May 5th, 2014

Галковский о гражданской войне на Украине

Обыватели неправильно понимают саму суть дипломатической деятельности. Им кажется, что дипломаты это добрые следователи. А дипломаты это злые следователи. Добрые следователи – генералы. Это честные порядочные люди, выходящие на сцену в моментах истины. Дипломатия же это перманентный и грязный торг ПОД УГРОЗОЙ ФИЗИЧЕСКОГО УНИЧТОЖЕНИЯ. Дело может быть укутано в десять слоёв, но подоплёка всегда такая. И дипломатия это не «давайте жить дружно», а предсмертные слова дона Карлеоне своему сыну:

- Когда я умру, к тебе подойдет один из близких людей и предложит организовать встречу с соседним кланом. Это предатель – вали его и начинай войну.

Ужас в том, что Украина лежит беспомощной, но её спасать никому не выгодно. Выгодно поддерживать состояние беспомощности. Конечно, сильно не вписываясь, а, повторяю, лениво подбрасывая полешки. Если в Киеве считают, что доблестные войска НАТО будут ставить на кон само существование своих стран из-за сомнительных украинских преференций, это политическая наивность. Такая же наивность ожидать, что РФ двинет танковые армады в Донбасс и вступит в лобовую конфронтацию со всем западным миром. Нет, и та и другая сторона будет ожидать УДОБНОГО МОМЕНТА. Который может возникнуть только через два месяца, а то и ДВА ГОДА шурум-бурума. Если на днях чудесно выздоровевшая Тимошенко плясала на счет дурака Путина, попавшего с Крымом в чудесно же расставленную ею ловушку, то Путин (если это конечно не феноменальный простак, что непохоже) спокойно подождёт ГОДИК, пока Тимошенко не приползёт к нему с натурально вырванным глазом и натурально оторванной ногой:

- Дяденька Путин, поможите христа ради!

- Юленька, что ж с тобой сделали, горе-то какое!

Но пока украинцы гордые.

http://galkovsky.livejournal.com/

Разделение по вежливости

Оригинал взят у neznaika_nalune в Разделение по вежливости
Один из самых явных контрастов происходящего на Украине за последние два месяца. В Крым входят войска формально другого государства, они не встречают ни малейшего сопротивления, никого не убивают, жители в подавляющем большинстве встречают их как своих, 90% украинских солдат, находящихся там, в конечном итоге желают служить в армии этого, формально чужого, государства.

В городах юго-востока Украины государство вводит свои войска на формально собственную территорию. Они везде встречают баррикады из местных жителей, вооружённое сопротивление, имеются десятки человеческих жертв и сотни раненых, и чуть ли не из каждого подьезда им причат "валите отсюда!" (как правило, в более сильных выражениях).

Контраст, повторяю, слишком очевидный, чтобы его можно было обьяснить провокациями, постановками, и отдельными локальными обстоятельствами. Этому можно придумать разные обьяснения, но наиболее очевидное - что границы в этих краях были проведены очень неправильно, если базовая идентификация "свой-чужой" нарушена настолько сильно.