Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Трехсотлетняя война: задача двух тел.

Эта небольшая, но очень важная заметка является продолжением цикла "За кулисами Столетней войны" и началом нового его этапа, на котором я собираюсь подробно изложить логику основных политических конфликтов Трехсотлетней войны, в которую так или иначе оказалась втянута вся Европа от Пиренеев до Русской равнины.

Оглавление цикла

Здесь я хочу изложить методологию, которую я буду применять в моем дальнейшем детективно-историческом расследовании по Делу о закулисных спонсорах Столетней войны.

Но прежде всего я хотел бы попросить снисхождения читателя, если он заметит, что меня немного заносит. Не придавайте слишком большого веса моим выкладкам. Фактически я применяю всю эту политологическую технологию (которую я называю для себя «формула Макиавелли») для того, чтобы хоть немного упорядочить в своей голове факты, сделав их доступными для запоминания. Как заметил уважаемый schegloff, история в виде детектива изучается легче и приятнее. Подозреваю, что и у любого профессионального история имеются свои безумные идеи, которые движут им в его творчестве. Так что если я в чем-то и неправ, то лишь в своей чрезмерной откровенности. Но мне физику ни к лицу строить слишком серьезную физиономию, когда я нахожусь на чужой для меня территории музы Клио.

Теперь я приступаю к изложению ещё более обширной темы, чем просто "Столетняя война". Потому я именую эту часть моего расследования как "Трехсотлетняя война". В этом разделе я представить читателю не больше не меньше как взгляд на европейскую политику XIII-XV веков как на историю венецианских и антивенецианских интриг. Я считаю именно Венецию европейским гегемоном тех веков и исхожу из гипотезы, что главные политические противоречия того времени так или иначе выражают борьбу Венеции с иными претендентами на эту роль.

У меня имеется целый ряд косвенных свидетельств и убедительных соображений, часть из которых я уже изложил выше. Самое главное из них заключается в том, что Венеция, де-факто уничтожившая Византийскую империю в 1204 году, стала преемницей её политической роли как гегемона Европейской политики.

Основной мой тезис, если изложить его в двух словах, звучит так.

Никакое государство в XIII-XV веках не был таким же могущественным, как Венеция. Сначала Генуя (до 1380-го), а потом Милан и Флоренция пытались занять её место в качестве гегемона, но не преуспели в этом. Венеция XIII-XV веков играла такую же роль в Европейской политике, какую играла Испания в мировой политике XVI века, Франция в мировой политике XVIII века, Британия в мировой политике XIX века, и какую играют США сегодня.

Основная тема XIII и XIV века (до 1380 года) – это попытка Генуи занять место Венеции. Борьба между этими Городами – основное содержание политической истории этого времени, главные политический конфликт, в который прямо или косвенно оказалась втянутой вся Европа. С 1380 года на место Генуи заступает Милан.

Такой мне видится логика Европейской истории XIII-XIV веков.
И будучи по образованию не историком, а физиком, я хочу использовать для доказательства своей концепции особый метод, сознательно применяющийся физиками при расчетах механического движения. Историки тоже порой применяют похожий метод, говоря об истории, но как бы интуитивно.

Этот метод называется «выбор удобной системы отсчета».

Удобнее всего брать за основу инерциальную систему отсчета. Её аналогом в истории была бы идеальная беспристрастность историка, божественная вненаходимость по отношению к человеческой истории, способность глядеть на человечество извне, абсолютно беспристрастно, то есть, не вовлекаясь в кипящие здесь страсти. Но таких историков очень мало или же их вообще нет. На практике же как в физике, так и в истории, наилучшей будет система отсчета, связанная с очень массивным телом. Чем массивнее, тем лучше. Потому что чем массивнее тело, чем больше его инертность, тем ближе его движение к движению идеальному, прямолинейному и равномерному, которое характерно для инерциальной системы отсчета.

Если физик связывает свою систему отсчета с легким телом, движение которого сложно и замысловато, испытывает постоянные возмущения со стороны соседних тел, то этот физик будет иметь много проблем, пытаясь описать историю данной физической системы. Классическим примером такой неудобной системы отсчета является геоцентрическая, связанная с землей. С точки зрения земного наблюдателя движение небесных тел очень замысловато и загадочно. Его логика настолько труднопостижима, что наблюдения за этим движением дали почву для возникновения целой огромной лженауки – астрологии. Между тем достаточно связать систему отсчета с Солнцем (гелоцентрическая система отсчета), чтобы внезапно как по волшебству в движении звезд и планет появилась ясная логика. В первом приближении - законы Кеплера, во втором – законы Ньютона, в третьем – механика Эйнштейна.

Так и в истории. Если мы правильно выберем систему отсчета, то астрологический калейдоскоп исторических событий, кажущийся хаотичным и лишенным внутренней логики, вдруг упорядочивается и осмысливается. Случайности оказываются неслучайными, последовательности - разумными, а совпадения – закономерными. Чтобы добиться этого эффекта, нужно следовать правилу Макиавелли: все основные политические конфликты являются следствием противостояния двух сильнейших и потому лидирующих властных групп: стоящей у власти (властвующая элита или гегемон) и идущей к власти (контрэлита или субгегемон).

Вокруг этой глобальной оси противостояния и вращаются все события и персонажи политической истории. Гегемон и субгегемон – это два наиболее массивных политических тела, взаимное движение которых определяется их противостоянием. Это аналог известной в механике «задачи двух тел», суммарная масса которых значительно больше, чем массы всех прочих участников движения. В первом приближении можно считать, что все прочие участники не имеют своего самостоятельного взаимного движения, но целиком вовлечены в противостояние двух основных тел, гегемона и субгегемона, и этим противостоянием в основном и определяется их судьба.

Эта теория ценна тем, что она выведена великим Николо Макиавелли из наблюдений за достаточно длительной, весьма разнообразной и замысловатой политической историей Италии Эпохи Возрождения. Она – не следствие каких-либо философских концепций, но порождена самой жизнью.

Итак, я надеюсь доказать, что именно Венеция была гегемоном, главным политическим игроком Европы XIII-XV веков. И сделаю я это следующим образом: я рассмотрю основные события и конфликты политической истории этой эпохи, выбрав в качестве системы отсчета «систему двух тел», ось Венеция-Генуя для периода 1204-1380 и ось Венеция-Милан для периода 1380-1453 годов. В более поздний период слишком уж набирает силу Бургундия (до 1477 года) и задача становится очень сложной. Даже в физике это называется «задача трех тел» и считается очень круто.

Венеция же на протяжении всего рассматриваемого времени (1204-1453) будет выступать в качестве гегемона, то есть, основного, центрального «тела» в моей картине мира, которую можно иронически наименовать поэтому «венецецентрической». Кроме того, в качестве «второго тела» я будут брать главного противника Венеции, субгегемона (вначале это была Генуя, затем Милан), который объединяет вокруг себя все оппозиционные силы тогдашней Европы, по той или иной причине недовольные политикой гегемона (а недовольных всегда много). Все события данного периода будут рассматриваться мною с системе отсчета, связанной с этой «осью» (гегемон/субгегемон). Я надеюсь проиллюстрировать на конкретных примерах, как вся Европа вращалась вокруг этой главной политической оси. Если в выбранной мною системе отсчета основные политические конфликты этого времени вдруг перестанут казаться хаосом, но обнаружат ясную последовательность и логику, то можно будет считать доказанным, что именно Венеция и является гегемоном рассматриваемой эпохи, что и требуется доказать.

Продолжение :

Начало Трехсотлетней войны. Венеция в главе католического мира (1204-1235)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments