Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Хуаныч и Петька. Кулак Великого Беспредела

Оглавление

[Spoiler (click to open)]- Здорово, Василь Хуаныч, - прошептал Витя.

- Воспой, - приказал воин. - Как ты думаешь, за сколько бы долетела до моря та одинокая птица, у которой тихий голос, и по компании она не страдает даже таких же птиц, как она, и голос у нее очень тихий, за сколько бы долетела до моря та чайка по имени Ионафан?..

Он говорил серьезно, почти печально

Виктор деловито разулся, развесил на камнях мокрые носки, походил туда-сюда по щиколотку в зябкой воде, пошептал…

- Готово, Василий Хуанович.

Он стал в позу и прочел:

- Над морем чайка носится,
Снует туда-сюда
Ей рыбки очень хочется
Всегда, всегда, всегда.

Учитель кивнул:

- Правильно, малыш! Рюхаешь. Орел. Кстати, жрать хочешь?

- Слегка.

Они пошли по пляжу в направлении города. Виктор был счастлив: это была его минутка.

Но Учитель молчал. Лицо его затуманилось, даже дыхание, казалось, стеснилось. Виктор дивился.

- Так с кем воюем, Витя?

- Не знаю, - признался Витя.

- Балда. Ты думай. Кто нам тиран?

Долго молчали. Началась набережная. На парапете ругались чайки. Витька обулся. Догнал Учителя. Витька думал. На границе разных миров всегда идет война, на то и кулаки. Мы или не мы - вот в чем вопрос. Кто сошел с ума - они с Василием или весь мир, поработившийся скукоте? Кто видит истину, а кто лишь сны? Или это одно и то же?

Я ли видел себя во сне бабочкой, или же бабочка видит себя во сне мною? Или все мы лишь игра чьего-то воображения? На эти вопросы не отвечают рассуждением, ведь речь идет о самых основах, которые принимаются или не принимаются на веру. Нельзя доказать, можно лишь дать бой или уклониться от него. Хуаныч был мастер того и другого. Кто может сразиться со зверем сим, или кто в силах ратовать с ним? Внезапно его осенило:

- Неужто с автором, Василий Хуаныч? - прошептал он, ощущая мурашки за плечами.

Учитель остановился, глядя в зыбкую даль. Было как-то тяжело. Что-то чужое надавило, вошло в их мир. Вошло властно, по праву. Это и было - война.

- Теперь-то ты понял, что такое - тоска воина? - искоса глянул Василий Хуаныч.

Нет, пока он не понял.

- А справимся, Василий Хуаныч? - спросил Виктор, заглядывая ему в лицо.

- Надо верить, Витька, - сказал Василий Хуаныч.

- Вот так взять и поверить?

- Это было бы слишком просто. - Хуаныч сурово, почти грозно, глянул на него. - Надо верить, понимаешь?

Витька ощутил непонятный страх перед ним. Но Хуаныч раскинул мощные руки и потянулся, хрустнув сразу всеми позвонками. Виктор вдруг приободрился.

- Пошли.

Василий Хуанович решительно зашагал в город.

Витька запрыгал рядом. Все вдруг обновилось и стало непонятным, таинственным как вначале.

Город просыпался. Попадались первые прохожие, проносились задрипанные автомобили. Они шли в гору, два ма-аленьких человечка, паутиной улиц заползавшие по отрогу горного хребта. Позади лежало огромное, если глядеть с высоты, море; впереди бугрились зеленые купола гор. Встало солнце и затопило светом все необозримое воздушное пространство.

Два нэзалэжных героя проходили мимо монастырской ограды. С улицы за огромной древней стеной видно было только золото крестов и куполов, человеческий фактор был незначительным. Судьба занесла нас с Запада уже в уставшую от революций Бужландию, в ее осчастливленную незалежностью Окраину. Дорога была пыльна, дома беспорядочны, прохожие поспешны. Неправильно понятый монастырь остался позади. На тротуаре ветер шевелил брошенную газету. Виктор выхватил заголовки: "На пороге ядерной катастрофы", "Партизаны взрывают стратегическое равновесие". Он не интересовался политикой и не знал, что недавнее наступление бужан и бегство шпрехеров объяснялось в газетах разворачиванием партизанской войны, из чего выводилась необходимость ужесточения режима на оккупированных территориях.

- Угадай, чем мы сейчас займемся?

- Убьем Царя, - не думая бухнул Витька.

- Хорошо, - после некоторого молчания произнес Хуаныч, чуть сбавив стремительность своего марша. - А куда мы его убьем?

- Прямо в сердце!

- Хорошо, - повторил Василий Хуаныч, еще сбавив шаг. - А где у него сердце?

Учитель купил пару беляшей и предложил один Виктору. Витька жевал и думал. Шли не торопясь.

- Сердце Царево в руке Божией, - вспомнил он.

Помолчали. Что-то зрело.

- Ладно, - сказал Василий Хуаныч. - Подумаем, как нам убить Царя.

- Да, как? - вторил Витька. Он не сомневался, что Учитель - сможет. Интереснее было понять - зачем?

- Знаешь план?

Витька не знал. Те ребята относились к ученику мага с большим пиететом, но о деле - ни полслова. Только с самим.

- Так вот. Меня перебрасывают в Бужландию через границу с Чухонией, в ставке наш человек. Во Мглеве мне сообщают место и время. Я уничтожаю охрану и ликвидирую Царя. Ну, как ты думаешь, можем мы так убить Царя?

- Наверное, нет, - сказал Виктор, вытерев пальцы и почесав в затылке. Все это было скучно, как детектив или игра с компьютером.

- Точно, что нет.

Василий Хуаныч совсем остановился.

- Почему?

- Потому что Тиран, конечно, знает все это.

- А что же делать? - спросил Витька деловито. Он не сомневался.

- Надо его "обуть".

- Как?!

Вместо ответа Василий Хуаныч стал голосовать машинам. Вот остановился новенький "Форд":

- Куда?

- К Царю.

- Чего?! - водитель не поверил ушам.

- Не годится, - решил Василий Хуаныч и сразу начал ловить другую машину.

Остановился неновый "Жигуль". Первый водила повертел у виска и уехал.

- К Царю, - твердо повторил Василий Хуаныч.

- Идет. Садись.

Залезли на заднее сиденье.

- Вам куда - наверх или в загородную?

- В загородную, - решил маг.

Он сидел в тесной машинке нахохлившись, глядя прямо перед собой.

- Так как нам его обуть, Василий Хуаныч? - тихо спросил ученик.

- Не знаю, - признался тот.

- Вот те раз, - удивился Виктор, начиная догадываться.

Шофер, не оборачиваясь, прислушивался к их разговору, истолковывая по своему. Ему послышалось "к Вратарю". Вратарь был известный в городе делец автосервиса.

Пошел длиннющий тоннель, освещенный неяркими после солнца фонарями. Водитель зажег фары.

Попалась встречная машина, у которой тоже горели фары.

- Что это тебе напоминает? - прошептал Василий Хуанович.

Толстенький шофер подозрительно глянул в зеркальце, предчувствуя.

- Ночь, - с готовностью отозвался Витька.

- Правильно! - Обрадовался Василий Хуанович, вынул из футляра меч и вдруг, распахнув дверцу, на всем ходу выпрыгнул из машины.

Потоком встречного воздуха захлопнуло дверцу. Водитель дал по тормозам. Виктор заметил в зеркальце его квадратные глаза. Машина встала.

Мужик вылетел из кабины и, больше не чуя под собою ног, бросился назад, пытаясь найти глазами изломанный труп. Виктор сидел неподвижно, ждал в одиночестве.

Шофер бегом вернулся, распахнул хуанову дверцу, заглянул.

На нем лица не было.

- Чего это?!. Куда это?!.

Витя молчал. Что тут скажешь?

Водила, опять озираясь, огляделся вокруг еще раз. Его маленький мир, вдруг ощутивший на себе удар Великого Беспредела, беспомощно колыхался, расширяясь в пустоту.

- Куда это он?!.

Он опять нагнулся к безучастному Виктору, как бы ища себе поддержки от единственной оставшейся человеческой души, и вдруг, захрипев, рванул ворот и повалился.


(продолжение)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments