Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

Трехсотлетняя война (1299-1313). Небольшая заметка о свободной воле.

Этот текст - продолжение цикла "За кулисами Столетней войны".

Оглавление цикла

Нет ничего более далекого от моих намерений, чем задача в конечном итоге редуцировать историю человечества до каких-нибудь «трех законов Макиавелли», опираясь на которые мы смогли бы просчитывать наперед наше будущее.

Я не настолько физик, чтобы меня можно было подозревать в подобных глупостях. Я прежде всего верующий православный христианин – а это значит, что я верую в абсолютное и ничем не ограниченное всемогущество человечества как целого. Ведь я верю, что именно человек (Иисус Христос) является Тем, Кто устанавливает законы природы и изменяет или отменяет их по Своему желанию. Потому над человеком в конечном итоге не довлеют никакие законы. Законом для человека может быть только другой человек; человеческая природа выше всякой (тварной) природы, ибо она ипостасно соединена с Божеством.

Исторические же закономерности я стремлюсь выявить не для того, чтобы научиться предсказывать будущее (оно по большому счету непредсказуемо, так как мы, люди, сами его предопределяем по своей воле), а лишь для того, чтобы отделить банальное от интересного.

Изучая историю Европы XIII-XV веков, я уже осознал для себя главную закономерность политической борьбы: любой многосторонний конфликт имеет тенденцию превращаться в двусторонний. Люди заключают между собой коалиции, следуя очевидному принципу «враг моего врага – мой друг». Но хочу подчеркнуть: люди НЕ обязаны следовать этому правилу, как не обязаны следовать какому бы то ни было иному правилу. Люди (человечество как целое, не исключая Иисуса Христа) свободны и сами задают себе правила, которым потом следуют или не следуют. Также люди задают правила друг другу и либо следуют им, либо же начинают политическую борьбу, смысл которой в конечном итоге всегда один и тот же: навязать другим людям установленные тобою правила.

Итак, я не настолько физик, чтобы стремиться вывести формулу истории, отменяющую свободную волю человека. Формулы истории для меня лишь вспомогательный инструмент, позволяющий отделить интересное и главное (нарушения закономерностей!) от второстепенного и неинтересного (когда закономерности прилежно соблюдаются).

В начале XIII века среди Европейской аристократии нашлись несколько ярких фигур, более или менее успешно пытавшихся нарушить естественные закономерности политической борьбы.

Главная же закономерность тогда состояла в том, что все крупнейшие фигуры на политической сцене Европы разбились на два противостоящих лагеря.

Перечислю некоторых представителей каждого из них:

В интересах Генуи действовали (подробную информацию о персонажах смотри по ссылке)

  • Все папы Римские начиная после 1304 года

  • Роберт Мудрый (1277—1343) — король Неаполя,

  • Филипп IV Красивый, король Франции, и три его сына, «проклятые короли», последовательно правившие Францией и ушедшие из жизни друг за другом, на которых и закончилась династия Капетингов, уступив место династии Валуа (что и послужило поводом для Столетней войны).

  • Владислав Локетек (1260 - 1333) и его сын, Казимир III Великий (1310 - 1370), короли Польши.

  • Карл I Роберт, король Венгрии и Хорватии (1307-1342), из неаполитанской линии Анжуйского дома.


Как видим, теперь у Венецианцев стала и труба пониже, и дым пожиже; основные политические активы оказались в руках противника. Под контролем проигравшей противостояние с Генуей Венеции, однако, ещё оставались (подробную информацию о персонажах смотри по ссылке):

  • Папа Бонифаций VIII (убит в 1303), и его недолговечный преемник Бенедикт XI (убит в 1304).

  • Федериго Арагонский, король Сицилии.

  • Карл Валуа (1270—1325), несостоявшийся король Франции, успешно ликвидировавший Капетингов и ставший родоначальником новой династии Валуа, вопрос о законности которой дал повод к Столетней войне.

  • Людвиг IV (Баварский) (1282-1347).

  • Альбрехт I (бывший королем Германии) (1255-1308), сын Рудольфа Габсбурга, которого убил его собственный племянник, а также сын его Леопольд I (1290-1326) Габсбург, правивший только Австрией и Штирией.

  • Три Эдуарда (I, II и III), последовательно правившие Англией, последний из которых (Эдуард III) и развязал собственно Столетнюю войну.



Победив в 1299 году Венецию, Генуя тут же начала устанавливать повсюду, докуда смогла дотянуться, свои порядки. Поэтому в период 1300-1313 гг. «неожиданно умерли» многие уважаемые люди, которые более или менее успешно действовали в интересах Венеции. Среди них и король Венгрии Андраш III Венецианец, и король Германии Альбрехт I и король Чехии Рудольф I Габсбург, и двое римских Пап (Бонифаций VIII и Бенедикт IX), и король Англии Эдуард II - не говоря уже о множестве других уважаемых людей, рангом пониже.



Одно из самых крупных событий рассматриваемой эпохи – «Авиньонское пленение» пап. Уничтожив руками французов папу Бонифация VIII (и заодно Бенедикта XI), генуэзцы инициировали переезд резиденции пап подальше от Венеции и поближе к себе, в Авиньон. С этого времени аж до 1370 года папский престол играет в одни ворота, всегда действуя исключительно в интересах Генуи. В это же время (1307-1314) опять-таки руками французов генуэзцы уничтожают орден Тамплиеров, интимно связанный с Венецией. Остатки ордена получают прописку в Португалии (с 1318 года они именуются «Томарский» орден), история отношений которой с Венецией вообще заслуживает особого внимания.

Но, разбираясь в истории XIII-XV веков, надо всегда начинать расследование с городов Северной Италии, которые были в то время единственной в мире «Европой» в современном смысле этого слова. Именно оттуда «Европа» распространилась на всю Европу, а потом мало-помалу и на весь мир.

Поэтому перед тем как перейти к основной теме этой короткой заметки (о свободной воле перед лицом законов политической борьбы), скажем несколько слов о Флоренции, которая с этого времени начинает мало-помалу появляться на политической арене.

Википедия: изгнанного из Флоренции Козимо Медичи венецианцы приняли с почетом, и притом не как изгнанника, а как важного государственного деятеля, по сути правителя Флоренции. Позже Козимо уехал в Падую, также был принят там с большим почетом; венецианское правительство активно вело с ним переговоры. А тем временем его друзья, оставшиеся в городе, готовили низвержение аристократической партии.
Это говорится о событиях, имевших место через сто лет после описываемых; клан Медичи долгое время сохранял дружественные контакты со Светлейшей республикой.

А началось это так.

Незадолго до своего поражения, ещё находясь на вершине своего могущества (в 1280-1290-х годах) Венеция устроила во Флоренции одну из первых по времени (среди известных мне) социалистических революций. Случился бунт местной черни против местной же аристократии. Была установлена «Вторая демократия» (Secondo Popolo) и, к слову, отменено крепостное право (1289). Развернувшаяся во этому поводу политическая борьба вошла в историю как борьба «черных» и «белых» гвельфов. («Черные» соответствуют «красным» в нашем современном понимании, ну а «белые» - они и есть белые, сиречь сторонники аристократии.) Конечным итогом всех беспорядков и кровопролитий был приход к власти во Флоренции широко известных Медичи. (Замечу, что Медичи, когда демократы их, случалось, изгоняли из родного города, находили себе пристанище как правило именно в Венеции.)

Борьба между «белыми» и «чёрными» гвельфами продолжалась с переменным успехом, пока Флоренцию не захватили войска Карла Валуа (1301), приглашённого для поддержки «чёрных» папой лично Бонифацием VIII. Этот провенецианский Папа возвышался на Римской кафедре реликтом ушедшего XIII века. Ему оставалось жить ещё два года до своего прискорбного умертвия, и он напоследок причинил генуэзцам массу неприятностей, путая карты и путаясь под ногами. Итак, приглашенная Папой французская армия изгнала из города умеренных гвельфов (1302, кстати, в числе изгнанных оказался и великий поэт Данте), и установила режим террора против «белых»: более 600 жителей Флоренции были приговорены к смерти.

Все посты в республике заняли сторонники «черных» (то бишь, по-нашему «красные»). «Белые» нашли убежище в гибеллинских коммунах Тосканы (прежде всего в Пизе, которая в 1284 году потерпела сокрушительное поражение от Генуи в битве при Мелории и была под полным контролем победившего конкурента).
(См подробности обо всех этих событиях в статьях roman_rostovcev-а из цикла Геополитика Данте)

Проигравшие гибеллины и обратились за помощью к императору Генриху VII, вскоре вступившему со своей армией в Италию.

Об этом-то Генрихе сейчас и пойдет речь. Это интересный персонаж - трикстер, дерзновенно нарушивший обнаруженные мною закономерности и доставивший мне немало хлопот, когда я пытался разобраться в логике происходивших тогда событий.

Общая закономерность политических конфликтов начала XIV века такова: каждый из членов указанных выше двух групп враждует с каким-либо из представителей противоположной группы, но при этом каждая из групп избегает междоусобной вражды внутри себя самой. («Враг моего врага – мой друг»).[Острожно, математика.]Говоря на языке теории графов, граф этого многостороннего конфликта является двудольным.Однако я хочу зафиксировать внимание читателя на попытке Генриха выбиться из прокрустова ложа этого противостояния двух лагерей и повести самостоятельную политику.[Острожно, математика.]Образовав внутри графа конфликтов запрещенные для двудольного графа нечетные циклы.
Подчеркиваю: человек по сути дела выше любых законов и может не подчиняться им - если только у него хватит силенок на подобное мероприятие.


