имеешь в виду, используя словосочетание "прикрываться авторитетами"?

Ты говоришь: "настоящий промежуток" должен быть абсолютно пуст. В этом состоит парадокс Парменида.

Смысл полученного нами в ответ на наш вопрос Откровения состоял в том, что вещи не бывают "настоящими" в смысле - не зависящими от Бога. Любая вещь существует постольку, поскольку Богу угодно, чтобы она существовала.

С другой стороны, если вещь есть продукт нашего ума, осознающего чувственный опыт (или отсутствие чувств), то она является настоящей уже потому, что существует в нашем уме.
Потому любой промежуток между вещами является самой что ни на есть настоящей вещью (для нашего ума).

При этом важно, что эти промежутки являются настоящими и для Иисуса Христа - который, будучи одним из нас, имеет одновременно и человеческий ум, и Божественное всеведение.
Значит, Богу угодно, чтобы существовали промежутки между вещами, и эти промежутки являются настолько же настоящими, насколько настоящими являются и все остальные вещи. А значит, хотя они и пусты, но не "абсолютно пусты", потому что существуют для нашего ума, как и любая другая вещь. Их особенность лишь в том, что они есть продукт осознания не чувственного опыта, а отсутствия чувственного опыта.

Николай Петров:

Так какая разница - бывают вещи "настоящими" или нет? Пусть всё будет "ненастоящим". В ненастоящих вещах есть ненастоящие промежутки.... И далее - всё то же самое. Ты и меня можешь назвать "ненастоящим" - и ничего не изменится. Проблема возникает только тогда, когда одно настоящее, а другое - нет. Абсолютной пустой промежуток - это настоящее для нашего ума, но не настоящее для чувственных вещей. Ум и вещи разделены, это не одно и тоже. Вот где корень парадокса. При этом ум и вещи сосуществуют, то есть представляют единый мир, который оказывается в силу этого сосуществования парадоксальным. К парадоксам этого мира вполне можно отнести и Бога - который одновременно и существует и нет. А угодно ли Богу существование промежутков или нет - мы не знаем.

Прикрываться авторитетами - значит полагаться не на собственное размышление, а на чье-то мнение, пусть и Бога. Вера в Бога начинается с убеждения себя в ее необходимости. То есть - начинается с себя самого. Когда-то ты в Бога не верил. Настал момент - и поверил. Вера возникла в тебе. В своем выборе ты был самодостаточен. Поэтому ты никогда не будешь уверен в том, что ответ пришел от Бога, а не от лукавого. Ты не сомневаешься в Боге, но не в себе. Но способность сомневаться (или нет) - твоя.


Максим Солохин:

Это неверно. Вера всегда является соединением нашего желания верить с чьим-то свидетельством. Иными словами, всякая вера есть ДОВЕРИЕ кому-то. Без хотя бы какого-то свидетельства о предмете веры наш ум не имеет даже понятия о предмете веры. Но "какого-то", какого попало свидетельства может быть достаточно чтобы поставить вопрос о вере, но не достаточно, чтобы поверить. Для веры необходимо, чтобы это свидетельство было настолько авторитетным, чтобы ты МОГ поверить.
Итак, для веры необходимо и достаточно:
1) желание поверить
2) авторитетное свидетельство

Если первое зависит от нашей воли, то второе - не зависит. Для веры не достаточно книг или человеческих слов, если предмет веры (например, какой-нибудь бог) находится за пределами компетенции человеческого ума.
Каким же образом человек может поверить в бога?
Только действием самого бога!

И потому если человек действительно верит в какого-то бога, сам по себе этот факт веры является свидетельством, что данный бог действительно существует.
Но, повторюсь, этого свидетельства недостаточно для того, чтобы другой человек, не имеющий такого же опыта, поверил в того же бога.
Достаточным условием для этого является лишь действие самого бога, его свидетельство человеку о самом себе.


Николай Петров:

Наше желание верить существует совсем не с момента нашего рождения. Для возникновения ДОВЕРИЯ нужно чтобы было много условий, а не только желание и свидетельство. Нужна система ментальных качеств и свойств твоего сознания. Бог же может сделать так, что человек в него поверит, а может так - что не поверит.


Максим Солохин:

Вот именно.
Бог может сделать так, а может и не сделать.
Но.
Тут нужно одно уточнение. Бог не делает так, чтобы человек в Него не верил. Бог просто не делает так, чтобы человек в Него верил. НЕдействие тоже форма действия, но принципиально отличающаяся от других форм действия. Тем же, чем ничто/пустота отличается от всех прочих вещей, да.

И потому сам тот факт, что человек верит в Бога, является доказательством Божественного действия в этом человеке: Бог сделал так, что человек верит.

Но повторюсь, этого недостаточно, чтобы другой человек тоже поверил. Для каждого нужно своё индивидуальное Божественное действие.


Николай Петров:

Почему ты так уверен в адекватности твоих описаний действий Бога? Откуда ты можешь знать что как и зачем делает Бог? Ты этого знать не можешь и выводы твои просто эмоциональны. Ты построил удобную для своего менталитета модель - не более того.


Максим Солохин:

Знать этого я не могу. А вот верить Богу я могу, так как Бог даёт мне такую веру. Эмоции тут совершенно ни при чём. Вера это очень простая вещь.

Например, ты знаешь, что завтра снова встанет солнце? Нет! Знать этого не может никто. Мы можем лишь верить в это, исходя из предыдущего опыта. И мы твердо верим в это - настолько твердо, что нам кажется, будто мы это "знаем". Но было бы неверно сказать "Ты не можешь этого знать и выводы твои насчет Солнца просто эмоциональны. Ты любишь Солнце и потому обманываешь себя сам".

Так и вера в Бога не связана ни с какими аффектами. Она просто есть как факт, как знание. Мне тоже кажется, будто я "знаю", что Бог есть. Но я знаю, что знать этого нельзя. Это лишь вера.


Николай Петров:

Знание - это обобщение наблюдаемого. А наблюдаемое - чувственное, а значит и эмоциональное. Следовательно, если мы (даже "искусственно") получим каким-либо эмоции - это будет первый шаг к обобщению и знаниям. Бог - это выстраданный объект. Он насыщен эмоциями, подталкивающими к обобщениям. К Абстрактному Богу. Убери житейские невзгоды и Бога не станет. Так, как это произошло в сейчас Западной Европе.



Максим Солохин:

Я полагаю, что мир не является единым. Иное дело материальный мир, в котором обитает наше тело, обладающее чувствами. И иное дело - метальный, духовный мир, в котором обитает наш ум. Философские парадоксы возникают из-за ложного постулата о единстве реальности. На самом деле в реальности есть много всего разного. Реален также и Бог, но Он не относится ни к чувственному, ни к ментальному миру.
Человек же - сложное существо, обитающее в двух разных мирах одновременно. Пока он жив. По смерти чувственный опыт завершается и остается лишь ментальный.


Максим Солохин:

Чувственное не значит эмоциональное. Хотя эмоции это чувства, но чувства это не обязательно эмоции. Вера в Бога не обусловлена эмоциями - например, житейскими горестями. Есть масса счастливых людей, верящих в Бога. Есть и масса несчастных людей, в Бога не верящих. На Западе в Бога верит примерно каждый седьмой человек, и это вовсе не выборка несчастных людей Запада.

Николай Петров:

Мир является одновременно и единым и множественным. Именно потому, что в нем сосуществуют эти разные перечисленные тобою миры. Но они (несовместимые) существуют все ВМЕСТЕ - вот где загадка Бытия. И человек - да - сразу существует в двух разных мирах одновременно. Человек парадоксален. Что неплохо изучено. Чувство граничит с эмоциями, оно их питательная среда. Конечно, есть еще семейные традиции, воспитание и т.п. (кроме невзгод). Но это уже вторичное. Ведь вера в Бога это не просто личное свойство, но и социальное явление. Причем одно без другого не существует. Верующий - это тип социальной личности.

Максим Солохин:

На наш вопрос Бог дал ответ, что вещи не существуют сами по себе, но лишь в Нём, то есть, Его действием.
И единство реальности обеспечивается единством Бога, а вовсе не "сосуществованием" разных миров в каком-то объемлющем метамире.
Именно попытка обойтись без Бога, заменив Его "метамиром" и проводит философов к парадоксам. Неразрешимым, заметь, парадоксам. Столкнувшись с которыми, человек разумный должен как минимум смутно заподозрить, что он зашел в тупик.
Что касается социальности, то философия вообще социальное явление. И философ это тип личности. Религиозная философия - частный случай.
При этом любой верующий - философ, если только его вера хоть самую капельку осознана, а не является пустой данью традициям, то есть, по сути, не верой вовсе, а лишь внешним ритуалом. Но я таких "роботов" пока не встречал, и думаю, что они невозможны.


Николай Петров:

А я наоборот, воспринимаю наличие парадоксов как свободу. Если говорить о личном моменте. Чем обеспечивается единство реальности мы не знаем (если быть честными), но мы наблюдаем это единство противоречивого. Такова Природа. Или Бог, если хочешь. То что единство реальности обеспечивается единством Бога - не более, чем красивая тавтология, имеющая психически компенсаторный характер. Но я не против такой формулировки. она ничего не меняет в мире неразрешимых парадоксов, в котором мы оказались. Зашли ли мы в тупик или нет - это выше нашего разумения, но на мир надо смотреть открытыми глазами, а не ссылками на авторитеты. Философы, конечно, тоже социальное явление, но самое асоциальное в череде социальных. Философ - принципиальный, хотя и рациональный одиночка.

Максим Солохин:

Николай Петров, декларация "одиночества" звучала бы убедительнее, если бы не Парменид, на которого Вы опираетесь :)

Николай Петров:

А ведь я опираюсь только на мысли Парменида, заметь, а не на его личность, прецедент, образ жизни и исторические обстоятельства. Мысль едина и бессмертна. Она над временем и пространством. Как Бог.
Мысль есть Бог.



Максим Солохин:

Так ведь и я в своих рассуждениях опирался на мысль Бога, а не на личность, прецедент, образ жизни или обстоятельства. Если бы я стал говорить, что Он кровь за нас пролил и проч., это можно было бы расценивать как игру на чувствах и давление. Но ничего подобного с моей стороны не было. Не так ли?


Николай Петров:

Да, и это хорошо. это говорит о том, что ты живешь в стихии мысли.


Максим Солохин:

Мысль не Бог, а всего лишь энергия ментального мира. Подобно электромагнитному полю в материальном мире, она существует в Боге, но не является Богом.


Николай Петров:

Ну пусть себе так.


Максим Солохин:

Что я умею играть по правилам философии, это не просто хорошо и плюс для меня лично. Это показывает, что религия - совсем не то, что ты себе представляешь. Ведь по жизни я совершенно обычный верующий, как все.


Николай Петров:

Ну, возможно, что не все мои представления о религии адекватны. Что из этого? Ты обычный верующий, а я - обычный неверующий. Каждый из нас проживает в своем замкнутом круге.


Максим Солохин:

Не для того ли мы общаемся, чтобы обмениваться сведениями?


Николай Петров:

Разумеется.
И не только обмениваться, но использовать на практике те сведения, которые получаем. Я, например, активно использую религиозную веру (пусть неканонически) в своем сознании и получаю от этого замечательную энергию. Процесс этот ты можешь наблюдать (и наблюдаешь, как вижу) по моим фотографиям.




Дорогие читатели!

К огромному своему неудовольствию, я вдруг обнаружил, что на протяжении последнего месяца Яндекс автоматически отправлял в папку Спам все уведомления о ваших комментариях. Но это ещё полбеды. Беда в том, что Яндекс автоматически удаляет весь "спам" через неделю. В итоге - я теперь не знаю, что творится в моём ЖЖ, и чтобы найти ваши ответы мне необходимо было бы пролистать весь ЖЖурнал, что немыслимо. Поэтому я прошу всякого, кто почему-то не получил от меня ответа, оставить ещё один комментарий в той же теме - с напоминанием. Я постараюсь всем ответить.

PS: Яндекс меня ужаснул своим поведением. Ну что за манеры!
Рад сообщить моим дорогим читателям, что моё житейское странствие снова привело меня в спокойное место, где я могу с удобством набирать и редактировать лонгриды.
Теперь мне хотелось бы выложить в свой ЖЖ несколько концепций, которые появились или подросли за время моего отсутствия здесь.

И начну я с мимолетного, но весьма содержательного разговора с Григорием Беневичем.

[Spoiler (click to open)]Его слова я выделю курсивом. Цитирую:

"ДОБРОТОЛЮБИЕ" от З. ГИППИУС

Как напомнила сегодня М. Кудимова, через неск. дней исполняется 150 лет со дня рождения Зинаиды Гиппиус. Совсем "не мой" поэт (как и почти все символисты), однако есть одна сфера, в которой символисты никем пока не превзойдены в русской поэзии - демонология. Тут и великий Ф. Соллогуб, и З. Гиппиус. Удивительное дело, когда речь идет о нечистой родимые пятна символизма куда-то исчезают, появляется почти "акмеистическая" ясность и точность, пишут со знанием дела! Вот, например:

Дьяволёнок

Мне повстречался дьяволёнок,
Худой и щуплый ‒ как комар.
Он телом был совсем ребёнок,
Лицом же дик: остёр и стар.

Шёл дождь... Дрожит, темнеет тело,
Намокла всклоченная шерсть...
И я подумал: эко дело!
Ведь тоже мёрзнет. Тоже персть.

Твердят: любовь, любовь! Не знаю.
Не слышно что–то. Не видал.
Вот жалость... Жалость понимаю.
И дьяволёнка я поймал.

Пойдем, детёныш! Хочешь греться?
Не бойся, шёрстку не ерошь.
Что тут на улице тереться?
Дам детке сахару... Пойдёшь?

А он вдруг эдак сочно, зычно,
Мужским, ласкающим баском
(Признаться – даже неприлично
И жутко было это в нем) –

Пророкотал: «Что сахар? Глупо.
Я, сладкий, сахару не ем.
Давай телятинки да супа...
Уж я пойду к тебе – совсем».

Он разозлил меня бахвальством...
А я хотел ещё помочь!
Да ну тебя с твоим нахальством!
И не спеша пошёл я прочь.

Но он заморщился и тонко
Захрюкал... Смотрит, как больной...
Опять мне жаль... И дьяволёнка
Тащу, трудясь, к себе домой.

Смотрю при лампе: дохлый, гадкий,
Не то дитя, не то старик.
И всё твердит: «Я сладкий, сладкий...»
Оставил я его. Привык.

И даже как–то с дьяволёнком
Совсем сжился я наконец.
Он в полдень прыгает козлёнком,
Под вечер – тёмен, как мертвец.

То ходит гоголем–мужчиной,
То вьётся бабой вкруг меня,
А если дождик – пахнет псиной
И шерстку лижет у огня.

Я прежде всем себя тревожил:
Хотел того, мечтал о том...
А с ним мой дом... не то, что ожил,
Но затянулся, как пушком.

Безрадостно–благополучно,
И нежно–сонно, и темно...
Мне с дьяволенком сладко–скучно...
Дитя, старик, – не все ль равно?

Такой смешной он, мягкий, хлипкий,
Как разлагающийся гриб.
Такой он цепкий, сладкий, липкий,
Все липнул, липнул – и прилип.

И оба стали мы – едины.
Уж я не с ним – я в нём, я в нём!
Я сам в ненастье пахну псиной
И шерсть лижу перед огнём...

+++
Как здесь удивительно точно сказано о роли во всей этой метаморфозе "жалости", "сласти", о том, как "нечистый" становится второй натурой. Какие меткие определения: "безрадостно-благополучно", "нежно-сонно", а особенно -- "сладко-скучно"! Ну, прям, как отрывок из Добротолюбия, его, т.ск., "приложение", правда, без сведений об антидоте.


Конец цитаты.

На это я ответил:

Поэзия не самостоятельно создается умом человека, но непременно во взаимодействии с иным духом. Поэзия святая, святоотеческая вдохновлена Духом Святым. Поэзия светская, духовно нечистая, вдохновлена музами, которые суть псевдоним духов нечистых. Поэты знают, о КОМ говорят, когда они свидетельствуют о музах и богах. Жаль, что современные люди склонны понимать это метафорически. Какие метафоры, сплошной натурализм.

Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?" Отвечает: "Я".

(Ахматова)

Тут у нас и состоялся диалог, который мне хочется сохранить в своём ЖЖ.

Цитирую:


Ну, это не единственное описание вдохновения в мировой поэзии. есть и не менее, а, скорее, более убедительное, без таких персонажей, как музы. Например: Люблю появление ткани,
Когда после двух или трех,
А то четырех задыханий
Прийдет выпрямительный вздох.

И так хорошо мне и тяжко,
Когда приближается миг,
И вдруг дуговая растяжка
Звучит в бормотаньях моих.

Или его же:

"На лапы из воды поднялся материк
Улитки рта наплыв и приближенье
И бьет в глаза один атлантов миг:
Явленья явного в число чудес вселенье".

Вы уверены, что эти строчки "от нечистого духа"? Если уж вообще рассуждать в таких понятиях применительно к творчеству, то стоит припомнить, что Св. Дух может действовать в человеке очень по-разному, как об этом пишет, например, Максим Исповедник. Может, лишь на время омывая от страсти, может даруя возвышенные созерцания тварного (причем, тоже иерархически разного), может даруя бесстрастие, а может и Сам, т.е. существенно и ипостасно, как говорит свт. Григорий Богослов применительно к Пятидесятнице. И это все один и тот же Св. Дух... Бесы же паразитируют на благодати, не дают ей (когда сам человек не расположен к тому), возрастать из силу в силу... Вселяют гордость получившему благодатный дар, и тем низвергают его и т.д. Но там, где есть хоть малейшее движение души в направлении омытия от страсти, ее очищения, перехода от бессловесной страстности к словесности (а чем еще занимается поэзия?), там без благодати не обходится. Такая у меня на сегодня "теология творчества". М.б. я и не прав.



"Неправ"? Не знаю, но мне нечего возразить. Всё так.
В Вашем комментарии содержится как вопрос, так и ответ на поставленный вопрос. Нечистые духи (музы) тоже воздействуют по-разному, и лишь изредка являются поэтам сами ("существенно и испостасно"), гораздо чаще человек лишь ощущает энергию, действие "музы", не видя её самой.
И конечно же, в любом человеческом творчестве есть содействие Святого Духа - как минимум, оно проявляется в том. что Дух не попускает "музе" выходить в своём действии за определенные пределы.


Содействие Св. Духа кому?


Конечно, человеку. Своими силами человек не может противостоять демону.


Ну, в общем, да... то, что я описал, далеко не охватывает все в искусстве... Но, согласитесь, что и сводить все в творчестве к действию нечистого духа было бы неверно. Вопросы эти, признаться, мне самому еще далеко не ясны.


Нельзя всё сводить к действию нечистого духа уже потому, что попущение Промысла неотделимо от Его вмешательства. Если Бог попускает "богам" действовать на людей, то лишь для того, чтобы само это действие использовать в Своих целях.

И лучший пример тут - Евангелие. Сюжет "убийство Христа" это явно дьявольская задумка, но это часть Божественного замысла о мире.


В этом сомнений нет. но не Вы ли сами, говоря о творчестве, начали с действия именно "нечистого"?


Вообще-то я начал со святоотеческой поэзии, и это не случайность.
Но поскольку контекст у нас - творчество вне Церкви, как уйти от вопроса о роли нечистого?

Начать с того, что ведь была же причина тому, что они писали не с христианских позиций.


Можно с "христианских позиций" писать совершенно бездарно. И с не-христианских - талантливо, т.е. вдохновенно. Это все банальные соображения, но от них никуда не уйти. Сам факт "христианской позиции" - может быть обычным наследованием веры отцов или - как вариант - прочитанных книг, или - как вариант - интеллектуальной моды. Ни один из этих факторов к личному действию благодати в человеке отношения не имеет.


Комментарий Michael Y. Medvedev:

Не вижу ничего чистого в попытке объявить светскую поэзию нечистой, святоотеческую – отдельной кастой в поэзии, и потоптаться на аллегориях и персонификациях. Анафемский подход, что уж стесняться, анафемский


Комментарий Григория Беневича:

Слабость этого подхода ясна, но есть в нем и элемент правды. Я пытаюсь вычленить его.


Очевидно лишь, что он вызывает протест у некоторой части почтеннейшей публики.

Именно тот факт, что явно вдохновенная поэзия может быть при этом богопротивной, и доказывает, что поэзия может вдохновляться нечистым духом.
Признаком же действия Благодати является, очевидным образом, вдохновенное и при этом Богоприятное творчество. Примеры очевидны. Это церковная поэзия Отцов, а также, например, "Куликово поле" Шмелева, по крайней мере те его главы, где речь идёт о явлении преподобного Сергия в Посаде в 1926 году.

Что святоотеческая поэзия черпает своё вдохновение из иного Источника чем известная часть светской, это ясно видно из того факта, что некоторые светские произведения не могут быть ассимилированы церковной культурой иначе как при условии полного их переосмысления, не оставляющего камня на камне от первоначального авторского замысла.


Для меня сильным является в данном случае подход, при котором мы наращиваем свое понимание того или иного автора. Если мы возьмем, скажем, ту же Ахматову и на основании явления ей "музы" объявим ее стихи инспирированные нечистым духом, что мы, собственно, лучше поймем в ее творчестве? Любой подход, при котором мы себя сами будем считать стоящими на стороне света, а других - на стороне тьмы или хотя бы сени смертной, внутренне (именно с христианской точки зрения) - слаб. Есть известная формула: для чистого - все чисто. И ее никто не отменял.


А почему кажется, будто в рамках моего подхода Ахматова оказывается на стороне тьмы?
Вот Христу являлся сатана, однако в Нём нет тьмы ни единой.



Вы же утверждаете, что этот нечистый дух именно вдохновлял поэта. "Диктовал"! А не просто ей явился


Григорий Беневич, вообще-то это утверждает сама Ахматова.
Но почему именно нечистый?
Она говорит, что это дух Данте. И?



Что нечистый - это Вы написали, а не я утверждаю!!! Ваш силлогизм таков: раз это не Св. Дух, а муза, значит это дух нечистый, под видом музы ей диктовал. Вот с ним мы тут и не согласны. Предлагаю признать, что Вам стоит еще подумать!


А почему это не Святый Дух? Я допускаю такую возможность. Но где я это утверждаю?

Моё утверждение более осторожно. Я говорю, что всякое подлинное творчество вдохновлено кем-то. Всё прочее надо утверждать предметно, исследуя плоды этого творчества.


Нет-нет, Вы утверждали, что светское творчество, в котором нет в буквальном смысле христианского так или иначе инспирировано нечистым духом, который к тому же лично и являлся иногда в виде музы или богов. Если вы от этого тезиса отказываетесь, перходя на более осторожный - вдохновенное творчество вдохновенно, то у меня вопрсов нет. Но ничего нового мы в новой редакции тезиса о творчестве не узнали.




Не совсем так.
Духом нечистым вдохновлено творчество, которое невозможно воцерковить.


Простите, я вынужден закончить этот разговор. У Вас непроясненная позиция с использованием непроясненных терминов.

Конец цитаты.

Конечно, я не стал настаивать на продолжении разговора, хотя для меня тут нет неясности ни с терминами, ни тем более с позицией. Однако невозможно ведь в рамках беседы в комментах изложить моё понимание этого вопроса.

Здесь надо было бы начать с вопроса о светской культуре. Что это за штука, когда и почему она вообще появилась? когда культура перестала быть религиозным, культовым феноменом, отделилась от культа, и начала самостоятельное существование? Лично я считаю, что это началось в иконоборческий период, хотя предпосылки к возможности такого развития были заложены ещё в ранней Античности. Что такое светская культура? Обычно светские люди рассматривают религию с позиций своей светской науки и культуры. Я отплатил им тем же, сделав обратное действие: рассмотрев феномен светской культуры с точки зрения религии.
И я действительно обнаружил в светской культуре пусть и замаскированное, но вполне определенное религиозное содержание. Эти идеи изложены в тексте
Феномен светской культуры, который я опубликовал 12 лет назад в Русском Переплёте. К сожалению, у этого текста есть серьёзные недостатки. И по-хорошему, его следовало бы переписать заново. Я уже не первый год думаю, не сделать ли это, разместив новый вариант этой работы здесь в ЖЖ.

Кроме того, мне следовало бы подкрепить свои рассуждения конкретными примерами духовных толкований различных произведений светской культуры. К счастью, за эти годы я накопил уже довольно много таких толкований (см. раздел Литература и искусство). Возможно, в этом случае у Григория Беневича не осталось бы впечатления, будто мой подход не позволяет нам наращивать свое понимание того или иного автора.
У меня пока нет возможности писать лонгриды, но этой новостью я не могу не поделиться.

Я в шоке.

Иван Болотников* приехал в Россию из Венеции.


(*Смутное время, предводитель крестьянского восстания)

Об этом чёрным по белому в Википедии:

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D1%82%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%98%D1%81%D0%B0%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Умнейший народ мира

Я нахожу в затруднении. По-видимому, в ближайшие недели у меня не будет нормальной клавиатуры и большого экрана. Я уже пытался писать при помощи смартфона. Написал заметку Вселенная Галковского, и потом ужаснулся, перечитывая её на нормальном компьютере. Опечаток оказалось столько (грубо говоря, в каждом втором слове), что текст пришлось почти что переписать заново. И такой метод работы мне совсем-совсем не понравился.

Проблема в том, что вот сейчас у меня складывается в голове какая-то новая концепция (ещё не сложилась), которую надо, надо бы зафиксировать в тексте. И потому я решился оставить здесь "на память" набросок этой новой концепции, как уж он есть. Я уже поступил так однажды (см. Предвоенная лихорадка), и по иронии судьбы, я должен начать с того, чем тогда закончил. А может быть, это не ирония, а знак судьбы. Может быть, неслучайно эта важнейшая тема пишется таким странными урывками. Может быть, иначе с нею и нельзя.

Итак, я снова обращаюсь к предвоенной лихорадке, и снача[Spoiler (click to open)]процитирую слова Галковского о Франции. Я уже отмечал в прошлый раз, что Галковский говорит о французах либо ничего, либо хорошо. Как правило, он не говорит ничего. Но если читатели начинают требовать, он говорит мало и позитивно. Так и в этот раз, на возражение его читателя:

А вот прекрасная Франция в 1915 году бошам противостояла как упорно. А в 1940 - схлопнулась в считанные недели. То ли французам глаза выкололи, то ли подгузники не заменили...

многоуважаемый ДЕГ ответил:

Всю "великую отечественную войну" французы ели булки и пели песенки. Эдит Пиаф гастролировала по Рейху, немцы дарили цветы. В 1945 году французы, продолжая есть булки и петь песенки, оккупировали четверть Западной Германии, часть Австрии, поставили там свою администрацию и воспользовались плодами "общей" победы. Так поступают в сверхсложных исторических ситуациях умнейшие народы мира.

Конец цитаты.

Но вот какая штука. Дело в том, что по моим расчетам получается, будто бы самого интересного Галковский в своем ответе даже не обозначает.
А именно, что Гитлер изначально был проектом Франции.
У меня выходит так, будто Англичан французские Элегантные использовали втёмную. Глупые пираты были уверены, что Гитлер их креатура. А когда разобрались что к чему, уж поздно было. Пришлось делать рокировку и в пожарном порядке менять короля.

Когда я высказываю эту мысль в кругу людей, воспитанных на творчестве Галковского, она вызывает закономерное сопротивление. Причину этого явления я изложил в заметке Вселенная Галковского. Галковский описывает реальность такой, какой она выглядит с позиций закулисных Французов. И естественно, Галковский говорит, что Франция, получив массу английских подножек в XIX веке после разгрома 1870 года не может уже даже считатьсясовсем  уж самостоятельным игроком. Да и вообще, французы - они красивые и несчастные. Умный, добрый, утончённейший народ. Безобидные как ягнята.
А злые англичане ненавидят их. Вот например, мой читатель делится: жаль, что на кабельном отключили Виасат Хистори. Мне очень нравились английские документальные фильмы с жалобами на французов. Лучше были только редкие на этом канале французские документальные фильмы. Они были шедевральны. Естественно, англичане на Виасат пускали только антиамериканскую продукцию. Зацените. Аристократичность семьи Кеннеди комментирует... их гувернантка-француженка. Естественно, в уничижительном тоне. И там было много таких примеров.

И потому вполне естественно думать, что Франция никак не могла создавать, или даже просто способствовать созданию в Германии режима, который будет настроен на реванш, милитаризацию, усиление военной и экономической мощи. Потому что она-то и стал одной из первых жертв такого режима! Логичнее было бы ожидать, что это как раз Англия будет работать в таком направлении против Франции. "Гитлер изначально был проектом Франции" - что за чушь! Учитывая его англофилию... Да Германия была целиков заточена против Франции. Совсем уже неприличная конспирология получается - выкормить зверя у порога, чтобы он погрыз дальних соседей.


Только вот вышло у англичан в этот раз как-то совсем неловко. Англофилия Гитлера не помешала ему бомбить Англию. В итоге, мы видим, что во Франции не было ни жертв, ни разрушений. А Англию разнесли в пух и прах. Каждый шестой дом был разбомблен. Ну, просто немного глупые они, англичане. Что-то не рассчитали.

Ну, а если подойти с другой стороны?
Почти весь XIX век Англия и Франция вынуждены были противостоять Востоку Европы, объединившемуся против Запада. Наконец, им удалось поссорить восточные державы, и в Первой мировой Россия выступила на стороне Запада. После разгрома держав Востока державы Запада оказались друг против друга. Англия против Франции. Это и есть ключевая тема европейской политики в XX веке. С этой стороны и надо смотреть на Гитлера.
При таком раскладе естественно думать, что это Англия вырастила Гитлера, чтобы в очередной раз посеять хаос на континенте. В этом направлении мы и думаем.
Да и вообще, ну на что вообще могла рассчитывать Франция, способствуя такому опасному проекту в пограничной с нею стране? В стране, которую сама же Франция по итогам Первой мировой более всех унизила, и которая Францию поэтому должна была бы ненавидеть больше всех, считать Францию первой в списке на реванш и месть? Конечно же, Франция слишком сильно боялась Германию, чтобы подозревать её в подобных невероятностях.

Правда, тут надо учитывать, что Германия Германии рознь. В итоге Первой мировой Власть в Германии сменилась диаметрально. И это надо учитывать. Далеко не всегда, рассуждая на языке стран, мы придем к тем же выводам, что и рассуждая на языке Властей. Вот например, СССР и Российская империя. Страна та же, а Власть другая. Прежняя Власть Германии безусловно была враждебна Франции. Пруссия, а затем и Германия были выращены врагами Франции (англичанами, русскими, а на этапе нацизма и австрийцами) именно как противовес французской Власти.
Ну, и что? А с чего бы этой другой власти Германии быть дружественной для Франции? Разве Франция отказалась от всего, что хапнула после победы в Первой Мировой, включая репарации?!
Да только вот какая штука. Дружественная Германия французским Элегантным была и не нужна. "Хорошая Германия - мёртвая Германия". Этой цели они в итоге и достигли, выведя Германия из числа великих держав на долгие-долгие десятилетия. Но самое главное - им нужно было, чтобы немцы разнесли Англию, но разнесли таким образом, чтобы Франция оказалась бы ни при чем. "Сами, всё сами"

Нет, люди в своей конспирологии положительно не знают меры. Вот ведь Дмитрий Евгеньевич показал правильную меру конспирологии, поставив ей разумные пределы: досюду дойдеши, и далее да не прейдеши! Хорошо и полезно копать под Англию, ибо Англичане злые и попроще. И не надо, не надо бы копать под Францию, ибо французы добрые и посложнее. Могут быть неприятности.
В самом деле, ну посмотрите же своими глазами-то: в окружении Алоизыча столько связанных с Британией людей было: Гесс, Гёртнг, Хаусхоыер. А французишек-то что-то не видно. Что же, англичане такие идиоты, что сами себя обслужили?! Да разве ж так бывает? Сами себя обслуживают люди попроще. Русские там, или те же немцы. Но не Англия же!
И к тому же, глядите: по сути-то у англичане после Второй мировой все хорощо по-прежнему. В Лондоне вторая финансовая столица мира, если не первая... только вот не хватает одной мелочи. Мировой гегемонии. Была мировая гегемония - и нету! Куда делась? Во всём виноваты американцы! (А вовсе не Чубайс.)

Туе где-то проскакивал интересный материал. Цветные военные планы США - название военно-стратегических планов, разработанных США в начале XX века и в промежутке между Первой и Второй мировыми войнами. Чёрный — Германия; оранжевый — Япония; красный — Великобритания; зелёный — Мексика... а где же Франция? Франция - великая держава, но США войну с ней не планировали. Даже чисто теоретически.
Ибо зачем?
Ведь Люди же - они не звери. Они по-своему добрые. Ведь Франция это Париж, это Собор Парижской Богоматери, это История, это Культура... словом, Франция! Это понимать надо!

И я понимаю. Ещё как понимаю! О сколь далёк я от того, чтобы хоть как-то демонизировать французов! Тут к нам в деревенский храм приезжали туристы из Франции. Я их водил, показывал все, объяснял. Милейшие люди. Образования им, конечно, не хватает. Английского не знают, например - ну как так можно? А в остальном - самое тёплое, приятное впечатление.
Нет-нет, Франция положительно заслуживает одной лишь только искреннейшей любви со стороны русских!

Конечно, и тут нужно соблюдать осторожность, учит нас мэтр:

Французы настолько далеко видят и настолько планомерно соблюдают свои интересы, что в случае их малейшего отклонения от целей компаньона уже действуют в свою пользу. Компаньон-нефранцуз в чём выгода партнёра ещё не видит и ему кажется что тот просто шалопай или лентяй. А французские шалопаи и лентяи создали математическую Школу.

И не только школу, но и основы массовой культуры:

Современное засилье всё более латиноамериканизирующегося Голливуда затенило подлинные основания нашей массовой культуры. Она была сформирована во второй половине 19 века во Франции – ФРАНЦУЗСКИМИ комиксами (эротическими и научно-фантастическими), а также французскими мюзиклами, которые тогда назывались опереттами. И главным волшебным героем этих комиксов и мюзиклов был не Человек-паук или Капитан-Америка, а Дьявол.

Словом, Франция это плюс, плюс и ещё раз плюс! Это полный антагонист ненавистной, отвратительной для всех добрых людей Англии, повинной во всех ужасах сталинского режима и вообще.

Я и сам думаю, что моя жалкая попытка свести тонкого, неуловимого и глубочайшего Дмитрия Евгеньевича к какой-то там Франции в общем-то пошла и заведомо несостоятельна.
Вовсе он и не молчит о Франции. Про Французскую революцию и писал, и рассказывал. Если сравнить, то про Францию он написал больше, чем про Польшу, Германию и Испанию, хотя и меньше, чем про Италию, Англию, США и СРИГН. Если довести до логического конца мой подход, то выйдет, будто ДЕГ вообще - франко-немецко-польский шпион, потому что роль Франции, Польши и Германии в истории России несоизмеримо выше того внимания, которое он уделил этим странам. Молчит, значит, скрывает!

Правда, тут надо учесть вот какое обстоятельство.

Польша изначально создавалась как восточный противовес немцам. Она использовалась сначала Генуей, потом, Флоренцией, а потом и Францией именно в таком качестве - в качестве противовеса Германии (читай, Венеции и потом Англии). Грубо говоря, Польша - это Франция на востоке Европы.
Россия, со всей стороны, использовалась как противовес Польше. И использовалась немцами (да, пожалуй немцами) именно в таком качестве. Россия - это восточный противовес Польши. Потому понятия "польский агент" и "французский агент" настолько близки, что различать их имеет смысл лишь при углублении конкретно в тему франко-польских отношений (там ведь были и свои внутренние противоречия).

Далее. Нынешний Евросоюз это франко-немецкий союз (глубже - фанко-австрийский). Старые враги объединились против вконец обнаглевших англосаксов и намерены раздавить в блин, их как бог черепаху. И пока они не перессорятся между собой, "черепахе" не жить. (Потому я уверен, что сейчас главная думка и вожделенная мечта англосакса - перессорить французов с немцами.)
Что Галковский действует в интересах (польско-)франко-немецкого союза, это для меня очевидно давно. В заметке Вселенная Галковского я лишь уточнил его "координаты".
(Кстати, предсказываю, что в случае ссоры немцев с французами ДЕГ окажется на стороне французов и начнет гнобить австрийских старичков. А вот bohemicus, конечно, останется в этом случае на стороне Австрии. Но он твердо верит, что сегодня такая ссора невозможна. В этом глубокое отличие его точки зрения от моей.

Ну, и я, конечно, нисколько не зациклен конкретно на Франции. За спиной Гитлера стояла целая коалиция властных группировок. В этом тёмном деле приняли участие не только французы, но отчасти и сами англичане (см) себе на голову, и итальянцы, и конечно же, в первую очередь некоторые из немцев (см. заметки Феникс снова открывает мне глаза). Это большая и важная тема, которую ещё копать и копать.

Но сейчас я хочу копнуть в другом направлении.
Олег Насобин (avvakoum) в своих видеолекциях напрямую связывает современных французских Элегантных со Флоренцией. Эта связка выглядит очень и очень правдоподобной, как и связка нынешней английской Элиты с Венецией (через Португалию и Голландию). Было бы очень хорошо, если бы удалось проследить историю этих связий по конкретным персоналиям. Обнаружить прямую преемственность. Тогда картинка получается очень уж красивая, и основной конфликт в Европе XX века оказывается прямым продолжением старого конфликта начала XV века (см. За кулисами Столетней войны. Век XV: Милан против Венеции). Противостоят друг другу те же самые Элиты!
Не так уж трудно увидеть во Французской революции продолжение старой фарнцузской темы - борьбы бургиньонов и арманьяков. Скорее всего, изначально Французскую революцию устроил Орлеанский дом (во имя которого названа Орлеанская Дева, Жанна д'Арк), который и правит сейчас Франций, возглавляя Элегантных.

Но мой воображение поражает связь всей этой истории с последними годами православной Византии. Последний год Столетней войны (1453) неслучайно является годом окончательного падения Константинополя под ударами турок. Последние десятилетия своего существования константинопольский Император, почти уже совершенно потерявший все остатки своей Империи, усердно пытался залючить союз с Италией, и для этого преодолеть разногласия в отношении религии. С этой целью во Флоренции был созван Собор, на котором католическая и православная церкви заключили между собой Унию (ну да, а тут уже намечается связь с украинскими униатами).
Страшная и удивительная вещь! От лица ищущих унии "православных" на этом соборе выступал философ и маг Плифон, откровенный язычник и основоположник всего современного европейского оккультизма. Язычником я назвал Плифона не в ругательном, а в самом точном и прямом смысле. Этот человек верил в древних богов, весьма критически относился к христианству как таковому и являлся живым представителем какой-то древней византийской антихристианской традиции, дожившей до XV века. Плифон передал огонёк языческой премудрости Флорентийской Академии, которую спонсировала семья Медичи. И прикурил от этого огонька ни кто иной как Козимо Медичи, о котором я так трогательно рассказывал в своей программной заметке Мистерия Власти.
Медичи собрали вокруг себя самых великих деятелей Возрождения. Все они отметились в их Академии, все кормились из руки Медичи - и Леонардо да Винчи, и мой любимый Рафаэль, и Микеланджело Буонарроти. Все они занимались тайными оккультными науками, а научили их оккультизму греки.
Поразительное дело!
Я только-только начал понимать, когда и кому пришла на ум сам идея тайной, закулисной власти - и вот уже выясняется, что настоящими авторами этих крайне интересных идей были по-видимому не возлюбленные bohemicus-ом католики-итальянцы, а "наши" "православные" греки. Ведь Плифон был крещен в Православии и - извините, слова из песни не выкинешь - отпет в церкви по смерти аки Ельцин - в противоположность, скажем, Льву Толстому.
И Плифон был не единственным героем этой истории. В своё время, когда я изучал биографию великого Григория Паламы, в честь которого назван этот журнал (palaman), я с удивлением отметил, что главный идейный враг Паламы - некто Варлаам Калабрийский был учителем великого Патрарки. Обратите внимание, не учеником, а учителем.
То есть, грубо говоря, получается, что наши великие гуманисты, итальянцы-то Возрождения питались крупицами, падающими от трапезы наших домашних отступников от Православия, деятелей Византийского Возрождения.

Короче говоря, получается, что языческая античность никогда и не умирала. Старые боги Греции живы и поныне в закулисных мистериях современной Тайной Власти. Язычество в Греции не исчезло, оно продолжалась до 1453 года. Периодически оно переходила прямо в Возрождение - через неоплатонизм, открытие Академии и оплодотворение итальянцев и иных Плифоном и Ко. Это тёмная сторона античности, возвращённая средневековой христианской Европе из Византии.
Получается, на Западе с падением Рима и воцарением варварства не осталось и нормального язычества. Там были всякие ведьмы и прочая дичь племён вовсе не античных. А вот в Восточной жила античность со всеми плюсами и минусами, прячась в тени Империи от чересчур внимательных взглядов отцов Церкви.
Язычество Запада - примитивная деревенская магия. Античные же божества, мистерии и, наконец, Возрождение - это попытка всё это возродить на новом уровне, на уровне философии. Прежде всего Платона, конечно, Аристотель никогда не умирал. На Западе была магия, лечение травками-заплёвками, максимум фантазии - поклонение козлу или путешествия в трансе. (Тоже интересная штука - типичный шаманизм, как у нас в Якутии и Казахстане. Бубны, обмазывание/оскуривание маком, полёты во сне на небесных животных. Но это не Античность, это - архаика.) Великая культура возлюбленной Галковским Франции берет своё начало не отсюда, а из Флоренции, а сама Флоренция - прямиком из Греции. Через Флорентийскую Унию. Согласитесь, дорогие читатели - это неожиданный кульбит!

Узнав об этом я не мог поверить своим ушам и всё переспрашивал:

Оккультисты Византии бежали в Рим потому, что у себя дома они были в оппозиции Церкви, а среди римских варваров, искавших античных тайн, ощущали себя дома.
Так?


> Они не то, чтобы бежали... Их срочно рукоположили во епископы прямо перед Флорентийским собором.

Да кто рукоположил? Католики? Кто мог рукоположить магов и язычников?

> Какие католики!!! Православные! Наш митрополит Исидор Киевский - греки его нам послали, мы не взяли его. Гемист Плифон основал Платоновскую академию в Греции. Католики его "мощи" выкрали на запад и до сих пор поклоняются. Слава Богу, рукоположили в епископы одного приличного человека - Свт. Марка Евгеника Эфесского. Он и отстоял Православие.

Какие странные православные, тебе не кажется? Зачем же магов рукополагать в епископы?!

> Виссарион Никейский - будущий кардинал РКЦ, рукоположен в митрополиты 11 ноября 1437, инициатор брака с Софией Палеолог нашего Царя; Исидор Киевский - поставили его нам 1436 году, тоже будущий кардинал...

Александр Люлька, кто делал эти рукоположения?

> Наши, православные.

Почему такие странные православные?

Это так называемый византийский гуманизм. Церковь его однозначно осудила на соборах: во-первых, Собор на Иоанна Итала и конечно - на Паламитских. Но все деятели этого - античного совершенно - движения долго спокойно жили в пределах Империи, были в фаворе у Императоров, их отправляли защищать (!) Православие в спорах с католиками... пока наконец они не поняли, что не судьба и не переехали делать Возрождение на Запад.
Всё Возрождение изначально создано греками. Которые (Плифон) откровенно почти предлагали вернуться к поклонению др.греческим богам, обожествляли Платона, возрождали Академии. Я напоминаю, что Академия тогда - это именно секта платоников, а не "ваще за науку". Марсилио Фичино и проч. отцы Ренессанса были ими очарованы и всему обучены. Это кошмар, если разобраться...


То есть, де-факто, на какое-то время на Востоке победила ересь. Потом она была осуждена, но никто не преследовал её адептов. Однако они сами предпочли быть первыми людьми на деревне (в Риме), чем последними в Городе (Царьграде). Так?

Да, ересь победила в умах столичной интеллигенции. Церковь как всегда спасла честь Империи, но... почитай биографии - там много интересного. Просто современные авторы выдают этих бесноватых за философов, потому что опять же - святая античность.
"Сами предпочли" - ну не совсем. Сколько могли, они были в Константинополе. Возрождать дикую Италию никто не спешил. Но их попёрли так или иначе. После соборных осуждений было неудобно всё-таки.
Ты пойми главное: все оппоненты Свт. Григория Паламы - это воспитанники той "Западной" в кавычках мысли, которая исходно с Востока.


Прекрасно. А тут есть связь с французским масонством? Через Медичей и Флоренцию?

Связь с масонством однозначно та, что в основе масонской идеологии их наработки. Плифона Рафаэль, судя по всему, нарисовал на известной фреске Афинская школа.
Да ты посмотри просто биографии этих деятелей:
Гемист Плифон
Василий Никейский
Исидор Киевский
Марсилио Фичино
Иоанн Итал(ьянец)
Пико де Мирандола
и прочие - они там появятся сами (Бруно, Мыкола Кузаньский)



Ну, хорошо! Вот мы от Гитлера перешли к Франции. От Франции ко Флоренции. От Флоренции - к Византии!

И теперь остается нам лишь копнуть в историю Византии, чтобы круг замкнулся.

А поможет нам в этом опять-таки Галковский.

Цитирую мэтра:

Античная скульптура и юриспруденция это европейский 17–18 век, античное водоснабжение — 19, античный спорт или сексуальная жизнь — 20. «Рабовладение» — 21. А, например, религия — 22. Только в 22 веке люди осознают, что христианство или мусульманство по сравнению с античной религиозной культурой — примитивное варварство.
Думаю, примерно к этому времени западные политики также поймут, от чего античная цивилизация погибла, и от чего предстоит погибнуть цивилизации нового времени. Но скорее всего, будет уже слишком поздно.


Конец цитаты.

После всего сказанного можно уже уверенно догадываться, что "великая античная религиозная культура", о которой говорит ДЕГ - это тайные учения, переданные язычниками-греками итальянцам Возрождения, которые вот уже шесть веков успешно воплощают в жизнь задумки Георгия Гемиста Плифона.

Это, безусловно, по-свеому великая религиозная культура. И теперь понятно, почему Галковский так активно топит христианство, ничего при этом не имея против "православия" без Христа, "православия" как местной русской традиции.

Есть ли у нас православных что ответить на это многоуважаемому мэтру?

О да, и у нас много что есть ему ответить.

У нас за плечами целая эпоха.

Православие Высокой Античности это целая эпоха, ТРИ ВЕКА (V-VII) - дольше, чем вся история Российской империи.
Понятно, почему Галковский этой истории видеть не желает, несмотря на то, что как раз эти-то триста лет и были наивысшим взлетом человеческой культуры и цивилизации за всю прошлую человеческую историю. Сегодня мы до этого уровня действительно ещё не доросли.

Почему же Галковский не видит этой эпохи?
Причина во общем-то лежит на поверхности. Дело в том, что по Франции в это время бегали средневековые варвары. Запад Империи лежал в развалинах. А точка зрения Галковского это точка зрения Запада, и именно Франции.
Но по-видимому есть и более глубокая, духовная причина, о которой мы только-только начинаем догадываться.

Это работа на будущее. А пока... пока я определил точную дату конца Античности.

Это начало Иконоборчества.
Ясно, что школьная периодизация, согласно которой концом Античности было падение Рима, никуда не годится. Ведь в тот момент центром цивилизации и культуры был уже Константинополь, которому суждено было пасть от рук варваров лишь в XIII веке (1204, Четвёртый крестовый поход). Но к XIII веку и сам Константинополь был уже в глубоком упадке. Внешней причиной этого упадка была безнадежная и бесконечная борьба с мусульманами, и потому я до сего дня думал, что именно нашествие Ислама положило конец Античности, век за веком ослабив и измотав Ромеев до полного истощения.

Но великие Империи не гибнут по внешним причинам. И вот сегодня я со всей ясностью осознал, какова была настоящая, внутренняя причина упадка и гибели православной Цивилизации и культуры, печальные последствия чего мы в России ощущаем сегодня всей поверхностью кожи.

Я понял суть, и вот, решил тут же записать эту новую, концептуально важную мысль.

Накануне начала Иконоборчества античная культура и античное искусство достигли такого небывалого расцвета, что у тёмных крестьян, которые составляли большинство населения той эпохи, появилась опасная тенденция почитать великолепные живописные иконы - потрясающий воображение плод великого искусства Высокой Античности - как особые мистические сущности, объект самостоятельного культа. Этим и воспользовался дьявол, воздвигнув императоров иконоборцев против Церкви. Античное искусство, античная культура и образование именно в этот момент были объявлены пережитком язычества и физически уничтожены вместе со своими носителями.
Наступили Тёмные века.

Итак, начало VIII века. Император Лев Исавр, великий победитель арабов и жестокий гонитель Православия. Конец Золотого века христианской цивилизации.



[Кстати]Когда я пытался Осторожно копаться в истории Карла Мартелла, начальника Каролингов, у меня сложилось впечатление что он ставленник Италии. Не исключено, что внук его Карл Великий, коронованный Папой Римским в 800 году, является не первым героем этой истории. Возможно, именно с Карла Мартелла и начинается восстановление Западной Римской империи, центром которой естественным образом выступает Италия, и продолжением которой является вся современная Западная цивилизация. Карл Мартелл - современник Льва Исавра.

Каково твоё определение античности? И в каком плане: культурном (искусство), юридическом, политическом? Языковом?

Культурном в первую очередь. Или даже шире: Античность как цивилизация. Высший взлёт человеческой културы за всю историю человечества.

По-моему, античность нормально просуществовала до падения Константинополя и идейно существует доныне - в Церкви.

Да, это так. Но вот именно как культура и цивилизация православная Античность сейчас в глубоком упадке, она сжалась до размеров православного прихода.
----------------------------------------------------------

Продолжение см. Краткое изложение истории христианского мира (Античность)

Патрик Мелроуз

Цитата:

- Тебе жаль, что отец скончался?
- Мне жаль, что он жил.
- Но если бы его не было, не было бы и тебя!
- Нельзя быть слишком эгоистичным в таких вопросах.


Я бы отнёс этот сериал к жанру фильма ужасов. Но любители этого жанра меня не поймут.

В молодости, до обращения к Вере, я увлекался оккультизмом, и мне пришлось довольно тесно познакомиться с дьяволом. Следствием этого знакомства стало то, что на обычных фильмах ужасов я просто засыпаю от невыносимой скуки. "Нас пугают, а нам не страшно".

Уважаемый Старик Лобов (loboff) как-то посоветовал мне сериал "Ганнибал", про умного и потому смертельно опасного психолога-людоеда. Я честно попробовал - не могу, сплю. СКУЧНО.

Люди не знают и не умеют придумывать по-настоящему страшные вещи. Их пугают какие-то примитивные страшилки: мертвецы, людоеды, маньяки, клоуны и прочее. Всё это инфантильная чушь.

Работая в Церкви, я восемь лет прожил на старом кладбище, где порой лично копал могилы, убирая старые скелеты, чтобы освободить место для нового покойника. Ничего страшного в смерти нет. Она всего лишь печальна. Человеческие кости красивы и изящны, это рука великого Художника.

Единственный фильм ужасов, который меня напугал, это "Паранормальное явление", часть первая. Вот да, это получилось страшно. Потому что очень, очень реалистично. Настоящие демоны в настоящей жизни являют себя примерно так. Да.

Нет ничего страшнее демона, но люди очень мало понимают, что такое демон и с чем его едят. И потому не понимают, не осознают того, что действительно страшно, да и опасно. Реально ужасные вещи чаще остаются просто незамеченными и убивают исподтишка.

"Патрик Мелроуз" это фильм психологических ужасов. Он повествует о том, как английские аристократы относятся к своим детям. Вот тут я не мог оторваться. Всё-таки нет ничего интереснее реальности. Всякая фантастика и мистика же это, как правило, высосанная из пальца инфантильная ерунда, на которую не стоит тратить время.

Стоит ли тратить время на Патрика Мелроуза? Не знаю, не уверен. Как я уже сказал, по-настоящему страшные и убийственные вещи люди просто не замечают. Так что кому-то, напротив, этот фильм покажется скучноватым. Первая серия там попроще, чтобы увлечь массового зрителя. Там показана ломка наркомана. Это так, чтобы втянуть зрителя в сюжет, создать атмосферу. Настоящая жуть там начинается позже, когда речь заходит о его детстве.

Profile

palaman
Максим Солохин

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono