June 20th, 2015

Полезная информация

Оригинал взят у junius_rusticus в Что делать, если ввязался в войну, которую нельзя выиграть в принципе?
Оригинал взят у novy_chitatel в Что делать, если ввязался в войну, которую нельзя выиграть в принципе?
Читаю статью про фельдмаршала Паскевича и его стратегию в Крымской войне. [Spoiler (click to open)]Многое стало ясно.

Вкратце:

1. Россия совершенно неверно оценила международное положение перед войной и оказалась перед объединенным фронтом четырех европейских держав - Англии, Франции, Турции и присоединившейся к ним Австрии. Ситуацию довершила Пруссия, которая подписала с Австрией союзный договор.
2. Война с пятью европейскими державами превышала естественные пределы военных возможностей России. Паскевич оценил положение страны как хуже чем 1812 год.
3. С этого момента войну уже было невозможно выиграть, но оставалась возможность хотя бы минимизировать проигрыш.
4. Паскевич видел для этого единственный способ - предотвратить вступление Австрии и Пруссии в войну.
5. Для этого пришлось выполнить австрийский ультиматум и очистить Дунайские княжества.
6. Однако этого было явно недостаточно и потому Паскевич осуществил мобилизацию страны на пределе ее возможностей - страна с населением 50 миллионов человек мобилизовала армию в 2.5 миллионов солдат.
7. Большая часть этой армии не принимала участия в боях и была развернута на западных границах страны, готовясь отразить нападение Австрии и Пруссии, а также англо-французский десант на Балтику (а если не повезет, то еще и шведское вторжение в Финляндию)
8. Комбинация дипломатических уступок и развертывание отмобилизованной армии в Польше и на Волыни возымели свой эффект. Австрия не решилась на войну с Россией.
9. Как следствие, Пруссия тоже в войну не вступила, поскольку условия ее союзного договора с Австрией предусматривали, что Пруссия выступит на помощь Австрии только если внешний враг нападет на Германию.
10. Необходимость держать основные силы армии на западных границах неизбежно вела к проигрышу кампании в Крыму, что Паскевич рассматривал как неизбежное зло. Главное предотвратить новый 1812 год, а падет Севастополь или нет это дело десятое.
11. И хотя фельдмаршал до конца войны не дожил, он несомненно счел бы результат войны лучшим, на что было можно надеяться


О вредности королевской работы

Уважаемый schegloff подарил мне ссылку на работу, в которой изучается статистка цареубийств и показывается, что королем быть крайне вредно для здоровья.

http://bjc.oxfordjournals.org/content/51/3/556.abstract

[Spoiler (click to open)]This paper examines the frequency of violent death and regicide amongst 1,513 monarchs in 45 monarchies across Europe between AD 600 and 1800. The analyses reveal that all types of violence combined account for about 22 per cent of all deaths. Murder is by far the most important violent cause of death, accounting for about 15 per cent of all deaths and corresponding to a homicide rate of about 1,000 per 100,000 ruler-years. Analyses of trends over time reveal a significant decline in the frequency of both battle deaths and homicide between the Early Middle Ages and the end of the eighteenth century. A significant part of the drop occurred during the first half of the period, suggesting that the civilizing processes assumed by Norbert Elias started between the seventh and the twelfth centuries. Finally, preliminary analyses suggest that regicide has a significant ‘autoregressive’ component in that the murder of the predecessor and the pre-predecessor increases the risk of homicide for the current monarch. It is suggested that such bundles of regicide may be interpreted as part of extended periods of civil wars and feuding that accompanied the state-building process. The paper concludes by suggesting several individual and contextual risk factors that may be involved in the risk of regicide.

О патриотизме, космополитизме, национализме и простом идиотизме.

[Spoiler (click to open)]На самом деле патриотризм – это просто-напросто преданность своей элите. Само слово «патриот» происходит от слова «патрос», отец.

Патриотизм может быть разных уровней. Теоретически можно быть патриотом своего города, своего края, своей страны… в конце концов можно быть патриотом всего человечества или патриотом своего семейства. Естественно, эти два случая – особые. Если ты сын, то семейный патриотизм есть служение отцу (ну, или матери, если у вас матриархат), а если ты сам - отец своего семейства – значит, твой патриотизм есть просто-напросто служение самому себе. Если ты патриот всего человечества, тебя обязательно назовут космополитом.

В мирное время патриотизмы разных уровней мирно уживаются между собой. Но если случается война (в широком смысле – вообще противостояние «своих» и «чужих»), то патриотизмы разных уровней порой вступают в противоречие между собой. Чтобы спасти или приумножить целое, на войне приходится жертвовать частью. Благополучием семьи – ради родины, например. Или родиной – ради того, чтобы прекратить бомбежки родного города, и прочее.

Потому в том случае, когда никакого противостояния нет и не предвидится, понятие «патриотизм» лишается смысла и становится пустым. Или же эквивалентным какому-то банальному понятию типа «хороший человек». Если нет противостояния – то служение человечеству, городу, стране, семье или же самому себе – всё это понятия эквивалентные. Впрочем, в нашем падшем мире всегда имеется какое-нибудь противостояние, так что у нас с патриотизмом все в порядке. Когда есть противостояние, разного уровня патриотизмы сразу обретают смысл существования и начинают бороться за душу человека, причем каждый из них норовит подчинить своему контролю наше сознание (шире - ум), оттеснив все прочие на правах «единственно правильного патриотизма».
А любое учение, основанное на идее противостояния или служащее противостоянию, именуется «идеологией».

Смысл идеологии в противопоставлении одних людей другим людям. Неважно, по какому признаку. Одна идеология как раз и отличается от другой тем, какой признак выбирается в ней за основу. Противостояние – душа любой идеологии. Где нет противостояния одних людей другим – там нет и не может быть идеологии, но имеет место что-то иное. Например, религия.

Да, религия. Ведь и патриотизм на уровне всего человечества, объединяющий всех людей, тоже не может быть ничем кроме противостояния. Противостояние человечества чему-то иному, нечеловеческому. И в зависимости от того, как мы будем понимать это нечеловеческое, у нас выйдут те или иные виды «космополитизма». Лично мне ближе всего противостояние человечества «барабашкам» или «тангалашкам» - разумным, но нечеловеческим формам жизни в этой Вселенной. Я убежден, что все они должны служить человечеству как целому, а кто из них не желает служить людям – пусть пеняет на себя.

Другой вариант всечеловеческого патриотизма – противостояние Богу. Сторонники этой идеологии могут вовсе даже и не верить в Бога. Манифестацией Бога в их системе выступает природа, которую человечество должно покорить, подчинить своему контролю. Предполагается, что природа человечеству непокорна, непослушна, так как она мучает нас своими тупыми законами, согласно которым мы страдаем и в конечном итоге умираем. Таков нехристианский, гуманистический патриотизм. Его особенность в том, что он не знает, какому отцу он служит.

Ведь на самом-то деле патриотизм – это просто-напросто преданность своей элите. Само слово «патриот» происходит от слова «патрос», отец. И всякий, кто желает служить, например, своей стране, служит на самом деле элите, которая управляет страной. Чтобы убедиться в этом, представим, например, что на нашу страну напали враги. Патриотизм велит сражаться с этими врагами, чтобы отстоять независимость страны. Пусть так. Но ведь можно не сопротивляться, а просто покориться завоевателю. Какая разница для простого человека (если он простой человек и не причастен власти «отцов»), кто именно будет владеть данной страной? Да никакой по сути.

Простой человек при любой власти живет примерно так же, как и при другой. От того, что власть в данной стране принадлежит именно этим людям, а не другим, выигрывают лишь те, кто имеют от этих людей какие-то привилегии. И сражаются с завоевателем они потому, что от завоевателя привилегий не предвидится. Война же отнимает силы и средства, а порой и саму жизнь. Так стоит ли игра свеч? Именно так и рассуждали люди в эпоху простодушного здравомыслия, именуемую Средневековьем, когда государи были ещё недостаточно хитры, чтобы управлять своими подданными при помощи манипуляции сознанием.

Тогда патриоты знали, за кого конкретно они сражаются и что с этого будут иметь. Потому и патриотами в ту эпоху были лишь люди привилегированные, непростые. Сражались между собой тогда не народы, а элиты. И любой простой воин был сравнительно привилегированным человеком, который знал, когда, чем и сколько именно ему заплатят за его верность своему государю. Крестьяне же в войнах не участвовали, разве только особые, непростые крестьяне, типа Швейцарцев – но это особая тема. В целом же всеобщий, повальный патриотизм изобрел Макиавелли, который подал государям идею, что в эпоху огнестрельного оружия победит тот государь, который соберет более массовое войско. Войско стоит денег, и тот, у кого солдаты дешевле, может набрать больше солдат. А значит, надо убедить солдат воевать бесплатно, за красивые слова. Тут-то и родился патриотизм примерно в той форме, которая всем нам хорошо знакома. Патриотизм – это идеология, позволяющая с минимальной затратой средств поставить под ружье людей, в сущности совершенно не заинтересованных в войне.

Национализм – это следующий этап оболванивания масс. Если разумный и сознательный патриот по крайней мере знает, за что он воюет (за интересы своей политической элиты), то националист лишен даже этой минимальной информации. Он воюет за свой этнос в целом. В принципе, если после победы все люди данной национальности окажутся в привилегированном положении сравнительно с другими национальностями, то игра может стоить каких-то свеч. Но уж конечно не таких, чтобы за это прямо-таки отдавать свою жизнь. Хуже того, в наше время националисты как правило декларируют принцип равенства национальностей. Такого рода национализм, декларирующий равенство наций - это политический идиотизм в своей самой чистой, я бы сказал, рафинированной форме. Когда человек сражается поистине за идею своего этноса как таковую.

В наше трудное (в смысле степени оболванивания людей) время даже уже и патриоты следом за националистами впали в бессознательность, утратили понимание логики происходящего. Нормальный патриот знает, ради кого он жертвует собой. Ну, в худшем случае хотя бы приблизительно представляет себе это, пусть и с ошибками: «За Родину, за Сталина!» Гораздо хуже, когда патриот лишен даже этого минимального знания, и вообще не понимает, кто конкретно скрывается за столько драгоценным для него словом «Родина».

А скрываются за ним всегда какие-то конкретные люди. В благословенную эпоху Империи, когда русским людям разрешалось знать, за кого они воюют, они воевали за Романовых. Потом идиоты поверили, что Романовы недостойны владеть Россией, и тогда им для смеху подсунули сначала какого-то Джугашвили, а потом и вовсе Брежнева. А случись война сегодня, и придется бежать на пулеметы, крича "За Родину, за Путина". Глупость - самая дорогая за свете вещь, её получаешь в кредит и никогда не расплатишься по процентам.

Возвращаясь к вопросу о всечеловеческом, универсальном патриотизме, надо прежде всего хорошенько осознать, что и он не может быть ни чем иным как служением элите всего человечества. С христианской точки зрения, Царем этой элиты является Богочеловек Иисус Христос. С секулярной же точки зрения, сколько ни думай, получается, что там наверху сидит вообще невесть кто. Не то банкиры, не то жидомасоны. И это ещё не худший вариант. Жидомасоны в любом случае предпочтительнее откровенных рептилоидов. В общем, внехристианский космополитизм не может предложить нам с этой стороны ничего позитивного. Потому об этом предпочитают просто не думать. Собственно, только на этом и держится ещё патриотизм в нашу глобалистическую эпоху: на том, что если задумаешься о том, кто же стоит за всеми этими делами, то в голову все лезут какие-то черти. Вот люди и не думают.

В сущности, с христианства и началась всечеловеческая эпоха человечества. Христианство и является первоисточником идеи, что все люди - братья. Ислам эту идею подхватил, но только одной рукой. Потому что само понятие "братья" опять-таки подразумевает наличие какого-то "отца". А если это не Христос, то кто?

Откуда мы знаем то, что мы знаем.

[Spoiler (click to open)]Человек сформировался в мире подлинной зрительной информации. Возможность иллюзии в этой области появилась совсем недавно, извините за каламбур буквально на глазах. Защищённость человеческого «я» от видеоагрессии до сих пор поразительно мала.

Например, в течение последних десяти лет люди усвоили понятие «фотошоп», что вроде бы знаменует выработку видеоиммунитета. Но я часто наблюдал, как люди скептически ухмыляющиеся над результатами работы современных видеомонтажёров, В УПОР не видят, что множество фотографий с Распутиным это подделка, причём гипергрубая (на уровне аппликации). Хотя глаз вроде натренирован. Такова сила биологической инерции.

Поскольку эта инерция биологическая, то не нужно корчить из себя сверхчеловека. Каждый из нас очень легко может стать жертвой информационной агрессии. Поэтому за свою интеллектуальную свободу надо бороться. Без фанатизма, но постоянно. Любящая мать закрывает глаза ребёнку, чтобы он не увидел раздавленную кошку. Надо так же сознательно ограничивать самих себя от потребления информационных подмен.

Например ГИГАНТСКОЕ влияние на советского человека оказал минисериал «Операция «Трест»». Им оттуда почерпнуты БАЗИСНЫЕ представление о русской истории первой половины 20-го столетия, а отчасти и об истории 19 и даже 18 века. Он в этих веках жил и про них всё знает. Из идиотского блефа шестидесятников, за деньги КГБ нафантазировавших себе сталкерообразный бурлеск.

Фильм «Неуловимые мстители» - тоже глыба. Именно оттуда идет восприятие гражданской войны как фарса. Фарс этот сделали по приказу и по велению сердца – довольно талантливо.

Люди всерьёз спорящие с советскими очевидцами гражданской войны или восстания декабристов не понимают, с чем они связались и кто перед ними находится. Это подростки, только что посмотревшие «Подвиг разведчика» и взахлёб пересказывающие явленную им с экрана «истину».

Люди «насмотрелись». Насмотрелись сотен идеологических клипов, более-менее органично вкраплённых в художественные ленты. Ленты эти были кем-то прокручены перед ними раз десять. Двадцать. А может и пятьдесят.

Сколько раз человек моего поколения смотрел «Кавказскую пленницу»? Раз тридцать точно. Плохой фильм? - Нет, хороший. Только сделали его преступники и нашпиговали коммунистической заразой.

Что же, теперь не смотреть советское кино? Выходит так. И это ПРОБЛЕМА. Другого-то кино нет. И навряд ли уже будет. Поэтому советский человек будет воспроизводится и воспроизводится. Его подпирает океан идеологического мракобесия, где искажено и подменено всё. Если человек съел ядовитый гриб, весьма вероятно он, в конце концов, прокакается, и пойдёт дальше. Но когда вода в регионе содержат соли тяжёлых металлов, то борьба становится «образом жизни». К чему в своей массе люди не готовы и вообще им это не нужно.

Кратко и осмысленно задайте себе вопрос: зачем это снималось-писалось и что ИМ от вас надо. И вы всегда будете иметь перед глазами грубый и подлый советский сценарий. На западе это редкость, аберрация в период военной конфронтации. Культурный срыв, одичание. В советской России это БЫТ. Все кино снималось с идеологическим напряжением фронтового агитпропа. И сам советский 20-, 30-, 40-, 50-, 70-летный подросток, воркующий о русско-японской войне или экранизации Тургенева, - бессмысленный чурбан с глазами, азиат, с которым любой разговор нелеп. Паренек НАЧИТАН. Он всё уже знает. Ему объяснили, рассказали. И даже показали. Не пожалели денег на фильм. На 1000 фильмов. ««Бумбараш» как энциклопедия первой мировой войны».

Если вы видите существо, воркующее о Распутине, то оно в 14 лет посмотрело замечательный фильм «Агония» с Ромашиным-Романовым и Петренко-Распутиным. Сценарий которого написан авторами "Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен". А также изучило с рукой под одеялом шедевр Пикуля. И это ещё не всё. Ещё есть великое Бони-Эм с «Распутин/секс-машин».

Аргументы здесь – порка, лишение сладкого, игнор. Человека «начитали» и «насмотрели». Пара мультиков про приключения Спанч Боба в распутинской России, книжка-раскладушка про то как Ваня со всеми удобствами проехал из Петербурга в Москву на николаевской железной дороге, стрептоцид, клизма, зубная паста и Сапожник превратится в высокоразвитую личность.

А аргументами тут не поможешь. Не тот жанр.


http://galkovsky.livejournal.com/170534.html