?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у avvakoum в Достоинство.[Spoiler (click to open)]
Это случилось летом 2007 года.  Наши греческие друзья позвали нас на один из островов, где жила семья Фотиньи, супруги Александра. Алекс - это прямой потомок и наследник древнего царского рода. Алекс и Фотинья (имена изменены) живут в роскошном поместье на Лазурном Берегу, и серебряные ложки в их доме отмечены фамильным гербом с короной. Однако, семья со стороны Фотиньи, которая живет в Греции, довольно простая, дружная, но небогатая. Она известна в ортодоксальных кругах, поскольку из этой семьи вышло немало выдающихся попов.

И вот Алекс с Фотиньей проводят часть года в гостях у своих родственников. Море, оливки, деревенские красочные праздники, пустые пляжи, забавные местные вина и таверны - всё это очень вкусно и по приколу. Но живут-то они бедновато. Простая комнатенка, дешевая мебель, сиротский душ,  пластиковая мебель перед домом, всюду разбросаны детские игрушки. Ну, понятно, короче?

Мы приехали к ним, и сняли небольшой домишко-сараюшку неподалеку. Вернее, пару комнат в нем.  Мы вместе проводили дни и вечера, очень прикольно.

И вдруг к Алексу и Фотинье приехали гости. Целая компания иностранцев (немцы-скандинавы). Кто-то знал его величество и супругу  по Лазурному Берегу, но большинство из компании не были знакомы с Алексом+Фотиньей, и мечтали, типа, подружиться.

Увидев сиротскую обстановку, гости офигели. Лица их вытянулись, застыв в недоумении.  Семья предложила угощение, и собрали на стол разномастные тарелки из ИКЕА или вроде того.  Гости делали вид, что всё, типа, ничего страшного, но всё равно я кожей чувствовал неловкость. Дальше неинтересно, они все уехали от этих нищебродов, и, я думаю, с концами.

В этой ситуации было интересно наблюдать за поведением и реакцией Алекса. Он был абсолютно невозмутим. То есть, совершенно. Он ничем не показал, что "на самом то деле я огого!" никак не извинялся, даже намеком, и никак не понтовался. Абсолютно. Он вел себя с каким-то сверхестественным достоинством.  Не пытался никак дистанциироваться от "нищебродов", и никак не терял своего положения.

Не знаю, удалось ли мне передать это чувство и описать мастер-класс, который мне случилось наблюдать.