Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Укус кобры

Оригинал взят у galkovsky в 714. ИЗ СОЧУВСТВИЯ К НЕВЕСТЕ Я ПОПЛАКАЛ С НЕЮ ВМЕСТЕ


В своё время русские отказались от своей национальной монархии. Причин этого много, но, к сожалению, среди них есть и такая: крайняя подлость и завистливость русского человека. Николай II был красивым и благородным человеком. Как и его королева. Как и его дети – принц и принцессы. Терпеть это было выше сил. Русские люди сначала 25 лет исходили от зависти дерьмом, а потом всех подло убили. Без суда и следствия, в подвале.



Повторяю, причин свержения монархии в России было много, и я глубоко убеждён, что без самой радикальной «внешней помощи» никто бы Романовых у нас не сверг. Стояли 300 лет, простояли бы ещё 300. Но были и причины внутренние – социальные и культурные. А иначе бы у немцев и англичан никаких денег не хватило.

С чего всё началось?

Как только Николай II занял трон, 25-летний засранец Струве написал наглое открытое письмо, где стал в самом подлом и развязном тоне учить его жизни и угрожать. Но кто такой сам Струве? Прежде всего внешне некрасивый человек. Глуповатый. Бедный. Неопрятный. С проблемами. Царь-то наш был царём и вёл себя как царь. А Струве, извините, был идиотом, и вёл себя как идиот. Тем не менее, этот идиот выразил общий настрой русской интеллигенции – с её заиканием, нервными тиками, онанизмом и психозами. Все эти подёргивания и покрякивания были результатом не только неправильного воспитания и общего недостатка культуры, но и безумной зависти к аристократии. Безумной, потому что аристократов воспринимали не как учителей, которым надо подражать и которых надо превзойти, а как пришлых конкурентов, которых надо любой ценой спихнуть с занятого места. ЛЮБОЙ. Нет такой подлости и такого преступления, которое не совершил бы русский интеллигент, движимой социальной завистью.



Петр Струве

Зависть чувство повсеместное и естественное, но также повсеместно и так же естественно оно считается чувством нехорошим. Его надо каким-то образом ограничивать и заключать в социально приемлемые рамки. И первый шаг – само понимание, что человек кому-то завидует. Слабоумный Струве этого не понимал ВООБЩЕ. Поэтому его письмо (а затем и его жизнь) превратились в идеальный социальный документ.

Я специально привёл в пример Струве, как человека в общем хорошего и, конечно, настоящего потомственного интеллектуала. Но социально неопытного и задавленного социальной завистью как мышь. На всю жизнь и насмерть.

Между прочим, ходя с арбузными корками на голове и до благородных седин брякая поганым русским языком что ни попадя, Струве в душе остался романтиком – с Ассоль и алыми парусами. Убив и не заметив свою королевскую чету, он в эмиграции не на шутку увлёкся историей адмирала Нельсона и леди Гамильтон и носился с ними как с писаной торбой: Это Люди! это Любовь! Благородно-то как!!! Чувства!!!!

Что нравственный образец можно найти поближе и увидеть в судьбе Николая и Александры Фёдоровны то, что он сумел-таки разглядеть в романе английской проститутки, ему как-то не пришло в голову. И причина этого вся та же – социальная зависть к красивому Николаю и его прекрасной жене.

Можно играть на возвышенных человеческих чувствах, а можно на низменных. В СССР всё больше грешили вторым. Так проще и надёжнее. И сотни тысяч мещан, а за ними миллионы рабочих и крестьян пошли в сталинский ад. Купленные на приманку «социальной справедливости». «Корову тебе, конечно, не дадим, а у соседа возьмем». Принцесс на всех не хватит, а гвоздями им рыло-то раскорябаем. И станет тебе, мил человек, на душе легче. Облегчение, значит, выйдет.

С тех пор «советские люди» превратились в замороченных полоумных, бегающих по коммунальным кухням с раскалёнными чайниками:

- Посторонись, обожгу! У советских собственная гордость! У меня дел валенки катал! Потомственный мусорщик второй гильдии с почётной грамотой. Благородных кровей! Посторонись, плескану! У меня 13 квадратных метров на троих! Медаль почётной группы армий! Достаю дубликатом бесценного груза. Туши свет в уборной! Последний советский гражданин, стоит головой выше любого зарубежного высокопоставленного чинуши...

Всё это работало-вертелось почти сто лет. И всегда с ритуальными пинаниями в адрес Николая. До такой степени, что в советской культуре был создан невиданный в мировой культуре мифологический образ короля-идиота. Если король – значит идиот. Вспомните советский кинематограф. 90% королей артуров там даже не подлецы, а выжившие из ума кретины.


Но ведь король это архетип. Кто такой муж для своей любящей жены? – Король. Отец и мать для маленького ребёнка? Король и королева. Король это символ нации и государства. Почему за сто лет в Эсесере не было НИ ОДНОГО не то что красивого, а просто беспроблемного главы государства? Или карлик, или пятно на всю голову. Да вот потому.

СССР рухнул, а созданный им «мыслеобраз» остался и будет жить ещё долго. Потому что это Культура. А культуру так просто не отменишь. В это вбабахали миллиарды. В СССР строили не только металлургические заводы. Там ахнули немереные деньги, собранные с нищего народа, в идеологию. На это денег не жалели. И это простоит века.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments