November 26th, 2014

Прикольный и мудрый текст

Оригинал взят у krylov в Ещё раз на гейскую тему и вообще о меньшинствах. Мой каминг-аут
[Spoiler (click to open)]Мне тут сообщили – опять же в вопрошальнике – что я плохо отношусь к геям, потому что сам натурал, принадлежу к «биологическому большинству» - ага, ага - и поэтому не могу понять страданий меньшинства.

О нет, вы неправы, товарищи геи! Мне-то как раз страдания меньшинства понять несложно. Вы, господа пидарасы, вообще не знаете, что такое настоящие биологические страдания настоящего биологического меньшинства. Ну, кроме тех из вас, которые ещё и из наших.

Да, и я тоже отношусь к биологическому меньшинству. Которое так называемое большинство истязает и тиранит так, как вам, мужеложцы, и не снилось.

Не буду больше этого скрывать. Как это у вас называется – каминг-аут? Так вот, сейчас я совершу каминг-аут.

Впрочем, нет, это слово здесь неприменимо. Я никогда не скрывал своей нетрадиционной ориентации. Её сложно скрыть, знаете ли. То есть нет, упрятать от людских глаз можно всё - и даже это. Но я считаю это ниже своего достоинства. Поэтому все мои родные и друзья знают, кто я, и к какому меньшиству отношусь.

Большинство моих друзей – такие, как я. Некоторые вынуждены скрываться, приспосабливаться, делать вид, что они – обычные, как все. Некоторые признают себя теми, кто они есть, и живут так, как велит им природа. Они платили за это полную цену: кому-то это стоило карьеры, кому-то – любимой профессии, кому-то – отношений с близкими. Но они идут на это, чтобы не испытывать тяжелейших страданий, обусловленных биологией.

Да, биологией! Бог или Природа создали нас такими, какие мы есть. Так называемые нормальные люди говорят нам, что мы –просто-напросто жалкие, изнеженные извращенцы, нуждающиеся в дисциплинировании и принудительном лечении, в ведре холодной воды на голову и тяжёлом физическом труде на морозе. И уж, конечно, они не намерены потворствовать тому, что они считают жалким извращением. О нет, они не готовы уступить нам ни сантиметра того мира, который они считают своим!

При этом именно такие, как мы, составляют значительнейшую часть мировой интеллектуальной и культурной элиты. Мы-то знаем, что мы - соль земли, crème de la crème, избранная раса, вершина человеческого рода. Величайшие гении человечества – учёные, писатели, артисты – в основном из наших. Но и простые тягловые лошадки прогресса, на спинах которых лежит вся тяжесть нашей цивилизации – тоже мы, кто ж ещё-то. Благодарное человечество щедро платят нам за это. Чем же? Ежедневными, ежечасными унижениями, физической мукой, с которой мы вынуждены жить от рождения до смерти. Мукой, несравнимой ни с чем. И уж точно – с вашими мелкими проблемами, господа мужеложцы.

О нет, я не виню так называемых нормальных. Они – жертвы многовековых предрассудков, низкой пропаганды, потворствования мнениям толпы, наконец – самой Системы. И, конечно же, я бесконечно благодарен множеству прекрасных людей, которые, будучи нормальными и зная обо мне всё, бескорыстно и самоотверженно помогали мне, покрывали меня, создавали мне условия для того, чтобы я мог, не испытывая обычных в нашем положении мук, приносить пользу обществу.

Да, я сова. (Кстати, почему так называемые нормальные люди любят клеймить непохожих на них птичьими именами?) Пик умственной активности у меня приходится на второй-третий час ночи, а засыпаю я обычно в четыре. У меня было кошмарное детство и страшная юность. Я никогда, никогда – слышите?! – не забуду эти адские пробуждения в пол-седьмого, серый туман перед глазами, вкус грузинского чая (какой-нибудь паршивый растворимый кофе был в моё время невозможной роскошью), ледяную тьму зимней улицы, спёртую вонь метро (как же хотелось спать!), костоломный пердючий автобус, толкотню институтской раздевалки и первую лекцию, на которой умереть-не-встать. Я приходил в себя где-то в полдень – уже усталый, уже разбитый, уже вымотанный. Кого я должен за это благодарить? Не вас ли, так называемые жаворонки, не вашу ли беспощадную тиранию?

И я временами тоже задумываюсь – а может быть, нам пойти по пути геев и озаботиться своими правами? Создать, например, Общество Защиты Совиных Прав и начать систематически тиранить общество жаворонков?

А ведь у нас есть, что потребовать.

Да вот хотя бы, для начала – запретить само слово «сова», оно оскорбительно и неполиткорректно. Называйте нас Ночными, например. Ну или ноктироссиянами, тоже хорошо.

Обеспечьте нам условия для нормальной жизни и труда. Чтобы ни в одной уважающей себя фирме не было такого, что все приходят к восьми или девяти. Нет, вы должны принять на работу хотя бы двоих Ночных на отдел – которые приходят на работу в час дня. Нет таких? Немедленно донос куда следует, по инстанциям. А то ишь, хроновидисты, окопались повсюду и дискриминируют.

Следует также пересмотреть некоторые законодательные нормы. Например, по какому праву разрешено штробить или сверлить стены, начиная с девяти?! Мы в это время спим! И раньше часа дня подобные работы абсолютно недопустимы. Равно как и звонки до двенадцати – это, по-моему, административка как минимум. Впрочем, тут непочатый край законодательной работы.

Да, кстати. Прекратите нас оскорблять. Например, романы и фильмы о так называемых вампирах нас задевают – потому что являются изощрённой формой стигматизации Ночных. Поэтому двадцать процентов доходов с соответствующих текстов и фильмов должны передаваться Обществу Защиты Прав Ночных. Мы найдём применение этим средствам. Например, на издание книг «Сто кратких жизнеописаний великих Ночных», «Великие Ночные России», «Двадцать пять величайших жителей Ночи» и так далее. Да о чём вообще говорить, если до сих пор замалчивается совизм Адама, Еноха, Аменхотепа III, Цезаря, Абеляра, Гоголя, Байрона, Эдгара Аллана По (вы хоть помните, что он писал о влюблённость в Ночь, «темноликую богиню»?), Черчилля, Гонтмахера, Мисакарбона Антананаягу и других замечательных людей?! Всё это должно быть исправлено.

Разумеется, мы имеем право – более того, должны - развивать свою культуру, в том числе и культуру быта. В Москве, например – огромная нехватка не только ночных клубов, но и просто мест, где Ночные могли бы тихо, скромно поужинать (мы обычно делаем это в час-два ночи). Представьте, я уже пятнадцать лет вынужден ходить в одно-единственное заведение в относительной близости от дома, где уважают наши права! (Это «Шестнадцать тонн»; я охотно даю рекламу этому замечательно-толерантному месту.) Но вообще-то все рестораны, закрывающиеся раньше часа ночи, должны – по справедливости – платить небольшой, но ощутимый налог. Эим средствам мы тоже найдём применение, уж поверьте.

И конечно же, конечно же – дайте нам право на нашу демонстрацию Гордости! То есть на Ночной Парад. Когда мы в пятом часу утра пойдём по вашим городам, бия в барабаны, дудя в дуды, исполняя мазурки на чимбало и клавикордах. Неся пятиметровое светящееся изображение Совы Миневры, нашего символа, и Серое Знамя, наш прапор. Всячески изъявляя свою гордость и радость по поводу того, что мы – Ночные, и мы гордимся этим! Да, гордимся! Бум-бум-бум-бум-бум-бара-ба!

Но - не беспокойтесь. Все эти мысли посещают меня лишь временами. А так я – хороший, лояльный совист. Я сам, совершенно добровольно, бужу своих несчастных дочек в школу (хотя мне их ужасно жалко), и ни разу не говорил им, что спать до полудня лучше, чем вставать рано утром. Наоборот, я пытаюсь приучить их к миру жаворонков. Хотя и я, и моя супруга, оба принадлежим к Ночным. Но мы не пытаемся передать свои идеалы даже своим детям, и уж точно не занимаемся совистской пропагандой. Мы также не пытаемся вовлечь в свой образ жизни других людей – например, завлекая их на ночь на кофепитие. Мы не пишем книг о великих совах. И, разумеется, на Ночной Марш мы не выходим.

К чему я всё это? А к тому, что от вас, товарищи геи, я ожидаю того же. То есть: живите как хотите. Но не портите детей. Не вовлекайте в свои занятия тех, кто не по вашей части. Не пиздите о том, какие вы великие. И не устраивайте гейпрайдов, пожалуйста.

А не то мы выйдем ночью с дудками и трещотками специально для вас, дорогие мужеложники.

)(

Нация людоедов

Старик Лобов вынес окончательный приговор. Ужасный, но справедливый.

Оригинал взят у loboff в Нация людоедов
[Spoiler (click to open)]Тут по закоулкам ЖЖ активно бросились обсуждать моральный облик Лобова, который позволил себе назвать своих бывших соотечественников выродками. Фразу эту активно обсасывают, но её продолжение отчего-то приводить "забывают".

А я напомню это самое продолжение: "Порошенко всё очень внятно объяснил, а украинцы его курс на голодомор дончан радостно поддержали". То есть, на минуточку: решение украинского правительства о прекращении выплат пенсий не покинувшим зону АТО (при этом по-прежнему гражданам Украины) - поддержали 80% украинцев. А это не просто большинство, это статистически преобладающее большинство. Кто-то там говорил об обобщениях? Простите, это не я обобщал. Это украинцы сами себя обобщили, вплоть до возможности прямо и грубо говорить о них как о нации людоедов.

Collapse )

Смысл республиканского строя

[Spoiler (click to open)] (Цитирую) Европейская колонизация шла по Правилам.
Одно из основных правил гласило, что нельзя обращать в рабство христианские народы. Именно это, например, позволило сохранить независимость Эфиопии. Когда итальянцы всё же её подчинили, то подверглись остракизму в Лиге Наций, а их господство оказалось эфемерной военной оккупацией. После поражения Италии мусульманская Ливия была спокойно разделена между Англией и Францией, а христианской Эфиопии сразу же предоставили независимость.

Вторым правилом было правило самодержавия. Самодержавные монархии считались суверенными, и так вот с кондачка их завоевать было нельзя. В Индокитае англичане и французы быстро подчинили китайских вассалов Бирму и Аннам. Но Сиам был суверенной империей и его не смогли подмять даже японцы. Куски отрезали, кабальные соглашения навязывали, а вот так придти и пинком сшибить с трона стеснялись. Потому что Трон.

Значит, чего должны были добиваться колонизаторы ПЕРЕД актом аннексии? Правильно - максимального понижения градуса самодержавности своей будущей добычи. Отсюда многочисленные турецко-иранско-португало-русско-китайские революции, призванные свергнуть «реакционные» (а на деле, с учётом местных условий, максимально компетентные и культурные) монархии и установить «передовые» (дилетантские и лишённые мирового престижа) республики.

Что такое «республика» в глазах тогдашнего европейца? О республики вытирали ноги. Окончательно приличным республиканское правление стало только после второй мировой войны. Даже после 1918 года люди республик стеснялись. Динамика республиканизации западного массового сознания примерно совпадала с распространением обычая носить дамские брюки.

Список «республик» к началу 20 века был такой: Либерия, Гондурас, Боливия, Колумбия, Гаити и тому подобный позор. Среди позора сидели красные как раки французы и американцы.

В случае христианского государства республика понижала барьер защиты, в случае нехристианского - ПОЛНОСТЬЮ СНИМАЛА. Зверушка выходила с табличкой «меня можно». Кстати, подумайте в этом аспекте об антихристианстве большевиков.

Европейцы насаждали христианство для создания будущей колониальной инфрастуктуры, поэтому английский проповедник и шпион Моррисон крестил в Китае всего семь человек. Семь шпионов – это достаточное число. А вот американские миссионеры тогда создали полумиллионную армию христиан, которая контролировала весь Южный Китай, и которую удалось разгромить только с помощью англо-французского экспедиционного корпуса.

Государство ПОНИМАЮЩЕЕ всеми силами цеплялось за членство в мировом клубе господ. Франция весь 19 век ползала на коленях перед сильными мира сего и выправляла документы на полноценную монархию:

- Черти полосатые, что же вы делаете? Мы великая нация, Империя. Ну, королевство. Не хотим панамы и дрейфуссаров...

А Люди смеялись:

- Хотите, хотите. У вас «традиции великой революции».

- Какой «революции»? Вы что, охренели?

- Великой революции. А люди какие: Марат, Робеспьер, Мишель Почеши Хвост, Пьер Гнилозуб. Настоящие французы. Мы прямо-таки восхищены. Ловко они это... гильотиной-то. Привозят из парламента очередную порцию гавриков, а палач над проголосовавшими победителями смеётся: «Да надоело уже, вы уж давайте до кучи все. Сразу. А чего вам? Вас всё равно убьют. Сами и убьёте. Вы же говно». И убили. Культурка. Чем горшок не корона? Он и на каску похож. Романтика. Опять же с ручкой – удобно. Так что быть вам теперь, французы, республикой. Канкан, секс-туризм, мировой жидомасонский заговор, суточные премьер-министры. Тру-ля-ля.

Это не имело никакого отношения к демократии как содержательной стороне социальной жизни. Форма правления с ней НИКАК не была связана. Голландия – монархия, Камерун – республика. Ну и что? Голландия раньше тоже была республика. Было там больше свобод? Речь шла о РАНГЕ, и все это понимали.

Германская империя 1871-1918 гг. имела по-немецки чёткую градацию, идеально отражавшую господствующее отношение к проблеме.

Сверху официального списка шли четыре королевства: Пруссия, Бавария, Саксония и Вюртемберг. Затем шесть великих герцогств, потом пять герцогств. Ещё ниже - семь княжеств. И совсем внизу, чуть выше полуколониальной Эльзас-Лотарингии, шли три имперских «республики»: вольные города Гамбург, Бремен и Любек. «Ганзейская троица» считалась политическим анахронизмом и никогда не была базой демократизации. Наибольшей свободой пользовались жители четырёх королевств – особенно Саксонии, потом Пруссии. Это были базы социал-демократии. Ганза же была сравнительно социально недоразвитым реликтом купеческой аристократии.

Именно поэтому в эпоху реставрации итальянских государств на Венском конгрессе 1815 года «забыли» восстановить Геную и Венецию. В отличие от Королевства Обоих Сицилий или Тосканы, они были реликтовыми «республиками» - в глазах европейцев устаревшими и покрытыми плесенью. Эти мастодонты вызывали смех, и у них, при всём былом величии, не было достаточного представительства в «европейском парламенте» влиятельных домов.



У американцев республика была родовой травмой, они насаждали республиканскую форму правления с другой целью – чтобы таким образом затеряться в толпе и превратить позорную лысину в моду.

А вот многочисленные и очень упорные христианские миссии американцев делались как раз с тем, чтобы подорвать колониальные претензии европейцев. Прагматичные американцы понимали – чем более христианизированными будут европейские колонии, тем труднее Европе будет их контролировать. Собственно это ведь и было краеугольным камнем «освобождения» латиноамериканских колоний, которое и привело к доктрине Монро.

Плоды "хитрого плана Путина".

Вот что говорят поляки (из обсуждения по Украине - на эсперанто):

К счастью для всего мира, Россия уже не является в действительности империей. Она уже значит меньше, чем Индонезия, Индия, Бразилия... и быстро усыхает русский капитал. Через несколько лет никто вас не будет слушать, но сами вы на коленях будете просить помощи.
feliche al la tuta mondo rusio jam longe ne estas vera imperio. ghi estas jam malpli grava ol Indonezio, Hindujo, Brazilo... kaj rapide malkreskas la rusa trezoro. post kelkaj jaroj neniu vin volos audi. surgenue vi petos helpon.