Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Столетняя война. Спонсоры из Флоренции?

Продолжение цикла "За кулисами столетней войны".

[Оглавление цикла]За кулисами Столетней войны: постановка задачи.
Столетняя война. На исторической сцене - Англия против Франции
Столетняя война. Спонсоры из Флоренции?
Столетняя война. Роль Фламандии: не объект, а игрок.
За кулисами Столетней войны. Век XIV: Фландрия против Генуи
За кулисами Столетней войны. Век XV: Милан против Венеции.
Трехсотлетняя война: задача двух тел.
Начало Трехсотлетней войны. Венеция в главе католического мира. Покорение Англии (1204-1235)
(Продолжение) Венеция в главе католического мира (1204-1235)
«Нейтралитет» Венеции. Мир в ступоре. (1235-1250)
Мир в ступоре ( (1235-1250). Монгольское нашествие на Европу.
Трехсотлетняя война. Генуя наносит ответный удар (1250-1270)
Генуя наносит ответный удар (1250-1270). Английское эхо.
Генуя наносит ответный удар (1250-1270). Эхо на востоке и западе Европы.
Трехсотлетняя война: взгляд из Венеции. Союз двух пауков (1270-1291)
Трехсотлетняя война. Следующий раунд (1291- 1299)
Трехсотлетняя война. Мир вверх дном. (1299-1380) Неожиданное завершение цикла.


Война стоит немалых денег. А столетняя война стоит невероятных, немеряных денег. Любая большая война нуждается в богатых спонсорах, ну а Столетняя война нуждалась в невероятно богатых спонсорах. Более того, эти спонсоры дожны были иметь в этой войне материальную заинтересованность, доход. Иначе они бы просто не потянули такое мероприятие.

Почему? Потому что короли Средневековья были людьми, довольно ограниченными в материальных средствах. Вести на свои средства столетнюю войну они при всем желании бы не смогли. Вопрос о спонсорах Столетней войны уже ставился в современной литературе и историкам, роющимся в архивах, удалось назвать пару фамилий. Это Барди и Перуцци, знаменитые на всю Европу флорентийские банкиры позднего Средневековья. Базой тех и других была Флоренция, однако - цитирую:

Филиалы предприятий Барди открывались в Сицилии (Sicily) и Венеции (Venezia), Генуе (Genua) и на Майорке (Mallorca), на Кипре (Cyprus) и Родосе (Rhodes), в Авиньоне (Avignon), Антверпене (Antwerp), Брюгге (Brugge), Лондоне (London) и Париже (Paris).

Массовому современному читателю в этом списке бросятся в глаза прежде всего Лондон и Париж, однако искушенный в теме человек в первую обратит внимание на другие имена: Венеция, Генуя, Брюгге.

Средневековые "столицы" вовсе не делали экономической погоды в ту эпоху. Думаю, Барди держали там свои филиалы не столько в экономических целях, из желания поживиться, сколько в политических видах - как рычаги влияния на политику королей. А вот Брюгге (Бельгия), Генуя и Венеция (Северная Италия) - это были настоящие экономические центры, где вершились по меньшей мере финансовые судьбы тогдашнего католического мира. И пребывание там филиалов предприятий Барди и Перуцци несомненно делает последним честь.

И вот, именно Барди с Перуцци предлагаются нам в качестве претендентов на звание "Спонсоров столетней войны":

С начала двадцатых годов XIV века в делах Барди и Перуцци особое значение начинают приобретать операции их лондонских филиалов. Король Эдуард II, остро нуждающийся в деньгах для своей личной жизни и государственной деятельности, берет у них взаймы весьма крупные суммы, предоставляя в возмещение депозит таможенных пошлин, королевской десятины, ряда особых налогов, приравнивая их по правам к английским купцам, разрешая вывозить шерсть на особо льготных условиях.
Также в 1317 г. Барди и Перуцци получают в депозит сбор по всей Англии большей части папских доходов. Со всем этим сочетаются ссуды обширному кругу частных лиц, в первую очередь из окружения короля.
«Колоссальные, невиданные ранее в Англии, суммы стекаются со всех концов страны, от всех слоев её населения в кассы жадных, расчетливых и непоколебимых в своей жажде наживы итальянских дельцов. Контора их как гигантский паук сосет кровь из всей Англии, и Англия реагирует на это единодушной народной ненавистью.» — Гуковский М. А. Итальянское Возрождение. - Л., 1990
В 1326 г. разъяренная толпа лондонцев нападает на контору и магазины Барди и подвергает их разгрому и разграблению. Однако, Барди и Перуцци продолжают свою деятельность в Англии. В следующем 1327 году на престол вступает юный Эдуард III, сразу же начавший войну с Шотландией и усиленную подготовку к войне с Францией и на почве этого находившийся в натянутых отношениях с парламентом. Постоянно нуждаясь в деньгах и не желая обращаться за ними к парламенту, Эдуард III ещё в большей степени, чем его предшественник, прибегает к финансовой помощи Барди и Перуцци, не только передавая им ещё ряд королевских доходов, но и закладывая королевские драгоценности. К началу тридцатых годов Барди и Перуцци окончательно и полностью сосредоточивают в своих руках все государственные и церковные налоги и поборы, становясь как бы министерством финансов Англии. Происходит это настолько полно, что сам король, королева, двор — получают средства на свои личные нужды только из контор флорентийских банкиров по особому, заранее составленному списку.
В 1340 г. Эдуарду III не удается одним ударом разгромить Францию, война принимает затяжной характер — впоследствии она получила название Столетней. Расходы на её ведение обе стороны — и Англия, и Франция — покрывали за счет займов у Барди и Перуцци.
В том же 1340 г. Флорентийская республика выпустила билеты государственного займа для борьбы с чумой и неурожаем, на которые начислялось 15 % годовых. Это при том, что средняя рентабельность коммерческих предприятий той эпохи составляла 17 %. По бумагам же Барди и Перуцци можно было получить всего 8 % годовых — поэтому их владельцы поспешили от них избавиться, но наличных средств у Барди и Перуцци попросту не было — все «съела» война.
Эдуард III, у которого флорентийцы попытались получить хотя бы часть денег, заявил, что платить по своим обязательствам он не намерен. После заявления короля, фактически объявившего о своем банкротстве, глава компании Перуцци скончался там же, в Лондоне, от сердечного приступа. Попытки получить долги французской короны привели к тому же эффекту — денег флорентийцы не увидели.
В 1340 и 1342 г. Барди делают три безуспешные попытки спастись путем политического переворота во Флоренции.
В 1343 году о своем банкротстве объявляют Перуцци, которые сумели выплатить своим кредиторам 37 % обязательств. Барди держатся ещё три года, а когда в 1346 году и они объявлены банкротами, им удается выплатить ещё больше — 45 %
.

Позвольте, но ведь к 1340-му году - году фактического банкротства флорентийских банкиров - военные действия между Валуа и Плантагенетами только-только начали разгораться. Только 3 года прошли из заявленных нам в общепризнанной исторической интерпретации ста шестнадцати лет "Столетней войны" (1337-1453)!



И это - "спонсоры Столетней войны"?! Даже не смешно.

Теперь вспомним о вышеупомянутом эпизоде из Норвича, когда послы английского короля почтительно просят помощи Светлейшей Венеции. Это было в том же самом 1340-м году, когда обнаружилось фактическое банкротство флорентийских банкиров.

Выяснив, что Флоренция спонсировать Столетнюю войну не потянула, англичане обратились к своим спонсорам в Венеции. Это логично, потому что эпоха расцвета Флоренции, эпоха Медичи – это следующий век, XV. Причем скорее вторая половина этого века, чем первая.



Пятнадцатый век ближе к нам и он частично заслоняет собой век четырнадцатый. И вот результат: как только люди вспоминают об Эпохе Возрождения, они тут же начинают говорить о Флоренции, о знаменитых Медичи. Я ничего не имею против Медичи и Флоренции, но ведь надо понимать, что это ФИНАЛ Эпохи Возрождения, прославившийся величайшими достижениями в искусстве. Но Эпоха Возрождения - это не только финал, а также не только искусство. И начинается эпоха Возрождения отнюдь не в XV веке. У неё имеется очень важный политический и экономический аспект. И в этом аспекте на первый план, как ни прячь, выходит Венеция – самое сильное, богатое и влиятельное государство тех веков.

Фактические правители "республики" Флоренция, дом Медичи, необыкновенно прославились в XVI-XVII веках тем, что две представительницы этого дома стали королевами Франции (Екатерина Медичи в 1547-1559, Мария Медичи в 1600-1610). Франция – великая держава, и тот факт, что две дамы из Флоренции сделались французскими королевами, несомненно делает Флоренции честь. Но было бы неправильно делать отсюда вывод об особом значении в Италии именно Флоренции. Тем более, когда мы говорим совсем о другой эпохе, о XIII-XV веках, когда сама Франция ещё была по сути провинциальным государством, целесообразность самого существования которого порой была под вопросом, что ясно показывает в том числе и история Столетней войны.

История непутевых флорентийских "спонсоров Столетней войны", столь быстро и печально обанкротившихся вскоре после её начала, ясно показывает, что вовсе не во Флоренции организовывались по-настоящему крупные финансовые и политические акции в XIV веке. А сообщение, что Перуцци демонстрируют английскому королю «невиданные ранее в Англии суммы» денег и в конце концов «окончательно и полностью сосредоточивают в своих руках все государственные и церковные налоги и поборы», гораздо больше говорит о более чем скромной роли Англии в ту эпоху, чем о величии банкиров Флоренции.


Лондон во всем величии феодального блеска.

Так кто же в действительности финансировал Столетнюю войну, кто проплачивал и, следовательно, был кровно заинтересован в домашней ссоре внутри Анжуйского Дома (напомню, что Валуа и английские Плантагенеты - это две ветки одного французского дерева - Анжуйского Дома).

Продолжение:

Столетняя война. Роль Фламандии: не объект, а игрок.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments