Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Роковая роль Славянска в истории нынешнего мирового конфликта.

Мне очень понравился вот этот текст Ищенко.
Всегда приятно поражает, когда человек, занимающий иную мировоззренческую позицию, говорит то же самое, что говоришь ты - ну, с точностью до наоборот.
Ищенко честно служит Путину, отрабатывая свои деньги как "эксперт". Но при этом он, на мой взгляд, и вправду эксперт, хорошо понимает ситуацию.
[Нажмите, чтобы прочитать мнение Ищенко о роли лично Стрелкова в событиях 2014 года. Действительно большой роли - я бы сказал, поворотной!]
На протяжении марта и начала апреля месяца российская власть концентрирует на границе Украины войска, по своему составу и группировке крайне напоминающие потенциальную армию вторжения. Путин получает разрешение Совета Федерации на использование армии за пределами России, а легитимный на тот момент президент Украины Янукович обращается с просьбой о помощи в подавлении мятежа. Собственные заявления Путина, позиция российских СМИ и даже уверенное обещание Януковича на пресс-конференции в Ростове-на-Дону скоро («раньше чем вы думаете») вернуться в Киев не оставляют сомнений в том что Россия готова оказать военную поддержку «Русской весне» в формате значительно превосходящем крымский.

В конце апреля, что-то происходит. Риторика российской власти и СМИ меняется, войска отправляются в места постоянной дислокации и конфликт начинает развиваться по затяжному сценарию. В версии «милитаристов» «5-я колонна в Кремле заставила Путина пойти на уступки и попытаться договориться с США за счет Донбасса».

Версия бредовая и годится только для того, чтобы пугать домохозяек. В украинский кризис оказались изначально плотно вовлечены силовики. Чтобы понять их позицию достаточно вспомнить, как до сих пор переживают российские генералы, что им в 2008 году «не дали взять Тбилиси». Это и понятно – военные существуют чтобы побеждать, а материальным выражением победы является парад в поверженной столице противника. Позиции ФСБ, СВР, МИД может быть технологичнее армейской прямолинейности, но не менее патриотичны. Финансово-экономический блок правительства мог настаивать на отсрочке активной фазы конфликта, мотивируя это реальной необходимостью подготовить экономику к возможным санкциям, но его позиция играла бы существенную роль только в ситуации неизбежности санкций.

Напомню, что реальные санкции были введены только после того, как над Донбасом был сбит малайзийский «Боинг». То есть, в начале весны риск вполне мог казаться оправданным.

Что в это время делают «милитаристы». Оценивая ситуацию как преддверие российского вторжения на Украину, они повторяют провокацию польского эмигрантского правительства в Лондоне, по чьему указанию 1-го августа 1944 года началось Варшавское восстание.

«Милитаристы» (они об этом сами не стесняясь пишут) считали, что ввод российских войск на Украину должен состояться в последнюю неделю апреля – в начале мая. В это время в Донбассе, Одессе, Харькове, Запорожье, Днепропетровске, Херсоне, Николаеве, с разной степенью интенсивности и с разными успехами, но по одному сценарию развивается сопротивление в рамках «Русской весны», армия Украины колеблется, структуры МВД выжидают, даже наиболее американизированная СБУ не вызывает полного доверия Киева. И вдруг 12 апреля в Славянске появляется какой-то отряд, какого-то Стрелкова (который называет себя полковником ФСБ, хоть по данным «Википедии» вышел на пенсию прапорщиком, что более соответствует возрасту, образованию и сроку службы). Уже 13 апреля этот отряд оказывается участником перестрелки на блокпосту, в ходе которой гибнут офицеры СБУ. 16 апреля эти же люди нападают на колонну 25-й Днепропетровской воздушно-десантной бригады ВСУ. Обходится без жертв, но десантников заставляют отдать технику, личное оружие, а часть из них убеждают присоединиться к ополчению.

И именно 13 апреля Киев объявляет о начале АТО с привлечением вооруженных сил, а в результате первых стычек с ополченцами украинская армия и спецслужбы получают убитых товарищей, за которых надо отомстить. Власти Киева на примере Днепропетровской бригады, которую собирались расформировать и едва ли не полным составом судить, демонстрируют военнослужащим, что договоренности с ополчением чреваты большими неприятностями. Кстати, переформированная и усиленная днепропетровскими нацистами 25-я бригада до сих пор остается одним из наиболее боеспособных соединений ВСУ.

«Милитаристы» хотели совсем немного – к тому времени, как на Украину войдут российские войска иметь некий кусок «освобожденной территории» под своим контролем, чтобы можно было войти в новую власть. Они, ведь, не скрывают, что мечтали создать в «Новороссии» такое государство, которое они хотели бы видеть в России. Четко по лекалам Варшавского восстания, которое тоже начиналось ради того, чтобы встретить РККА в «самостоятельно освобожденной» столице с уже готовым «правительством».

Теперь поставим себя на место российской власти. В момент острого противостояния с Вашингтоном (причем не на одной только украинской площадке), когда требуется принять безупречно выверенное и до последней детали просчитанное решение, от которого, без преувеличения, зависит судьба России, в Донбассе вдруг появляется неизвестный фактор в виде группы «милитаристов», которые начали собственную войну и собираются строить «альтернативную Россию в Новороссии». И ждут, что Путин пошлет войска, даже не для поддержки «Русской весны», а для удовлетворения их политических амбиций.

Я не преувеличиваю. Через несколько месяцев после ухода с Донбасса, в одном из своих интервью Стрелков именно так и сказал, что он начал войну и ожидал, что Путин его поддержит. Вообще-то, будь он хоть прапорщик, хоть полковник, хоть генерал-полковник, хоть действующий, хоть в отставке, самостоятельное начало войны от имени сверхдержавы и выдвижение требований к президенту и главнокомандующему вооруженными силами сверхдержавы караются расстрелом на месте. Сам Стрелков, по его же утверждениям, в Славянске и за меньшие грехи расстреливал.

Так вот, «милитаристы» внесли в ситуацию фактор неопределенности, который вполне мог помешать российскому руководству принять окончательное решение. Могли быть и другие причины, вероятнее всего был даже комплекс причин, среди прочего в качестве основной включавший и неготовность Европы адекватно оценивать возможные активные действия РФ на Украине. Но и «милитаристский» фактор следует учитывать. Ответственный руководитель не может принять решение, влекущее за собой глобальные последствия, когда критическая точка позиции контролируется непонятными самозванцами, которые могут быть идеалистами в той же мере, что и провокаторами


Я тоже полагаю, что неожиданный отказ Путина от вторжения на Украину в апреле 2014 года - прямое следствие действий Стрелкова на Донбассе.
Люди испугались "Русской весны" и решили срочно дать по тормозам.

Более того, я полагаю, что Боинг был сбит вследствие выхода Стрелкова из Славянска! (Недаром Пургинян так расстроился!) А значит, и санкции мы получили не за что-нибудь, а именно за Стрелкова. Точнее, за ту угрозу независимого русского движения, которая в нём воплощается - в глазах нынешних хозяев России.

Таким образом, мы с Ищенко почти полностью единодушны в понимании и оценке происходящего. Разница лишь в том, что он рассматривает Путина как русского лидера :) Ну, а как ещё может рассматривать Путина "эксперт" на зарплате?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments