Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Землевладение в Англии сравнительно с Россией (XIX век)

[Spoiler (click to open)](В Англии) вся территорія государства, вся почва страны принадлежитъ 239.000 лицъ изъ числа обитающихъ на ней 29.000.000. Всѣ остальные 28.761.000 человѣкъ не владѣютъ ни однимъ акромъ той земли, на которой живутъ; всѣ они въ гостяхъ у аристократіи, и никто не у себя дома. Мало того, даже изъ этихъ двухсотъ тысячъ землевладѣльцевъ число крупныхъ не болѣе 2.000 фамилій, да и такихъ, у которыхъ болѣе 100 десятинъ, всего только 33.000, но за то въ распоряжение ихъ находится половина всей территоріи. Отсюда легко становится понятна вся власть и все соціальное вначеніе англійскаго меньшинства и все соціальное ничтожество и безвластіе англійскаго большинства. Отсюда понятенъ становится весь аристократическій строй общества во всѣхъ его малѣйшихъ складкахъ. Совершенно иное представляется глазамъ нашимъ въ Россіи. У насъ землевладѣльцевъ 55.000,000, т. е. большая половина населенія. И если крестьяне помѣщичьи (23 ½ м.) сдѣлались землевладѣльцами de jure недавно, то во-первыхъ они были ими отчасти de facto (оброчные), а во-вторыхъ крестьяне государственные (27 мил.) были всегда землевладѣльдами и de jure, и наконецъ вполнѣ землевладельцами-собственниками были 908.729 крестьянъ подъ разными наименованіями. И наоборотъ людей вовсе безземельныхъ, т. е. того что на западѣ составляетъ преобладающей фактъ, у насъ гораздо меныпій процента: личные дворяне и чиновники (200.000), почетные граждане и купцы (400 или 500.000), мѣщане съ цѣховыми (5.000.000), разночинцы (4.500.000) и военные (4.500.000), всего 14.500.000; потому что даже сельское духовенство (700.000 или 600.000) обыкновенно наделено землями. Что же касается пропорцій владѣемой почвы, то изъ числа 339.796.000 десятинъ, составляющихъ территорію европейской Россіи, во владѣніи помѣщиковъ, т. е. въ частной собственности, никогда не было больше 104.777.000 десятинъ, т. е. менѣе одной трети; остальныя же 2/3 принадлежали или государственнымъ крестьянамъ, а именно 121.974.000, или государству, именно 101.582.000. Нынѣ же, когда и изъ пропорціи помѣщичьей земли значительная часть, а именно 13.423.087 десятинъ, отошли въ число мелкой собственности, теперь въ рукахъ этой собственности находится большая часть территоріи чѣмъ у круппыхъ собственниковъ и большая, чѣмъ у государства. Нужно ли послѣ этого дѣлать выводъ, какую именно противоположность аристократическому западу представляетъ востокъ нашъ?... Но сравнительно демократический строй его остается демократическимъ въ сравненіи и не съ одною только Англіею. Если во Франціи и Германіи есть мелкіе поземельные собственники, то процентъ ихъ въ отношеніи крупныхъ и въ отношеніи пролетаріевъ совсѣмъ не тотъ, что у насъ. Въ Пруссіи, напримѣръ, на 18 ½ милл. населенія (1861 г. 3 дек.) причиталось поземельныхъ собственниковъ 2.141.730. И такъ собственники относятся къ несобственникамъ какъ 1 : 9. Изъ числа этихъ собственниковъ мелкіе, т. е. владѣющіе не болѣе какъ 5-ью моргами (0,2 десятины), простирались до 1.099.333, средніе, владѣющіе отъ 5 до 600 морговъ, составляли 1.024.095, крупные, владѣющіе болѣе чѣмъ 600 морговъ, ограничивались 18.302. Еще лучше замѣтно это отношеніе въ пропорции владѣемыхъ земель. Земли, принадлещей мелкимъ собственникамъ, считается 2.227.812 моргеновъ, подъ средней собственностью — 50.394.990, подъ крупною — 41.117.312. Т.е. вся территорія или всѣ 93.740.144 моргена распредѣлены между 2.141.730 собственниками такъ, что крупнымъ принадлежитъ 40 частей территоріи, среднимъ 50, а мелкимъ 2 части. Во Франціи (1861 года) при населеніи 37.382.255, всѣхъ собственниковъ поземельныхъ было отъ 7 до 8.000.000; самихъ же главъ землевладѣльческихъ семействъ французы считали не болѣе 2.000.000, а изъ числа ихъ крупныхъ землевладѣльцевъ, т. е. имѣвшихъ болѣе 50 гектаровъ, было всего 25.000 человѣкъ. Въ свою очередь изъ 42 м. гектаровъ (0,915 десятины), представляющихъ всю территорію французскую, крупнымъ собственникамъ принадлежало 6 ½ милліоновъ, среднимъ 25 ½ милліоновъ, и мелкимъ 10 милліоновъ. Т. е. во Франціи отношеніе это гораздо выгоднѣе для мелкой собственности, чѣмъ въ Пруссіи и Англіи, но все-таки далеко не то, что въ Россіи. Еще же точнѣе извѣстпо слѣдующее французское отношеніе: на каждыхъ 10,000 земледѣльцевъ приходится собственниковъ 3518, фермеровъ — 1272, мызниковъ — 694 и батраковъ — 4516, т. е.послѣднихъ почти половина всѣхъ, занимающихся земледѣліемъ. И такъ съ точки зрѣнія относительной численности (1 мил. дворянства) и относительной значительности двухъ внѣшнихъ классовъ выводъ нашъ остается внѣ всякаго сомнѣнія. Гдѣ меньшинство больше, тамъ, слѣдовательно, и самая физическая сила страны сконцентрирована меньше. Гдѣ большинство богаче, тамъ, следовательно, и сила богатства децентрализована больше. А гдѣ такіе два рычага, какъ сила и богатство, распредѣлены ровнѣе, тамъ имѣется самый необманчивый залогъ того, что на столько же ровнѣе можетъ и должно распределиться знаніе, а за тѣмъ, следовательно, и самая власть. Стронин А.И. Политика как наука, С.-Петербург, 1872
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments