Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Страшная тайна 1941-го

Размышляя о страшном поражении, которое потерпела Советская армия в 1941 году, я всегда исходил из религиозной уверенности, что оно непременно имело свои положительные последствия. Ведь никакое зло на свете не могло бы произойти, если бы оно не становилось в конечном итоге причиной какого-либо добра. Прежде всего, я усматривал эти положительные следствия в факте прекращения гонений на религию в России. В этом смысле Великая Отечественная война вообще сыграла исключительно позитивную роль – не будет преувеличением сказать, что она спасла Русскую церковь от полного уничтожения.
Но мне виделись и другие позитивные следствия 1941-го года. Разгром нашей армии и её стремительное отступление убедили Японию начать войну против США и тем связали ей руки, возможно, избавив от угрозы японского вторжения на Дальнем Востоке. Мне думалось, что это обстоятельство можно рассматривать как пример «коварства Промысла».
Однако последнее время у меня родилось подозрение, постепенно переросшее почти в уверенность, что речь тут скорее идет о вполне земном, человеческом коварстве.

Что, если наше поражение в первые дни войны было запланировано? Что, если оно было не только частью Божественного замысла (что само собой разумеется), но и проявлением запредельного человеческого коварства и цинизма? К этой мысли меня подталкивают наблюдения за тем, что происходит на протяжении последних лет на территории незалежных губерний.
Что-то слишком часто Россия после 1917-го года стала двоиться – попеременно обнаруживать то поразительную беспомощность, наивность и бессилие, то несгибаемую стойкость и непобедимость. Причем то и другое практически одновременно. Режимы «погибаем» и «побеждаем» переключаются у нас с легкостью, напоминающей щелчок тумблера на пульте управления. Если мы такие лохи, что бежали от немцев до самой Москвы, то почему мы такие герои, что смогли остановить их в десятке километров от неё и заставить увязнуть в бесконечной войне, увязнуть намертво – намертво не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова. Битва под Ржевом, которая длилась больше года и унесла несколько миллионов жизней, была прямым продолжением и развитием той же тактики. Мы будто старались убедить противника в том, что стоим на грани гибели, что остается сделать лишь одно малое усилие, и…
Между тем Япония атаковала Соединенные Штаты, тем самым окончательно определив их место в завязавшейся схватке. Не буду тут рассуждать о странностях Перл-Харбора, заставляющих задуматься о том, кто в действительности организовал эту атаку. Для меня в данном случае важна лишь роль нашего отступления в 1941 году. Последней каплей в этом смысле стала для меня проскользнувшая информация о том, что у нас с японцами, оказывается, был договор о ненападении, который был нарушен не японцами, а НАМИ в 1945 году, когда партия была уже разыграна и требовалось просто расставить точки над «ё».
Если бы мы остановили Гитлера вблизи границ – что априори гораздо проще, чем останавливать его после потери половины европейских территорий – кто знает, как развивались бы события? Если бы Япония не была уверена в нашем поражении, может быть, ей следовало бы атаковать не Америку, наш Дальний Восток? И тогда слова «Второй фронт» несли бы сегодня совершенно иной смысл, потому что и позиция США могла бы оказаться совершенно иной, иначе бы решилась и судьба китайского Гоминьдана, и многое другое.

Итак, позвольте мне изложить здесь простыми и ясными словами ту параноидальную картинку, которая сложилась у меня при наблюдении за конвульсиями «Русской весны».
Весной 1941 года товарищ Сталин активно готовит нашу армию – но готовит не к обороне, а как будто бы к наступлению. Однако план товарища Сталина не так прост. Наступать он вовсе не собирается. В действительности товарищ Сталин стремится убедить товарища Гитлера в том, что Советская Россия должна быть немедленно атакована. (Чтобы максимально облегчить товарищу Гитлеру это решение, несколькими годами раньше товарищ Сталин проводит позорнейшую Финскую кампанию, цель которой – доказать неэффективность Советской военной машины, но это другая история.) Русская армия в данном случае предназначена не для наступления и не для обороны страны, а для другой, гораздо более возвышенной цели: для жертвоприношения. Несколько миллионов пленных должны оказаться в немецких лагерях для того, чтобы убедить Германию и Японию в том, что их союз плодотворен и их победа близка.
Понятно, что товарищ Сталин при этом оказывается мыслителем поистине мирового масштаба. Кругозор его мысли – не советский, а вселенский. Не о суетном благополучии русского народа печется Вождь, а о том, чтобы придать правильное направление всей Мировой войне в целом. В чем же правильность этого направления? Очевидно, в том, что Соединенные Штаты и Япония оказываются втянутыми в войну на Тихом океане, а Гитлер вязнет в России. О ком же печется товарищ Сталин, благополучие какого народа более всего тревожит его думы? Чтобы получить ответ на этот вопрос, надо внимательно посмотреть на карту мира: не гнушаясь никакими средствами, товарищ Сталин вместе с тем готов идти на любые жертвы ради того, чтобы обеспечить максимальную безопасность и благополучие многонационального народа Великой Британии. Немцев разбили мы, японцев Штаты. А Британия - она всегда оставалась на стороне Добра. Таков её удел и роль в этом мире!

Напомню в качестве эпилога к сей драме о, без преувеличения, самой пикантной подробности событий злосчастного 1941 года. Итак, немецкие танковые клинья рвут рыхлую оборону неспособной к современной войне Красной Армии. Наша страна напрягает все силы в неравной борьбе. И вот в это время товарищ Сталин направляет 44-ю, 45-ю, 46-ю, 47-ю армии на завоевание Ирана, проводя совместно с Британий так называемую операцию «Согласие». Мы оккупируем Иран и наши войска стоят там до 1946-го года, после чего мы войска выводим и оставляем Иран под контроль Англии.

Такова щедрость русской души! Сколь бы тяжелым и безнадежным ни было положение нашей страны, мы всегда рады оказать посильную помощь братскому народу многонациональной Британии. На это всегда найдутся у нас и силы, и средства. Хоть и Иране, хоть в Сирии, хоть где! Будь готов – всегда готов.

(И уж тем более в трудную минуту. Напомню, что вооружённые силы Великобритании за годы Второй мировой войны потеряли убитыми и пропавшими без вести 303 240 человек! Такова страшная цена, которую заплатил английский народ за нашу совместную Победу!)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments