?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

[Кликните, чтобы прочитать]

Часть вторая



Взято из http://www.vz.ru/columns/2005/9/21/7500.html

В статье «Вторая ошибка Ходорковского» я в шутку предположил, что путч 1991 года проходил перпендикулярно официальной версии. То есть нападающей стороной был Ельцин, а главной действующей силой переворота были чеченские штурмовики.

В отличие от выходок Пелевина и Олега Кашина, подобное предположение вместо понимающего хохотка вызвало некоторое шебуршание. Например, по-другому зазвучали юбилейные воспоминания Рыбкина, от большого ума брякнувшего по ТВ, что здание ЦК КПСС в 1991 году патрулировалось чеченцами.

Что ж, продолжим шутить дальше. Предположим, что в 1917 году власть в России захватила проанглийская группировка, превратившая некогда могущественное и независимое государство в британскую криптоколонию. Официально верхушка криптоколонии несла фантастическую чушь в стиле Уэллса: связь с внеземными цивилизациями, Великое Одержание, построение города Солнца. Фактически – установила жесточайшую рабовладельческую диктатуру, обслуживающую английские интересы. По приказу из Лондона криптоколония то участвовала в чудовищной европейской бойне, то изнывала в непосильной гонке вооружений с американцами. И наконец, успешно самодемонтировалась, дабы послужить материалом для создания объединенной Европы под эгидой лучезарного Лондона.

Если предположить на минуту, в шутку, этот невероятный сценарий, то на пути английского господства в России лежала гигантская гнилая колода – русская интеллигенция. К 1917 году в России был вполне сформирован европейский правящий класс, класс белых интеллектуалов. У русских был первоклассный головной мозг. Мозг рано или поздно разобрался бы в калейдоскопе переворотов 17-го года, правильно установил главный источник возмущения и нанес адекватный удар возмездия. Как сказал Бэкон, «знание – сила». Поэтому англичанам надо было как можно быстрее обессилить Россию, то есть лишить русских их интеллигенции.

Уничтожение русской интеллигенции проходило в несколько этапов. Сначала происходила физическая ликвидация образованных людей. Гражданская война 1918–1921 годов – это с точки зрения социальной война между интеллигенцией и распропагандированным «народом», то есть натравленной и «разгулянной» английскими агитаторами чернью.

Один из высших руководителей ВЧК – Мартин Лацис (он же Ян Судрабс) охарактеризовал противников советской власти весьма точно: «Юнкера, офицеры старого времени, учителя, студенчество и вся учащаяся молодежь... они-то и составляли боевые соединения наших противников, из нее-то и состояли белогвардейские полки … Белая гвардия состояла из учащейся молодежи, офицеров, учительства, лиц свободных профессий и прочих мелкобуржуазных элементов».

Если к этому добавить казаков – это и будет Белогвардейская армия в полном составе.

В сражениях Гражданской войны, а также от голода, эпидемий и каторги погибла примерно треть образованных людей. Еще треть эмигрировала или осталась на территориях, насильственно отторгнутых от России. К концу войны население интеллектуального центра страны – Петрограда – сократилось в три раза, а население Москвы – в два раза.

Оставшаяся в России треть, как тогда говорили «бывших людей», уже не являлась сплоченной социальной группой, а представляла собой бесправный «трофей», вроде германских специалистов по ракетной технике и атомной бомбе, растасканных союзниками по своим лабораториям. Однако и в этом положении русские интеллигенты представляли для англичан смертельную угрозу. Ведь за чудовищные преступления против России наказание должно было быть тоже чудовищным. Русские – великий народ, ресурсы России – безграничны. Если бы национальной интеллигенции удалось прийти к власти хотя бы в отдаленном будущем, последствия для Лондона были бы особые. Если весь XIX век на Лондон из-за технологического отрыва в результате промышленной революции сыпался ворох подарков, то в XX веке из рога изобилия посыпался бы дождь из ядовитых жаб и белого порошка. В режиме «ни дня без строчки».

Поэтому работа в начале 20-х годов только начиналась. Первым делом трофейных «спецов» разделили по национальному признаку. Очевидно, что целенаправленно мстить англичанам могла только русская интеллигенция, поэтому относительно терпимые условия работы в советских учреждениях были созданы евреям, кавказцам и выходцам из Прибалтики. Надо сказать, что изменение в национальном составе произошло уже в первые годы советской власти – наиболее ожесточенно большевикам сопротивлялись именно русские, они же понесли основные потери.

Во-вторых, было сделано все возможное для прекращения воспроизводства интеллигенции – детям дореволюционных учителей, доцентов, профессоров, врачей, священников, инженеров, офицеров, юристов, чиновников и т.д. было запрещено поступать не только в вузы, но и в средние школы с полным циклом обучения. До известных пределов запрет обходился при помощи подделки документов, протекции или небольших «льгот» выдаваемых «спецам» в частном порядке. Проникшие в вузы «бывшие» (они же «буржуйские сынки», «лишенцы», «гнилая интеллигенция» и т.п.) в силу понятных причин становились лучшими учениками и резко контрастировали с «красным студенчеством». Чтобы убрать социальных конкурентов, большевики периодически проводили чистки, неугодных студентов обвиняли в подделке документов, неучастии в общественной работе и выгоняли на улицу с «волчьими билетами». Особенно страшной была так называемая академическая чистка 1924 года, сопровождавшаяся массовыми арестами преподавателей.

Тем не менее существовала опасность, что новая интеллигенция, подвергнется русификации и, по естественным представлениям о человеческой нравственности и справедливости, займет антибританскую позицию. То есть образованным людям станет жалко Россию уже в силу того, что они образованные люди.

Поэтому надо было максимально понизить интеллектуальный уровень советской интеллигенции, довести ее до стадии «только-только» и «кто бы мог подумать». Идеальный советский интеллигент в представлении английских инженеров человеческих душ – это деловитый дебил, обладающий минимально-достаточным уровнем знаний в своей области и совершенно не способный к каким-либо суждениям за пределами профессиональных интересов. Это массовая, легко заменимая деталь социалистического государства, к тому же деталь, вполне сознающая свою второсортность, дефектность и, в конечном счете, фиктивность.

Еще летом 1918 года был принят «Декрет о правилах приема в высшие учебные заведения», разрешающий поступать в вузы лицам, не окончившим средней и даже начальной (!) школы. В высшую школу устремились «рабочие от станка». Общий настрой того времени хорошо характеризует следующий отрывок из агитационной речи члена Замоскворецкого райкома РКП(б):

«У нас внутри есть враг – это интеллигенция, специалисты. Рабочий, который способен понимать доклады на митингах, в десять раз лучше любого гимназиста поймет лекции профессора. Для чего существует тогда профессор, если он не может быть понятым?»

(Цитируется по книге Сергея Волкова «Интеллектуальный слой в советском обществе» – прекрасному и, пожалуй, единственному объективному исследованию в этой области.)

Практика «ударных» и «комсомольских» наборов в вузы продолжалась до 30-х годов. Вступительные экзамены в вузах были введены только постановлением 19 сентября 1932 года.

В эпоху сталинизма старая интеллигенция была уничтожена абсолютно. Остались только реликты, видимо, пощаженные Лондоном по сентиментальным соображениям. Среди переживших террор непропорционально много лиц, имеющих особые связи с Великобританией. Так, Алексей Толстой был наполовину англичанином, Петр Капица 13 лет жил и работал в Кембридже, Корней Чуковский был лондонским корреспондентом и членом русской делегации, встречавшейся с Георгом V накануне революции. Примеры можно продолжать до бесконечности.

Что касается новой, советской интеллигенции, то ее участь при Сталине была тоже незавидной. В условиях тоталитарной диктатуры она постоянно подвергалась репрессиям и чисткам, не говоря уже о страшных потерях в годы Великой Отечественной войны. Вместе с тем с точки зрения социальной, интеллигенция в 30–40-е и даже 50-е годы отчасти сохраняла свой статус. Качество новых специалистов было невысоко, но они занимали относительно высокое положение и зарабатывали гораздо больше рабочих и колхозников. В условиях прекращения массовых репрессий это таило потенциальную опасность формированию новой элиты. Поэтому начиная с конца 50-х наступила новая фаза сознательной дегенерации русской интеллектуальной культуры. Качество абитуриентов было резко понижено путем введения «рабочего стажа», параллельно число учащихся неимоверно увеличилось, а зарплата в несколько этапов сократилось до уровня обычного рабочего.

Это привело к понижению престижа интеллигентных специальностей и к заниженной самооценке ее представителей. Так советская элита путем многодесятилетнего воспитания со стороны английских педагогов приобрела типично колониальный характер. Ее жизненная установка изначально ориентирована на социальный неуспех и подчиненное положение. Советский врач, адвокат, профессор, офицер, чиновник – это существо на птичьих правах, служащее могущественной анонимной Фирме, способной в любой момент вышвырнуть самого высокопоставленного управленца на помойку.

Впрочем, Фирма может несмышленыша привести за ручку на кремлевский Олимп. Радости у колониального дурачка будет полные штаны. Ему даже позволят обучать своих детей в Метрополии. Это к вопросу о тактике Лондона в постсоветских условиях.

В результате РФ представляет собой фантастическое, невиданное в мировой истории государство. Власть в стране принадлежит очевидным самозванцам, высшие должности занимают некомпетентные, малообразованные или даже откровенно глупые люди, а интеллектуальная элита страны отстранена от управления, зарабатывает в десять–двадцать раз меньше стандартного уровня и подвергается перманентной травле как никчемушная прослойка экономических бездельников, долженствующая стоять вместе с безработными и инвалидами за ничтожной государственной подачкой.

Как же подобное общество может существовать? Очевидно, управляющие огромным государством алкоголики, кухарки, слесари, курьеры, или, в лучшем случае, сельские учителя и бригадиры являются лишь зиц-председателями. ПОДЛИННАЯ элита криптоколонии находится совсем в другом месте.

Что в этих условиях остается оболваненным русским? – Шутить.


Часть первая



Взято из http://vzgliad.ru/columns/2005/8/15/3935.html

1 августа было опубликовано послание Михаила Ходорковского «Левый поворот». В нем Ходорковский пишет, что грехопадение новой власти в России началось задолго до прихода Путина, а именно в 1996 году.

Тогда вместо законной передачи власти КПРФ Кремль предпочел пойти на «нечестную игру», сфальсифицировал выборы и занялся чиновничьей чехардой, чем окончательно скомпрометировал либеральные ценности.

Это предопределило последующее свертывание демократических завоеваний. Панацея от сползания в авторитарную диктатуру, по мнению Ходорковского, заключается в объединении всех оппозиционных сил (т.е. Рогозина, Зюганова и Явлинского) и в последующей передаче власти левому большинству социал-демократического толка. Всего этого можно достигнуть почти автоматически. Достаточно разрешить/помочь Путину не баллотироваться в президенты и обеспечить свободное волеизъявление народа на предстоящих парламентских и президентских выборах.

В общем, в словах Ходорковского (злые языки утверждают – Белковского) есть свои резоны. Действительно, во многих странах бывшего соцлагеря к власти пришли перестроившиеся левые, в общем, это способствовало увеличению социальной стабильности, а главное, никто выборы в Восточной Европе не подтасовывал, не угощал ошарашенную публику невесть откуда взявшимися цифрами или чертями из коробочки а ля Жириновский, Лебедь или сами знаете кто. Политическая культура в новых демократиях Европы потихоньку растет, контраст между роскошью одних и нищетой других не зашкаливает. Плохо ли?

«Не в 1996 году советские либералы шлепнулись на лимонной корке «коробки из-под ксерокса», а поскользнулись в кровавой луже в самом начале, 18 августа 1991 года»
Только вот временные рамки в письме Ходорковского точь-в-точь как у антисталинистов хрущевского разлива. «Грянул страшный 37-й год». А что было в 33-м? 28-м? 21-м? Наконец в 17-м?

Автор письма пишет:

«В 1990–1991 гг., посреди очевидной бессмысленности затянувшегося советского строя, страна бредила свободой… Мы ждали демократии как чуда, которое само собой, безо всякого человеческого участия и усилия решит все наши проблемы на десятилетия вперед. И Советский Союз, стоит ему воспользоваться волшебным рецептом демократического зелья, всего за каких-то 400–500 дней (да и тех много!) станет очень большой, богатой и чистой Швейцарией. На худой конец — Финляндией. Но к середине 90-х стало ясно, что чудо демократии как-то не задалось. Что свобода не приносит счастья».

Полноте, Михаил Борисович! Не в 1996 году советские либералы шлепнулись на лимонной корке «коробки из-под ксерокса», а поскользнулись в кровавой луже в самом начале, 18 августа 1991 года.

Пока не отмотаете пленку ДО КРОВАВОГО НАЧАЛА, не будет никогда и ничего. Вы хотите «Оду к радости», а вместо Шиллера и Бетховена у вас получается и будет получаться только одно:

«Чмардвал орол секим-башка карбазы. Бармах урус чики-чик. И-ййех, топи-топи манат доллар конвертон тург Москва таал тэмрпатакот. Шайтан кызыли колпнадон оц калашников газыр ман. Турген-гексоген мал-мала тейп утрамбон».

«В 1990–1991 гг., посреди очевидной бессмысленности затянувшегося советского строя, страна бредила свободой».

Совершенно не так. Это сейчас предавгустовское время изображается «бессмысленным застоем» или даже «экономическим крахом». На самом деле СССР того времени был быстро развивающейся молодой демократией. Да, испытывающей экономические затруднения, да, с очагами конфликтов на национальных окраинах, да, с неопытным и легко поддающимся манипуляциям населением. Но никакого застоя и никакого хаоса не было. Была ясная, четкая программа модернизации, проводимая быстро, в общем, последовательно и по нарастающей. В марте 1990 года была отменена статья Конституции о руководящей роли КПСС. Таким образом, партийные органы были отстранены от государственного управления. В октябре 1990 года был принят закон об общественных объединениях, узаконивший многопартийность. В марте 1991 года состоялся референдум о сохранении СССР как свободного союза демократических республик. Огромное большинство граждан высказались «за», при этом референдум проводился вполне демократично. Если где и были нарушения, то как раз со стороны немногочисленных, но крикливых сепаратистов.

Это очень высокий темп реформ. В 1990-1991 году ни у кого не вызывало сомнения, что речь идет о постепенном переходе к многопартийной системе, к рыночной экономике, парламентаризму, к замене СССР свободной федерацией. Фактически речь шла о выполнении «плана Сахарова». Основные шаги в этом направлении были уже сделаны. Горбачев стал управлять СССР как президент, начался переход к многоукладной экономике. Такими темпами все элементы демократического общества были бы смонтированы в аккурат к 1993 году. КАК ВДРУГ…

Вдруг произошел невиданный в мировой истории двойной переворот. Министры горбачевского правительства изолировали президента в Форосе, пролепетали какую-то чепуху о том, что он болен, но вернется, и стали делать разные мелкие глупости. Тут доблестные трудящиеся методом гипноза и обаяния свергли заговорщиков, свергли «на бис» свергнутого заговорщиками президента, начались хороводы и пляски... Дальнейшее известно.

Я хочу предложить несколько иной сценарий августовских событий. Разумеется, чисто гипотетически, чуть ли не в шутку. Сценарий умозрительный, но в отличие от «двойного окружения с финтом ушами» простой. Без затей. Так сказать, переворот как переворот. С понятной мотивацией, линейным развитием действия.

В августе 1991 года положение Горбачева и его кабинета было вполне благоприятное. В результате успешного референдума национал-сепаратизм был лишен правовой базы, речь шла о подписании нового союзного договора и о начале радикальных экономических реформ. В таком положении любые попытки нелегитимных действий выглядели простым безумием.

А вот у противников Горбачева дела были швах. Отступать неуспешной провинциальной номенклатуре, всем этим Кравчукам, Шеварднадзе, Алиевым, Ельциным, Назарбаевым и тутти кванти, было некуда. Впереди деготь, куриные перья, тачка и машущий ручкой по телевизору иуда-Горбачев. НЕ НУЖНЫ. Возможности для легальной борьбы оказались исчерпаны.

Тогда 18 августа в Москву прибыло несколько сотен боевиков Дудаева. Чеченцы, в числе которых был Басаев, захватили министерства и Кремль, арестовали членов правительства. Арестованных заставили войти в никогда не существовавший ГКЧП. Ахромеев сопротивлялся, его пытали и убили. Отдельная группа изолировала Горбачева в Крыму. Потом гэкачепистов пинками загнали в кузов грузовика, повезли на пресловутую «пресс-конференцию». В кузове несчастные хотели оказать сопротивление, их продолжили бить и там – ногами, прикладами. На сцену выкинули растерянных людей с трясущимися губами, в пиджаках, испачканных известкой. Они сидели за столом с бледными лицами, Янаев что-то лепетал в ужасе, руки ходили ходуном, над ним, «всесильным узурпатором», куражилась какая-то пигалица. На следующий день Пуго попытался сказать правду – его убили. Вместе с женой. Остальные замолчали навсегда. Горбачев заявил официально: правды о перевороте не узнает никто. Раиса Максимовна внезапно потеряла дар речи. «От нервного потрясения.» Потом потрясение прошло, она стала разговаривать, но быстро умерла.

За проведенную операцию Басаева и его боевиков наградили орденами, Чечне сказали: «Делайте что хотите». Хасбулатов стал вторым лицом в государстве, в Москве начались грабежи и убийства, Чечено-Ингушская республика превратилась в пиратский офшор. И пошло-поехало, как перестук вагонных колес: чечня-чечня-чечня. Уже скоро 15 лет. А 14 республик-провинций отделились от России, списали на нее свои долги, присвоили ее имущество, социально унизили или выгнали русских и живут все это время за ее счет. Да еще покрикивают – МАЛО. Мало нефти и газа, мало электричества, мало льготных кредитов, мало места в России для их привилегированных диаспор.

Режим современной РФ порожден Чечней, зациклен на Чечне, 15 лет крутится вокруг Чечни и никуда от Чечни не уйдет. Карма Кремля кувыркаться в чеченском сортире и говорить про родину Двухсот Национальностей. Не будет здесь никаких выборов и никакой демократии. На лжи и подлости демократию не построишь.

В связи с этим хотелось бы задать господину Ходорковскому один вопрос. Нет, не по поводу правдоподобности предложенного сценария. Тут все ясно очень многим людям, скоро станет ясно всем. Так что говорить нечего. Это, конечно же, вольное допущение. Как я специально сказал выше – шуточное. Я о другом. Если гипотетически ПРЕДПОЛОЖИТЬ такой сценарий, то что делать с существующей властью в РФ? На Украине, в Узбекистане, во всем СНГ? И в Балтии тоже, Балтию забывать не надо (и не надейтесь – НЕ ЗАБУДЕМ НИКОГДА).

Кто люди, пришедшие к власти в 1991 году? Горстка заговорщиков-азиатов? Путчисты, подлежащие немедленному интернированию? Воры, у которых следует немедленно конфисковать награбленную ими собственность? Средневековые националисты с умственным кругозором провинциального учителя?

Или, может быть, это мужественные революционеры, мега-Че Гевары, увенчанные лавровыми венками, нимбами, папахами и прочими сверхчеловеческими головными уборами?

Меня устроит любой ответ. Просто хочется услышать хоть что-то членораздельное. Хотя бы один раз за 15 лет после развала великого демократического государства и построения на его развалинах 15-ти националистических и компрадорских «режимов». Режимов, которые могут совершать повороты левые, правые, верхние, нижние – все равно это кувыркание в проруби никому не интересно и ничего не меняет. КОЛОНИЯ.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Jul. 3rd, 2015 08:42 am (UTC)
Сильно написано.
Лично для меня счастливое время с планами на будущее закончилось в январе 1991года. Потом началась борьба за физическое выживание. Масштабами страны я конечно не умею мыслить, но масштабом собственной семьи вполне.
И, когда пытаются придти снова те фигуры из прошлого, то это вызывает только отторжение с вопросом "ну что вам еще надо? неужели вам мало того, что вы уже хапнули?"
palaman
Jul. 3rd, 2015 09:10 am (UTC)
Re: Сильно написано.
Да, если Галковский в чем-то и неправ, но общее направление мысли у него - правильное.
Это как раз то направление, в каком надо думать русским. А что касается ошибок - там разберёмся.
(Anonymous)
Jul. 3rd, 2015 08:57 pm (UTC)
Re: Сильно написано.
Я просто не выразила свою мысль до конца. Ну они были, хапнули, кто- то уже умер, кто то сидел, кто - то сбежал. Но они УЖЕ были, их время ушло. И вызывают они не лучшие эмоции.Пусть наслаждаются остатками жизни, годов то им уже не мало)) Дорогу- молодым старый лозунг))
palaman
Jul. 3rd, 2015 09:04 pm (UTC)
Re: Сильно написано.
Тут появилось мнение http://palaman.livejournal.com/142397.html
что их песенка пока не спета и нам ещё предстоит поплакать от коммунистов.
( 4 comments — Leave a comment )