Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Пара слов о большевицкой «индустриализации»

gabblgob Из заметки Пара слов о большевицкой «индустриализации» уважаемого gabblgob (Вадима Давыдова)

[Кликните, чтобы прочитать]

Почему я взял слово «индустриализация» в кавычки? Во-первых, потому, что означенный процесс или, что будет точнее, комплекс мероприятий большевицкой партии, ни в коем случае не был естественным. Это было насилие над природой — не только природой как средой обитания, но и над природой характера страны и народа, — в отличие от естественного, постепенного и обусловленного «силой вещей» процесса развития экономики и общества на Западе. Весь этот комплекс усилий и насилий, впоследствии названный красивым словом «индустриализация», преследовал одну, но пламенную страсть: большевики пытались создать ни больше, ни меньше как «индустриальную базу мировой революции». Проще говоря, неестественный процесс был затеян с противоестественной целью — завоевать мир, дойти «до последнего моря», «принять последнюю страну в Земшарную Республику Советов». Среди задач проводимой по-большевицки «модернизации» задача удовлетворения растущих потребностей населения в продуктах промышленной и научной революции стояла если не на последнем месте, то уж точно в самом конце списка.



Каюсь, в этом утверждении тоже нет никакой сенсации — но не считаю отсутствие сенсационности причиной промолчать. С точностью до наоборот: об этом нужно говорить, чаще и тщательней. Гораздо чаще и тщательней, чем это делалось до сих пор. Нужно, наконец, вслух проговорить то, о чём знающие вроде как знают по умолчанию, а незнающие — по тому же умолчанию — понятия не имеют, а именно:



БОЛЬШЕВИЦКАЯ МОДЕРНИЗАЦИЯ БЫЛА ОДНОЙ ИЗ СУЩЕСТВЕННЫХ ПРИЧИН НАЧАЛА ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ.



Почему американская элита сочла возможным сотрудничество с большевиками, столь фундаментально вложившись в индустриализацию «Страны Советов»? В САСШ на тот момент существовал консенсус: Британская Империя в её тогдашней, анахроничной и «несправедливой» конфигурации является препятствием для свободной мировой торговли (под мировой торговлей понимали в т. ч. контроль над морскими коммуникациями). Сам мировой кризис конца 20-х — начала 30-х гг. ХХ в. в САСШ считали во многом обусловленным «несправедливым мироустройством», продавленным по итогам Великой войны британо-французским тандемом,  вопреки прекрасным планам Вудро Вильсона и его команды записных идеалистов (на совести которых, кстати, создание «института» организованной преступности в Америке: мафиозные структуры, выросшие, как на дрожжах, на безумном «сухом законе», и после его отмены никуда не делись — до сих пор). Создать противовес британскому владычеству в виде «сухопутного дредноута» виделось вполне разумной мерой предосторожности. Одновременно с этим развернулась ожесточённая борьба между американским и британским капиталом за возможность поучаствовать в возрождении германской промышленности. Драка шла буквально за каждый станок. Разумеется, это такой «взгляд с Сириуса», но он тем и хорош, что позволяет увидеть и описать одновременно всю картину — что называется, одним абзацем. Нюансы я — в угоду формату этой заметки — опущу, и отправлю за ними всё к тому же Г. С. Брину — в его распоряжении предостаточно материала, и он с вами им, без сомнения, с удовольствием поделится.



Совецкая модернизация, как известно, проводилась в соответствии с пятилетними планами. Известно и то, что и первая, и вторая пятилетка, несмотря на сопровождаемые апокалиптическими приписками и туфтой победные реляции, трескотню в «Правде» и «Известиях», дичайшую антишпионскую истерию и прочие прелести, были позорно провалены. Однако лживая трескотня сыграла с тонкошеими вождями и лично товарищем Гуталином роковую шутку: пусть не во всем и не до конца, но товарищи поверили в свою несказуемую мощь. Наклепав к концу тридцатых полтора десятка тысяч танчиков, два десятка тысяч самолётиков и пару сотен тысяч пушечек, большевицкие горлумы решили, что пора начинать давно задуманное.



Спустя всего восемь лет после бесславной потери КВЖД по итогам совецко-китайской войны, которую следовало бы, конечно, назвать второй (после 1922 г.) совецко-японской, большевики предприняли новую попытку наступления — на это раз на озере Хасан. В реальности этот «двухэтапный» конфликт — провокация на оз. Хасан и бои на Халхин-Голе — окончился строго вничью, но совецкая пропаганда, разумеется, раздула из ничьей полную и безоговорочную победу всего совецкого, от ТТХ боевой техники до искусства военной логистики. О том, что из себя представляла великая совецкая логистика, читать без зубовного скрежета и приступов горького хохота невозможно — но, поверьте на слово (не верите — проверьте), удовольствие того стоит.



Операцию по «принятию в Земшарную Республику Советов» мозолившей глаза кремлёвского горца Финляндии готовили с большой тщательностью, но совецкая логистика осталась совецкой, ибо, согласно китайской поговорке, не родится лань от свиньи, поэтому показательное выступление под аккомпанемент шансона от братьев Покрассов и Френкеля «Принимай нас, Суоми-красавица», с треском провалилось, и Большевизия получила на Севере хорошо обученного и мотивированного смертельной опасностью врага. Агрессия против Финляндии всполошила не только Гитлера, но и Америку с Великобританией, которые поняли, что все свои непримиримые разногласия пора убирать с глаз долой подальше. По результатам Зимней войны в Норвегии решили, что предпочтительнее находиться под гитлеровской, а не под совецкой оккупацией. Пожар войны охватывал всё новые и новые страны, неумолимо превращаясь в мировой.



О четвёртом разделе Польши между большевиками и нацистами я говорить не хочу — нет такой задачи, да и места, чтобы перечислить все вешки сползания во Вторую мировую, просто-напросто не хватит.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments