Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Парадокс «Капитанской дочки».

Как известно, французскому языку Гринёва обучал мсье Бопре, о котором Пушкин рассказывает следующее:

"Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel1), не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, — и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал."

Каких же результатов можно было ожидать от такого обучения?
А результат такой (цитирую philtrius-а):

Результатъ — Гриневъ беретъ у Швабрина французскiя книги и читаетъ. Этого не дѣлаютъ и не въ состоянiи дѣлать 95 % выпускниковъ нашихъ школъ на болѣе простомъ англiйскомъ. Приходится выбирать — вѣрно описанъ либо процессъ, либо результатъ.

Подмечено http://philtrius.livejournal.com/1060666.html

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments