Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Хуаныч и Петька. Последняя попытка

Оглавление

[Spoiler (click to open)]- Если бы я написал, что мне удалось избежать трепки, вышло бы неправдоподобно, - мрачно сообщил я, когда мы оба, изрядно потрепанные, выбрались из дома.

Мы быстрым шагом выходили из Липок, оставив отца Петра наедине с бушующей сестрой.

К закату небо очистилось. На дороге было пусто. Мы были одни.

- Войну-то устроили прогрессоры! За что же тебя-то ругать?!.

- За то, что я это придумал.

- Все равно, - сказал Петька и задумался.

Мы вышли из села. Дорога вела по кромке леса и поля.

- Я знаю, о чем ты думаешь, - сообщил я.

- А о чем?

- О том, что тетя Валя все-таки, кажется, права.

Петька смутился. Мы дошли до развилки дорог и стояли между уходящим днем и подкрадывающейся ночью. Я пошарил в кармане и протянул Петьке сложенную бумагу.

- Что это?

- Это письмо тете Вале от папы.

Я видел, что Петьке любопытно.

- Если хочешь, прочитай.

Петька прочел:

"Многоуважаемая Валентина Егоровна! Трудно не посочувствовать Вашей своеобразной правде. Будучи соавтором, разделяю ответственность за все, что мы написали. Будучи отцом автора, разделяю с ним поношение. Считайте, что Вы "отхлестали" нас обоих.

Однако хочу обратить Ваше внимание на слова Вашего брата, священника Петра, которых Вы не восприняли в пылу праведного, как казалось, гнева.

Главный порок или болезнь вашего народа состоит, на мой взгляд, в непочтении к собственным властям. В этом отношении вы прошли весь диапазон от цареубийства до мелкого злословия по ничтожным поводам. Едва ли и был на свете народ, который подобно вам последнее время так целеустремленно пытался бы оторвать, отдавить, открутить или хотя бы прищемить себе голову.

Закономерно, что народ, отпавший от Православия, ненавидит и презирает свои власти, предъявляя им требования, которые не по силу человекам, ища в них замены преданного Совершенства. Удивительно, что и люди Церкви не стыдятся хотя бы словесно, но противиться власти, либо предав забвению, либо ложно перетолковав себе в угоду слова Писания: "Начальствующего в народе твоем не злословь" (Исх.22,28) и "Всякая душа да будет покорна высшим властям... А противящиеся навлекут на себя осуждение" (Рим.) Это-то осуждение тяготеет над народом доселе.

Все страшные испытания новой истории - наказание вам за гордость, за то, что вы сами решили судить свои власти, как бы не от Бога, а от вас же самих поставляемые на ваше угождение. Для того и посылались вам невиданные прежде тираны - чтобы научить вас покорности - и в страхе перед своими тиранами вы были страхом для ваших врагов. Вам давалась любезная вам воля - и, вкусив ее досыта в стыде, вы становились посмешищем для соседей и в немощи предавали надеющихся на вас.

Все, кто внес свою "лепту" в расшатывание Монархии, Временного правительства, Генсеков, Президентов и т. д. да опомнятся и взыщут покаяния.

Валентина Егоровна! Не от Бога ли и наша власть над вами? Не по праву ли мы распоряжаемся своею выдумкой? Итак, примите к сердцу слова отца Петра и исправьте то, что нужно исправить.

По существу же вопроса, "почто" мы "устроили войну" должен сказать, что и война, и все прочее в это выдуманном мире устроено с целями, которые никакого отношения не имеют к вам, как героям этого вымысла. Наше с вами общее дело - благоговеть пред Тем, Кто прежде создания провидел все даже до мелочи и от начала знал, что мы напишем. Пред Кем нам и держать ответ за все написанное и сделанное. Ему и слава во веки веков!

К сему добавлю, что принятый Вами помысел о том, что эта война - лишь дань мальчишеству моего сына, этот помысел - ошибочен.

С уважением, М.Солохин."

- Иди к тете Вале и передай ей письмо. Скажи ей, что мы на нее не в обиде. Нам понятно, почему она так погорячилась.

- А почему?

- Потому что она там каждую ночь плачет над своими сиротками. И ломает голову, кто виноват.

- Угу. - Петька стоял.

- Ну, иди.

- А ты? - не понял Петька.

- А что - я?..

- Ну, как, мы же вместе. Ты не пойдешь со мной?

Я кивнул, глядя ему в глаза.

- Что, уже пора?..

Я опять кивнул.

- А может, останешься? - он не понимал.

- У нас не получится все время быть вместе, - сказал я, глотнув.

- Почему? Ты же все можешь.

Я больше не мог смотреть на него и отвел глаза.

- Написать-то, что хочешь, могу. Но я же не могу без конца писать.

- А ты не пиши. Ты просто останься.

- И придумывать без конца не могу.

"Может, все-таки обиделся..." - подумалось Петьке.

- Да не обиделся я. Просто правда книжку надо кончать.

- А может, не надо? - жалобно попросил он.

Мы минуту стояли молча. Казалось, Петька сейчас заплачет.

- Может, подарить тебе что-нибудь напоследок?

Петька пожал плечами. Чем тут откупишься?..

- Хочешь волшебную палочку?

- А если ее кто-нибудь отберет?

- Хочешь тогда - щелкнешь пальцами и любое желание в этом мире исполнится?

- А если кто-нибудь откусит?

- Тогда всемогущество: как захочешь, так и будет.

- А кто-нибудь подкрадется и треснет по голове, - упрямился Петька.

- А не треснет.

- Ну, застрелит.

- Будешь жить до глубокой старости. Хочешь жить вечно?

- А тебя я тогда встречу?

Мы молчали. Садилось солнце. Петьке пора было идти домой.

- Ну, вот тогда мой подарок, - решительно сказал я. - Будешь Наследником престола.

Эта идея развеселила Петьку.

- Только Наследником? - поинтересовался он.

- Зря хихикаешь. Царю уже сообщили, что вы здесь, и он приказал привезти вас обоих к нему.

- А меня не будут ругать за отлучку? - обеспокоился Петька.

- Не будут. Теперь Царь узнает, что я - это я, и тогда решит, что ты должен быть Наследником.

- А может, он лучше женится и детей заведет?

- Не женится. У него была жена, он ей не изменит.

Петька только рукой махнул:

- Какой из меня Наследник? - Он не воспринимал всерьез.

- Хороший.

- Слушай, у меня есть просьба.

- Какая?

- Ты не пиши, как мы расстались. Оборви на полуслове...

- Не буду, - торопливо сказал я. Я боялся, что он все-таки разревется.

- Ну, иди, - сказал я.

- Мы уже расстаемся?

- Еще нет. Иди.

Петька медленно повернулся и пошел в обратный путь.

Я догнал его.

- Петька, ты молись, слышишь? Я не Бог, я не могу всегда быть с тобой. А Он - может.

Он все может! Найди Его. С Ним будь.

Петька кивнул. Я не видел его лица.


(Еще есть Эпилог)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments