June 2nd, 2015

Кто же у нас тут главный?

>> Если за президентами-клоунами не Фининтерн стоит, то кто? Рептилоиды?

Нет, людьми управляют люди. Так устроен мир.
Я не знаю, что Вы подразумеваете под "рептилоидами", но в любом случае по-видимому Вы имеете в виду НЕЛЮДЕЙ. А нелюдям не дано УПРАВЛЯТЬ людьми - максимум как-то влиять, соблазнять и проч.

>> И кто же управляет Россией? Китайцы? Или и вовсе Израиль?

Израиль не является оппонентом США, а хозяева России несомненно являются оппонентами США.
Что касается Китая, то Китай отпадает уже потому, что он стал чем-то более-менее серьезным лишь вчера, в то время как Россия находится под внешним управлением уже почти век, после катастрофы 1917 года.

Чтобы вычислить, кто же это, надо (как и во многих других случаях) применить "формулу Макиавелли". Делается это так.
Вот мы наблюдаем противостояние России со Штатами. Зададимся вопросом: а кому это противостояние приносит реальную пользу? России (и Штатам) оно приносит лишь вред, но кому-то же оно приносит пользу? КОМУ ЖЕ?
Для того, чтобы ответить на этот вопрос, поставим мысленный эксперимент. Предположим, России удалось одержать победу в этом противостоянии. Ну, пусть даже просто - на Штаты упал астероид или там взорвался супервулкан.
Какая страна станет после этого мировым гегемоном? какая страна займет место Штатов?
Вот это ОНИ И ЕСТЬ.

Религия и политика.

Религия и политика – на первый взгляд, настолько противоположные жизненные темы, что любая попытка совместить их представляется либо (1) прямым отступничеством от религии и попыткой подчинить её политике, либо (2) попыткой сделать политику орудием религии. При этом первое всегда в конечном итоге оказывается логическим продолжением второго.

Однако в действительности между христианской религией и политикой есть настолько важная точка соприкосновения, что попытка отделить одну тему от другой приводит не только к религиозной слепоте в политике, но в чем-то даже и к искаженному пониманию самой религии.

[Spoiler (click to open)]Дело в том, что мы исповедуем Иисуса Христа нашим Царём и Богом. Не только Богом, но и Царем:

И обращает священник крещаемого на запад, раздетого и с поднятыми руками, и спрашивает:
- Отрекаешься ли от сатаны, и от всех дел его, и от всех ангелов его, и от всего служения его, и от всей гордыни его?
И отвечает оглашаемый, или восприемник его, если крестится иноплеменник или младенец, говоря:
- Отрекаюсь.
Снова спрашивает священник:
- Отрекаешься ли от сатаны, и от всех дел его, и от всех ангелов его, и от всего служения его, и от всей гордыни его?
И отвечает:
- Отрекаюсь.
И спрашивает священник в третий раз:
- Отрекаешься ли от сатаны, и от всех дел его, и от всех ангелов его, и от всего служения его, и от всей гордыни его?
И отвечает:
- Отрекаюсь.
Снова спрашивает священник крещаемого:
- Отрекся ли [или отреклась ли] от сатаны?
И отвечает оглашаемый или восприемник его:
- Отрекся [или отреклась].
Снова спрашивает священник:
- Отрекся ли [или отреклась ли] от сатаны?
И отвечает: Отрекся [или отреклась].
И спрашивает священник в третий раз:
- Отрекся ли [или отреклась ли] от сатаны?
И отвечает:
- Отрекся [или отреклась].
Затем говорит священник:
- И дунь и плюнь на него!
И когда он сделает это, обращает его священник к востоку с опущенными руками и спрашивает:
- Сочетаешься ли со Христом?
И отвечает оглашаемый или восприемник, говоря:
- Сочетаюсь.
Снова спрашивает священник:
- Сочетаешься ли со Христом?
Отвечает второй раз:
- Сочетаюсь.
И спрашивает священник в третий раз:
- Сочетаешься ли со Христом?
Отвечает в третий раз:
- Сочетаюсь.
Затем говорит священник:
- Сочетался ли [или сочеталась ли] со Христом?
И отвечает:
- Сочетался [или сочеталась].
И снова спрашивает:
- И веришь ли Ему?
И говорит в ответ:
- Верю Ему, как Царю и Богу.


Здесь всё знаменательно – обязательное соединение сочетания со Христом с отречением от сатаны, троекратное повторение того и другого, а также исповедание Христа не только Богом, но и Царем, причем слово "Царем" даже стоит на первом месте.
Фактически это ни что иное как формула оммажа - принесение Иисусу Христу вассальной клятвы . Ведь Богом Он является в любом случае, независимо от того, исповедуем ли мы Его Богом или нет. Признание Его Богом есть обязательное условие принесения вассалом Христа это клятвы верности. А суть совершающегося в том, что данный конкретный человек клянется хранить Иисусу Христу вассальную верность.

Кто-то может оспорить это точку зрения, указав, что мы, православные христиане, именуем себя не вассалами, а рабами Христа. Но в данном случае речь идет не о самом обряде Крещения, а лишь о подготовительном обряде оглашения.
Вассал отличается от раба тем, что он имеет личную собственность и личное пространство, на которое его сюзерен не посягает, внутри которого он сохраняет независимость. Но исповедуя Иисуса Христа именно Богом я тем самым признаю Его безусловным Хозяином не только своей личной собственности, но и всего мира, и себя самого. Признание себя рабом Бога – это лишь констатация само собой разумеющегося факта.
Конечно, не одно и то же – признать на словах и пережить на деле. Тут вопрос в том, насколько глубоко наше понимание особенности Его положения в этом мире.

Трудно по-настоящему осознать, что всё совершающееся совершается по Его воле и замыслу. Данная нам Богом свобода воли ничего в этом смысле не меняет, так Он от начала знает, что мы изберем и как мы поступим, как используем данную нам свободу. В этом смысле любые наши деяния являются лишь частью Его плана. Кто достаточно глубоко осознал это, не может не признавать рабом Бога не только себя, но и всякое творение. Бывают рабы верные, бывают лукавые, бывают беглые – но все мы рабы Бога уже по самой природе вещей, а не по нашему произволению.
В те времена, когда рабство признавалось юридически как форма отношения людей, раб юридически не переставал быть рабом, когда он уклоняется от исполнения своих обязанностей, когда бежал от хозяина или даже восставал на него. Что же касается Бога, то Его творения не юридически, а фактически находятся в полной Его власти и не имеют возможности каким бы то ни было образом сделать то, что не было бы предусмотрено Его промыслом.
Для того, кто хотя бы в начальной степени понимает значение слова «Бог» в христианской культуре, это тривиально.

Потому нетривиальность формулы Оглашения (1) в добровольном признании, внутреннем приятии этого отношения с Богом и (2) в признании не кого-либо, а именно Иисуса Христа Тем Самым Богом, Который нас создал и потому обладает всей полнотой власти над нами, (3) принесении Ему клятвы верности как своему Царю.

Ну, а далее уже все зависит от того, насколько глубоко человек осознает эти отношения. Между достаточно автономным вассалитетом и положением раба существует целый спектр промежуточных состояний. Христос не для того дает нам свободную волю, чтобы просто лишить её. Каждый из нас приближается ко Христу в той мере, в какой желает приблизиться.

У Бога нет какой бы то ни было заинтересованности в нашем послушании Его воле. Мы можем делать всё, что угодно – и это нисколько не помешает Ему сделать то, что Он решил. Если Иисус открывает нам Свою волю, то только тогда, когда это полезно нам самим. Между Иисусом Христом и любым другим человеком есть одно принципиальное различие: Господь знает всё, что будет, а человек либо знает будущее лишь отчасти, насколько ему открыто, либо вовсе не ведает будущего, а только догадывается о нём исходя из опыта прошлого. Полное ведение будущего означало бы равенство с Богом, ведь в бесконечном будущем, которое у нас впереди, Бог мало-помалу откроет нам все Свои Тайны.

Между тем, правильный выбор не может не опираться на знание будущего. А как же иначе? Любое наше действие имеет последствия в именно в будущем, а не в прошлом, и совершается ради будущего. Потому тот, кто лишен знания будущего – тот слеп и лишен возможности осмысленно сделать правильный выбор.
Не дав нам знания грядущего, Бог тем самым поставил нас в зависимое от Него положение. Неведение будущего – это страшная ущербность, делающая нас неполноценными существами, нуждающимися в водительстве Того, Кто будущее ведает. Есть только один Человек, для которого нет тайн в грядущем. Это огромное преимущество! И это преимущество Господь Иисус Христос оставляет за собой, что и делает Его истинным, уникальным и незаменимым Царем всего человечества.

Что вытекает из этого рассуждения?

Во-первых, ведение будущего не так-то просто логически совместить со свободной волей. Если я знаю все, что будет, то я (в первую очередь!) знаю и всё то, что я сам сделаю. Между тем, свобода воли означает, что я могу этого и не делать. Значит, есть один-единственный путь, на котором я могу совместить ведение будущего со свободной волей: если я именно этого-то и желаю - именно того, что будет. И потому хотя я могу поступить иначе, я всё-таки поступлю именно так, как я и поступлю.
Таким образом, свобода воли плюс ведение будущего не может означать ни чего иного кроме совершенного блаженства, полного соответствия желания, замысла, возможности и реализации – то есть, ведения. Это и есть Божественное состояние, в котором пребывает Христос, и которому в той или иной мере причастны все, кто обрел истинное Боговедение. Быть причастным этому состоянию- цель христианской аскезы.
Более того – Господь Иисус в полной мере открывает Свою волю только тому, кто в хоть какой-то степени прикоснулся к этому состоянию. Ведь Ему не нужны недобровольные служители. Ему не нужно, чтобы кто-то повиновался Ему против своей воли. Зачем это? Ведь в любом случае всё существующее повинуется Его воле и все совершающееся совершается по Его замыслу. У Него нет никакой нужды заставлять нас делать что бы то ни было. Мы в любом случае делаем лишь то, что Он изначально предвидел и ожидал от нас.

И не открывает нам будущее Бог лишь по одной причине: потому что наша воля не соответствует Его воле. Тут возникает противоречие между свободой нашей воли и ведением грядущего. Видимо, в будущем нам предстоит нечто такое, чего мы хотели бы избежать. А ведь ничто не мешает нам поступить иначе, чем мы поступили бы, если бы мы знали, что из этого получится. Но если мы поступим иначе, то это и не случится. А значит, и будущего такого не будет. А значит, и открыто нам это быть не может.

Вот потому-то для тех, чья воля не согласована с Его волей, слово Бога выглядит не как пророчество о грядущем, а как угроза наказанием. Бог не открывает таким людям будущее, а лишь предупреждает, что может получиться, если поступать неправильно. Конечно, такой стиль общения с Богом – признак дурного религиозного вкуса с нашей стороны. Те же, кто заботится о том, чтобы согласовать свою волю с волей Божественной, имеют дело не с угрозами, а с положительными повелениями. Бог говорит: «Сделай так и так!», и человек делает, ожидая благоприятного для себя результата.
Он открывает нам Свою волю ни для чего другого кроме как для того, чтобы нам было хорошо. Ведь Его воля – это и есть наше будущее. Никому не избежать того, что задумал о нем Бог. Потому вопрос лишь в том, понравится ли нам то, что нам предстоит. И Бог открывает будущее как раз тем, кому оно понравится. А прочих лишь предупреждает с угрозой, хотя и знает заранее, в каких случаях Его не послушают.

Итак, смысл служения Богу в том, чтобы делать то, что ведет к наилучшим результатам в будущем для тебя же самого. Никакой корысти для Бога в нашем служении нет. Когда он открывает, что нам следует делать – это в чистом виде благодеяние. Следуя Его воле, мы фактически не Ему служим, а своим собственным интересам.
Ему от нас ничего не надо, у Него и так всё есть. Но это не значит, что мы ничего не можем принести Богу. Можем! Что же? А вот что. Мы можем потерпеть временные неприятности, зная, что за этим последует наилучший для нас результат. Терпение скорбей – вот единственное реальное приношение, которое человек может принести своему естественному Царю. И в этом бы не было нужды, если бы мы не согрешили. Но поскольку грех уже совершен, совсем без неприятностей нам уже никак не обойтись.

Ведь грех – это когда человек поступает вопреки Божией воле, хотя и знает, что нужно было бы избрать, если по совести-то. Бог открывает свою волю именно для того, чтобы мы могли избежать неприятностей. Если бы можно было избежать их, не стесняя свободы нашего выбора, то Бог бы и не открывал Свою волю, оставил бы нас действовать как нам заблагорассудится. А если уж Он открыл Свою волю – значит, у нас нет другого способа избежать неприятностей, кроме как последовать Его повелению. И потому-то - когда грех уже совершен, у нас уже нет никакого способа этих неприятностей избежать.
Потому-то Бог и не открывает лишний раз Своей воли тем, в ком Он не видит готовности последовать Его повелению. Зачем умножать и без того предстоящие нам неприятности? Здесь причина того, почему Бог молчит. Он не молчит, когда видит готовность последовать Его словам.

Бог открывает Свою волю в двух случаях: когда (1) видит в нас искреннее желание послушаться Его слов, и (2) когда желает наказать того, о ком Он заранее знает, что в нем нет стремления действовать правильно. Есть и третий случай, особый.
Дело в том, что человек может пострадать за грехи другого человека. Это может происходить двумя путями6 добровольно и недобровольно.
Поскольку немногие люди осведомлены об этих возможностях, тут имеет смысл процитировать слова Марка Подвижника:

"Общение же бывает двух родов: одно происходит от злобы, а другое от любви. Чрез общение мы воспринимаем друг друга, даже и тех, кого не знаем, а за принятием на себя (ближнего) необходимо следуют скорби, как говорит Божественное Писание: поручаяйся за своего друга, врагу предает свою руку (Притч. 6, 1). Так каждый терпит постигающее его не за себя только, но и за ближнего – в том, в чем он принял его на себя.


И ещё из Марка Подвижника. Он так разворачивает свою мысль:

Принятие на себя ближнего, происходящее от злобы, бывает невольное. И случается так: лишающий чего-либо (ближнего своего), хотя и не желает, принимает на себя искушения лишаемого, также клевещущий – искушения оклеветанного им, лихоимствующий – лихоимствуемого, утомляющий – утомляемого им, оговаривающий – оговариваемого, презирающий – презираемого, лгущий принимает на себя искушения того, кого он оболгал, и чтобы не перечислять всего порознь, скажу кратко: всякий обижающий ближнего соразмерно (с обидою) принимает на себя искушение обижаемого им. 0 сем свидетельствует и Божественное Писание, говоря: изрываяй яму искреннему своему, впадется в ню, и валяяй камень на себе валит (Притч. 26, 27), также: в недра входят вся неправедным: от Господа же вся праведная (Притч. 16, 33). Еда ли неправеден Бог, наносяй гнев (Рим. 3, 5) не только на вразумляемых скорбями, но и на тех, кои безрассудно восстают против сих скорбей.
Принятие на себя ближнего по любви есть то, которое всячески предал нам Господь Иисус, прежде исцеляя не мощи наши душевные, потом целя всяк недуг и всяку болезнь вземля грех мира, обновляя твердо верующих Ему и соделывая чистым оных естество, даруя им избавление от смерти, завещав Богопочитание, благочестию уча, показывая, что мы должны ради любви злострадать до смерти, к тому же даровал нам и терпение причастием Духа и будущие блага, ихже око не виде и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша (1 Кор. 2, 9). Потому принимает и искушения за нас, терпит поношения, поругание, связание, бывает предан, биен по ланитам, напояем оцтом и желчию, пригвождаем гвоздями, распинаем, прободен копьем. Так, соединившись с нами и плотью, и духом, и восприняв за нас страдания, Он предал потом сей закон и святым Апостолам и ученикам, Пророкам, Отцам, Патриархам, одних прежде научив Святым Духом, а другим показав то Пречистым Телом Своим. Являя это принятие на Себя, Он говорил: болъши сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Иоан. 15, 13). Потому и Святой Павел, подражая Господу, говорил: ныне радуюся во страданиях моих о вас, яко исполняю лишение скорбей Христовых во плоти моей за тело Его, еже есть Церковь (Кол. 1, 24), гадательно указывая на принятие по любви.
Хочешь ли яснее узнать, как все Апостолы и мыслью, и словом, и делом вступили в общение с нами и чрез это общение понесли за нас искушения? (Они делали это) мыслью: предлагая нам Писания, приводя пророчества, увещевая нас веровать Христу, как Избавителю, удостоверяя нас, что мы должны служить Ему, как Сыну Божью по естеству, молясь за нас, проливая слезы и делая все, что можно сделать верным мыслию. Словами: прося нас, угрожая нам, уча, обличая, укоряя нас в маловерии, порицая наше невежество, объясняя Писания, обнаруживая время, исповедуя Христа и проповедуя, что Он распят за нас, утверждая, что вочеловечившееся Слово есть едино, а не два, хотя и разумеем Его состоящим из двух естеств, соединенных нераздельно и неслиянно, во всяком времени, месте и деле отсекая зловерие, не соглашаясь с ложью, не беседуя с хвалящимися по плоти, с тщеславным не пребывая, не боясь гордого, уничтожая лукавого, принимая смиренных, усвояя себе благочестивых и научая нас делать тоже самое. Делами же: будучи гонимы, поругаемы, лишаемы, оскорбляемы, ввергаемы в темницы, убиваемы и подобное сему пострадав за нас. Так вступив с нами в общение, приняли они и наши искушения, ибо говорят: аще скорбим, о вашем спасении, аще ли утешаемся, о вашем утешении, приняв закон от Господа, Который сказал: больши сея любви никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя (Иоан. 15, 13). И они передали нам (тоже), говоря: аще убо Господь душу Свою по нас положи: и мы должны есмь души наша по братии полагати (1 Иоан. 3, 16), и еще: друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2).</p>


Таким образом наш естественный Царь, Господь Иисус Христос, добровольно взял на Себя тяжесть греха всех тех людей, кто пожелает последовать Ему, исповедуя Его царем и Богом и действуя по Его воле. А когда мы действуем по Его воле, мы прежде всего самим себе пользу приносим, потому что у Христа, как уже сказано, нет личной заинтересованности. Таков Путь, который проложил для нас Господь.

Люди, однако, в подавляющем большинстве своем не пожелали идти этим путем, но предпочитают шествовать путем этой жизни своевольно, опираясь не на откровение Его воли, а на свой собственный жизненный опыт, расчет и смекалку. Это глупый выбор, но это наш выбор. Основоположником такого выбора стал первый человек, наш праотец Адам, и все грешащие люди де-факто предпочитают подражать ему, а не Христу.


Продолжение http://palaman.livejournal.com/118309.html

Религия с точки зрения политики. Предание о прошлом.

Зачем Бог дал Адаму смертельно опасную заповедь и зачем потом разделил языки.

Этот текст - продолжение. Начало см. http://palaman.livejournal.com/118043.html

Учение Библии о "детстве" человечества имеет глубокий духовный смысл. Без него невозможно правильно расставить приоритеты естественных человеческих ценностей. Недавно я с удивлением открыл для себя, что некоторые мои читатели по существу не знакомы с библейской историей.

[Spoiler (click to open)]Адам был бы естественным царем человечества, если бы не согрешил и не умер. Он стал смертным (а за ним и все его дети) вследствие греха. Если бы он не совершил греха, то не было бы и смерти. И тогда бы Адам был не только отцом всех людей, но и естественным царем всех своих детей, как и каждый из них, в свою очередь, был бы естественным князем для своих детей и так далее – вплоть до тех пор, пока земля не наполнилась бы и тогда люди перестали бы размножаться и жили вечно в покое и блаженстве естественного бытия. Наше нынешняя потребность размножаться сопряжена с нашей смертностью; бессмертные и свободные от греха люди обладали способностью размножаться, но это не было их страстью. Изначально же человек был совершенно свободен от каких бы то ни было страстей.

Таким образом, изначальная политическая система человечества была естественно-монархической, что вытекает из самой природы человека, ибо всякий человек (кроме лишь Адама) имеет отца. Только лишь вследствие смертности возникают вопросы наследования вообще и престолонаследования в частности. Преимущество старшего брата перед младшим невелико не неочевидно. Они почти равны. И когда отец умирает, естественное равенство братьев препятствует сохранению монархической системы. Грешное и потому смертное человечество естественно-демократично.

Но как же с воплощением Христа? Неужели Царю не было бы места в безгрешном и бессмертном человечестве? Место Царя занято Адамом, Отцом всех людей. Может ли сын стать выше своего отца? Выходит, если бы Адам не согрешил, то и Христос бы не воплотился? И значит, именно через грех Адама нам открылся путь к познанию Ипостаси Божества? Значит ли это, что вкусив от древа познания добра и зла Адам открыл для нас величайшую тайну Триипостасного Божества? Сделать ли отсюда вывод, что Бог запретил Адаму вкушать от древа познания для того, чтобы скрыть от нас это Таинство? Я полагаю, что вся это логика порочна. Такие рассуждения ошибочны и ведут в тупик, потому что они основаны на неверной предпосылке, будто сын не может быть своего выше отца.

Иисус Христос ведает грядущее, Он – Бог всемогущий, ставший человеком. И потому Он естественно выше того, от кого Он заимствует созданную им человеческую природу. Он выше своей Матери, пренепорочной Девы. И Он, конечно же, выше своего праотца Адама. И был бы выше, если бы Адам не согрешил. Приведенное в предыдущем абзаце рассуждение – один пример из бесчисленного множества примеров бесплодного блуждания человеческого ума, который своими силами пытается проникнуть в Божественную премудрость. От того, кто лишен ведения Грядущего, эта премудрость сокрыта, и невозможно проникнуть в неё иначе как следуя воле Того, Кто знает всё.
Иисус воплотился бы в человечестве и в том случае, если бы Адам не согрешил. Воплощение Христа – не следствие греха. Следствием греха является не воплощение Христа, а Его страдания и искупительная смерть. Он умирает за наши грехи, беря на себя тяжесть тех страданий, которые мы сами должны были бы вынести безропотно, чтобы достичь спасения своими силами. У нас не хватило бы на это сил. Грех приводит лишь к тому, что у нас возникает нужда, неодолимая потребность в Спасителе. И Христос воцаряется среди нас уже независимо от нашей воли, хотим мы того или не хотим. От нас зависит лишь – сразу добровольно принять Царя или же отвергнуть Его хотя бы на время. Но финал этой истории уже предрешен Его крестом, смертью и Воскресением.
Если бы Адам не согрешил, то признание Иисуса Христа Царем (который выше Адама), совершилось бы сугубо добровольно. Бог не открыл мне, как именно это совершилось бы. Но кажется очевидным, что та Заповедь, которую получил от Него Адам при самом начале человеческой истории - не есть от древа познания добра и зла - исполнение этой заповеди имело своей целью подготовить Адама (и всех его чад) к пришествию Царя Бога во плоти. Иисус Христос родился бы среди нас. И, думаю, Он Сам снял бы запрет на вкушение от древа Познания, вкусив от него Первым. Тяга к познанию естественна и неодолима в нас, пока от нас скрыто грядущее. Люди просили бы Бога, чтобы Он открыл для них все, что скрывал до тех пор. И Он открыл бы им всё до тех пор скрытое, таким образом став Первым и Ведущим не только как Бог, но и как Человек.
В этом был смысл данной Адаму заповеди. Она готовила нас к принятию Бога нашего в качестве Человека и Царя человечества. Таково простое и доброе умозрение о Воплощении, бессмертии, Царстве и исполнении Заповеди.
Но можно попытаться проникнуть умом и на одну ступеньку глубже, усмотрев в вопросе о запретном Древе познания таинство священства. Как в раю было два древа – древо познания и древо жизни – так и человечеству изначально было уготовано две власти: царство и священство. Если разделить эти два понятия, то можно сказать, что Адам оставался бы естественным царем человечества и после Богоявления Иисуса Христа, а Христос, Бог Слово, явился бы Священником, возводящим человечество к познаниям запредельных Божественных Тайн. При этом царство должны было покориться священству - Адам покориться Христу. Знаком этой покорности и было добровольное повиновение Адама той заповеди, которую Христос Бог дал ему изначально. Упражнение в исполнении этой заповеди – не вкушать от древа познания – и готовило Адама Царя к принятию в лице своего потомка Божественного Священника, которому Адам должен был научиться повиноваться.
Повиновение – это та цена, которую творение в любом случае должно заплатить Богу, чтобы стать причастником Его Божественных тайн, чтобы пользоваться плодами Его всеобъемлющего знания.
Вкусив от запретного плода, Адам тем самым символически изгнал Христа из числа своего потомства. Поэтому Бог, давая заповедь, и подкрепил её страхом смерти, предупредив: «Если вкусишь от него, смертью умрешь». Царь, изгнавший Священника, наказывается смертью, его место становится вакантным. С этого и начинается собственно политическая история человечества.
По церковному Преданию, Адам согрешил лишь однажды и провел всю оставшуюся жизнь в искреннем покаянии, плача о совершенном грехе, который имел столь катастрофические последствия для всей человеческой истории, стал причиной неисчислимых страданий людей на земле (а с людьми и всех прочих тварей). Потому Бог даровал Адаму очень долгую жизнь. И пока Адам жил, человечество пребывало в сравнительном благоденствии. Увы, люди были теперь подвержены страданиям и смерти. Но они были невероятно (по нашим нынешним представлениям) здоровыми и долголетними. Нормальная продолжительность жизни была в десять раз больше нынешней. И естественно, за эту долгую жизнь люди успевали сильно умудриться, проникнуть в глубокие тайны, сегодня большинству из нас совершенно неведомые и даже невообразимые. Животные тогда были покорны человеческому слову, даже и падшие духи тогда уважали и боялись людей. В то время не было идолопоклонства, потому что человек осознавал себя хозяином земли. Был единый язык и один народ на всей земле, не было войн и междоусобиц. Словом, люди жили настолько хорошо, что современный человек может свободно помыслить о такой жизни разве только на языке сказки, пытаясь вообразить жизнь бессмертных эльфов.
Но люди не были бессмертными. Умер и Адам, а после смерти Царя падшие духи мало-помалу стали вносить смуту в человечество. Мне неведомо, как это происходило, но открыт финал этой печальной истории: глобальная геологическая катастрофа, названная в историческом Предании человечества Всемирным Потопом (хотя катастрофа коснулась, судя по всему, не только гидросферы, но и литосферы, не говоря уже об атмосфере), которая погребла под собой древних животных, многочисленные окаменелые останки которых дали неразумным людям повод выдумать «теорию эволюции» и вознести эту фальшивку на пьедестал якобы непогрешимого научного знания.
Бог сохранил от гибели лишь одно праведное семейство Ноя, потомками которого и являются все ныне живущие люди. В результате потопа атмосферные условия на земле резко изменились к худшему, многие виды животных исчезли, средняя продолжительность жизни стала с каждым поколением сокращаться. Единого царя Адама над людьми уже не было, однако люди продолжали оставаться единым народом и говорили на одном языке. Политическая система человечества тогда была демократической, что естественно для смертных людей. Людей объединял язык и единая идеология, смысл которой был в безмерном превосходстве человека над всей видимой тварью.
Люди были горды и далеки от мысли о поклонении духам. Но сама эта гордость и стала преткновением для нас. Люди задумали построить Башню, которая символизировала единство и величие человечества. Я думаю, образом жизни людей того времени был естественно-демократический рай, золотой век подлинной, естественной родовой демократии, о возвращении которого почти все люди ныне мечтают в той или иной форме. Это основная идея всей нынешней (послепотопной) эпохи. Я думаю, что духовный, символический смысл Башни состоял в самообожении человечества. Башня должна была стать единым храмом Человечества, в котором совершался вечный культ самопоклонения и самоугождения. Ведь хотя каждый человек смертен, но Род человеческий бессмертен и в этом смысле богоподобен.
Конечно, такой культ был безмерно лучше, чем охватившая людей в более поздние эпохи религиозная эпидемия поклонения духам, но все-таки это было язычество, потому что самообожение не оставляло места Иисусу Христу. Башня означала, что у человечества нет Царя, что оно счастливо и без Царя и в Царе не нуждается. Но это закрывало людям возможность исцелиться от раны, полученной грехопадением Адама, победить смерть и вернуться к первоначальному естественно-райскому состоянию бессмертия – напомню, в политическом отношении монархическому состоянию. Демократия идеальна для смертных людей, но не для бессмертных. Потому что смертные люди – это братья, лишенные Отца, а бессмертные не лишены Отца, как я объяснил выше.
Потому Бог лишил человечество единого языка, после чего единый Род человеческий естественно рассыпался на многочисленные роды и семейства. С этого-то времени человеческая жизнь принимает знакомые нам по опыту очертания. По большому счету, в политической жизни человечества с тех пор не произошло никаких принципиальных изменений вплоть до самого пришествия Христа.
Итак, у нас за спиной не один Золотой Век, а ТРИ таких века:

  1. бессмертная монархия Адама в раю


  2. почти тысячелетнее царствование смертного Адама над смертными, но долговечными (скажем так, подобными эльфам) людьми


  3. демократический рай смертного, но ещё единого и потому поистине великого человечества вплоть до попытки построить Башню.


В сущности, все попытки великих монархов прошлого построить единую всечеловеческую Империю были попытками преодолеть последствия разделения языков, насильственно соединить разделенные языки и вернуть человечеству великую славу его первоначального состояния неразделенного единства. Но все эти попытки разбивались о естественный демократизм смертного человечества.
Монарх не может заменить собою Адама (как царя над единым неразделенным человечеством) прежде всего потому, что Адам был отцом и потому его право на царство было неоспоримо, а право любого другого монарха оспоримо. Какими бы выдающимися личными качествами он ни обладал, его легитимность всегда может быть подвергнута сомнению. А кроме того – и это главное - любой великий монарх смертен, и это его неустранимое слабое место. Он не может заменить собою Адама, но умирает, а человечество так и остается разделенным.
Пока люди говорили на первоначальном едином языке Адама, были единым родом, они могли руководствоваться единым обычаем, единой идеологией, разрешая возникающие споры исходя из единственного и потому безусловно авторитетного Обычая, который только и может выступать руководителем Рода в отсутствие Отца. Это, вообще говоря, неустойчивое состояние, однако естественная приверженность людей к своим обычаям делала его устойчивой, пока сохранялось единство первоначального языка.
Когда же язык Адама был отнят у людей, пресеклась непрерывность Обычая. Кроме того, я думаю, что первоначальный язык был языком необычным, особым. Чтобы говорить на нём, требовалось особое вдохновение Святого Духа. И сама ежедневная практика говорения на этом языке способствовала сохранению человечества от наиболее и недостойных и безумных затей вроде идолопоклонства или служения духам. Это и был тот истинный язык, который люди тысячелетиями искали вернуть, приписывая ему магические свойства (быть может, и небезосновательно). Но обожению человека истинный язык препятствовать не мог, потому что именно Человек (Иисус Христос) и является Богом и Творцом этого мира. Потому-то самообожение и является для людей почти неодолимым соблазном на протяжении всей их истории. Истинный язык сам по себе не мог предохранить нас от соблазна построить Башню и самим приписать себе Божественное достоинство. Тут опять-таки требовалось разумное содействие, самоограничение человечества.
Люди не стали дожидаться пришествия Спасителя, но решили довольствоваться положением смертных богов земли. Люди обожили свой Род, который заменил им Царство, и тем самым снова повторили грех Адама, отвергнув грядущего Царя Христа. И опять-таки здесь можно усмотреть тонкий смысловой нюанс, на которое я уже указал выше, проведя различие между Царством и Священством.
Бессмертный демократический Род, говорящий на едином языке и руководствующийся единым изначальным Обычаем, стал для смертных людей заменителем Адама, первоначально бессмертного Отца и Царя. Но как Адам отверг заповедь Христа Бога, тем самым отвергнув Его Самого – так и человеческий Род отверг Христа, попытавшись заменить его культом Самого Себя, воплощенным в Башне. Как Адам был наказан смертью за нарушение Заповеди, так и единство человеческого Рода было умерщвлено разделением языков, которое последовало за утратой единого первоначального Языка человеческого Рода.
Как великие монархи прошлого, стремившиеся объединить под своим скипетром все человечество, бессильно пытались заменить собою умершего Адама, вернув человечеству счастье политического единства, так и каждый человеческий род в своей внутренней гордыне мнит себя чем-то вроде первоначального Рода, безумно возносясь над прочими родами того же самого человечества. А самые удачливые и сильные из них пытаются даже строить каждый свою «Башню» национальной Империи. Можно сказать, что ничего принципиального нового на земле после перечисленных событий уже не происходит.

Ничего, кроме пришествия в мир Сына Человеческого, Сына Божия, Иисуса Христа.

Собственно, ради Его-то пришествия люди и оказывались перед угрозами – сначала угрозы утратить первоначальное бессмертие, потом угрозы Всемирного Потопа, затем наконец угрозы утраты единства Рода. На каждые из этих грабель человечество последовательно наступило, с незавидным постоянством выбирая худший из возможных сценариев. Между тем, пользу из всей этой ситуации извлекают только христиане, восприемлющие благодать Спасителя. Все же прочие люди (в том числе и нерадивые христиане, лишающие себя Благодати через непослушание Христу), страдают напрасно, бесплодно (хотя, конечно, и небезвинно), не совсем без основания гневаясь на христиан, в которых смутно подозревают подлинную причину всех их бедствий.


Продолжение темы: Беседа о Египте(1). Влияние древнего Египта на современную Европу.

Об гармонии противостоящих идеологий

latnemrob1:В информационном пространстве реальные антагонисты выглядят союзниками.

Да! это действительно очень интересный феномен. Как правило именно так и бывает.

Антагонисты как правило оказываются "союзниками" в информационном пространстве, так как настаивают на одном и том же делении людей. Делить людей можно по-разному.
Задача любой идеологии - делить людей. И потому идеологии всегда ходят парами. Две взаимно враждебных идеологии естественно усиливают и взаимно порождают друг друга.

Это, конечно, признак, что за ними обеими кто-то стоит.
И я полагаю, что это КАК ПРАВИЛО кто-то ТРЕТИЙ, извлекающий политическую выгоду из данного противостояния, а не просто тайный союз двух штабов.

Злато и булат

Хочу вынести из дискуссии с уважаемым pascendi своё высказываие по поводу концепции "ФИНИНТЕРНА".

Это концепция - несомненно хорошая, по-своему убедительная и привлекательная.
Суть её в том, что "реальный мировой гегемон" не локализован в каких-либо государствах, имеют основой своей власти не государственный аппарат (инструмент насилия), а ДЕНЬГИ как таковые.

Мне эта теория кажется ошибочной, и вот почему. [Spoiler (click to open)]Деньги сами по себе, не подкрепленные насилием, не значат почти ничего. Мы, маленькие люди, по опыту знакомы с властью денег, и мы знаем, что большие деньги способны творить почти что чудеса. Но когда мы экстраполируем эту закономерность слишком далеко вверх, в область политики, мы удаляемся от истины.

Мы не замечаем или не осознаем, что и наши-то собственные деньги ("деньгами" я называю метафорически любой капитал или даже любые ресурсы, находящиеся у кого-либо в собственности) всецело опираются на мощь государственного аппарата насилия. Этот аппарат нам не принадлежит, потому мы привыкли воспринимать его как часть природы, как нечто само-собой-разумеющееся.

Между тем без аппарата насилия деньги - это ничто. Вообще ничто, потому что любой, кто обладает таким аппаратом, может отнять их у нас.

Все могу, сказало злато - все могу, сказал булат.
Все куплю, сказало злато - все возьму, сказал булат.

Позиция булата в это споре гораздо убедительнее. Другое дело, что достаточно большой и страшный булат сам по себе тоже нуждается в злате. Солдат надо кормить и обучать, вооружение изготавливать и проч.
Потому злато и булат всегда ходят в обнимку.

И потому я не верю в "фининтерн"!

В основе РЕАЛЬНОЙ ВЛАСТИ - то есть, власти несменяемой, неизбираемой, неназначаемой, которая сама кого хочет сменяет, избирает и назначает на подконтрольной ей территории - в основе реальной властиобязательно лежит союз меча и орала злата и булата.

Почему Венеция так долго, сильно и убедительно доминировала над прочими городами-республиками XIII века? Потому что это был не простой торговый капитал, но капитал, вооруженный до зубов, опирающийся на мощный и изощренный аппарат насилия. Генуя смогла победить Венецию только тогда, когда стала бороться с ней её же оружием. Но и то - ненадолго...

И с тех пор ничего не переменилось. Потому я уверен, что "фининтерн" - такая же дымовая завеса, как и "жидомасонский заговор".

Историософия. Религия и политика.

Невероятно интересная статья о финансах Испанской империи в XVI веке.

Оригинал взят у antoin в Заёмщик из Преисподней
Что можно узнать, убив шесть лет на чтение 5000 рукописных страниц кредитных договоров XVI века? Не так уж мало: процентные ставки времён "революции цен", способы обеспечения исполнения договоров монархами, имена деловых партнёров генуэзских банкиров, предысторию мятежей в Армии Фландрии, ошибки Фернана Броделя, развенчание Чёрной Легенды и (куда ж без этого) причины взлёта и падения Испанской Империи. К счастью, эти полезные выводы теперь могут прочитать и простые смертные без прорвы свободного времени.[Spoiler (click to open)]

lending

19 января этого года вышла замечательная книга Lending to the Borrower from Hell: Debt, Taxes, and Default in the Age of Philip II by Mauricio Drelichman, Hans-Joachim Voth. Хотя отзыв и писался за недостатком времени несколько дней, само желание сделать его непосредственно после прочтения (а не как обычно) может служить выражением степени удовольствия, полученного мною от этой книги.

Авторы по сути объединили в одно целое результаты уникальных многолетних исследований, уже отражённых в их статьях (не знаю, как сейчас, но ранее они их сами выкладывали в интернет совершенно бесплатно, гугл в помощь). Если статьи порой читались как сухой отчёт об исследованиях по узким вопросам, то здесь кроме изложенных более читаемым стилем фактов предложена единая концепция, которая эти факты вплетает в общий контекст финансовой, государственной и военной истории XVI века.

С одной стороны, когда авторам надо выглянуть из своей узкой области, они опираются на самые актуальные сегодня работы по эволюции государств Раннего Нового Времени. С другой стороны, внутри выбранной темы они расправляются с прежними гипотезами так же быстро и некуртуазно, как ландскнехты с юным рыцарем, заехавшим внутрь их коробки. Так, авторы смеют считать странными рассуждения типа «Кастилия много брала в долг и много воевала, а это плохо, потому она и рухнула. А вот Англия брала в долг ещё больше и воевала ещё больше, а это хорошо, поэтому она и доминировала». Досталось и старику Броделю: на чём основано его мнение, что каждый из дефолтов Филиппа ІІ начисто сметал глупых кредиторов, на смену которым следующая команда банкиров набиралась чисто из безумия и авантюризма? Эта иррациональность немного смущала: любому знакомому с их профессией станет неловко от попыток вообразить банкиров порхающими к свечке мотыльками. И вот ведь как оказалось: документы свидетельствуют, что дефолты были лишь кратковременными кризисами ликвидности, а кланы финансистов стабильно оставались в плюсе, так что готовы были кредитовать Филиппа ІІ снова и снова. Получили на орехи и те, кто переоценивал объём дефолта, хотя на деле под удар попадала лишь максимум четверть всего государственного долга, реструктуризация вполне устраивала банкиров, а по современным меркам Филипп II и вовсе был мечтой кредитора.

Очень хорошо при чтении этой книги параллельно листать в чертогах разума её «злого близнеца» — труд Паркера об испанской армии во Фландрии. Не только средневековое общество можно понять лишь в контексте войны: из каждых пяти дукатов четыре Филипп ІІ тратил на войну. За цифрами MIRR, пунктами о форс-мажоре и условиями конвертации валют стоит видеть плоды всей этой бумажной возни: несмолкающий гром барабанов кастильской пехоты. Генуэзское золото во Фландрии алхимически превращалось в огонь и меч для принуждения к миру еретиков, стоявших насмерть за право притеснять добрых католиков.Collapse )

Настоящая жемчужина ЖЖ для тех, кто интересуется историей

Оригинал взят у antoin в Оглавление[Spoiler (click to open)]
Античное:
Религия и наука в Египте
Римляне о продажных судьях
Андроник Комнин
Воля и волеизъявление в Древнем Риме
Кто был гражданином в Древнем Риме
Солнце Рима
Римские юристы и Папиниан
В чём ошибка с датой Рождества
Как нашли институции Гая
О равноправии религий
Кошки и лошади
Римская память
Рейтинг героев троянской войны


Средневековье:
Карл Великий и монастырские библиотеки
Обычай хоронить с оружием
Дорога викингов в Святую Землю
Средневековое право: «Суд божий».
Пара слов о рыцарстве
Fleur-de-lis
Отрубленные головы у Толкиена и в крестовых походах
Вино из Сен-Дени и средневековое право
Средневековые юристы
Невская битва и Грюнвальд
Правильное отношение к традициям: монастырское хозяйство
Византийская скупость
Советские историки и Средние века
Дживелегов о купце
Питание в XIII веке

Раннее Новое время:
Сомнительная привилегия
Цветная печать короля
Идеалы Инквизиции
Индивидуализм Нового Времени
Нюансы хронологии и календарей
Дуэль и закон
Кальвин
Истоки страхования
Золото, пряности и сукно: истоки бирж
Кости селёдок, тюльпаны и пузыри: биржи в XVI - XVII веках
Кофейни, войны и железные дороги: биржи в XVIII-XIX вв.
Описание иезуитов
О конных атаках
Кошки и ёжики на войне
Про идеологии и индивидуальности в истории
Доставка писем в XVI веке
Лимон как смертельное оружие китайцев
Запретный короткоствол в XVI веке
«Позаботься о добром благовонном средстве»
Рыцарство и аристократия
Face of campaign
Военная революция. 1. Обзор определений «военной революции».
Военная революция. 2. Общая схема, пушки.
Военная революция. 3. Ружья.
Военная революция. 4. Тактика 1500-1530.
Военная революция. 5. Тактика 1530-1600.
Вся королевская конница: caracole.
Ренессанс и его деревянные солдаты.
Гранаты на море в XVII в.
Мемуары XX века и Ренессанса.
Про устаревшие книги.
Немного «войны в кружевах»
Юристы и дьявол

Новое и новейшее :
Моя книга
Вероятная продолжительность жизни в праве
Методы цензуры в XIX веке
На подходе к современности: биржи в XIX-XX вв.
Плоды войны, гангстеры и новый курс: биржи в первой половине XX века
Дело о потопленных кораблях
Дело о непотопленном пароходе
Особенности исламских банков
"Монополия" как средство пропаганды, наживы и освобождения
Как украли Линкольна
Робеспьер против смертной казни


По странам:
Англия:
Рекомендуемые книги об Англии 17 века
Боевой волк Эдварда I
Генрих VIII и Церковь
Уолсингем в Варфоломеевскую ночь
Абсолютизм английского парламента
Казнь Страффорда
О женском коварстве в XVII веке
Кромвель и ирландцы
Образ Кромвеля в СМИ его времени
Голова Кромвеля
Абсолютная и конституционная монархия.
Новогодний запах в Англии при Стюартах
Бюллетени о смертности
Английская знать в XVII веке
О вкусной и здоровой пище
Живой английский марксист
Viva La Revolución
Английская гражданская война: детерминизм
Железнобокие
Псы английской гражданской войны
Кромвель и хозяйка дома Инглби.
Послевкусие гражданской войны в Англии.
Кромвелиана.
Победители в английской гражданской войне после победы.
Пиво с точки зрения англичанина
Королевские роды в Англии
Сколько стоил голос в Англии XVIII века
Чёрный юридический юмор
Популярность публичных казней в Англии XIX века
Наказание за измену в Англии
Об английском флоте и фильме Master and Commander: The Far Side of the World
Как Англия стала Империей
Рядовой Конан-Дойл
Английские учебники по праву. Иск к невесте.
Традиции английского права: accord and satisfaction
О сладости прецедента
Спекулятивные убытки
Особенности исламских банков
Исламские корни английского права
Drums of war
История как роман: битва при Хушабе.
Картечь в 18 веке.
Про огораживание в Англии.
Англия повешенная.
72 000 Генриха VIII
Тюдоры: уголовное право и смертная казнь.
Жаргон английских преступников
Незаметный Гарри VIII
Живые мертвецы в XVII веке: Анна Грин
Лондонские развлечения 1599 года
Английские объявления 1680 года
Чем советовали напиваться в XVI веке
Кромвель и Эссекс
О разбойнике в 1712 году
Дело о партнёрстве
Из памфлета 1682 года о пьянстве
Юристам про «Кровавый кодекс» Англии
Английские разбойники: XIV в.
Английские разбойники: XV век.
Английские разбойники XVI века
Робин Гуд
Ричард в Акре
История об отрубленном пальце
Проситель за дьявола
Юристы старой Англии
Анекдот о Мальборо
Анекдоты про драгун
Анекдот про капитана
Акт об опале "мэра"
Придворные игры: acts of attainder в английском праве. Часть I. Война Роз
Придворные игры: acts of attainder в английском праве. Часть II. Генрих VII
Придворные игры: acts of attainder в английском праве. Часть III. Генрих VIII
Мясо священных коров

Восточная Европа:
Внутриевропейские колонии
Из жизни Стефана Батория.
Кожура гнилого апельсина

Германия:
Готика
Iuristen — bose Christen
Время ландскнехтов
Появление ландскнехтов
Акционерное общество «Ландскнехт»
Последние песни ландскнехтов
Протестанты как политическое движение
Протестанты
Слово протестантов и дело католиков
Пушка Кайзера
Крейсер Эмден в рекламе
Шиллер-историк.
Бескомпромиссное чтиво XVIII века.
Смерть Фрундсберга.
Полк гигантов Фридриха Вильгельма
Красная Книга Императора

Испания:
Экскурсоводы про Оливареса
Авторское право в XVII столетии
Испанский этикет
Испанская таможня в 17 веке
Лучшая лесть королеве
Заказное убийство в XV веке
Инквизиторы и новохристиане
Индекс запрещённых книг
"Отцы и дети" на испанский мотив
Испанская пехота
Испанцы в боевом порядке
Битва при Рокруа. Правда и мифы.
Главный идеолог английского флота
Заваливать кораблями
Уроки испанского: Poner una pica en Flandes
Уроки испанского: ¿Estamos aquí o en Flandes?
Уроки испанского: no hay más Flandes
Галеры и испанская тирания.
Испания и голландцы в XVII в.
Откуда течёт испанское пиво.
Наш человек в Гишпании
Герцог и герцогиня Альба.
Английский моряк в Испании.
Герцог Альба глазами советских историков.
Военные изобретения и Филипп II
Герцог Альба в Нидерландах или Как прослыть кровавым тираном за четыре простых шага
Flandes es el infierno: война в Нидерландах после Альбы
Империя под солнцем
Король-трудоголик
Сказ про то, как королева Англии испанские деньги украла

Италия:
Об итальянских мореплавателях
Утопия и идеал Антонио Аверлино
Тёмная сторона Ренессанса
Голубки Венеции
Венецианцы о кофе
Рекомендательные письма Сфорца
Идеальное государство
Пули и кондотьеры
Пиччинино и герцог

Нидерланды:
Иконоборчество в Нидерландах
Правовая база данных по-голландски
Политика в Голландии до независимости - 1.
Политика в Голландии до независимости - 2.
Политика в Голландии до независимости - 3.
Политика в Голландии до независимости - 4.
Политика в Голландии до независимости - 5 et ultima.
Лендлиз королевы Лизы и Нидерланды.

Россия:
Древнерусское право и Церковь
Коротко о древнерусском праве, византийском и переводчиках
Царское письмо
Убить императора. Павел I и английские деньги.
Развитие науки гражданского права в Российской империи, часть 1: естественно-правовой период
Развитие науки гражданского права в Российской империи, часть 2: историко-правовой период
Обучение юристов в Российской Империи
Общие черты монашества и смерти
Права инородцев в Российской Империи
История перевода Джамбатисто Вико
Найм иноземцев в московскую армию 17 века
Записки Мейерберга о Московии

Скандинавия:
Солдаты Густава Адольфа
Дуэль с королём.

Франция:
Купец из Ля Рошели
Бургундия, Бургундия
О продаже должностей во Франции
Женщина на троне
Осада Ля Рошели
Д'Артаньян
История в цифрах: Азенкур и Варфоломеевская ночь
Самая большая ошибка: эдикт Фонтенбло
Последствия эдикта Фонтенбло
Шомберг и Анри Наваррский
Г-н Бюсси на войне
Анри Четвёртый по отзыву венецианца
Несколько фактов о крестьянских восстаниях во Франции в первые две трети 17 века
Из записок Амбруаза Парэ
Из Монлюка о нациях
Анекдот про Д'Адрета
Анекдот про герцога Гиза

Новый свет:
Вперёд, к Эльдорадо!
Песни индейцев о взятии Теночтитлана
Колумб и Америка
Раньше Колумба: Кортереал
Раньше Колумба: карта Зено
Конкистадоры и Эль Дорадо: поход Гонзало Писарро
Конкистадоры и Эль Дорадо: поход Гонзало Писарро 2
Франсиско Орельяна и амазонки
Тактика конкистадоров Кортеса

Картинки:
Стреляющие ложки и шестиствольные молотки: комбо-оружие
Скьявона
Столовые приборы ландскнехта
Женские портреты
Испания и Нидерланды: медали
Традиции изображения Фемиды и Юстиции
Эволюция распятий
Небиблейские витражи
Корабли Total War и не только
корабли - 1
корабли - 2
корабли - 3
корабли - 4
корабли - 5
корабли - 6
корабли - 7
корабли - 8
Пенс мертвеца
Эрнест Крофтс - "Принц Руперт"
Кромвель: "Художник, пиши меня со всеми бородавками!"
Дисней на службе ЦРУ
Поль Деларош
Пушка с фигой
Кирасир
Ландскнехты на гравюрах из British Museum
Истоки «Преведа» в Ренессансе
Карта на шлеме
Гравюра по Рокруа
Диего Веласкес
De arte athletica I
De arte athletica II
Рыцарь без Смерти и Дьявола
Полная тарелка омаров
Адмирал
Траншея
Springs of Cresson
Два взгляда на залив Виго
Hideout
Man at Arms
Джон Буль Ктулху
Разнообразный огнестрел.
Реклама пистолетов 1858-1924
Миниатюрные солдаты: осада Остенде
Для сварливых женщин
Быт 17 века

Прочее:
Традиции экстрадиции
Фанатики
Практическое использование молитв
Восточные государства
Романтика
В защиту схоластики
Утопизм революционеров
Смена политеизма монотеизмом
Чему учит история
Конспирологический подход к истории
О путешествиях
О детализации в литературе
Талант и результат
О хорошей прозе
Старинные портреты
Plus Ultra
Моя Илиада
Про песнь о Роланде
Осень здесь и сейчас
Историческое телевидение
Пираты и кредитные карты
Настольные игры
Non inutile est desiderium
Изречения о больших батальонах
Слепые дети Кроноса
E pluribus unum
Ко Дню Юриста
Rule of Law vs Reason of State
Закон Такман
Защита нормального: Монтанари о голоде
Сериалы XVI века</div>

Любопытная цитата (тема: революция в Нидерландах)

...в 1572 году о праве и частной собственности не забывал Вильгельм Оранский несмотря на революционную обстановку. В этом году он в очередной раз устроил вторжение в Нидерланды с десятками тысяч набранных в Германии наёмников. Поскольку его солдаты имели склонность к убийствам и грабежам (теоретически, убивали только католиков, но под руку попадали все), то тысячи людей покидали города и бежали на восток, где закон и порядок охраняли войска доброго герцога Альбы (которые тоже были не ангелы, но об этом позже).
Вильгельм тогда сыграл в право как по нотам:
- издаётся ордонанс о том, что Вильгельм всей душой скорбит по поводу учинённых его наёмниками злодеяний, хочет прекратить вражду между католиками и евангелистами, а потому просит всех беженцев вернуться домой;
- в ордонансе есть нюанс: у тех, кто не вернётся в течение двух недель, будет конфисковано всё имущество «во имя Общего Блага»;
- ничего не делается, чтобы унять наёмников, грабежи и убийства продолжаются;
- беженцы почему-то отвергают милостивое предложение Вильгельма и возвращаться не собираются;
- всё имущество беженцев конфисковано, шах и мат, ПРОФИТ.
Чувствуете разницу этого свободного и патриотичного правового процесса по сравнению с деспотичной конфискацией испанцами имущества осуждённых судом мятежников?...