Силенки имеются не у всех, а попробовать хочется всем.

Итак, знакомьтесь: император Священной Римской Империи с 29 июня 1312 года Генрих VII (1275-1313), из династии Люксембургов, сын Генриха VI Люксембургского и Беатрисы д’Авен.

Нидерландец по происхождению, Генрих был воспитан во Франции и изначально естественно вращался в орбите Генуэской республики.

Король Франции Филипп IV Красивый (тот самый, убийца пап Бонифация и Бенедикта, который ликвидировал тамплиеров и сжег Жака Моле) лично посвятил Генриха в рыцари, и Генрих, как его вассал, обещал служить ему в борьбе с англичанами. Своим избранием на германский престол в 1308 году Генрих всецело обязан Филиппу IV Красивому и авиньонской папской курии. Поначалу Генрих действовал в интересах своей партии и против Габсбургов, например, признал независимость (естественно, от Габсбургов) трех лесных кантонов Швейцарии.
Генрих мыслил себя как независимого политика и хотел не больше не меньше как восстановить значение Германской империи в Италии. В 1310 году во главе 5000 войска Генрих выступил в итальянский поход, вмешавшись в борьбу партий внутри Флоренции.

Вообще-то перед Генрихом ставилась конкретная задача: ликвидировать плоды трудов убиенного папы Бонифация и вернуть «белых» к власти. Однако Генрих VII считал, что он как Император должен быть выше борьбы итальянских партий. Потому он объявил себя ни сторонником гвельфов, ни сторонником гибеллинов. Обе партии одинаково его невзлюбили. Пиза подчинилась Генриху, Флоренция же, Сиена и Лукка ему сопротивлялись. Только Данте убеждал всех склонить голову перед императором; он видел одно спасение для Италии в восстановлении императорства. Впоследствии Данте поместил Генриха (под именем Арриго) на высокое место в «Раю», последней кантике «Божественной комедии». Но прочие политики того времени не сего поняли благородного порыва. (См. подробности о Данте и о Генрихе.)

Против Генриха восстали его естественные союзники - Роберт Неаполитанский, сам папа и французский король.

Тогда-то Генрих VII нарушил обнаруженную мною закономерность политического противостояния и решился заключить союз с врагом своей партии - с Федериго Арагонским, королем сицилийским, который ходил под венецианцами. Может быть, этот поступок казался ему в его положении естественным, но меня он заставил поломать голову, побродить по ветвящемуся дереву возможных вариантов логического объяснения обнаружившейся картины.

26 апреля 1313 года наш Генрих издал опальную грамоту, в силу которой Роберт Неаполитанский лишался всех своих владений, отличий и чести. Это была лебединая песнь человека, дерзнувшего нарушить законы истории. Началась война. Те, кто систематически читают мои заметки, наверное, уже догадались, к какой развязке идет дело.

Да, Вы не ошиблись!

24 августа 1313 года Генрих внезапно умер. По причине страшной жары ближайшие рыцари отсекли голову императора, а тело по древнему германскому обычаю предали медленному огню, пока не остались одни обугленные кости. Останки Генриха VII были преданы земле на пизанском кладбище Кампо Санто.

Такова краткая, но яркая история германского Императора, который повел себя как Император в ту эпоху, когда «императором» именовался предводитель самой большой шайки «аристократов» Европы. Он захотел вести самостоятельную политику, не имея на то достаточного ресурса реальной власти.
(А реальная власть равна злату помноженному на булат. Если один из сомножителей равен нулю, то и результат практически ничем не отличается от нуля.)

Итак, наш герой внезапно умер.

Но не следует думать, будто бы такая печальная участь ожидает всякого человека, который дерзнет преступить очевидные законы политической борьбы. Те же годы и те же события дают нам другой, позитивный и, я бы сказал, вдохновляющий пример удачного лавирования между двумя противостоящими группировками.



Речь идет об Амадее V (1249—1323) — графе Савойи с 1285 года. Сблизившись вначале с французским королем, он получил в подарок виконтство Молеврие в Нормандии (за участие во Фландрском походе 1304). А затем (в 1311 году) перешел на сторону Генриха VII, за что получил графство Асти и титул имперского викария Ломбардии. Если бы Император не умер внезапно, а был, к примеру, лишен императорского титула, то законность этого подарка могла бы быть поставлена под сомнение. Но вот так вот повезло Амадею V Савойскому, что Генрих VII внезапно умер, оставаясь всеми признанным законным Императором, и потому никто не мог предъявить никаких претензий к Амадею, получившему в веках прозвище «Великий».

Такими они и остались в историческом предании человечества, эти два человека, преступивших базовый принцип, которому обучают в первом классе политической борьбы – тушёный Генрих VII без головы и Амадей V Великий, весь в белом.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments