May 9th, 2014

Элиты России и Англии: история отношений.

Оказывается, я не первый, кому пришла в голову идея пригласить на царствование "варягов" из царствующего в Британии королевского дома.
Оказывается, Англия уже размышляет в этом направлении. Несколько веков уже!
[Spoiler (click to open)]http://modus-agendi.org/articles/832

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.

Несмотря на всю свою кажущуюся неправдоподобность, так называемый проект "Принц Майкл Кентский" с определенной точки зрения вполне обоснован и может быть даже введен в действие (хотя, скорее всего, не так гладко – без сучка, без задоринки, как это изложено в "сигнальном" романе-фэнтэзи Фредерика Форсайта "Икона", повествующем о том, как англосаксонские "благодетели" одаривают Россию английским принцем в качестве нового "русского царя Михаила")! В этом, собственно, и заключается проблема.

Предыстория данного проекта отсылает нас аж ко второй половине XVI-началу XVII вв. Именно тогда в трудах воспетого Густавом Майринком в его знаменитом оккультном романе "Ангел Западного окна" основателя британской секретной службы, прославленного "елизаветинского мага" баронета сэра Джона Ди, впервые зашла речь об основании новой Империи, не имеющей "римского преемства" и охватывающей Западное полушарие, включая Америку, и часть Восточного полушария до Урала ("Рифейских", или "Рипейских", гор).

Эта "Зеленая земля" (термин имеет алхимическое происхождения), от которой нам сегодня осталось только название "Гренландия", по мысли Джона Ди, должна была стать возобновлением гипотетической "Империи атлантов" ("енохиан") под управлением британской короны (идея эта была весьма популярна в Англии; не зря позднее розенкрейцер и королевский советник Фрэнсис Бэкон, лорд Веруламский, также дал своему описанию идеального "государства философов" название "Новая Атлантида"!).

По сути, речь уже тогда шла о проекте "Североатлантического союза", противостоящем как "неокаролингскому" проекту "Великой (Единой) Европы" (попытки воплотить который в жизнь предпринимались неоднократно – начиная с французского революционного диктатора Наполеона I Бонапарта, коронованного "Императором Запада" и сочетавшего в своей имперской символике древнеримских орлов с золотыми пчелами франкских Меровингов, и до Шарля де Голля), так и проекту "Великой Евразии" (попытки претворить который в жизнь предпринимались также неоднократно – при Императоре и Самодержце Всероссийском Павле I, даже заключившем ради этого мир с "вековечным врагом" - турецкой Османской империей, Карле Гаусгофере – между прочим, в его "Геополитическом журнале" сотрудничал советский разведчик Рихард Зорге! – и даже в форме пакта Риббентропа-Молотова 1939 года). Первоначально идею "Зеленой земли" предполагалось реализовать путем стремительной колонизации Америки (через Гренландию) и одновременного "освоения" России через формальный династический союз – брак "мистической возлюбленной" сэра Джона Ди – британской королевы Елизаветы I Тюдор - с Государем всея Руси Царем Иоанном Грозным.

Именно в этот период в Англии была основана в 1554 году "Московская компания" для регулярной торговли с Россией через Архангельск. В Москву зачастили английские эмиссары – Ричард Ченслер, Джильс Флетчер, Антоний (Энтони) Дженкинсон и другие. Шла бойкая торговля русскими лесом, смолой, дегтем, салом, пенькой и холстом для английского флота. Направляясь на восточные среднеазиатские рынки, английские негоцианты совершали длительные путешествия через Русское государство по Волге и далее по Каспийскому морю. Однако британские купцы чем дальше, тем больше склонны были рассматривать Русское государство ("варварскую Московию") как своего рода торговую колонию Англии, в которой им была бы обеспечена полная монополия на весь русский экспорт и импорт. Для своего огромного торгового и военного флота Англия нуждалась в лесе, пеньке, парусине, дегте, для своего населения - в хлебе, сале, льне - все это она стремилась получить (и получала!) из России.

Как писал А.С. Пушкин в своем романе "Евгений Онегин":

Все, чем для прихоти обильной
Торгует Лондон щепетильный
И по Балтическим волнам
За лес и сало возит нам...

Такая политика "Англо-Московской кампании" не могла не встретить сопротивления со стороны русского правительства. И русский Царь, в конце концов, значительно урезав в начале 70-х гг. XVI века торговые привилегии англичан в своей державе, отверг идею династического брака с Елизаветой Тюдор под предлогом "несамодержавия" британской королевы, которой-де указывают, как править, "мужики торговые". Правда, впоследствии Грозный Царь пытался свататься к племяннице отвергнутой им королевы – Мэри Гастингс -, но также безуспешно.

Тем не менее, англичане, потерпев неудачу с Рюриковичами, а позднее – с Годуновыми (Царь Борис Годунов в конце XVI и начале XVII вв. еще больше ограничил торговые привилегии британцев в России), не оставляли своих попыток укорениться в России и направить ее политику в выгодное для "коварного Альбиона" русло.

В 1605-1615 годах британские "знатоки русских дел" планировали для короля Англии Иакова (Якова, Джеймса) I Cтюарта завоевание Руси - от Белого моря.

А у истоков восхождения на российский престол очередной, Романовской, династии стоял не кто иной, как родной сын упомянутого выше елизаветинского "чародея" сэра Джона Ди – Артур Ди (или, как его называли русские, "Артемий Иванович Диев"), умудрившийся стать личным врачом первого русского Царя из Дома Романовых - Михаила Федоровича.

Сын Михаила – "тишайший" Царь Алексей Михайлович, как мы сейчас увидим, также находился под постоянной "опекой" британцев (Брюса, Патрика и Якова Гордонов, Гамильтона, Лесли, Делзелла-Делайля и других), которые, почти не таясь, стояли за Правительницей Царевной Софьей Алексеевной и ее фаворитом-"западником" князем Василием Голицыным, а позднее пытались "окрутить" и молодого Царя Петра Алексеевича.

Кстати, воспитатель Петра – боярин Артамон Матвеев (царский посланник в Англии, сам женатый на англичанке) был ранее воспитателем матери Петра Великого – будущей Царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной. Именно в доме Матвеева она познакомилась с Царем Алексеем Михайловичем – своим будущим Царственным супругом и отцом Петра! Тот же Гордон и Брюс пользовались при Петре Великом огромным влиянием, не без которого он совершил свою знаменитую поездку в Голландию и Англию (находившиеся тогда в личной, или персональной, унии во главе с Вильгельмом III Оранским – "королем Уильямом").

Согласно версии российского военного историка полковника Ю.А. Остроумова, впервые обнародованной на страницах "Военно-исторического архива" №1 (91) за январь 2005 года в статье "Петр Великий - лорд Гамильтон?", жена Артамона Матвеева, которую он привез в конце 1650 года в Россию из Англии, охваченной революцией и гражданской войной между "кавалерами" (роялистами, сторонниками шотландской по происхождению королевской династии Стюартов) и круглоголовыми ("республиканцами" во главе с Оливером Кромвелем), действительно считалась "англичанкой", но в Москве было известно, что она происходила из старинного, знатного шотландского рода Гамильтонов (в современном произношении - Хэмилтонов). Прибыв в Москву, "аглицкая" супруга боярина приняла Православную веру с именем Евдоксия (Евдокия, в просторечии - Авдотья). Однако в хрониках, мемуарах и записках современников ее именовали не "боярыней Матвеевой" (по мужу, как полагалось бы на старорусский манер), а неизменно "светлейшей княжной (!) Евдокией Григорьевной Гамилтоновой (Гамильтон)". Этот титул, свидетельствовавший о царственном (королевском) происхождении Евдокии, был указан в генеалогии, переданной (уже в правление Петра Великого) ее сыну, Андрею Артамоновичу Матвееву (возведенному Петром Великим в графское достоинство), в британской королевской Герольдии в 1712 году. Евдоксия Матвеева-Гамильтон происходила по прямой линии от короля Ирландии Эдварда (Эдуарда) Брюса, на чьей дочери - принцессе Изабелле - был женат сэр Гильберт Гамильтон. Эдуард Брюс приходился родным братом королю Шотландии Роберту I Брюсу (отлученному папским престолом от церкви за убийство своего соперника Дэвида Коммина Рыжего в храме во время причастия в Шотландии и давшему в своем попавшем под папский интердикт королевстве приют бежавшим из Англии и Франции храмовникам-тамплиерам, также находившимся под папским отлучением и потому согласившимся не только оказать королю Шотландии военную помощь в борьбе с англичанами, но и предоставить в распоряжение отлученного от церкви короля своих орденских священников для совершения церковных треб). От родства с ним ведет свое начало шотландский (а позднее - также английский и ирландский королевский род Стюартов). На дочери короля Роберта I Брюса в 1315 году женился сэр Уолтер (Вальтер) Стюарт, сын которого был возведен на королевский престол Шотландии под именем Роберта II и стал основателем королевской династии Стюартов.

По мнению Ю.А. Остроумова, в родовом поместье Гамильтонов близ столицы Шотландии Эдинбурга с юной леди Гамильтон "что-то случилось", но ее честь была спасена российским посланником Артамоном Матвеевым, взявшим ее в законные супруги, дабы "прикрыть грех венцом". Вероятно, это было частью сложной дипломатической игры. В таких делах Матвеев, происходивший из семьи потомственных дипломатов (его отец Сергей Матвеев занимал важный пост царского посланника при дворе турецкого султана в Константинополе), несомненно, знал толк.

В Москве светлейшая княжна (все-таки очень странный титул для замужней православной боярыни!) Евдокия Григорьевна Матвеева-Гамильтон тайно родила девочку, отцом которой ее супруг Артамон Матвеев не являлся. Между тем, будущая царица Наталья Кирилловна (воспитанница Артамона Матвеева, на которой, как уже указывалось выше, впоследствии, в 1671 году, женился вторым браком Царь Алексей Михайлович, познакомившийся с ней в доме Матвеева, жившем с супругой-"англичанкой" на "немецкий", т.е. западный, манер), родилась в августе 1651 года у боярина Кирилла Нарышкина и его жены Анны (в девичестве Раевской). Артамон Матвеев позднее, в силу каких-то причин, взял девочку Наталью, приходившуюся ему своячечницей, на воспитание. Наталья выросла в доме Матвеева в качестве его воспитанницы. Почему родители отдали дочь на воспитание Матвееву (или он сам взял ее на воспитание - скажем, в случае смерти родителей девочки), история умалчивает, как и о том, почему Матвеев не захотел удочерить ее, став приемным отцом. Наталья Кирилловна получила, как и родившийся в 1667 году у Матвеева и Евдокии Гамильтон сын Андрей, превосходное западное воспитание, была обучена литературе, поэзии, истории, живописи, математике и даже физике, а также свободному общению (в отличие от старомосковских "теремных боярышень"). За трапезой в доме Матвеева женщины сидели за одним столом с мужчинами, и сама хозяйка разливала гостям чай (опять же, на "аглицкий манер"; при этом не следует также забывать, что в России чай стал "всенародным напитком" гораздо позже!). Царь Алексей Михайлович, часто и запросто бывавший в доме Матвеева, пленившись воспитанницей боярина, предложил ей руку и сердце. Через эту женитьбу он приобрел свойство (а точнее говоря - породнился) не только с Гамильтонами, но и с шотландско-английским королевским домом Стюартов! Наталья Кирилловна вовсе не была похожа на старомосковскую боярыню, знакомую всем нам с детства по роману "красного графа" А.Н. Толстого "Петр Первый". Достаточно сказать, что она уговорила царственного супруга устроить в Москве первый театр и разъезжала с ним по Первопрестольной в открытой карете! И все это - задолго до "петровских новшеств"!

Когда родственники старшей дочери Царя Алексея Михайловича от первого брака - бояре Милославские, желавшие отстранить Нарышкиных от власти - подговорили в 1682 году стрельцов на бунт, жертвой которого пал Артамон Матвеев (он был растерзан бунтовщиками на глазах у малолетнего Царя Петра, с тех пор возненавидевшего всех стрельцов лютой ненавистью), бунтовщики потребовали выдать им Ивана Нарышкина (официально считавшегося братом вдовой Царицы Натальи Кирилловны). И Царица (до последнего пытавшаяся ранее спасти от расправы своего воспитателя Артамона Матвеева), сама безропотно разыскала во дворце и выдала Ивана Нарышкина на расправу стрельцам. В свете этих фактов и такого странного равнодушия к судьбе "родной крови", невольно возникают законные сомнения, действительно ли он был ее родным братом...

Победив, с помощью московских служилых "немцев" (а в действительности, как мы увидим, англичан, голландцев, но, главным образом - шотландцев - Брюсов, Гордонов, Гамильтонов, Друммондов, Грахамов=Грэхемов=Грэмов, Делзеллов=Делайлей и др., являвшихся в описываемый период, как мы скоро узнаем, подданными одного и того же короля, правившего одновременно и Голландией и Британской державой, и давно уже живших в Москве!), партию Милославских (в лице своей сводной сестры Царевны Софьи Алексеевны), юный Царь Петр I в составе Великого посольства поехал в Европу. Широко известно его пребывание в Голландии (где он, в частности, обучился кораблестроению) и визит (инкогнито?) в Англию. Между тем, часто упускается из внимания тот упомянутый нами выше факт, что в описываемое время Голландия и Англия составляли одно государство, объединенное на началах личной (персональной) унии. Штатгальтер (статхоудер), т.е. правитель Голландии (официально - Нидерландской республики или, точнее, Нидерландских Соединенных Штатов) и ярый протестант Вильгельм III Оранский, после изгнания в 1688 году с британского престола своего тестя (и одновременно - дяди) - короля Иакова (Джеймса) II Cтюарта (склонного к союза с Францией, примирению с Испанией и подозреваемого английскими протестантами в стремлении возвратить своих подданных в лоно католицизма) - одновременно правил и Голландией, и Англией (а также Шотландией и Ирландией) под именем короля Уильяма Оранского, будучи женат на королеве Англии (а также Шотландии и Ирландии) Марии Стюарт (Младшей), дочери свергнутого Иакова II Стюарта (но протестантке). Находясь в Англии, юный Царь Петр (почему-то оставивший в Голландии всю свиту, за исключением своего наставника и соратника Якова Виллимовича Брюса - отпрыска неоднократно упоминавшегося выше шотландского королевского рода, о котором еще пойдет речь далее) не только встречался с королем Уильямом Оранским, членами британского парламента и Королевского Общества (в том числе со знаменитым физиком сэром Исааком Ньютоном), а также с архитектором сэром Кристофером Реном (Великим мастером всех масонских лож Англии), но и посетил (опять-таки в сопровождении Брюса) родовые поместья Гамильтонов в Шотландии. Факт, говорящий сам за себя. И только ли в "зове предков" тут дело?

Дело в том, что после битвы при Баннокберне (в которой тамплиеры помогли шотландскому королю Роберту I Брюсу разбить английскую армию вторжения), в Шотландии было основано тайное командорство Ордена Храма "Геродом (Гередом)-Килвиннинг", лежащее в основе современного "шотландского обряда" франкмасонства. Название этого командорства происходит от латинского словосочетания "гередис домус", heredis domus т.е. "дом (в средневеково-церковном значении этого слова - "Дом Божий", т.е. "Храм" - а ведь Орден Храма нередко именовался просто "Храмом", как Орден иоаннитов-госпитальеров - просто "Госпиталем"!) наследников", или же просто от формы множественного числа родительного падежа "гередум (домус), heredum (domus)" - "(Дом=Храм) наследников", что недвусмысленно указывает на то, что данная организация была основана наследниками храмовников.

Входившие в это шотландское командорство тамплиеры предпочли осуществлять свою деятельность не открыто, а под "ширмой" франкмасонства "на всякий случай", опасаясь возможной вспышки новых преследований.

Впоследствии среди "братьев" ложи "Гередом" числилось немало видных представителей британского истеблишмента – например, Дэвид Ллойд-Джордж, лидер партии либералов (вигов), спикер (ритор,оратор,вития) Английской ложи "шотландского обряда", премьер-министр Великобритании и британский представитель в составе "Большой Четверки" при заключении Версальского мира 1919 года, с редкой даже для профессионального предсказателя точностью заявивший после его подписания: "Прекрасно! Этот мирный договор гарантирует нам новую мировую войну через двадцать лет!".

Вскоре после учреждения "тамплиерского" командорства Гередом-Килвиннинг, основанного - подчеркнем это еще раз! -, на первых порах, когда в Европе еще не улеглись страсти по поводу роспуска папой римским Ордена тамплиеров - на всякий случай! - в форме тайной организации (продолжавшей существовать в этой форме и впредь, на правах своеобразного "внутреннего круга" и как "запасной вариант" на случай нового обострения отношений с римско-католической церковью), король Шотландии учредил уже вполне официально рыцарское братство преемников тамплиеров - кавалерский Орден Чертополоха (цветок чертополоха, или татарника, издавна считается геральдическим символом - "бэджем" - Шотландии), именуемый также Орденом Cвятого Андрея. Этот шотландско-тамплиерский по происхождению рыцарский Орден стал, после окончательного воссоединения Англии с Шотландией под скипетром короля Иакова (Якова, Джеймса) I Стюарта, общебританским, с королем Великобритании в качестве главы (Великого магистра). Орден Чертополоха, или Святого Андрея, именуемый в обиходе "Зеленой Лентой", состоит в настоящее время из 12 рыцарей (кавалеров) с королевой Елизаветой II из "Виндзорской" (именовавшейся до 1914 года Саксен-Кобург-Готской) династии во главе, занимая в иерархии британских рыцарских Орденов третье по важности и почету место, после Ордена Подвязки, или Святого Георгия ("Голубой Ленты", или "Синей Ленты") и Ордена Бани ("Красной Ленты").

Франкмасонство традиционно представляло собой важнейшую составную часть культуры и важнейшую из политических скреп Британской империи. Не зря Английский Заместитель Великого Мастера (The English Pro Grand Master), т.е. Заместитель Великого Мастера Великой Ложи Англии, лорд Карнарвон заявил в 1880 году, что "куда идет (британский) флаг, туда идет и франкмасонство, дабы консолидировать Империю" (‘Where the flag goes, there goes freemasonry to consolidate the Empire’). Учреждение смешанных в расовом отношении лож (mixed race lodges) ознаменовало собой создание общественной платформы для встреч и общения колонизаторов и колонизуемых, слившихся в едином служении Британской Империи. Редьярд Киплинг заявлял о своей ложе, в которую он вступил в Лахоре (Индия), что "нет никаких неверных (Британской империи - В.А.)" среди "черных или коричневых (смуглых - В.А.) братьев".


Элиты России и Англии: история отношений (продолжение)

[Spoiler (click to open)]Однако вернемся к визиту Царя Петра I в Англию. Именно там и тогда, по утверждениям многих исследователей, Петр Великий был посвящен в "вольные каменщики" (масоны) и учредил в России Орден Святого Андрея Первозванного (как утверждалось, в связи с тем, что этот Орден - преемник Ордена тамплиеров на шотландской земле - в Шотландии больше не существует). На деле же этот древний шотландский Орден тамплиерского происхождения, как мы увидим ниже, продолжает благополучно существовать в Великобритании по сей день.

Российский орденский знак Святого Андрея очень похож на британский (и еще больше – на "андреевский знак" английского и шотландского масонства). Косвенным доказательством "преемства" российского Ордена Святого Андрея Первозванного от британского Ордена Святого Андрея служит следующее обстоятельство. Известно, что орденские ленты являются рудиментом форменного орденского плаща (мантии) и потому имеют одинаковый с ним цвет. Хотя российская Андреевская лента была не зеленого, а голубого цвета, торжественное облачение российских Андреевских кавалеров, тем не менее, представляло собой не голубую, а зеленую мантию (как у британских рыцарей Святого Андрея, у которых цвет орденской ленты и мантии был и остается по сей день одинаковым - зеленым).

В своем исследовании "От Петра Первого до наших дней", изданной в 1934 году в г. Харбине, известный общественный деятель, историк и писатель русской эмиграции, министр внутренних дел в дальневосточном правительстве братьев Меркуловых (Русское Белое Приморье, где Приамурским Земским Собором было в 1922 году объявлено о юридическом восстановлении в России монархической формы правления) В.Ф. Иванов (известный впоследствии как "Иванов-Харбинский"), ссылаясь на рукописи Публичной библиотеки, упоминает, что "Петр (Царь Петр I - В.А.) принят в шотландскую степень св. Андрея", причем "дал обязательство, что сей орден восстановит в России, что и исполнил (в виде ордена св. Андрея Первозванного, учрежденного в 1698 году). Оставя епанчу (орденский плащ, надевавшийся кавалерами в дни орденских праздников и по другим торжественным поводам - В.А.) зеленую, как они и должна быть (в исконном, шотландском, а впоследствии - общебританском, Ордене - В.А.), но ленту вместо зеленой сделал голубую; его (Петра Великого - В.А.) письменное обязательство существовало в прошлом (XIX - В.А.) веке (...) и многие его читали".

Аналогичные сведения о "переносе" Петром Великим тамплиерско-шотландского по происхождению Ордена Святого Андрея в Россию приводятся в капитальном труде Г.В. Вернадского "Русское масонство в царствование Екатерины II". Следует также заметить, что при этом Петр I, мягко говоря, слукавил, сообщив в Уставе Ордена Святого Андрея в России (изданном в 1720 году): "Мы сей наш новой Орден именем Святого Андрея прозвать за благо избрали наипаче и для того, что Орден Святого Андрея яко Патрона и заступника в Шкотской земле (т.е. в Шотландии - В.А.), тамо угасился" (в действительности же, как мы знаем, Орден Чертополоха в британской державе отнюдь не "угасился", даже после отстранения от власти шотландской династии Стюартов, а продолжает благополучно существовать в ней до сих пор). Последнее обстоятельств могло быть связано с нежеланием признать фактически "подчиненное", "филиальное", "провинциальное" положение "младшего", русского, Ордена Святого Андрея по отношение к "старшему", "головному" (шотландско-британскому).

В рукописях С.С. Ланского (1797-1862), известного российского государственного деятеля, министра внутренних дел (1855-1861), сохранилось известие о том, что "Император Петр 1-й и Лефорт были в Голландии приняты в Тамплиеры". Даже признавая некоторую неточность формулировки (Царь Петр I был провозглашен Императором Всероссийским много лет спустя после своего пребывания в Голландии и смерти Лефорта), факт представляется весьма любопытным и многозначительным, с точки зрения очередного "тамплиерского следа в российской истории". Впрочем, довольно об этом...

К сказанному следует добавить, что Святой Андрей искони считался покровителем Шотландии и его косой (Андреевский) крест считался шотландской эмблемой не позднее эпохи Крестовых походов. А вот в России (несмотря на упоминание пребывания апостола Андрея Первозванного на берегах Днепра, где позднее возник город Киев, в "Повести временных лет"), апостол Андрей (при всем уважении!) до правления Царя Петра таким почетом никогда не пользовался, значительно уступая в этом другим святым - например, Святому Георгию Победоносцу.

Яков Виллимович (а говоря по-современному - Джейкоб Уильям) Брюс с детских лет Петра был одним из его виднейших сторонников и учителей. Он участвовал в Азовских походах Петра (как, кстати, в правление Софьи Алексеевны - в Крымских походах фаворита Царевны князя Василия Голицына), составил карту земель от Москвы до Малой Азии. Входил в состав Великого посольства 1697-98 гг. В период Северной войны со Швецией (1700-1721) Брюс помогал Царю Петру в организации и обучении русской армии на европейский манер. В Полтавском сражении 1709 года Брюс командовал всей русской артиллерией, сыгравшей решающую роль в победе над шведами (вспомним пушкинскую "Полтаву": "Пальбой отбитые дружины, / Мешаясь, падают во прах..."). В 1717 году Брюс стал сенатором, президентом Берг-колллегии и Мануфактур-коллегии (т.е. руководителем всего горного дела и промышленности России). В 1721 году Брюс вместе с А.И. Остерманом подписал Ништадтский мир со Швецией, за что удостоился титула графа. В 1726 году он вышел в отставку в чине генерал-фельдмаршала, но по-прежнему сохранял влияние на все государственные дела. Брюс был одним из образованнейших людей своего времени (не только в России), занимался математикой, физикой, астрономией, астрологией и чернокнижием (магией) составлял календари. Согласно русской масонской традиции, первая ложа "вольных каменщиков" возникла в Москве еще в царствование Алексея Михайловича, и "Брюс был оной великий мастер".

Кроме Брюса, среди приближенных Царя Петра имелось и немало других выходцев из Шотландии.

Одним из них был доктор медицины и философии Оксфордского университета Роберт Карлович Арескин (Эрскин) - домашний врач светлейшего князя А.Д. Меншикова (правой руки Царя-реформатора), у которого и познакомился с Петром. В 1704 году Петр назначил Арескина президентом Аптекарского приказа ("министерства здравоохранения). В 1714 году Арескин был назначен заведующим Кунсткамерой и Библиотекой в Санкт-Петербурге. До самой смерти (последовавшей в 1718 году), он оставался близким другом и советником Царя и был похоронен в Александро-Невской Лавре рядом с могилой Царицы Натальи. Сам Петр шел за его гробом и присутствовал при его погребении.

Другим служилым "немцем" из ближайшего окружения Царя Петра был поседелый на службе у московских государей шотландец Патрик Леопольд (по-русски - Петр Иванович) Гордон, выходец из знатного рода лордов Гордонов. Командуя полками "нового строя" еще при Царе Алексее Михайловиче, Гордон участвовал в подавлении "Медного бунта" в Москве. В 1666-1667 гг. был послан из Москвы с неофициальной дипломатической миссией в Англию, но и впоследствии, по требованию королей Карла (Чарльза) II и Иакова (Якова, Джеймса) II Стюартов, регулярно ездил из России в Англию, где делал доклады о русских делах и получал инструкции о своей деятельности в России в английских интересах. Гордон, участвовавший в Чигиринском и Крымском походах русской армии, получил в 1683 году (еще при Софье Алексеевне) чин генерал-лейтенанта, а в 1693 - чин контр-адмирала российского флота. Именно переход Гордона со своим Бутырским полком и другими "немецкими" полками из лагеря царевны Софьи на сторону Царя Петра в 1689 году решил судьбу российского престола. В 1690-94 гг. Патрик Гордон руководил военным обучением самого Петра. Он принял активное участие в Азовских походах на турок (1695-1696) и в 1698 году подавил стрелецкий бунт в Москве, завершившийся массовыми казнями (в которых лично приняли участие сам Царь Петр, Меншиков и другие "птенцы гнезда Петрова"). Не меньшую активность проявлял и сын Патрика - Яков (Джеймс) Гордон.

Если верить русскому историку литературы (а заодно и масонства) А.Н. Пыпину, в 1698 году "мастером стула" (венераблем) Московской масонской ложи был любимец Царя Петра генерал-адмирал Франц Яковлевич "Лефорт, первым надзирателем - Гордон, а вторым - сам Петр".

Георг (Джордж) Огильви (Оджилви), также потомок древнего шотландского рода, перешел в 1702 году на русскую службу с "цесарской" (австрийской) в чине фельдмаршала-лейтенанта. В 1704 году во главе русской армии взял шведскую крепость Нарву. В кампанию 1705-06 гг. командовал русскими войсками в Польше.

Еще одним шотландским "немцем" на службе у Царя Петра был Яков (Джймс Фрэнсис Эдуард) Кейт (или, по-русски, Кит), также отпрыск одного из знатнейших родов "Шкотской державы" (как тогда именовали в России Шотландию). Поступив (по личному приглашению Царя Петра) на российскую службу в чине генерал-майора, Кейт участвовал в войнах с Турцией. При штурме турецкой крепости Очаков был тяжело ранен. Впоследствии выполнял дипломатические поручения дочери Петра Великого - Царицы Елизаветы Петровны - при шведском дворе в Стокгольме. Именно Кейт считается многими основателем масонства в России. Дело в том, что, после образования в 1717 году Великой Ложи Англии, шотландские масоны также решили выйти на международную арену. По другой версии, первая масонская ложа в России была учреждена в 1721 году, самим Петром Великим (уже провозглашенным к описываемому времени Императором), ставшим ее Великим магистром (Великим мастером, или Гроссмейстером). В рукописи Публичной библиотеки (датированной 1816 годом) "Взгляд на философию и революцию Французскую", на которую ссылается "Иванов-Харбинский", было указано, что масонство существовало в России со времен Царя Алексея Михайловича, "и Брюс был оного великим мастером, а Царь Петр был первым надзирателем, потом великим мастером Кейт". Возможно, эта первая в России масонская ложа была идентично упоминаемому в книге В.О. Назаревского "Из истории Москвы", овеянному легендами "Нептунову обществу", собиравшемуся в Сухаревой башне, председателем которого был генерал-адмирал Лефорт, а членами ("нептуновыми братьями") - Брюс, Фергюсон (Фармазон), Апраксин, Меншиков и Шереметев.

В 1731 году лорд Ловель (Лоуэлл), Великий мастер Великой лондонской Ложи, уже как нечто само собой разумеющееся, назначил капитана Джона Филипса провинциальным Великим мастером "для всей России".

Приведем также следующий любопытный факт. Одна из фрейлин супруги Петра Великого, императрицы Екатерины I, Анна Гамильтон, была изобличена в том, что душила и тайно хоронила своих новорожденных детей, прижитых от внебрачных связей. Представ перед судом, она была приговорена к смерти и всенародно обезглавлена в Санкт-Петербурге. Присутствовавший при казни Петр Великий поднялся на эшафот, взял отрубленную голову девицы Гамильтон за волосы, прилюдно поцеловал ее в губы и сказал: "Делать нечего, СЕСТРИЦА, за грехи свои надо платить!". Можно ли было нагляднее продемонстрировать свое родство с шотландской знатью (Гамильтонами, а через них - со Стюартами)!? Видно, не зря в русском народе ходили упорные слухи о нерусском происхождении Царя Петра...

Тем не менее, осуществленное Петром Великим (отнюдь не случайно так часто изображаемым в фартуке и с молотом в руках, что весьма прозрачно намекает на его масонские связи) стремительное всеобщее вооружение и сделанная им в дальнейшем ставка на настоящих немцев - без кавычек! - (о других сторонах его деятельности мы в данном случае речь не ведем) отбросили британскую "ползучую колонизацию" России и сделали невозможной колонизацию военную. Так или иначе, постепенно, по мере своего укрепления, династия Романовых все больше освобождалась от своих "криптобританских корней", нередко (в лице того же Петра I, а позднее – Императоров и Самодержцев Всероссийских Павла I, Александра I после Тильзита, в особенности же – в лице Николая I) прямо бросала Британии вызов, открыто становясь на континентальные, "великоевропейские", а в случае Павла I и Николая II – даже евразийские позиции (поход русской армии в Индию с целью освобождения ее, с французской помощью, от британского колониального ига, при Павле I и "бадмаевский" план освобождения от английского влияния Тибета – при Царе Николае II).

Не случайно именно в Лондоне (где, кстати, жил, писал свой "Капитал" и основал Первый Интернационал Карл Маркс) проживал в политической эмиграции А.И. Герцен ("разбуженный декабристами", по выражению В.И. Ульянова-Ленина), основавший там "Вольную Русскую Типографию" для "борьбы с царизмом" (а точнее - с отказавшимся подчиняться британской указке Царем Николаем I) и издававший c 1857 года свой антиправительственный еженедельник "Колокол", нелегально ввозившийся из Англии в Россию. Да и ленинская партия большевиков реально возникла на съезде различных марксистских организаций в августе 1903 года (II Съезде РСДРП) не где-нибудь, а в Лондоне. По оценке самого Ленина, "большевизм существует как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года" (см. Ленин В.И. ПСС, т.41, с. 6).

В Лондоне же в мае 1907 года состоялся и V Съезд РСДРП (б). Деньги на его проведение - 12 000 золотых рублей - большевикам одолжил миллионер Джозеф Фелпс. После захвата власти в России в результате Октябрьского переворота 1917 года товарищ Ленин полностью рассчитался с этими долгами - полученная из конфискованной русской казны валюта поступила в основанный Фелпсом фонд, "финансировавший создание еврейских сельскохозяйственных поселений "киббутц" в Палестине" (см. Медведев Ж.А. Английские фунты для русской революции. "Вопросы истории", 2001, №7, с. 144-149).

Следует особо подчеркнуть прогерманскую, сугубо континентальную ориентацию значительной части российских придворных кругов ("немецкой партии", столь ненавистной окопавшимся в России британским "агентам влияния" и будущим прислужникам большевиков, вроде генерала А.А. Брусилова).

Февральский переворот 1917 года в России (вместе с предшествовавшим убийством Г.Е. Распутина – сторонника заключения cпасительного в тех обстоятельствах сепаратного мира Российской державы с Германской империей) был в значительной степени делом рук английского двора – прежде всего через британского посла Дж. Бьюкенена, к которому сходились все нити антимонархического заговора. Сам Император Николай II был внутренне готов к выходу из братоубийственной войны двух ближайших по крови и культуре народов и принятию отвергнутого им ранее под сильнейшим давлением придворной британской агентуры плана Вильгельма II о "двух Империях" - Атлантической (под управлением Германии) и Тихоокеанской (под управлением России). К сожалению, этому не суждено было сбыться.

А то бы, как пишет современный русские военный историк Б.А. Галенин в своей статье "Цусима. К вопросу о...": "Глядишь, и по сей день русский Император с германским Кайзером приветственными телеграммами по соответствующим датам обменивались бы, да в гости друг к другу ездили. Запросто. Как Царь к Царю"...

Тем временем сама "бульдожья Британия" сама уже стала всего лишь восточным флангом истинной "Зеленой земли" - Северо-Американских Соединенных Штатов (С.А.С.Ш., как писали тогда), в чьих интересах и проводила отныне свою европейскую политику. Фактическое отстранение от власти национально мыслящего британского короля Эдуарда VI накануне Второй мировой войны открыло дорогу окончательному вхождению Великобритании (на правах "младшего партнера" США) в антиевропейскую коалицию с целью стравить континентальные державы – Германию и Россию (в ее тогдашней форме "СССР"), как и в первую Великую войну (которую, вместе с Германией, фактически проиграли все монархические государства).

С тех пор ситуация не изменилась. НАТО, Евросоюз, МВФ и прочее – это и есть витриолическая "Зеленая земля" британского колдуна Джона Ди, посеянные которым в русскую землю "зубы дракона" дали пышные всходы, – только уже под эгидой США, а не Англии, которой, впрочем, было дозволено сохранить некоторые традиционные институты (хотя и многим американцем самим не ясно, кто все-таки кем вертит - Америка Англией, или наоборот)...

Возможно, кстати, что и в самой Британии монархия будет скоро "сдана в архив". Постоянные свары и скандалы в британском Королевском доме "Виндзоров" (как уже упоминалось выше, до 1914 года эта династия именовалась Саксен-Кобург-Готской; с началом Первой мировой войны британские шовинисты-"джингоисты" сочли это название "слишком немецким" и вынудили династию переименоваться в "Виндзорскую"; узнав об этом, германский кайзер Вильгельм II повелел, чтобы комедия Шекспира "Виндзорские насмешницы" шла в Германии под названием "Саксен-Кобург-Готские насмешницы" - факт исторический!), доходящие до прямых убийств (случай с принцессой Дианой) и неясность в вопросе престолонаследия – ярчайшее тому свидетельство). Плюс явное нежелание английских налогоплательщиков финансировать столь невыгодный и "архаический" институт как монархия (приведет ли все это к отделению Шотландии от Великобритании и превращению Шотландии в самостоятельное королевство под скипетром Стюартов или даже Синклеров – вопрос отдельный, хотя и весьма интересный). Тем не менее, пока что британская корона крайне важна, как институт, обладающий потенциалом неоколониальной экспансии.

Еще сэр Уинстон Леонард Спенсер Черчилль говаривал в годы Второй мировой войны, что где неизбежна угроза "тоталитаризма" (то есть всего, что неугодно англо-американским заправилам), там желательно "установить монархию" (почему-то "добрые английские дяди" не поступили так по отношению к России, а предпочли торговать с красными людоедами)! В нашем случае установленная в России извне "монархия" наверняка будет использована для замирения социального протеста русского народа, но, прежде всего, в качестве "большой дубинки" для Евразии (включая мусульманские страны) и как способ ведения войны с набирающим силу Китаем "до последнего российского солдата". Тем самым фактически окажется восстановлена средневековая доктрина "светского меча", но только уже не в руках папского престола, а в руках невидимого параполитического престола "последнего (крайнего) Запада".

То, к чему иезуиты (Антоний Поссевин и др.) склоняли решительно отклонивших их "услуги" последних Рюриковичей – бороться силами русского народного моря с океаном народов Востока – теперь намерены сделать англо-американцы с помощью установленной с их подачи "законной и исконно русской Царской власти". Причем, с учетом современных средств стратегического и финансового контроля, надеяться на потенциальный выход "новорусской" Кентской династии из-под контроля ее истинных хозяев и ее постепенную "русификацию", было бы, по меньшей мере, наивно. Такая попытка "обрести независимость" уже была однажды оплачена ценой падения Дома Романовых – а что можно ожидать от "кентской" пародии на них?

С точки зрения последовательности монархического легитимизма, "призвание" на Российский Престол нового "варяга" - представителя иностранного правящего или владетельного Дома (с непременным условием принятия им Православной веры!) в принципе, не являет собой ничего невозможного.

В Указе о Престолонаследии в Императорской Фамилии 1796 года подобная ситуация предусмотрена (в случае отсутствия боковых ветвей Российского Царствующего Дома). К тому же, родственные связи герцога Майкла Кентского с Домом Романовых действительно существуют. Однако, по тому же российскому законодательству о Престолонаследии, члены владетельных семейств, участвовавших в заговорах против российских Царствующих Императоров, безусловно лишаются права на наследование Российского Императорского Престола.

Участие же Британского Королевского Дома в заговоре думских, военных, правительственных кругов и интеллигенции Российской Империи против русских Императоров Павла I (убитого масонами-заговорщиками из российских лож английского подчинения по прямому указанию из Лондона!) и Николая II – многократно доказанный факт, как и отказ "Виндзоров" предоставить Царской Семье политическое убежище в Англии весной 1917 года, хотя их об этом просил не кто иной, как масон А.Ф. Керенский (насколько искренне – это другой вопрос). Британская корона не только способствовала свержению династии Романовых (хотя, возможно, и приведенных ею к власти в России в начале XVII века), но и хладнокровно обрекла Царскую Семью на неизбежную гибель!

Хотели ли Царственные Мученики сами эмигрировать в Англию, или нет (это вопрос совершенно иной, как и вопрос об искренности или неискренности желания Керенского спасти их от смерти). Важен сам факт – коронованные британские "родственники" отказались дать им даже шанс на спасение и обрекли их на смерть.

И потому совершенно исключено, по российскому законодательству о Престолонаследии, призвание кого-либо из Виндзоров на Российский Престол.

Но даже если допустить, что Запад не планирует вести войну с Востоком "до последнего российского солдата", то все равно, остаются иные, не менее веские аргументы. Так, герцог Майкл Кентский (крестник президента США Франклина Делано Рузвельта и многолетний сотрудник британской разведки, свободно владеющий русским языком) уже сейчас является крупнейшим акционером международных нефтяных компаний, что делает его объективно заинтересованным в России, как в "нефтяной трубе" для "золотого миллиарда", и заставляет вспомнить о другой британской "звезде" - "железной леди" Мэгги Тэтчер, с ее тезисом о том, что оптимальная численность населения России должна составлять не более 15 миллионов (!) человек. Подобный (действительно, совершенно "оккупационный"!) контекст проекта "реставрации монархии в России" навсегда подорвал бы саму идею восстановления Русского Царства, как Третьего Рима. А имя будущего "царя" - Майкл, т.е. Михаил – стало бы поистине сатанинской пародией на Книгу пророка Даниила, Откровение Мефодия Патарского, исполнением – с точностью до наоборот! – предсказаний русских святых и подвижников: "Михаилом началось – Михаилом и кончится". Пародийное воплощение этой крылатой, известной издревле фразы стало бы плевком в самое сердце русской истории.

Коронация Майкла Кентского "русским царем" означала бы конец Исторической России, "отнятие Удерживающего от среды" и начало всемирного Хаоса.

Берем на себя смелость утверждать это, невзирая на наскоки непроцарапанных критиков с дико звучащими для русского уха и труднопроизносимыми для русского языка Ф.И.О., самовоспроизводящихся со скоростью пырея, осота и прочих сорняков (как известно, крайне вредных для всех ценных земледельческих культур), брызжущих желчью и ядом на интернет-форумах и усердно пытающихся клеить нам ярлык "одиозных представителей конспирологии".

Procul este, profani...

Здесь конец и Богу нашему слава!

Авторы: историк и публицист Вольфганг Викторович Акунов в соавторстве с Владимиром Игоревичем Карпецом

Правильный монархизм

Многоуважаемый a-lazar отметил, что "воля народа" как правило бывает стратегически ошибочной, потому что

[Spoiler (click to open)](1) Чем сложнее вопрос, тем больше требований к (специальной) подготовке для ответа на него и тем меньше людей, способных на него правильно ответить.
(2) Чем важнее вопрос для человека, тем больше искажающего влияния эмоций и тем меньше людей, способных на него правильно ответить (и даже спокойно такой вопрос выслушать/услышать)
(3) Чем важнее вопрос для внешних выгодополучателей, тем больше усилий (манипуляция, пропаганда, прямая ложь)прикладывается для формирования тенденциозных ответов.
И - тем меньше людей, способных на него правильно ответить.

(1-2-3)Многие вопросы практической политики именно таковы: сложные, важные для человека и важные для других людей (и групп).
А поэтому абсолютное большинство людей имеет совершенно неправильные ответы на эти вопросы.

Смысл подлинного монархизма в том, чтобы верховная власть (1) была по-настоящему компетентной (2) кровно заинтересованной не в сиюминутных восторгах народа действиями правительства, но в долгосрочной перспективе, направленной на процветание страны. По-настоящему кровно в этом заинтересован только монарх, передающий свою власть по наследству своим детям и внукам. Вот и всё.

Хочу к этому добавить то, что я понял недавно: совершенно неважно, будет ли монархия абсолютной или конституционной. Если монарх по-настоящему компетентен в своем деле, он сумеет поставить себя таким образом, что всё будет зависеть от него. А если он недостаточно компетентен - абсолютная власть ему не поможет. Раньше я не понимал этой тонкости и настаивал на том, что монархия теряет смысл, если она ограничена. Это была глупость, от которой меня излечила королева Англии.

И ещё одна тонкость, которую, быть может, не везде и не всегда следует высказывать, потому что понимание её требует мудрости, а она есть не у всех. А неправильное понимание её вызывает ненужные споры. Монархия нужна именно и только для блага страны. Она служит временной и (по большому счету) суетной цели. Прямого отношения к вопросам религии и спасения она не имеет. Связывать одно с другим - это просто подмена понятий, вводящая в заблуждение, или, говоря метафорически, стрельба из пушки по воробьям, попытка использовать Тело Христово для питания голодающих. Церковь может и должна действовать при любом строе, монархия Ей не нужна.

Обсуждение:
--- Для России монархия может существовать только при условии практически поголовно верующего населения.
--- Не согласен. Это совершенно необязательно.
--- А как прикажете идею богоизбранности монарха воплощать?

Отвечаю:
Идею богоизбранности может осуществить только Сам Бог.
На человеческом уровне это проявляется в обряде миропомазания на царство - для чего совершенно нет нужды, чтобы население было "поголовно верующим". Для этого достаточно наличия в стране Православной Церкви.
После Помазания всякий действительно верующий церковный человек будет считать своим долгом всячески поддерживать монарха и следовать его воле (это просто-напросто упражнение в следовании воле Божией, если только монарх не начнет требовать чего-либо враждебного учению Церкви).
Но это имеет значение только для верующих и церковных людей.
По отношению к остальным гражданам монарх будет использовать другие механизмы власти.
Как и английскую королеву (которая является главой англиканской церкви) почитают не только англикане, но и британские католики, и атеисты.

Обсуждение:
--- Хочу к этому добавить то, что я понял недавно: совершенно неважно, будет ли монархия абсолютной или конституционной.
--- Для России важно, чтобы монархия была абсолютной. Возможно существование некоего совещательного органа при царе из представителей элит.
--- Совещательный орган из олигархов и ФСБшников, а почему нет?

Ответ:
Потому что уровень компетентности настоящего аристократа несравненно выше, чем уровень компетентности олигарха или фсб-шника.
Это все равно что сравнивать льва с болонкой.

Обсуждение:
--- Беда в том, что сейчас трудно найти даже актёра, который сыграл бы настоящего аристократа

Ответ:
Это сыграть, наверное, вообще невозможно.
Но настоящая аристократия никуда не делась.

Она просто использует другие методы управления, при которых удобнее не афишировать свою действительную роль.

Вот, например.

http://www.youtube.com/watch?v=egMpFaWkFQ0

Это правнучка того-самого Франца-Фердинанда, из-за которого разгорелась Первая мировая война.
Из интервью вышеозначенной Принцессы Стефани:

- Во время вашего пребывания, полного приключений, в Афганистане вы попали в плен. Как случилось, что королевскую особу заточили в тюрьму?

- Я поехала в Афганистан в тот момент, когда там произошла революция генерала Давуда: аэропорты закрыты, документы пришлось спрятать, поскольку посольства не работали. Меня одели в национальную афганскую мужскую одежду с тюрбаном на голове и вместе с моим другом Саидом, который знал наизусть многих французских авторов, я была представлена афганцам глухонемой. Нас арестовали, как только мы покинули Кабул, и в течение пяти дней я была с двумястами мужчинами, кочевниками-пуштунами, в лагере. Никто не догадался, что я женщина и иностранка.

После Кабула я поехала к границе Амударьи, где нас вновь арестовали и бросили в тюрьму за колючей проволокой. Саид представил меня двоюродным братом и слабоумным, приказав сидеть на полу и не двигаться. По исламу душевнобольные приносят счастье, и все почитают их как святых. Охранники и все остальные в тюрьме пытались непременно прикоснуться ко мне, чтобы я принесла им счастье. После революции брат Саида был назначен министром, и я была вызволена.
Читать полностью: http://news.day.az/culture/263640.html

Комментарий:
Таким образом, Принцесса чисто случайно оказалась в Афганистане в момент революции и вот арестована. Но по чистой случайности брат её знакомого как раз в результате этой революции сделался министром, и потому всё кончилось благополучно.

Ещё цитата:
- Откуда вы знаете русский язык?

- Я была первой и единственной иностранкой, кто организовал Фонд помощи уличным бездомным детям Санкт-Петербурга после падения железного занавеса. Правление фонда состояло из нескольких человек, они были бывшими номенклатурными работниками, и этот момент не особенно приветствовался в Европе.

Благодаря этой работе я принимала участие в работе Госдумы, путешествовала по всей России, Сибири, видела ГУЛАГ, тюрьмы, сиротские дома. Почти двенадцать лет я работала с брошенными детьми, мы спасли тогда огромное количество детишек. Когда я работаю в какой-либо стране, я никогда ее не осуждаю, не обсуждаю, не делаю фотографии с целью пропаганды. Считаю, что лучше искренне поработать для этой страны, в т.ч. вместе с ее правительством в разработке каких-то законов или реформ, и принести ей пользу. Я посетила 48 стран мира, глубоко изучала их, а сейчас работаю в Алжире.

Читать полностью: http://news.day.az/culture/263640.html

Комментарий:
Итак, принцесса чисто случайно оказалась в СССР в момент падения "железного занавеса". И это совпадение так ей понравилось, что она на 12 лет осталась в России, чисто из любви к детям, а заодно чтобы выучить русский язык и помочь Ельцину в разработке каких-то законов и реформ.

Кстати, она также посетила в нашу Среднюю Азию в период смуты и войн, последовавших за распадом СССР...

А в то время, когда она давала это интервью (2011 год), она чисто случайно выбрала для жительства Северную Африку, где как раз прокатилась волна революций "Арабской весны".

Не удивлюсь, если когда-нибудь мы узнаем, что в 2013-2014 годах принцесса жила на Украине, чисто случайно, а может быть, и по искренней любви к украинским детям и украинской культуре и языку.

Может быть, это не простая случайность? Может быть, за этим стоит мистическая закономерность?
Это предположение не кажется столь уж искусственным, ведь принцесса - серьезный практикующий мистик, о чем можно подробно узнать из вышеуказанного интервью.

Обсуждение:
- Так Вы за наследственную аристократию?

Ответ:
Я? Нет, конечно.
Будучи по происхождению не аристократом, а, грубо говоря, плебеем, как и подавляющее большинство живущих на земле людей, я всячески против принципа наследственности в формировании аристократии.
:)
Но вот какая штука: на наше с Вами мнение тем, кто обладает реальной властью, глубоко начхать. Они сами формируют это мнение. Они, как и все люди, желают хорошо устроить своих детей - и будут делать так, как они хотят. Ни я, ни Вы, ни все мы не сможем им в этом помешать. А если будем упорствовать - то мы будет жить плохо и недолго.
Таково свойство реальной власти.
Власть, которая этим свойством не обладает, является бутафорской, является политической витриной, рассчитанной на дурачков - каковыми мы, собственно, и являемся. 8)

Обсуждение:
--- Уровень компетентности настоящего аристократа (или, если угодно, "настоящесть аристократа") - величина сугубо неизвестная. Хорошо если царь а) является сильной личностью, разбирающейся в людях и б) назначает управленцев исходя из деловых качеств.

Ответ:
Уровень компетентности ("настоящесть") аристократа - это величина, о которой компетентно могут судить только настоящие аристократы. Если аристократы видят, что кто-то из "власть имущих" оказался ненастоящим, они с удовольствием берут его под свой контроль и либо уничтожают, либо вертят дурачком как хотят в своих интересах.

Обсуждение:
--- Часто правитель назначает управленцев потому, что они приходятся ему зятьми, являются членами влиятельных родов (а с аристократией редко может не считаться даже царь)

Ответ:
Да, некомпетентный правитель может судить о "настоящести" того или иного аристократа только по его происхождению. И потому он обречен на ошибки. Ведь дело тут не только (а может, и не столько) в происхождении.
Хотя, повторюсь, аристократы, как и все нормальные люди, стараются передать своим детям те качества, благодаря которым они обеспечивают свой образ жизни. Но, увы, жизнь устроена так, что
1) это не всегда получается
2) и напротив, бывают люди без рода и племени, но обладающие экстраординарными дарованиями; таковых чаще всего уничтожают (ибо кому нужны конкуренты), но в некоторых случаях это не удается (именно благодаря экстраординарости дарований конкурента); тогда случаются новые династии.

ОБсуждение:
--- Смысл демократии не в том, что воля народа правильнее. Смысл демократии в том, чтобы население могло как-то защитить свои интересы.
Ответ:
Да, я тоже думаю, действительный смысл демократии в том, чтобы население думало, что оно сможет как-то защитить свои интересы.

Обсуждение:
--- Монархия плоха тем, что никто ее не контролирует, и единственный способ сместить монарха - это насильственным путем

Ответ:
Монархию контролирует аристократия (которая поэтому находится с монархией в естественном и извечном противостоянии, что специально подчеркивал Макиавелли), которая и смешает монарха тогда, когда считает это полезным (для себя).
Другой вариант - весьма нередкий - когда монарха свергает иностранная аристократия с целью установить свой собственный контроль над данной территорией или (по меньшей мере) ослабить конкурентную державу.
Народ во всем этом играет, как ему и положено, роль исполнителя чужих политических замыслов, так как народу свойственно думать то, что ему внушили. Мы сейчас живем в такой момент, когда этот механизм человеческого бытия, обычно надежно прикрытый, немного обнажился.


Обсуждение:
--- При этом все равно никто не гарантирует, что новое правительство будет лучше, потому что как-то его контролировать кому-то еще никакой реальный монарх не позволит.

Ответ:
Да, конечно.
НИКТО, обладающий РЕАЛЬНОЙ властью, не позволит себя контролировать. Этим, собственно, и доказывается, что всякие там президенты, премьер-министры и прочие лакеи и статисты реальной властью не обладают.


Абсолютная монархия вполне эффективна в обычной, классической борьбе и противостоянии государств. Это доказывается опытом России, которая, будучи в целом страной более бедной и проблемной, умудрилась выйти в первой половине XIX века чуть ли не на первое место в Европе (а значит, и в мире).

Абсолютная монархия оказалась, однако, крайне неустойчивой против революционно-подрывной работы , которая и стала основным приемом борьбы и противостояния начиная с конца XVIII века, когда Англия успешна сокрушила таким способом самое сильное на тот момент государство Францию (и Франция уже никогда не вернула себе роль лидера Европы).
Тот же самый прием был успешно использован в конце XIX - начале XX века против стран Священного Союза - трех больших Империй Восточной Европы, которые и были одним махом успешно ликвидированы, после чего англосаксонские страны соревновались уже только между собою.
(Разрушение таким же образом Советского Союза - это уже мелкий, не показательный пример - но ради его близости к нам все-таки заслуживающий упоминания.)

Таким образом, исторический опыт показал, что для противодействия подрывной деятельности специалистов по революциям правильная монархия непременно должна иметь демократический фасад. Пусть народ выбирает себе премьер-министра по своему желанию - а монарх пусть позаботится о том, чтобы у народа было правильное желание.
Это более тяжелая, неповоротливая и дорогостоящая система управления сравнительно с эффективной, дешевой и прозрачной системой абсолютной монархии - однако эти затраты окупаются тем, что таким образом устроенное государство делается устойчивым в отношении революционно-подрывной деятельности соседних держав.

Вообще, идеальный вариант - сочетание обеих систем.

Примером удачного сочетания может послужить Британия. Королева назначает премьер-министра, учитывая высказанное на голосовании мнение народа. Королева назначает премьера как правило согласно с мнением народа - но это, понимаете ли, всего лишь дань традиции. Королева всегда может пренебречь мнением народа (например, в том случае, если это мнение окажется особенно идиотским, если ситуация резко изменится и т.п.), но как правило не пользуется этой возможностью.

По-видимому примерно так и должна работать правильная монархия. Об этом же писал и Лев Тихомиров, который неустанно повторял в свое время, что верховной власти следует по преимуществу оставаться как бы в стороне от конкретных решений, явно вмешиваясь в ход дел только при острой необходимости.

Что ничуть не мешает постоянно держать руку на пульсе, пользуясь для этого закулисными методами.

Обсуждение:
Это доказывается опытом России, которая, будучи в целом страной более бедной и проблемной, умудрилась выйти в первой половине XIX века чуть ли не на первое место в Европе (а значит, и в мире).
--- По какому показателю? Уровню науки и техники? Образованию? Уровню жизни? Развитию экономики? Продолжительности жизни?

Ответ:
В том-то и дело, что нет.
По всем этим показателям Россия оставалась весьма плохо развитой страной!
Однако она вышла почти что на первое место по своему политическому влиянию. Чем и доказывается, что абсолютная монархия - великолепная политическая система, способная скомпенсировать многочисленные недостатки своей страны.


Я создал эту тему для того, чтобы высказать и обкатать несколько идей относительно возможности по-настоящему эффективной современной православной монархии, и хочу наконец сказать главное.

Пока остается незатронутым чрезвычайно важный вопрос:
(1) каким путём могла бы быть восстановлена Российская монархий? существуют ли реалистичные сценарии её восстановления?
(2) что в первую очередь препятствует реализации такового сценария и можно преодолеть эти препятствия?

Исходя из вышеизложенного, я нахожу один-единственный путь: надо использовать тот прием, которым тысячу лет назад воспользовались наши далекие предки.

По большому счету, для восстановления монархии не хватает только одного: собственно монарха, который обладал бы всеми необходимыми знаниями. В первую очередь, знанием реального положения вещей в мире (чего мы, в сущности, лишены и питаемся лишь догадками), пониманием реальных механизмов современной политики, умением приводить в движение эти механизмы - что невозможно без личных связей, ибо хорошая политика (как можно догадываться) во многом держится на личных связях.
Если всё это учесть, становится ясно, что такого человека невозможно создать в колбе или воспитать. Его нужно где-то взять уже готовым.

Потому лично я не вижу другого пути, кроме как заново пригласить варягов. В качестве "варяга" годится, в принципе, любой настоящий аристократ высшего круга.

Что препятствует такой акции?

Естественно, британская корона. Ибо для чего им вдруг выпускать из-под своего контроля такую крупную вассальную державу как Россия? Потому если кто-то попытается провернуть такое дело без согласования с Англией, результат легко предсказать: в лучшем случае просто тихо убьют, в худшем - устроят новую смуту.

Потому я, рассуждая чисто логически, вижу один-единственный способ вернуть Россию в нормальную монархическую колею: надо пригласить варяга из ныне царствующего дома Виндзоров.

Это совершенно безумная идея в стиле Шерлока Холмса: если дедуктивный метод подсказывает какое-то решение, то оно является истинным, насколько бы невероятным это ни казалось.

Остается только одно - но крайне важное для меня, православного человека, требование: наш Варяг должен быть православным.
Кому-то это покажется несущественной мелочью. Но в таком деле не бывает несущественных мелочей и для успеха такого крупного и чрезвычайно важного мероприятия даже атеист и рационалист должен принять во внимание мистический фактор (и найдется ли на свете такой атеист, который тайно не помолится перед лицом смерти - ну чисто на всякий случай).
Значит, остается лишь исследовать, нет ли среди Виндзоров человека, склонного принять Православие, и...

... и мои смешные и отвлеченные рассуждения начинают приводить к пугающе конкретным выводам.

См. также http://www.bbc.co.uk/russian/uk/2012/06/120531_windsor_romanovs_relatives.shtml


Николай II и Георг V

Захват Англии венецианцами

Оригинал взят у telemax_spb в БРИТАНСКАЯ разведка создана ВЕНЕЦИАНСКОЙ разведкой.
0_2b531_5b26c355_XLВенецианский план захвата Голландии и Англии заключался в тайном перемещении колоссальных финансовых ресурсов и богатств, полученных при разграблении Второго Рима - Константинополя в 1204 году и финансировании войн в Европе, и создания Пятых тайных венецианских колонн агентов влияния с использованием своей рахведки. Одновременно с финансовой экспансией и созданием ВЕНЕЦИАНСКИХ ЧАСТНЫХ БАНКОВ, в Англии и Голландии проводились и мощные информационно-идеологические диверсионные операции против христианства. Венецианец Паоло Сарпи, при поддержке пятой колонны (венецианской агентуры влияния) целенаправленно создавал антихристианские структуры под видом масонства, до сих пор доминирующие в Англии и ставшие основой системы тайного управления США.

После реформы конца 13 в. Венеция превратилась в олигархическую республику. Представители двух-трех сотен знатных фамилий, формировали все высшие органы управления республикой. В начале 14 в. возник Совет десяти - тайный карательный орган республики. Большой совет стал пополняться знатью по праву рождения. Фактически политиеская модель Британской империи КОПИРУЕТ ОЛИГАРХИЧЕСКУЮ СИСТЕМУ Венеции. В роли пожизненного Венецианского Дожа - королева...Пожизненный парламент и т.д.

Фактически Тайный Венецианский Карательный Орган (никто не знал его состава) - СОВЕТ ДЕСЯТИ и создал БРИТАНСКУЮ РАЗВЕДКУ, сначала как свой филиал...а затем, после того как прекратила существование Венецианская Республика, СОВЕТ ДЕСЯТИ перебрался в Лондон....
[Spoiler (click to open)]


То, что вы прочтете на последующих страницах, точнее всего следовало бы назвать образцом применения метода стратегического исследования. Опыт такого исследования был преподнесен в значительно более впечатляющей форме, с применением видеосъемки и других визуальных средств, на трехчасовом заседании февральской (1994 года) международной конференции Института им. Шиллера в Вашингтоне под названием «Многонациональный зоопарк лорда Пальмерстона». Хотя письменный текст не способен передать всей полноты воздействия такой драмы, правильный подход к прочтению этих текстов должен представить бесценную возможность проникнуть в суть того, что определяет текущую историю.

Заметьте, я не утверждаю, что вы обнаружите здесь ценную «информацию», скорее именно понимание метода. Современная исследовательская работа постоянно грешит тем, что перегружает читателя набором фактов, затемняя при этом сами методологические посылки и подходы, определяющие истинность или ложность того, что представляется читателю. Чтобы раскрыть, как определяются пути современной истории, мы должны были представить Вам все многогранное исследование в его единстве так, чтобы оно воспринималось как единое целое.

Итак: прочтите это произведение в один присест. Оно задумано политиком и экономистом Линдоном Ларушем как единое целое, подобно классической драме Шекспира или Шиллера. Предмет драмы не ограничивается какой-либо одной из представленных исторических зарисовок. Иначе говоря, сосредоточение на какой-либо одной из частей этой драмы даст неверное понимание той загадки истории, о которой речь идет в данной части.

Подобно драматическому произведению, «Зоопарк Пальмерстона» разделен на сцены, соединенные голосом хора (выделенным курсивом). Роль хора, как и в греческой трагедии, — активизировать самосознание аудитории, направляя ее внимание на предмет, который скрывается за отдельными повествуемыми историями.

ЗАХВАТ ВЛАСТИ В АНГЛИИ ВЕНЕЦИЕЙ.

Цивилизация современного мира находится ныне на краю гибели. Это результат непоправимой ошибки, совершенной в 1509 году, когда Венеция, разгромленная международными силами Камбрейской лиги, была, казалось, обречена. Тогдашняя папская власть боялась боевых действий иностранцев на итальянской территории: раньше не раз бывало, что эти войска расчленяли Италию на части. Антивенецианский альянс распался.

Венеция, которая вместе с турками создала оплот ростовщичества и работорговли, устояла — на беду множества поколений и народов.

[Spoiler (click to open)]
Время Папы Пия II и Николая Кузанского, противопоставивших языческой идее «человек есть зверь» концепцию Человека как imago Dei (образа и подобия Божьего) и capax Dei имеющего способности Божьи), было периодом самого быстрого прироста населения в человеческой истории. Идеи возрождения были костью в горле работорговцев: Человек, фундаментально отличный от Зверя, не мог быть объектом торговли.

Ключевой фигурой в войне венецианцев против христианства был Гаспаро Контарини, выпускник университета в Падуе. Он произошел из одного из древнейших венецианских семей. О нем говорили, что он настолько изучил Аристотеля, что мог бы воспроизвести все его тексты, будь они уничтожены полностью.

Почему же идеи Аристотеля оказали такое влияние на западную цивилизацию? Ведь труды Аристотеля почти не поддаются прочтению. Но они представляют собой сквозную апологию олигархической модели общества.

Это более всего проявилось в его книге «Политика». Целью политики, по Аристотелю, являются сохранение неравенства. Государство должно выполнять и сохранять этот принцип. Отношения «хозяин-раб» Аристотель считает «естественным», «природным». «Необходимо подчинение одних другим... Одни от рождения созданы править, другие — повиноваться... Одни по природе своей свободны, другие — рабы». Фраза вырвана из контекста, но весь контекст в том же духе. В действительности и Платон признавал рабовладение, однако строил свой идеал государства на Идее Справедливости. В диалоге с Тразимахом Платон доказывает, что сам базис его «Республики» универсален, а только универсальные идеи первопричинны. Идея Республики в его философии построена на базисе Добра.

Поскольку Аристотель работал в философской среде, созданной Платоном, он не мог полностью отвергнуть концепцию универсалий. Вместо этого он помещает универсалии в сферу vita contemplativa (созерцательной жизни). Универсалии не могут восприниматься органами чувств, значит, мы можем, мол, только предполагать их существование. У Платона идеи Добра и Справедливости не «созерцательны» и непознаваемы, а причинны. Эти прирожденные идеи, показанные Платоном на примере раба, их высказывающего, — сама первооснова Республики.

Вернее всего, Аристотель именно потому стал популярен в Венеции, что это было рабовладельческое общество, построенное по олигархическому принципу. Христианство эпохи Возрождения было антитезой «звериной» концепции олигархизма. Идея Человека, oтрицающая рабство и ростовщичество, ставила под вопрос само существование венецианской олигархии, и она ответила с холодной твердостью зла.

В ранних работах Контарини писал: «По существу я понял, что даже если я полностью покаюсь в своих грехах и даже более того, это ничуть не поможет мне заслужить себе счастье или даже удовлетворение от того, что грехи отпущены... Я пришел к твердому убеждению, что никто не в состоянии оправдаться собственным трудом или очиститься от желаний своего сердца». В другом письме он сравнивает человека с червяком. Радикальный протестантизм и контаринианский католицизм — это аристотелевское расчленение vita cоntemplativa (созерцательной жизни — области Веры) и vita activa (деятельной жизни — области Дел).

Аристотелизм есть ненависть как к Богу, так и к человеку. И хотя между Контарини и Лютером по существу нет никакой разницы, Контарини и другие венецианские аристократы обеспечили создание Комиссии, которая объявила войну протестантской Реформации.

Взгляды Контарини лежали в основе движения «Спиритуали», которое оказывало доминирующее влияние на верхушку венецианской олигархии.

Контарини был представителем Венеции при Ватикане, а позже — послом при дворе Карла V. Затем он назначается в Совет Десяти, позже в Совет Трех — высший орган управления в Венеции, который контролирует все судебные дела и заказывает убийства, от которых невозможно было спастись. Как это ни поразительно, из Совета Трех Контарини попадет... в кардиналы. Как Кардиналу, ему поручают сформировать комиссию по реформе для Тридентского Собора. В ней большинство образуют представители движения Спиритуали, в которое входит и он сам. Он был назначен на переговоры с лютеранами в Регенсбурге от имени габсбургского императора Карла в 1541 г. В Регенсбурге венецианская игра раскрывается. В так называемой пятой статье он обнаруживает свои лютеранские воззрения. Кажется поразительным, что Кальвин воздает должное пятой статье в Регенсбурге. («Вы будете приятно удивлены, прочитав пятую статью... оказывается, наши противники признали свое поражение... Там нет ничего, что мы не пишем сами».) Затем, в типично венецианской манере, Контарини создает аристотелианскую (фидеистскую) фракцию внутри Церкви, которая заявляет, что протестантов и католиков ничто в принципе не разделяет, кроме вопроса о Магистерии.

Теперь видно, что произошло с Ренессансом. Венеция манипулирует как Реформацией, так и контрреформацией, что приводит к серии войн, топящих наследие Николая Кузанского и Пия II в море крови. Кульминация — Тридцатилетняя война, в ходе которой численность населения Европы катастрофически падает. Создаются предпосылки истребления христианства, воцарения такого же культурного пессимизма, какой доминировал в Европе после Первой мировой войны.

Теперь венецианское зло должно было опуститься на Англию.

Стратегический замысел.



Какова была стратегическая цель Венеции? Слабым местом испанских Габсбургов была стратегически важный морской путь через Ла Манш. Испания нуждалась в Голландии из-за большой суммы налоговых сборов за использование этого пути: нужно было содержать испанскую армию. Понимая, насколько важны для них хорошие отношения с Англией, испанцы выдали замуж свою принцессу Катарину за короля Генриха Восьмого. Венеции, чтобы достичь успеха, требовалось разрушить связь Генриха с Испанией.

«Венецианская партия» в Англии победила, когда Генри Восьмой пал — из-за того, что попался на сексуальную наживку, подсунутую ему венецианцами. Эту женщину звали Анна Болейн. Она была внучкой лидера английских венецианцев — Томаса Говарда, герцога Норфолкского, представителя влиятельной родовитой семьи Говардов. Эта семья очень долго выполняла роль венецианской агентуры влияния, возможно даже, выполняет ее по сей день, хотя и является в некотором смысле жертвой венецианцев. Другие знатные английские фамилии — Расселлы, Херберты, Кавендиши — также стали постоянными носителями венецианского вируса.

Настойчивое желание Генриха развестись с Катариной Арагонской и жениться на Анне Болейн привело к отставке его премьер-министра кардинала Вулси. Вулси очень хорошо знал, какое зло представляет собой Венеция и по крайней мере однажды сказал об этом в лицо послу Венеции. Место Вулси занял технократ из «венецианской партии» — Томас Кромвель, который изучал венецианскую систему на месте, работая казначеем у Реджинальда Пола, хорошо знакомого с лидерами Спиритуали. Кромвель фактически управлял английским правительством, пока сам не был свергнут и казнен в 1540 году.

Кромвель культивировал «гуманистов», выступающих за разрыв с Римом, и в Кембриджском университете возникла «маленькая Падуя», возглавляемая Томасом Смитом. Смит стал ректором Кембриджа, вернувшись из Падуи в 1544. Наиболее известна его книга об английском правительстве, в которой делается вывод, что короли чересчур могущественны. Другие ведущие фигуры «малой Падуи» — Роджер Эшем, Джон Чик и Уильям Сесил. Они воспитывали протестантских детей Генриха Восьмого — Эдуарда и Елизавету.

Следует также упомянуть печально известного Франческо Зорзи. Это был советник Генриха VIII по половым вопросам. Это Зорзи подготовил официальную версию для Венеции, вычитав в каком-то древнееврейском манускрипте, что Папа не имел права позволить Генриху жениться на Катарине. Таким образом, венецианцы утверждали, что брак Генриха с Катариной не был законным. Для Генриха это означало заключение союза с Венецией против Испании.

Недвусмысленность венецианских намерений раскрывает Томас Старки, также участник Спиритуали, путешествовавший в Венецию с Реджинальдом Полом. Сам Пол был из рода Плантагенетов и по существу мог бы претендовать на английский престол. Позже Пол станет главным советником Марии Тюдор, которая сменит в Англии Генриха Восьмого. Еще раньше его едва не избрали Папой. Старки, один из главных шпионов Томаса Кромвеля пишет в художественном «Диалоге Томаса Лапсета и Реджинальда Пола»: «...По этой причине большинство мудрых людей, правильно оценивающих как природу человека, так и природу государей, считают наиболее удобным смешанное государство для того, чтобы сохранить власть. В г. Венеции нет большого желания становиться Герцогом, поскольку он ограничен в полномочиях. Так и должны обстоять дела с нашем королем, если его власть будет смягчена в вышеописанной манере...»

Эта тесно связанная между собой группа венецианских аристотелианцев организует разрыв Генриха с Римом. Этот разрыв обеспечивает свободу для венецианских операций в Англии.

Паоло Сарпи.

Следующая фаза этих операций, однако, будет более разрушительной. Она будет развернута знаменитым Паоло Сарпи. Вот в этой фазе у англичан и отнимут мысль и душу, и страна станет бастионом Новой Эпохи (New Age). Следует пояснить, что задумывал Паоло Сарпи и кто стоял за ним в Венеции.

1583 год в истории Венеции ознаменовался борьбой между Джовани (молодые дома) и Векки (старые дома). Победили радикалы. Джовани понимали, что могуществу Венеции приходит конец, что как военная держава она утрачивает свое значение. Для Джовани единственным способом защиты Венеции была отчаянная попытка одновременно уничтожить и папство, и Габсбургов, отдав Германию на откуп протестантам с помощью Франции.

Векки просто хотели контролировать папство и оставаться внутри «нейтрализованной» католической церкви. Джовани не согласны. Они устраивали протестантское восстание и, кажется, готовы даже уничтожить само христианство.

Дальнейший план заключался в перемещении части финансовых накоплений из обширных запасов из кладовых церкви Святого Марка в кальвинистскую Голландскую республику и Англию.

В этот период покорение Англии было поручено Паоло Сарпи. Номинально это был обычный монах, впрочем, чрезвычайно одаренный. Он становится ведущим организатором Джовани. Из их салонов и тайных обществ произошло то, что впоследствии под именем масонства разрушало христианство.

В книге о Сарпи современный историк Вутон доказывает, что Сарпи был создателем эмпиризма и обучил Фрэнсиса Бэкона его так называемому научному методу. Автор книги приходит к выводу, что Сарпи, номинально католик-монах, в своих философских трудах оказывается радикальным атеистом. Сарпи пытался обосновать идею о том, что вера в промысел Божий, религия, предназначенная для обучения большинства людей моральным ценностям, вообще не нужна. Он исходил из того, что вера в Бога иррациональна, поскольку нет необходимости объяснять существование физической вселенной актом творения. Вот откуда пошел бэконовский эмпиризм. Впоследствии выяснилось, что Сарпи был гомосексуалист и богохульник, считавший Библию чем-то вроде сборника фантастических рассказов. Он особенно осмеивал идею о том, что Моисей получил от Бога десять Заповедей Божьих. Поскольку за богохульные воззрения можно было оказаться на костре, он не публиковал собственные философские труды. Однако известно, что именно ему принадлежит сравнение Папы с Антихристом.

Паоло Сарпи — фактический основатель модернизма и Просвещения. Он создавал языческий культ, позднее названный масонством, до сих пор доминирующий в Англии. Из этого салона вышел Джордано Бруно, Галилей (с ним дело сложнее), орден розенкрейцеров, а также Тридцатилетняя война.

Эта фаза началась с запрета, наложенного Папой на Венецию в 1606 году. Предмет спора формально заключался в двух юридических положениях, касавшихся права Рима судить двух провинившихся прелатов, а также собирать пожертвования в Венеции. Сарпи писал памфлет за памфлетом, отстаивая право Государства против права Папы. Посол Англии в Венеции Генри Вутен немедленно отправил все труды Сарпи в Англию для перевода на английский. В результате этого противостояния Сарпи становится европейской знаменитостью. Папа сдался, не добившись своей цели и не подчинив себе Венецию. Сарпи вышел победителем. Уже когда запрет был снят, неизвестный пытался убить Сарпи, но тот остался жив. В попытке покушения, естественно, заподозрили «руку Папы», в результате чего Сарпи прослыл героем и в Англии, и во всей Европе.

В «Истории интересов» и более известной «Истории Тридентского Собора» Сарпи подвергает сомнению саму необходимость существования Церкви. Вторая из книг, посвященная королю Якову Первому, впервые публикуется в Англии. Поразительно: католик Сарпи организует по всей Европе радикальную протестантскую оппозицию. Но это же Венеция...

Джовани сознательно выращивали свою фракцию в английской аристократии. Англия должна была контролироваться полностью. При этом короли, однако, были ненадежны: они стремились вести себя независимо от стратегических замыслов венецианцев. Поэтому Джовани больше рассчитывали не на королей, а на контролируемый протестантами купеческий класс. Об этом недвусмысленно говорит создание лордом Лестером Венецианской компании. Лестер был спонсором пуританского движения в Англии. Это ему Венеция пожаловала некоторые торговые маршруты. В 1581 году под контролем Венеции была создана также Турецкая торговая компания. Эти две компании в дальнейшем сливаются в одну — Левантийскую, на базе которой в 1600 возникает печально известная Ост-Индская компания. Ее первый управляющий Томас Смайт изучал юриспруденцию в Падуе. Создавая богатый купеческий класс, Венеция одновременно создает рычаг давления на короля, подрывая его авторитет и влияние. В так называемый период Английской республики Англию захватывают радикальные протестантские секты.



Пройдет еще 80 лет до полного утверждения в Англии «венецианской партии», но «интеллектуальная империя» воцаряется здесь необратимо. Сарпи создает розенкрейцеровский культ, синкретическую религию, из которой возникает масонство. Когда этот процесс завершен, Англия станоЁвится оплотом язычества, оплотом ростовщичества и работорговли. Отрицание Человека как образа Божьего закладывается в основу «Новой Эпохи». Это и была программа и замысел Сарпи. Этим по существу завершилось разрушение английской души. Венеция, венецианские методы были перенесены в Англию.


ЛЕЙБНИЦ И СВИФТ ПРОТИВ ВЕНЕЦИАНЦЕВ.


В декабре 1688 войска голландского принца Вильгельма Оранского вторгались в Англию, прервав гоббсовский кошмар, пережитый страной в период правления развратного Карла II и его брата Якова II. Но когда Вильгельм захватил трон Якова, начался еще более жуткий кошмар, поскольку Вильгельм воплощал еще более концентрированный яд, выработанный венецианцами на трупе Голландской республики. Эта прямая узурпация на британско-венецианском диалекте лицемерно именуется «Славная» революцией — ясно, сколь безразличны эти круги к правде.


Понятие о «правах и свободах англичан» быстро обнаружило свою фальшь в период вильгельмовского диктаторского правления. Когда король Яков II бежал во Францию, правопреемником английского трона осталась его старшая дочь Мария, брак которой с Вильгельмом был вынужденным: Вильгельм был заведомым гомосексуалистом. Претензия Вильгельма на трон не подкреплялась решением парламента даже ради внешней «конституционности». Ему пришлось созвать специальный «съезд», который даровал ему абсолютную власть, а не просто ранг супруга королевы.

В венецианском багаже Вильгельма Оранского присутствовал философ Джон Локк, который стал главным проповедником навязывания этой несчастной стране господства Английского банка (1694). Это не тот банк, в который обращаются за денежной ссудой. Это гаргантюанское венецианское жульничество, которое быстро создало первый для Англии национальный долг, чтобы финансировать войну на истощение в Европе, навязало кредитный кризис путем урезания почти вдвое циркулирующего объема валюты, и обложила новыми налогами уже коллапсирующую экономику. Главным архитектором банка стал лидер «венецианской партии» Чарльз Монтегю, новый канцлер государственного казначейства, позднее получивший более выгодный пост британского посла в Венеции. Монтегю поручил вызывающему умилению сэру Исааку Ньютону надзирать за жульничеством с выпуском новых монет, и Ньютон взамен оказал ему любезность, отдав в любовницы Монтегю свою родную племянницу.

Сочинитель реклам для Английского банка Джон Локк более известен как популяризатор гнусного представления о человеческом разуме как «чистом листе», пассивном регистраторе животных ощущений. Он определенно больше уважал счетчик казны, чем человека, и открыто защищал ростовщичество как необходимый институт для защиты интересов тех, чьи состояния «вложены» в деньги. Его теория государственного управления напоминает суждения владельца казино, для которого закон — это условия для того, чтобы озверевшие игроки дрались за денежные суммы, размер которых затем определит из значимость в обществе. «Свобода» Локка существует во имя «собственности». Его понятие «социального договора», которое определяет права игроков посещать казино, фактически служило оправданием узурпации трона Вильгельмом Оранским. Фактически Яков II обвинялся в том, что он якобы отказал своим наиболее «спекулятивным» подданным в этих правах, тем самым «нарушая контракт». Локк доказывал, что венецианская клика поэтому должна заключить новое соглашение.

В 1697 г. заговор венецианцев в Англии одержал почти абсолютную победу, и его организаторы заполнили «государственный корабль» Вильгельма от носа до кормы. Теперь они устремили взоры к новой проблеме — к английским колониям Северной Америки. Им не давало покоя стремление поселенцев построить независимое государство. Это стремление взбесило венецианцев еще в 1630-х годах, когда была основана колония у залива Массачусетс. В 1701 году Джон Локк, будучи членом Британского совета по торговле, выступил за отмену всех хартий самоуправления североамериканских поселений, взятие под королевский контроль их экономической деятельности, и запрет на производство любых готовых товаров.

Деятельность Лейбница.

Но хотя венецианцы и вкушали плоды очевидной победы, возникла оппозиция — мощная республиканская оппозиция, вырастающая вокруг более возвышенного взгляда на природу и предназначения человека, которая и вдохновляла последующее основание Соединенных Штатов и практически открыла к нему путь. Ее возглавил немецкий ученый и государственный деятель Готфрид Вильгельм фон Лейбниц. Эту оппозицию можно назвать движением к счастью — конечной цели свободы, отраженной в американской Декларации независимости.

Перед лицом нового венецианского наступления в Англии Лейбниц сформулировал свое представление о человеческом счастье, исходя из постулата о создании Человека как образа Божьего. В труде «О понятиях правоты и справедливости» Лейбниц в 1693 г. дает определение милосердия как «универсальной добродетели», которую он называет «привычкой любить», то есть «рассматривать счастье другого человека как свое собственное». Первое приближение этого счастья, утверждает он, проявляется, например, при созерцании великолепных полотен Рафаэля тем, кто «переживает это, даже если это не приносит выгоды, таким образом, что испытывает восторг и не может оторвать глаз — как от символа любви».

Когда предмет восхищения «в то же время сам способен переживать счастье, его чувство переходит в настоящую любовь», утверждает Лейбниц. «Но небесная любовь превыше других любовей, поскольку Господа можно любить с наибольшим результатом: нет ничего счастливее Бога, и нет ничего красивее и достойнее счастья». И, поскольку Бог обладает высшей мудростью, «мы лучше всего удовлетворим человеческие представления, если скажем, что мудрость — это наука счастья», пишет Лейбниц.

Как ведущий ученый и философ своего времени, Лейбниц был широко известен во всей Европе и за ее пределами, в том числе и среди республиканских лидеров Новой Англии. Его оценили Уинтропы и Мэдеры, а позднее, что наиболее важно, Бенджамин Франклин. Начиная с 1690-х годов, основным союзником Лейбница в Англии, Шотландии и Ирландии стал блестящий анти-венецианский полемист Джонатан Свифт, который подвергал убийственной критике бестиальную философию Бэкона, Гоббса, Декарта, Ньютона и Локка на протяжении более сорока лет.

Аристотелевский эмпиризм в модификации Декарта-Локка низводит сущность человека на уровень обычного животного, что вполне соответствует тому идеалу империи, которого венецианцы то и дело пытались достичь. Когда Джонатан Свифт стал сторонником Лейбница в борьбе с эмпиризмом, он высмеял своих врагов, изобразив их бесноватыми. «Экскурс в идиотизм» — так и писал он в 1696 году в «Сказке бочки». Древние и современные ему авторы «новейших философский схем», писал он, «толкут в ступе один и тот же бред в академиях нынешнего бедлама».

К 1701 году последнее поколение «венецианской партии» довело до вырождения целый набор олигархических фамилий, которые породнились со Спенсерами, Годольфинами, Черчиллями — вплоть до Джона Черчилля, будущего герцога Мальборо.

Черчилль вырос пажом при дворе Карла II, держась за юбку сестрицы Арабеллы, любовницы Якова II. Тогда за свои услуги Черчилль получил 10 тысяч фунтов от фаворитки Карла II.

Успешно устроив свои дела в Англии, венецианцы нацелились на следующую добычу — Францию. В бытность премьер-министром Жан-батиста Кольбера, покровителя академии наук в Париже, где в начале 1670-х работал и Лейбниц, Франция успешно развивала свою промышленность и инфраструктуру. И вот в 1701 г. Британия объявляет ей войну. Прошло более десятилетия кровопролития и разрушений — для населения обеих стран и их европейских союзниц. Это была еще одна договорная игра, в которой выиграть могла только Венеция. В любом грязном деле остаются свободные «ниточки». Королева Мария умерла в 1694 г., оставив Вильгельма без прямого наследника. Следующей претенденткой на трон была ее сестра Анна, но смерть ее единственного ребенка в 1700 г. привела к новому кризису престолонаследия. В 1701 г. был подписан Закон о престолонаследии. 71-летняя внучка Якова I, София, глава Ганноверского дома в Германии, стала наследницей Анны. Король Вильгельм умер в 1702 г., оставив Анну на троне.

Как и ожидала «венецианская партия», Анна пожаловала все придворные привилегии герцогу и герцогине Мальборо, которые плели сети влияния вокруг нее уже многие годы. Проблемой венецианцев было то обстоятельство, что главным советником Софии был Готфрид Вильгельм фон Лейбниц.

Поскольку Лейбниц был на расстоянии шага от руководства лондонской политикой, борьба с диктатурой венецианской партии в Англии разразилась не на шутку. Это был конфликт между идеалом стремления к счастью и вожделением империи.

Герцоги Мальборо прибегали к обману, убийствам и измене ради разрыва политических и даже личных связей между Королевой Анной и Софией Ганноверской. Свифт открыл шквальный огонь по Мальборо — как своей публистической деятельностью, так и негласными усилиями, пока не освободил двор Анны от господства венецианской банды. В конечном итоге, используя свое личное влияние на все окружение Анны, в 1710-1711 гг. он выставил герцога и всех его дружков из королевского двора.

Лондон отчаянно ринулся на подмогу, отправив против Лейбница сэра Исаака Ньютона, распространяя старую ложь о том, будто бы это он, а не Лейбниц, изобрел дифференциальное исчисление. Лейбниц и Свифт, в свою очередь, договорились поселить в Лондоне великого немецкого композитора Георга Фридриха Генделя, желая развить английскую музыкальную культуру.

В это время двое союзников Свифта стали королевскими губернаторами американских колоний. Назначение Роберта Хантера в Нью-Йорк, а Александра Спотсвуда в Вирджинию в 1710 г. открыло дорогу к будущей республике в Северной Америке. В том же 1710 году в Массачусетсе Коттон Мэдер опубликовал свою книгу о создании республики — «Очерк о добре», которая более чем на век укрепила в Америке лейбницевское понимание науки счастья. Бенджамин Франклин писал, что эта книга оказала влияние на всю его жизнь.

Свифт писал об этом периоде: «Вряд ли будет еще в истории время, настолько таинственное и любопытное для потомков». Венецианцы не любят рассказывать о влиянии Лейбница и Свифта на создание Американской Республики. В Британии, однако, после того как Англия в 1707 г. навязала Шотландии унию, стало ясно, что их война с «венецианской партией» была проиграна.

Покровительница Лейбница, София Ганноверская, объявленная наследницей Королевы Анны, умерла в мае 1714 г. в возрасте 84 лет. Наследником британского трона стал ее сын Георг. Его кумиром был Вильгельм Оранский, и герцоги Мальборо неоднократно оказывали ему знаки внимания. Буквально спустя два месяца после смерти Софии умерла и Анна, в возрасте 49 лет, по-видимому от отравления. Герцог Мальборо, много лет в ссылке строивший козни против нее, в тот же день очутился в Англии, и Георг Ганноверский был провозглашен королем Великобритании Георгом I. Джонатан Свифт был вынужден бежать в Ирландию, а Лейбниц вскоре был удален с ганноверского двора.

Серьезна ли была угроза, которую Лейбниц и Свифт представляли для заговорщиков-венецианцев? Стоит посмотреть хотя бы на их сатанинскую ненависть к умершей Королеве Анне, которая при всех своих грехах научилась искать в жизни кое-что лучшее, им вовсе неизвестное: не было ни публичной панихиды, ни официальных похорон; ее труп разлагался три недели, пока несколько слуг Георга I не захоронили ее тайком, ночью. Она покоится в Вестминстерском аббатстве, рядом со своей прапрабабушкой Марией, королевой Шотландии. По сей день ни камень, ни табличка не обозначает ее могилу.

Лейбниц умер в 1716 году. Джонатан Свифт продолжал борьбу уже в Ирландии. Там, будучинастоятелем Собора Св.Патрика в Дублине, он стал известным политическим деятелем в 1720-е годы, учредив массовое движение на принципах права на свободу, данного Богом, и права на национальный суверенитет, построенный на основе естественного закона. Продолжая дело Лейбница, он оказал неизмеримо большое влияние на республиканскую идею в Америке XVIII века.

Под правлением Георга I британский режим между тем начал деградировать. Ранее секретные колдовские общества, наподобие Хельфайр-клуба (Клуб Адского Пламени) теперь функционировали легально. Их легализации предшествовала публикация «Басни Пчел» Бернарда Мандевиля (1714). Мандевиль утверждал, что интересы государства — не более чем интересы максимального удовлетворения гедонистических потребностей его индивидуумов: больше частных пороков — больше общественного блага. Англия превращалась в венецианское торжище коррупции. В период премьер-министра Роберта Уолпола (начиная с 1721 года) Хельфайр-клубы не только размножились — они стали «внутренним святилищем» дегенерирующей британской элиты. Самый крупный из них, основанный в 1720 Лордом Уортоном, включал в обеденное меню: «Пунш адского пламени», «Пирожок святого духа», «Чертовы чресла» и «Груди Венеры» (украшенные вишенками вместо сосков). В 1760-х годах, когда американские колонии открыто порвали с Британией, большинство придворных короля были членами Хельфайр-клуба. Один из клубов возглавлял сэр Фрэнсис Дэшвуд — официальный начальник Бенджамина Франклина (так как Франклин в то время возглавлял почтовую службу)!

Убийственный груз развращенного режима всей тяжестью лег на английское население. Пока знать услаждала свои похоти, катастрофически падала рождаемость: с 1738 по 1758 было зарегистрировано только 297 тыс. рождений при 486 тыс. смертей. «Мораль» тогдашней Британской империи кратко выразил Роберт Уолпол: «Каждому человеку своя цена».


ПРОДОЛЖЕНИЕ