?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Некоторые полагают, что мы живем в постсоветский период.
В действительности же власть в нашей стране - советская, точнее, советоидная. Не буду изобретать велосипед, а просто процитирую здесь несколько мыслей одного очень умного ученого, историка нашей Революции. Текст взят у salery в Опять пояснения

[Кликните, чтобы прочитать]Почему власть «советоидная»? Она и официально, и реально является не только «правопреемником», а просто продолжателем советского режима (подобно тому, как женщина, сменившая фамилию при браке, остается сама собой). Она признает как общее правило законными и действующими все установления коммунистического режима (за редчайшими и особо оговоренными исключениями) и - ни одного, действовавшего в исторической России. Да и своих идеологических симпатий она совершенно не скрывает, откровенно проводя курс на реабилитацию советчины. Странно даже, что такой вопрос возникает.

Почему оппозиция «красная»? Потому что она тоже «родом из Октября», другой на советской почве не взросло. Красными я в соответствии с ист.традицией называю, тех, для кого приемлем (пусть и с оговорками) большевисткий переворот и установленный им режим. Все наши «либералы» - таковы. Гайдар, готовый бросится в объятия коммунистов («которые должны вспомнить о своей интернациональной сущности») после успеха ЛДПР в 93 году, «олигархи», стремящиеся примирить Ельцина с Зюгановым, Березовский, собиравшийся создавать социалистическую партию, Хакамада, после изгнания из Думы заявившая, что в сущности, она всегда была левой, журналюги из «Новой» и Ко, льющие слезы по побитым кем-то («уж не ФСБ ли?». Вот было бы здорово) выродкам из АКМ, Ходорковский, призывающий к союзу с коммунистами против Путина - они и в лучшие для них времена никогда не были «правыми», а в последнее время, заединствуя с КПРФ против власти, и вовсе стесняются себя так называть (и слава Богу!). Или НБП с пресловутым «Сталин, Берия, ГУЛАГ!» и все, кто встал под их знамена – это не красная оппозиция?

Так что борьбу нынешней власти с нынешней оппозицией я рассматриваю как внутривидовую. «наших» там нет. Это только в воспаленном сознании «друзей трудового народа» советские выкормыши из их собственной среды, назначенные старшими товарищами банкирами и предпринимателями, видятся «либералами» и «капиталистами». Эти «либералы» вообще многим мерещатся как кошмар. Того же рода, например, мнение, что они были у власти после февраля 17-го (где-то даже читал, что триколор – это «флаг февраля»). Но символом февраля был красный флаг и такой же бант, тогдашние либералы (кадеты с октябристами) не имели тогда ни дня реальной власти и в революционной стихии чувствовали себя едва ли уютнее, чем при царе, не получив ничего сверх того, что имели при нем. Никакие «либералы» никогда у нас не правили. Как в 17-м заправляли люди лишь немногим менее красные, чем большевики, так и сейчас власть лишь чуть более бледная, чем «натуральная» советская.

Да и откуда взяться у нас этим самым «либералам» и настоящим «капиталистам»? Установись каким-то чудом их власть в 91-м (ну там из зарубежья или хоть с Марса) – это было бы великим благом. Мне-то лично в «акулы капитала» ходу все равно не было бы, да и симпатии у меня несколько другие, но это была бы одна из нормальных разновидностей власти, а не эксперименты советских ублюдков, продолжающиеся по сей день.

С возможностью действительно либерального развития они покончили в самом начале – в 89-92 гг., лишив 3-4 миллиона людей, способных делать дело, шансов на успех и поставив вне конкуренции несколько тысяч «своих» (далеко не всегда конкурентоспособных в нормальных условиях). Потому и «капиталисты» у нас весьма специфические, всегда готовые поменять свой «бизнес» на положение в номенклатуре. Как превратили они свои министерства в ОАО, так по первой команде превратят их обратно в министерства «такой-то промышленности», а кто помельче – директорами пойдут.

Настоящие, конечно, существуют (кое-кто пробиться смог), но, скорее, как примеры, а не как явление. Видел вот месяца полтора достаточно крупного предпринимателя-антикоммуниста – так весь день потом хорошее настроение было. Обычно же иначе. Собирается некое предпринимательское сообщество издавать газету. Приглашает встретиться. Ставится, однако, условие – она не должна… вести антикоммунистическую пропаганду («мы не можем игнорировать мнение четверти населения»). Ну, раз «не можешь игнорировать» - чего ж ты бизнесменствуешь, прекрати трудящихся-то эксплуатировать. Но нет, хочется, как говорили в СА, «и рыбку съесть, и …». Такие-то у нас «акулы бизнеса».
Да будь власть такая, какой изображают ее коммуняги, я б первый в ОМОН попросился. Но она не такая, а такая, как они сами. Поэтому когда они или кто угодно ее «порочат» мне ее не жалко.

Если кому интересно – привожу выдержки из двух своих статей.

Из статьи конца 90-х годов:

В настоящее время разделение взглядов по политическим вопросам имеет в основе своей ориентацию на три основных более или менее общеизвестных типа государственности и культуры: старую Россию, Совдепию и современный Запад, каждый из которых обладает набором черт, отличающих его от остальных. Под “старой Россией” имеется в виду та Россия, которая реально существовала до переворотов 1917 года (с экономической свободой, но с авторитарно-самодержавным строем), под “Западом” - сочетание экономической свободы с “формальной демократией”. Под “Совдепией” имеется в виду советский режим (пусть даже самого мягкого образца, допустим, 70-х годов) со всем тем, что было для него типично во все периоды и нетипично ни для Запада, ни для старой России, то есть, собственно, тоталитарный режим, основанный на коммунистической идеологии, не допускающий ни политической, ни экономической свободы и частной собственности.

К комбинациям этих трех образцов в разном порядке по предпочтению и сводятся, по большому счету, все возможные разновидности политических взглядов. Основных позиций существует, таким образом, шесть, среди которых две, условно говоря, “коммунистические” (ставящие на первое место Совдепию), две “либеральные” (предпочитающие Запад) и две “патриотические” (отдающие предпочтение старой России).
1) Предпочтительна Совдепия - неприемлем Запад. Типичный национал-большевизм или коммунизм сталинского типа. Такова советская идеология начиная с середины 30-х годов (особенно с 1943), с большими или меньшими изменениями просуществовавшая до 80-х. Сюда же относятся взгляды подавляющего большинства современных коммунистов КПРФ, Аграрной партии, а также наиболее красной части национал-большевиков типа Проханова, Антонова, Кургиняна, Володина (хотя некоторые из них в современных условиях предпочитают это скрывать и выглядеть более националистами).

2) Предпочтительна Совдепия - неприемлема старая Россия. “Досталинский” коммунизм и его предполагаемые модификации “с человеческим лицом”. Такова идеология “детей Арбата” и всей горбачевской перестройки, а позже тех, кто был готов сомкнуться с коммунистами против пытавшего эволюционировать к “державности” ельцинского режима и Жириновского (наиболее полно представлена в “Общей газете” и отчасти в “Московских Новостях”).

3) Предпочтителен Запад - неприемлема Совдепия. Старый либерализм “кадетского” толка. Этот взгляд сейчас практически не представлен, хотя очень многие претендуют именно на эту политическую нишу, и в первую очередь Гайдар со своими сторонниками (взявшие эмблемой партии Петра I, но также готовые союзничать с красными против “российского империализма”). Наиболее адекватно его представлял, возможно, Б.Федоров со своим движением “Вперед, Россия!”.

4) Предпочтителен Запад - неприемлема старая Россия. Новый советско-диссидентский либерализм. Такова реальная идеология большинства современных демократов, хотя многие из них хотели бы казаться относящимися к предыдущей категории.

5) Предпочтительна старая Россия - неприемлем Запад. Новый русский национализм. Это идеология всех нынешних национальных организаций (РНЕ, НРПР, “русских партий” и др.), а также менее красной части национал-большевистского спектра (Стерлигов, Руцкой, часть авторов “Нашего современника” и “Литературной России”).

6) Предпочтительна старая Россия - неприемлема Совдепия. Старый российский патриотизм. В настоящее время на политической сцене не представлен. Этой ориентации придерживается ряд организаций, считающих себя продолжателями Белого движения, но политической деятельности не ведущих.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на практике разделение идет в зависимости не от того, какой образец ставится на первое место, а от того, какой ставится на последнее (“абсолютное зло”), предмет наибольшей ненависти оказывается более значим, чем предмет наибольшего предпочтения. Хотя по идее, формально более близки друг другу две “коммунистические”, две “либеральные” и две “патриотические” точки зрения, в реальной политике люди к конечном счете сплачиваются по общности “негативного идеала” (который, кстати, как и все “чужое”, психологически воспринимается более однородным, чем идеал позитивный, в который каждый склонен вносить собственные “детали”). Нетрудно заметить, что обе точки зрения, для которых главным злом является Запад, принадлежат современному “патриотическому движению”, или, как его обычно называют в демократической прессе, “красно-коричневому” - политически единому в борьбе с нынешним режимом, хотя, казалось бы, несовместимыми идейно. Современный демократизм (для которого старая Россия по предпочтительности стоит на последнем месте) выросший из диссидентства, в свою очередь, тесно связан с идеологией уничтоженного Сталиным “истинного марксизма”. Обе же точки зрения, считающие наибольшим злом советский режим, принадлежат людям, составившим некогда Белое движение, но его различным крыльям: лево-либеральному (в том числе эсеро-меньшевистскому) и правому (в значительной мере монархическому), идейно далекими, но политически бывшими едиными в борьбе с большевиками.

Из статьи 2005 г.

Вдруг возникла и охватила умы идея «объединенной оппозиции» путинской власти в составе коммунистов, «Родины», «Яблока», лимоновских «нацболов», СПС и прочих под водительством …опального олигарха Ходорковского.
В принципе, первой реакцией, которую способна вызвать такая феерическая смесь у всякого нормального человека, может быть только гомерический хохот. Однако, учитывая реалии страны и то, что представляет собой идеология и практика самой власти, это, пожалуй, можно счесть вполне адекватным «ответом». Шизофрения против шизофрении, фантом против фантома – в этом, безусловно, не только «что-то есть» но, может быть, и выражается в наиболее законченной форме суть политической борьбы в РФ.

Действительно, при некотором размышлении невозможно не признать, что образование такого союза по своему логично и даже закономерно. Чем, допустим, «левый олигарх», хуже «православного коммуниста»? Если можно строить «капитализм» под красным флагом, подчеркивая свое происхождение от «Октября» и свою приверженность советскому режиму, то почему крупнейшему капиталисту не финансировать коммунистическую партию? Если можно разглагольствовать о «возрождении российской государственности», почитая ее врагов и разрушителей и сохраняя памятники и названия в честь них, то почему нельзя бороться за демократические свободы, способствуя возвращению к власти тоталитарной партии?

Но, если все это возможно (а оно, как видим, возможно), то об идеологическом противостоянии речи вовсе не идет, и мы имеем дело с борьбой за власть между двумя сообществами, одно из которых находится у власти, а другое на нее претендует. С идейной точки зрения оба они представляют собой причудливую и протвоестественную помесь, примерно одинаковую по соотношению в ней «советизма» и «демократизма».

Но разница между ними все-таки есть, и с политической точки зрения, с точки зрения перспектив и судеб входящих в них конкретных человеческих групп - немаловажная. Дело в том, что правящее сообщество – все-таки в большей мере одна голова, внутри которой процветает «плюрализм», а оппозиционное – «плюралистический» союз разных голов.

Власть в силу этой ее особенности (как и всякий отдельно взятый человек с «плюрализмом в голове») органически неспособна ни выработать свою собственную идеологию («плюралистичной» идеологии просто не бывает), ни принять, казалось бы, единственно подходящую для власти, именующей себя «российской», и предельно простую (свободная экономика плюс велокодержавие без национализма и ксенофобии) идеологию исторической российской государственности, ни просто формулировать четко свою позицию по тому или иному вопросу внутренней и внешней политики.

Ей хочется иметь нормальную экономику, но при этом – вести воспитание населения на абсолютно с ней несовместимых на советских «ценностях». Ведь СССР, который считают «своим» и любовь к которому воспитывают Путин и компания, был создан на отрицании экономической свободы и частной собственности и не имел другой цели существования, кроме уничтожения их во всем мире.
Но при всей нелепости умонастроений правящего сообщества у него есть одно несомненное преимущество: сему двуликому Янусу, чтобы оказаться в выигрыше, ничего не стоит повернуться (в зависимости от обстоятельств) любой из своих сторон. Путинская власть запросто может как радикально полеветь, утерев нос коммунистам, так и «поправеть».

А вот «разноголовая» оппозиция этого не может, ибо состоит из частей, каждая из которых имеет более определенную идеологию и из-за этого и так рискует иметь проблемы со своими сторонниками. Причем коммунистов это касается в меньшей мере (их электорат привык верить, что «родная партия» знает, что делает), а вот «антиолигархических» (скажем так, чтобы не сказать определеннее) избирателей «Родины» союз с олигархом нехорошей национальности может и разочаровать, не говоря уже о странности поведения для своих избирателей «демопартий».

Вообще же создание подобной коалиции имеет очевидный смысл для коммунистов и вышедших из зюгановского же кармана «родинцев» и настолько же бессмысленно для «демократов». Первые получают значительное дополнительное финансирование, временную индульгенцию от Запада и возможность пропагады в сочувствующих «демократам» СМИ, т.е. дополнительные реальные ресурсы, вторые же – ничего сверх того, что у них и так имеется (потому что получено из тех же источников, которые теперь будут спонсировать и коммунистов), да еще позор от срамного союза.
Поскольку же реальная сила есть только у КПРФ и «Родины», и совсем никакой у «демократов», то в случае смещения нынешней власти едва ли кто может сомневаться относительно того, кому именно достанется власть, и как поступят новые властители со своими союзниками по борьбе с путинской «автократией».


http://salery.livejournal.com/7468.html

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Jul. 21st, 2015 07:09 am (UTC)
Волков, он же salery, наводит тень на плетень. Путает и объединяет Левых марксистов и Советизм.

Левые марксисты, просто отрицают неприкосновенность частной собственности, на средства производства.

Советизм, это другая ипостась и к левой идее имеет мало отношения.
Советизм, советский, совок, имеет следующее определение - Дотирование окраин за счет центра.
Или более точное определение - Названные русские всем должны.

Если бы у власти были исключительно левые товарищи отрицающие неприкосновенность частной собственности, то мы бы не видели откровенного дотирования Окраин. Не только бывших Союзных национальных республик. Но и дальних стран.
palaman
Jul. 21st, 2015 02:14 pm (UTC)
Я не нашел у Salery словосочетания "левые марксисты". И потому не совсем понял сути Вашего обвинения в его адрес.
latnemrob1
Jul. 21st, 2015 08:09 am (UTC)
Пора, уже, писать правду открыто, мы всегда будем жить при советской власти. И с учетом этого строить жизнь.
palaman
Jul. 21st, 2015 02:19 pm (UTC)
Нет, не всегда. Хотя бы потому, что "небо и земля мимоидут", по слову Писания.
И я надеюсь, что Советская власть у нас окончится раньше, чем завершат свою историю небо и земля.
(Deleted comment)
palaman
Jul. 22nd, 2015 11:53 am (UTC)
--- на особенностях российской бюрократии и чиновничества хорошо оттаптывались еще русские классики.

Не "на особенностях", а на совершенно стандартных, международных дефектах. На аналогичных дефектах на Западе так же хорошо оттаптывались западные классики. Ничего уникально плохого в дореволюционной России найти невозможно. Все наши минусы были в большей или меньшей степени свойственны всем странам Запада. Так что, как мне кажется, дело тут именно в "советскости".
( 5 comments — Leave a comment )