July 2nd, 2015

Годовщина выхода из Славянска

Оригинал взят у el_murid в Годовщина
Через пару дней будет очередная годовщина - причем годовщина крайне знаковая - событий войны на Донбассе. В ночь с 4 на 5 июля прошлого года Славянск был оставлен ополчением. Событие до сих пор вызывает неоднозначное толкование, которое усугублено откровенным заказом на дискредитацию Стрелкова. [Spoiler (click to open)]Мотивы этой дискредитации не вижу смысла обсуждать - олигархи России и Украины, а также поддерживающий их обслуживающий слой смертельно боятся людей, которые имеют не только свое суждение, но и готовы отстаивать его. Методы дискредитации тупы и банальны - ложь вперемешку с тотальной безграмотностью, однако они работают, в особенности на людях с сублимированным фрагментарным мышлением.

Ополчение Славянска стало заложником предательства Кремля, как и весь Донбасс. Фактически после 11 мая, когда стало ясно, что Москва не признает итогов референдума, а лишь "уважает" их, восстание оказалось обречено, так как с самого начала было ориентировано на крымский сценарий. Никто не мог предполагать, что президент Путин, в марте грозно предупреждавший о неприемлемости применения силы против мирного населения, уже в мае трусливо спрячется на несколько недель, а нацисты Киева, все больше смелея от безнаказанности, перейдут от стрелкового оружия ко все более смертоносным системам вооружения, которые они будут применять по площадям. Именно тогда и родились всевозможные хитрые планы и прочий пропагандистский мусор про грозное русское молчание и тому подобная чушь.

Киевская хунта, обладая пусть и несостоятельным, но тем не менее государственным аппаратом, имела возможность опережать ополчение в темпах восстановления управляемости, и если в конце апреля первые штурмы Славянска проводились боевиками-отморозками Самообороны, спешно сбитыми в банды, названные Национальной гвардией, то затем Киев сумел подчинить себе армию и бросил в бой ее.

Ополчение не успевало за происходящими событиями, как всегда противопоставляя организации героизм.

Тем не менее, шанс у восставших, без сомнения был, но он заключался в том, что истекающее кровью ополчение и население Славянска выигрывало время для того, чтобы Донецк сумел подготовиться и преодолеть разрыв в организации сопротивления Киеву. Вот этого и не случилось. Почему - тема отдельная, однако ни в Донецке, ни в Луганске за все время, которое предоставило им ополчение, воюющее с карателями (не только в Славянске, конечно), так и не приступили к государственному строительству, без которого создать полноценную армию, способную противостоять нацистам, невозможно.

При этом структуры областного управления и в Донецке, и в Луганске не были разрушены, большая часть их вполне сносно функционировала. Руководство восстанием жило своей жизнью, структуры управления - своей, и они практически не пересекались. Военная организация в Донецке тоже оказалась не на высоте. Созданные штурмовые отряды олигархов занимались охраной их собственности и банальным грабежом населения, так как были укомплектованы откровенно уголовным элементом. Начавшие прибывать из России добровольцы в том или ином виде либо истреблялись в бездарно организованных операциях вроде атаки Донецкого аэропорта или погранперехода в Мариновке, либо включались в состав охранных структур и попросту растворялись в них.

Все это не могло не привести к предсказуемым последствиям - Киев предпринял абсолютно разумную операцию по отсечению территории восстания от границы с Россией, после чего судьба восстания была бы решена вне зависимости от иных обстоятельств. Уже в июне Стрелков указывал на идущее наступление вдоль границы, как на основную опасность и предвестник будущей катастрофы. Тем не менее в Донецке никак не реагировали на происходящее. Пожалуй, лишь исключительно низкие боевые качества украинской армии и добровольческих батальонов плюс очень посредственное командование ими не позволили им в короткие сроки взять под контроль границу на всей ее протяженности. Дополнительным фактором, замедлившим продвижение группировки карателей, стала недостаточная их численность.

Объявленное в середине июня перемирие было использовано для перегруппировки сил карателей, и после его прекращения ситуация вдоль границы стала носить все признаки катастрофы. Начались бои за Изварино - по сути, последнюю точку соприкосновения территории восстания с Россией. Вот примерная карта обстановки тех дней:

1404839320_0479.1000x791

Смысл обороны Славянска в свете событий на границе был утрачен. Перед Стрелковым стоял выбор из двух сценариев действий, каждый из которых не предполагал продолжения обороны Славянска.

Первый сценарий (который Стрелков и реализовал) - выход в Донецк, усиление его обороны и ликвидация прорыва вдоль границы. В какой-то степени ему удалось решить эту задачу. Буквально через две недели после выхода из Славянска был пробит коридор, соединяющий территорию восставших с российской, отбиты атаки на Изварино, войскам группировки ВСУ и тербатов были нанесены крайне ощутимые потери. Тем не менее, южная группировка так и не была разгромлена, что позволило ей в начале августа вновь нанести удар в северном направлении и практически окружить Донецк.

0d94a299e2dc684e8f89fd22df5c3eb7

Второй сценарий - отказ от обороны Донецка и переход к маневренной войне на всей территории Левобережья. Я не стану развивать эту тему, скажу лишь, что этот сценарий был вероятен, но Стрелков избрал не его, это было его решение, как командующего, поэтому он сразу же перешел в разряд альтернативной истории.

Те, кто надрывает голос, рассказывая про неудачника, "сдавшего" Славянск, никак не учитывают общую обстановку на тот момент, а точнее - сознательно избегают ее рассмотрения. Просто потому, что такое рассмотрение полностью дискредитирует их тезис о необходимости защиты Славянска в сложившейся ситуации. Им важно подчеркнуть несостоятельность Стрелкова как командира, и если факты противоречат такому утверждению, тем хуже для фактов.

Возникновение Пятидесятничества

Оригинал взят у galkovsky в 940. ГРАНИЦЫ ИСТОРИИ – 9, ИЛИ СО СТУПЕНЬКИ НА СТУПЕНЬКУ
[Spoiler (click to open)]


Хорошо известен следующий феномен. Человек, прекрасно разбирающийся в точных науках, оказывается удивительно беспомощным в области исторического знания. Верно и обратное, только люди, не имеющие специального математического образования, предпочитают в чуждую им сферу не соваться, а вот математики или физики хлебом не корми как любят решать проблемы исторической науки. И именно поэтому попадают впросак – потому что считают исследуемый вопрос задачкой, требующей абсолютного и окончательного решения. Ведь нельзя доказать теорему на 47 или 99%%. Или доказательство есть, или доказательства нет. Collapse )

Шуточная конспирология

[Кликните, чтобы прочитать]

Часть вторая



Взято из http://www.vz.ru/columns/2005/9/21/7500.html

В статье «Вторая ошибка Ходорковского» я в шутку предположил, что путч 1991 года проходил перпендикулярно официальной версии. То есть нападающей стороной был Ельцин, а главной действующей силой переворота были чеченские штурмовики.

В отличие от выходок Пелевина и Олега Кашина, подобное предположение вместо понимающего хохотка вызвало некоторое шебуршание. Например, по-другому зазвучали юбилейные воспоминания Рыбкина, от большого ума брякнувшего по ТВ, что здание ЦК КПСС в 1991 году патрулировалось чеченцами.

Что ж, продолжим шутить дальше. Предположим, что в 1917 году власть в России захватила проанглийская группировка, превратившая некогда могущественное и независимое государство в британскую криптоколонию. Официально верхушка криптоколонии несла фантастическую чушь в стиле Уэллса: связь с внеземными цивилизациями, Великое Одержание, построение города Солнца. Фактически – установила жесточайшую рабовладельческую диктатуру, обслуживающую английские интересы. По приказу из Лондона криптоколония то участвовала в чудовищной европейской бойне, то изнывала в непосильной гонке вооружений с американцами. И наконец, успешно самодемонтировалась, дабы послужить материалом для создания объединенной Европы под эгидой лучезарного Лондона.

Если предположить на минуту, в шутку, этот невероятный сценарий, то на пути английского господства в России лежала гигантская гнилая колода – русская интеллигенция. К 1917 году в России был вполне сформирован европейский правящий класс, класс белых интеллектуалов. У русских был первоклассный головной мозг. Мозг рано или поздно разобрался бы в калейдоскопе переворотов 17-го года, правильно установил главный источник возмущения и нанес адекватный удар возмездия. Как сказал Бэкон, «знание – сила». Поэтому англичанам надо было как можно быстрее обессилить Россию, то есть лишить русских их интеллигенции.

Уничтожение русской интеллигенции проходило в несколько этапов. Сначала происходила физическая ликвидация образованных людей. Гражданская война 1918–1921 годов – это с точки зрения социальной война между интеллигенцией и распропагандированным «народом», то есть натравленной и «разгулянной» английскими агитаторами чернью.

Один из высших руководителей ВЧК – Мартин Лацис (он же Ян Судрабс) охарактеризовал противников советской власти весьма точно: «Юнкера, офицеры старого времени, учителя, студенчество и вся учащаяся молодежь... они-то и составляли боевые соединения наших противников, из нее-то и состояли белогвардейские полки … Белая гвардия состояла из учащейся молодежи, офицеров, учительства, лиц свободных профессий и прочих мелкобуржуазных элементов».

Если к этому добавить казаков – это и будет Белогвардейская армия в полном составе.

В сражениях Гражданской войны, а также от голода, эпидемий и каторги погибла примерно треть образованных людей. Еще треть эмигрировала или осталась на территориях, насильственно отторгнутых от России. К концу войны население интеллектуального центра страны – Петрограда – сократилось в три раза, а население Москвы – в два раза.

Оставшаяся в России треть, как тогда говорили «бывших людей», уже не являлась сплоченной социальной группой, а представляла собой бесправный «трофей», вроде германских специалистов по ракетной технике и атомной бомбе, растасканных союзниками по своим лабораториям. Однако и в этом положении русские интеллигенты представляли для англичан смертельную угрозу. Ведь за чудовищные преступления против России наказание должно было быть тоже чудовищным. Русские – великий народ, ресурсы России – безграничны. Если бы национальной интеллигенции удалось прийти к власти хотя бы в отдаленном будущем, последствия для Лондона были бы особые. Если весь XIX век на Лондон из-за технологического отрыва в результате промышленной революции сыпался ворох подарков, то в XX веке из рога изобилия посыпался бы дождь из ядовитых жаб и белого порошка. В режиме «ни дня без строчки».

Поэтому работа в начале 20-х годов только начиналась. Первым делом трофейных «спецов» разделили по национальному признаку. Очевидно, что целенаправленно мстить англичанам могла только русская интеллигенция, поэтому относительно терпимые условия работы в советских учреждениях были созданы евреям, кавказцам и выходцам из Прибалтики. Надо сказать, что изменение в национальном составе произошло уже в первые годы советской власти – наиболее ожесточенно большевикам сопротивлялись именно русские, они же понесли основные потери.

Во-вторых, было сделано все возможное для прекращения воспроизводства интеллигенции – детям дореволюционных учителей, доцентов, профессоров, врачей, священников, инженеров, офицеров, юристов, чиновников и т.д. было запрещено поступать не только в вузы, но и в средние школы с полным циклом обучения. До известных пределов запрет обходился при помощи подделки документов, протекции или небольших «льгот» выдаваемых «спецам» в частном порядке. Проникшие в вузы «бывшие» (они же «буржуйские сынки», «лишенцы», «гнилая интеллигенция» и т.п.) в силу понятных причин становились лучшими учениками и резко контрастировали с «красным студенчеством». Чтобы убрать социальных конкурентов, большевики периодически проводили чистки, неугодных студентов обвиняли в подделке документов, неучастии в общественной работе и выгоняли на улицу с «волчьими билетами». Особенно страшной была так называемая академическая чистка 1924 года, сопровождавшаяся массовыми арестами преподавателей.

Тем не менее существовала опасность, что новая интеллигенция, подвергнется русификации и, по естественным представлениям о человеческой нравственности и справедливости, займет антибританскую позицию. То есть образованным людям станет жалко Россию уже в силу того, что они образованные люди.

Поэтому надо было максимально понизить интеллектуальный уровень советской интеллигенции, довести ее до стадии «только-только» и «кто бы мог подумать». Идеальный советский интеллигент в представлении английских инженеров человеческих душ – это деловитый дебил, обладающий минимально-достаточным уровнем знаний в своей области и совершенно не способный к каким-либо суждениям за пределами профессиональных интересов. Это массовая, легко заменимая деталь социалистического государства, к тому же деталь, вполне сознающая свою второсортность, дефектность и, в конечном счете, фиктивность.

Еще летом 1918 года был принят «Декрет о правилах приема в высшие учебные заведения», разрешающий поступать в вузы лицам, не окончившим средней и даже начальной (!) школы. В высшую школу устремились «рабочие от станка». Общий настрой того времени хорошо характеризует следующий отрывок из агитационной речи члена Замоскворецкого райкома РКП(б):

«У нас внутри есть враг – это интеллигенция, специалисты. Рабочий, который способен понимать доклады на митингах, в десять раз лучше любого гимназиста поймет лекции профессора. Для чего существует тогда профессор, если он не может быть понятым?»

(Цитируется по книге Сергея Волкова «Интеллектуальный слой в советском обществе» – прекрасному и, пожалуй, единственному объективному исследованию в этой области.)

Практика «ударных» и «комсомольских» наборов в вузы продолжалась до 30-х годов. Вступительные экзамены в вузах были введены только постановлением 19 сентября 1932 года.

В эпоху сталинизма старая интеллигенция была уничтожена абсолютно. Остались только реликты, видимо, пощаженные Лондоном по сентиментальным соображениям. Среди переживших террор непропорционально много лиц, имеющих особые связи с Великобританией. Так, Алексей Толстой был наполовину англичанином, Петр Капица 13 лет жил и работал в Кембридже, Корней Чуковский был лондонским корреспондентом и членом русской делегации, встречавшейся с Георгом V накануне революции. Примеры можно продолжать до бесконечности.

Что касается новой, советской интеллигенции, то ее участь при Сталине была тоже незавидной. В условиях тоталитарной диктатуры она постоянно подвергалась репрессиям и чисткам, не говоря уже о страшных потерях в годы Великой Отечественной войны. Вместе с тем с точки зрения социальной, интеллигенция в 30–40-е и даже 50-е годы отчасти сохраняла свой статус. Качество новых специалистов было невысоко, но они занимали относительно высокое положение и зарабатывали гораздо больше рабочих и колхозников. В условиях прекращения массовых репрессий это таило потенциальную опасность формированию новой элиты. Поэтому начиная с конца 50-х наступила новая фаза сознательной дегенерации русской интеллектуальной культуры. Качество абитуриентов было резко понижено путем введения «рабочего стажа», параллельно число учащихся неимоверно увеличилось, а зарплата в несколько этапов сократилось до уровня обычного рабочего.

Это привело к понижению престижа интеллигентных специальностей и к заниженной самооценке ее представителей. Так советская элита путем многодесятилетнего воспитания со стороны английских педагогов приобрела типично колониальный характер. Ее жизненная установка изначально ориентирована на социальный неуспех и подчиненное положение. Советский врач, адвокат, профессор, офицер, чиновник – это существо на птичьих правах, служащее могущественной анонимной Фирме, способной в любой момент вышвырнуть самого высокопоставленного управленца на помойку.

Впрочем, Фирма может несмышленыша привести за ручку на кремлевский Олимп. Радости у колониального дурачка будет полные штаны. Ему даже позволят обучать своих детей в Метрополии. Это к вопросу о тактике Лондона в постсоветских условиях.

В результате РФ представляет собой фантастическое, невиданное в мировой истории государство. Власть в стране принадлежит очевидным самозванцам, высшие должности занимают некомпетентные, малообразованные или даже откровенно глупые люди, а интеллектуальная элита страны отстранена от управления, зарабатывает в десять–двадцать раз меньше стандартного уровня и подвергается перманентной травле как никчемушная прослойка экономических бездельников, долженствующая стоять вместе с безработными и инвалидами за ничтожной государственной подачкой.

Как же подобное общество может существовать? Очевидно, управляющие огромным государством алкоголики, кухарки, слесари, курьеры, или, в лучшем случае, сельские учителя и бригадиры являются лишь зиц-председателями. ПОДЛИННАЯ элита криптоколонии находится совсем в другом месте.

Что в этих условиях остается оболваненным русским? – Шутить.


Часть первая



Взято из http://vzgliad.ru/columns/2005/8/15/3935.html

1 августа было опубликовано послание Михаила Ходорковского «Левый поворот». В нем Ходорковский пишет, что грехопадение новой власти в России началось задолго до прихода Путина, а именно в 1996 году.

Тогда вместо законной передачи власти КПРФ Кремль предпочел пойти на «нечестную игру», сфальсифицировал выборы и занялся чиновничьей чехардой, чем окончательно скомпрометировал либеральные ценности.

Это предопределило последующее свертывание демократических завоеваний. Панацея от сползания в авторитарную диктатуру, по мнению Ходорковского, заключается в объединении всех оппозиционных сил (т.е. Рогозина, Зюганова и Явлинского) и в последующей передаче власти левому большинству социал-демократического толка. Всего этого можно достигнуть почти автоматически. Достаточно разрешить/помочь Путину не баллотироваться в президенты и обеспечить свободное волеизъявление народа на предстоящих парламентских и президентских выборах.

В общем, в словах Ходорковского (злые языки утверждают – Белковского) есть свои резоны. Действительно, во многих странах бывшего соцлагеря к власти пришли перестроившиеся левые, в общем, это способствовало увеличению социальной стабильности, а главное, никто выборы в Восточной Европе не подтасовывал, не угощал ошарашенную публику невесть откуда взявшимися цифрами или чертями из коробочки а ля Жириновский, Лебедь или сами знаете кто. Политическая культура в новых демократиях Европы потихоньку растет, контраст между роскошью одних и нищетой других не зашкаливает. Плохо ли?

«Не в 1996 году советские либералы шлепнулись на лимонной корке «коробки из-под ксерокса», а поскользнулись в кровавой луже в самом начале, 18 августа 1991 года»
Только вот временные рамки в письме Ходорковского точь-в-точь как у антисталинистов хрущевского разлива. «Грянул страшный 37-й год». А что было в 33-м? 28-м? 21-м? Наконец в 17-м?

Автор письма пишет:

«В 1990–1991 гг., посреди очевидной бессмысленности затянувшегося советского строя, страна бредила свободой… Мы ждали демократии как чуда, которое само собой, безо всякого человеческого участия и усилия решит все наши проблемы на десятилетия вперед. И Советский Союз, стоит ему воспользоваться волшебным рецептом демократического зелья, всего за каких-то 400–500 дней (да и тех много!) станет очень большой, богатой и чистой Швейцарией. На худой конец — Финляндией. Но к середине 90-х стало ясно, что чудо демократии как-то не задалось. Что свобода не приносит счастья».

Полноте, Михаил Борисович! Не в 1996 году советские либералы шлепнулись на лимонной корке «коробки из-под ксерокса», а поскользнулись в кровавой луже в самом начале, 18 августа 1991 года.

Пока не отмотаете пленку ДО КРОВАВОГО НАЧАЛА, не будет никогда и ничего. Вы хотите «Оду к радости», а вместо Шиллера и Бетховена у вас получается и будет получаться только одно:

«Чмардвал орол секим-башка карбазы. Бармах урус чики-чик. И-ййех, топи-топи манат доллар конвертон тург Москва таал тэмрпатакот. Шайтан кызыли колпнадон оц калашников газыр ман. Турген-гексоген мал-мала тейп утрамбон».

«В 1990–1991 гг., посреди очевидной бессмысленности затянувшегося советского строя, страна бредила свободой».

Совершенно не так. Это сейчас предавгустовское время изображается «бессмысленным застоем» или даже «экономическим крахом». На самом деле СССР того времени был быстро развивающейся молодой демократией. Да, испытывающей экономические затруднения, да, с очагами конфликтов на национальных окраинах, да, с неопытным и легко поддающимся манипуляциям населением. Но никакого застоя и никакого хаоса не было. Была ясная, четкая программа модернизации, проводимая быстро, в общем, последовательно и по нарастающей. В марте 1990 года была отменена статья Конституции о руководящей роли КПСС. Таким образом, партийные органы были отстранены от государственного управления. В октябре 1990 года был принят закон об общественных объединениях, узаконивший многопартийность. В марте 1991 года состоялся референдум о сохранении СССР как свободного союза демократических республик. Огромное большинство граждан высказались «за», при этом референдум проводился вполне демократично. Если где и были нарушения, то как раз со стороны немногочисленных, но крикливых сепаратистов.

Это очень высокий темп реформ. В 1990-1991 году ни у кого не вызывало сомнения, что речь идет о постепенном переходе к многопартийной системе, к рыночной экономике, парламентаризму, к замене СССР свободной федерацией. Фактически речь шла о выполнении «плана Сахарова». Основные шаги в этом направлении были уже сделаны. Горбачев стал управлять СССР как президент, начался переход к многоукладной экономике. Такими темпами все элементы демократического общества были бы смонтированы в аккурат к 1993 году. КАК ВДРУГ…

Вдруг произошел невиданный в мировой истории двойной переворот. Министры горбачевского правительства изолировали президента в Форосе, пролепетали какую-то чепуху о том, что он болен, но вернется, и стали делать разные мелкие глупости. Тут доблестные трудящиеся методом гипноза и обаяния свергли заговорщиков, свергли «на бис» свергнутого заговорщиками президента, начались хороводы и пляски... Дальнейшее известно.

Я хочу предложить несколько иной сценарий августовских событий. Разумеется, чисто гипотетически, чуть ли не в шутку. Сценарий умозрительный, но в отличие от «двойного окружения с финтом ушами» простой. Без затей. Так сказать, переворот как переворот. С понятной мотивацией, линейным развитием действия.

В августе 1991 года положение Горбачева и его кабинета было вполне благоприятное. В результате успешного референдума национал-сепаратизм был лишен правовой базы, речь шла о подписании нового союзного договора и о начале радикальных экономических реформ. В таком положении любые попытки нелегитимных действий выглядели простым безумием.

А вот у противников Горбачева дела были швах. Отступать неуспешной провинциальной номенклатуре, всем этим Кравчукам, Шеварднадзе, Алиевым, Ельциным, Назарбаевым и тутти кванти, было некуда. Впереди деготь, куриные перья, тачка и машущий ручкой по телевизору иуда-Горбачев. НЕ НУЖНЫ. Возможности для легальной борьбы оказались исчерпаны.

Тогда 18 августа в Москву прибыло несколько сотен боевиков Дудаева. Чеченцы, в числе которых был Басаев, захватили министерства и Кремль, арестовали членов правительства. Арестованных заставили войти в никогда не существовавший ГКЧП. Ахромеев сопротивлялся, его пытали и убили. Отдельная группа изолировала Горбачева в Крыму. Потом гэкачепистов пинками загнали в кузов грузовика, повезли на пресловутую «пресс-конференцию». В кузове несчастные хотели оказать сопротивление, их продолжили бить и там – ногами, прикладами. На сцену выкинули растерянных людей с трясущимися губами, в пиджаках, испачканных известкой. Они сидели за столом с бледными лицами, Янаев что-то лепетал в ужасе, руки ходили ходуном, над ним, «всесильным узурпатором», куражилась какая-то пигалица. На следующий день Пуго попытался сказать правду – его убили. Вместе с женой. Остальные замолчали навсегда. Горбачев заявил официально: правды о перевороте не узнает никто. Раиса Максимовна внезапно потеряла дар речи. «От нервного потрясения.» Потом потрясение прошло, она стала разговаривать, но быстро умерла.

За проведенную операцию Басаева и его боевиков наградили орденами, Чечне сказали: «Делайте что хотите». Хасбулатов стал вторым лицом в государстве, в Москве начались грабежи и убийства, Чечено-Ингушская республика превратилась в пиратский офшор. И пошло-поехало, как перестук вагонных колес: чечня-чечня-чечня. Уже скоро 15 лет. А 14 республик-провинций отделились от России, списали на нее свои долги, присвоили ее имущество, социально унизили или выгнали русских и живут все это время за ее счет. Да еще покрикивают – МАЛО. Мало нефти и газа, мало электричества, мало льготных кредитов, мало места в России для их привилегированных диаспор.

Режим современной РФ порожден Чечней, зациклен на Чечне, 15 лет крутится вокруг Чечни и никуда от Чечни не уйдет. Карма Кремля кувыркаться в чеченском сортире и говорить про родину Двухсот Национальностей. Не будет здесь никаких выборов и никакой демократии. На лжи и подлости демократию не построишь.

В связи с этим хотелось бы задать господину Ходорковскому один вопрос. Нет, не по поводу правдоподобности предложенного сценария. Тут все ясно очень многим людям, скоро станет ясно всем. Так что говорить нечего. Это, конечно же, вольное допущение. Как я специально сказал выше – шуточное. Я о другом. Если гипотетически ПРЕДПОЛОЖИТЬ такой сценарий, то что делать с существующей властью в РФ? На Украине, в Узбекистане, во всем СНГ? И в Балтии тоже, Балтию забывать не надо (и не надейтесь – НЕ ЗАБУДЕМ НИКОГДА).

Кто люди, пришедшие к власти в 1991 году? Горстка заговорщиков-азиатов? Путчисты, подлежащие немедленному интернированию? Воры, у которых следует немедленно конфисковать награбленную ими собственность? Средневековые националисты с умственным кругозором провинциального учителя?

Или, может быть, это мужественные революционеры, мега-Че Гевары, увенчанные лавровыми венками, нимбами, папахами и прочими сверхчеловеческими головными уборами?

Меня устроит любой ответ. Просто хочется услышать хоть что-то членораздельное. Хотя бы один раз за 15 лет после развала великого демократического государства и построения на его развалинах 15-ти националистических и компрадорских «режимов». Режимов, которые могут совершать повороты левые, правые, верхние, нижние – все равно это кувыркание в проруби никому не интересно и ничего не меняет. КОЛОНИЯ.

Проханов

Взято из http://www.vz.ru/columns/2005/11/14/12608.html

Сам по себе баптизм никаким криминалом не является. Но, будучи членом протестантской религиозной общины, Проханов свою веру скрывает и параллельно распространяет шовинистическую клевету, выставляя русских ксенофобами и азиатскими фанатиками, расшибающими лоб в особой «византийской церкви». В своей газете Проханов опустился до того, что опубликовал икону с изображением Сталина. Баптисты иконы отрицают, над иконами смеются, считают идолопоклонством. Но проклятые русские в упор не видят Света Истины. Вместо духовных радений в культурной европейской церкви они поклоняются крашеным доскам. Так вот тебе, азиатский Ванька, Сталин. Молись. Есть еще евразийство, зороастризм, Велесова книга, экстрасенсорика и биоэнергетика. Все это в молоканской лавке Проханова шевелится и ползет. Налетай-покупай «Завтра», газету русских националистов.


[Кликните, чтобы прочитать полностью]По своему происхождению Проханов типичный шестидесятник, причем шестидесятник лежалый, второго или даже третьего разбора. Кончил авиационный институт, юродствовал в лесничестве. Карьеру начал в 60-е годы журналистом, пытался протиснуться туда, сюда – ничего не получалось. Горизонт загораживали спинищи талантливых конкурентов.

Пришлось карабкаться по спинам – свою карьеру Проханов начал с патриотических рулад по поводу провокаций на советско-китайской границе. Рулады у журналиста получались громкие, но корявые. Однако для начала сошло. Нахрапистый литератор пролез в Союз писателей и зацепился за хлебную тему – воспевание Советской армии. Отличия от других партийных агитаторов, которым ох как не хотелось ломаться на производстве, у Проханова были.

Во-первых, он воспевал не просто Советскую армию, а современную Советскую армию. Это было сложновато. Особых успехов у героев Афганистана не наблюдалось, да и цензура обрывала крылья дубоватым литполковникам напрочь. Крылья, положим, были мушиные, летать полковники не могли. Но жужжали. Чтоб не жужжали, крылья ампутировали пинцетом: «У вас на подводной лодке погибает от радиации мичман Жовтоблоченко. Подвиг комсомольца надо изменить – не от радиации, а от пожара, и не погибает, а получает ожоги средней степени тяжести».

Во-вторых, Проханов пошел в библиотеку и выучил несколько иностранных слов. Слова были красивые, но непонятные. Например «кибертроника». Такая терминология другими советскими агитаторами не употреблялась, литературные критики заговорили об особом прохановском стиле. На стиль надо было выправить бумагу «где надо», просто так выкаблучиваться не позволялось. «Не по уставу». Похоже, Проханов бумагу выправил. По «Голосу Америки» советологи стали говорить о «соловье Генерального штаба», советском писателе-милитаристе. Кроме советологов, Проханова, естественно, никто не знал – читающей публике он был совершенно неинтересен.

После перестройки Проханов, по понятным причинам, сильно обиделся и ударился в критиканство. Переход от «соловья Генштаба», пишущего графоманские агитки на брежневском бесптичьи, к оппозиционеру эпохи «расстрела Белого дома» вполне логичен. Понятен и общий посыл, и конкретное исполнение. Исполнение шло на соответствующем прохановскому таланту уровне: милицейские свистки, хриплый лай, базарные взвизги, петушиные панегирики. Тем не менее именно в это время к нашему герою пришел читатель. В эпоху Чумака и Кашпировского народ находился на стадии непуганых идиотов. В дело годилось все, и все давало эффект. Как известно, Чумак просто молчал пять минут в эфире. Верили. Проханов в «Дне» орал. Тоже верили. В ход шли масонские шабаши, происходящие в подземелье под Останкинским прудом, агенты ЦРУ, мировая закулиса, осьминогоподобные олигархи с определенной национальностью и неопределенной половой принадлежностью.

Всему этому безобразию противостоял постепенно покрывающийся пигментными пятнами второстепенный шестидесятник. В качестве ампилоподобного визжалкина Проханов отгрыз себе уютную норку в государственном сыре, и, казалось, сидел бы в ней хозяйственной мышью до второго пришествия. Тепло, сыро, вкусно. Ешь сырок, покрывайся пигментными пятнами хоть в три слоя, да время от времени попискивай «из глубины» про ужасы ельцинского режима и мировой жидомасонский заговор.

И тут произошел необъяснимый кульбит. Мышь из сыра сделала реактивный прыжок на грудь осьминогоподобному лондонскому олигарху. С места в карьер истинно русский патриот превратился в верного друга Бориса Абрамовича Березовского, общение дошло до уровня интимного шепота и предутреннего воркования. ДРУЗЬЯ. В общем, сидит адмирал Колчак, беседует с Георгием Валентиновичем Плехановым, как лучше обустроить Россию (тоже факт).

Надо сказать, что Проханов, как положено любому журналисту, пишет графоманские стихи. Для смеха приведу образчик. Из «доберезовского периода»:

Играет Березовский в казино,
Танцует с кастаньетами Гусинский,
Потеет Ходорковский в бане финской,
Все русское добро в Манхэттен свезено.
Стоит Россия в продранной рубахе,
И держит русский голову на плахе.
Блистает в воздухе чеченская секира,
Блестит алмаз еврейского банкира.
С тех пор как у меня на сердце лед,
Мне другом стал один гранатомет.
Лети, лети печальная граната,
За Терек, за Дунай – до штаб-квартиры НАТО.

Благослови меня, владыка Иоанн,
Чтобы накрыл меня спасительный туман
И я проник к Басаеву на базу,
Что сразу возле дома ЛогоВАЗа.
И пусть враги услышат чутким ухом,
Как я пускаю преданную «муху».
Жужжи, жужжи, веселая шалунья,
Пусть враг не доживет до новолунья.
Пусть разлетится, как гнилая ваза,
Лепной дворец приемов ЛогоВАЗа.
И я исчезну, грозный аноним.
Так мы Москву от взрывов сохраним.
Пусть Березовского коснется «муха»,
И сразу у него пройдет желтуха.

Все это замечательно. Можно сказать, что Проханов – продажная сволочь, графоман и подлец, способный за энную сумму сделать что угодно и в любой последовательности. Но этому предположению есть некоторые возражения. Ведь Александр Андреевич является представителем советского истеблишмента, занимается политической деятельностью, вхож в высокие кабинеты. В СМИ он подается как «сложная противоречивая фигура». Гельман прав, кульбиты Проханова никак не выделяют его из среды столичного политического и культурного бомонда. Да и возраст 65-летнего человека, как говорится, «солидный». Очевидно, речь идет не только о рефлексах слюноотделения, но и о некоторой системе взглядов, можно даже сказать, мировоззрении. То есть Проханов может целовать руки Брежневу, орать в мегафон на митинге черносотенцев, играть в имении англороссийского олигарха в крикет и при этом оставаться самим собой. Все это лишь разные проявления одной и той же личности (и личности, на мой взгляд, не то что простой, а прямо-таки одноклеточной).

Положим Проханова на предметное стеклышко микроскопа и покрутим окуляр.

Дедом Проханова был один из активнейших членов английской резидентуры в Российской империи Иван Степанович Проханов. Господин Проханов тоже был издателем газет и журналов, за систематическую антигосударственную и антицерковную деятельность выслан царем в родную Англию. Там окончил богословский колледж в Бристоле. В 1898 году Проханов вернулся в Россию, с места в карьер развернул широкомасштабную подрывную работу. Через Бонч-Бруевича Проханов осуществлял контакты с большевиками, вскоре стал главой баптистов России и одним из шести вице-председателей их Всемирного союза.

В 1914 году как прямых пособников Германии, членов социалистических подрывных организаций и немецких шпионов Проханова со товарищи немного прижали. С согласия, одобрения и по прямому совету Англии. Дело в том, что перед войной англичане всячески провоцировали немцев на войну с Россией, большое число пробританских организаций работало с Германией в самой тесной кооперации. Но как только Германская империя купилась на покупку, ей тут же пришлось иметь дело с единым англо-франко-российским фронтом, а многочисленные пособники немцев в тылу России и Франции были заблокированы Англией за одну неделю. Могущественный прогерманский (а на самом деле пробританский) Интернационал даже не пикнул.

Что делал Проханов в 1917 и далее, думаю, объяснять не надо. Впоследствии российские баптисты выдумали себе «репрессии» и слезно рыдали примерно в таком ключе:

«VI Всероссийский съезд христианской молодежи с участием Ивана Проханова собрался в 1921 году в Твери. Едва участники приступили к намеченной программе, как 5 мая по доносу священника местного православного прихода Виноградова, пробравшегося в Тверскую Губчека в качестве следователя, были арестованы 42 участника съезда. 30 человек были вскоре освобождены, а 12 (в том числе и Проханов) переведены в лагерь принудительных работ на срок от одного до трех лет. Но через три месяца центральные власти освободили и их».

Оцените уровень подлой демагогии: «Священник пробрался в доблестную ВЧК и оклеветал верных ленинцев». «Подверглись чудовищным гонениям, в 1921 году три месяца провели в заключении». Ужасы.

В 20-х годах агент ОГПУ Проханов активно разлагал русскую церковь, сотрудничая с «живоцерковниками». Спокойно разъезжал по Европам и Америкам. В 1928 году, находясь в Канаде, Проханов решил в СССР не возвращаться, при этом ПРОДОЛЖАЯ быть одним из наиболее активных и влиятельных советских протестантов.

В своих ЗАРУБЕЖНЫХ мемуарах Проханов, первый президент Всероссийского совета евангельских христиан-баптистов, писал:

«В основе политики большевиков в отношении религиозных организаций была свобода для всех, за исключением тех групп и священства, которые участвовали в политической оппозиции новому режиму. Одним из первых шагов советского правительства был декрет об отделении церкви от государства. В соответствии с провозглашенным декретом православная церковь теряла финансовую поддержку государства... Миллионы рублей были изъяты из церковных касс, и это подорвало средства существования Священного синода, Духовной академии и других церковных институтов. Большинство священников были удалены от служения... Таким образом, низвержение православной церкви было значительным достижением, главной базой религиозной свободы...»

Что касается Проханова-внука, то его родители были фанатичными молоканами, сам он тоже принадлежит к этой конфессии, хотя на религиозные темы высказывается туманно. Туманно, но красноречиво:

«Только редкие люди, возвращаясь к Господу, открывают перед Ним свои натруженные, изрезанные ладони, и там, среди глины, праха, мерзости, запекшейся крови, сверкнет малая частица истинно драгоценного, угодного Господу опыта. Тогда Господь Бог возьмет эту частицу, скажет своему агенту: «Спасибо, раб Божий Александр. Отдохни теперь».

Проханов вовсе не провинциальный щелкопер. Это «агент Бога», потомственный член советской элиты. Только надо понимать, кто эти Ленины, Сталины, Аллилуевы, Литвиновы, Алексеи Толстые, Чуковские, Замятины, Капицы и тутти кванти. Это ориентирующиеся на Англию КОЛЛАБОРАЦИОНИСТЫ, захватившие власть в результате страшной катастрофы 1917 года. Новая элита России – элита вполне демократичная. Стать прислужником Лондона можно по своей инициативе. Шустрый Борис Абрамович дорос до такого уровня предательства сам. А вот Проханов… Проханов – национал-предатель ПОТОМСТВЕННЫЙ. Работает он не из-за денег. Деньги он любит, деньги ему нужны, деньги у него есть. Но не хлебом единым. Проханов – это религиозный сектант. На первый взгляд секта, к которой он принадлежит, вполне космополитична. Но это только на первый взгляд. На самом деле она оплачивается и направляется Лондоном, а направление это вполне антирусское.

Сам по себе баптизм никаким криминалом не является. Но, будучи членом протестантской религиозной общины, Проханов свою веру скрывает и параллельно распространяет шовинистическую клевету, выставляя русских ксенофобами и азиатскими фанатиками, расшибающими лоб в особой «византийской церкви». В своей газете Проханов опустился до того, что опубликовал икону с изображением Сталина. Баптисты иконы отрицают, над иконами смеются, считают идолопоклонством. Но проклятые русские в упор не видят Света Истины. Вместо духовных радений в культурной европейской церкви они поклоняются крашеным доскам. Так вот тебе, азиатский Ванька, Сталин. Молись. Есть еще евразийство, зороастризм, Велесова книга, экстрасенсорика и биоэнергетика. Все это в молоканской лавке Проханова шевелится и ползет. Налетай-покупай «Завтра», газету русских националистов.

Проханов-то, сдается, постарше и посолиднее скороспелки Березовского. Скороспелок консервативные англичане не любят. А вот иуду ПОТОМСТВЕННОГО в дело взять могут сильно, доверить многое. Так что в возникшем на глазах у ошарашенной публики тандеме Березовский – Проханов еще неизвестно, кто старший.

Кстати, а каковы религиозные взгляды прохановского подельника? В свое время аккуратный Борис Абрамович решил поставить себе христианский апгрейд. Мол, Лоуренс Аравийский принял ислам, а я приму православие. Ибо человек серьезный (кстати, несерьезный). Принял. Какое это было «православие», читавшим во ВЗГЛЯДе о Савве Морозове и Дугине догадаться несложно.

В заключение позволю себе – на правах лично знающего Проханова – дать Александру Андреевичу небольшой совет. Поскольку Профанов, пардон, Проханов, как и все баптисты, любит лозунги, сформулирую свой совет кратко: «Чемодан! Вокзал! Англия!» Все рассчитано было хорошо, действовали Вы правильно. Ошибка лишь в одном. Россия не Румыния. Страна наша глупая, но за 20 лет интеллектуальной свободы русские выросли сильно. Пока, повторяю, они еще гораздо глупее цивилизованных народов Европы. Но растут русские быстро, учатся. У них есть великое прошлое. Многое достаточно не выучить, а только вспомнить. Так что чемоданчик-то, иуда английская, собирай… Не торопясь, потихонечку. Время еще есть. Но выйти оно может очень скоро. Русские долго запрягают, но быстро ездят. Могут и прокатить. С ветерком.


Ошибочный прогноз Галковского, объясняющий логику войны на Украине

Взгляд, 17 января 2006

[Spoiler (click to open)]Информационный ландшафт Российской Федерации за последние годы упростился до предела. САД КАМНЕЙ. «Мудрый Путин» – «безумный Касьянов» – «слабоумная Хакамада». «Рота номер пять». «Мини-метро».

Впавшая в транс публика под несложную музыку созерцает идеологические булыжники. Все. К этому свелась духовная жизнь великой страны.

Но иногда в мертвом лесу неживой природы происходит необъяснимая флуктуация. То ли рука, то ли нога, то ли пружина один из камней отковыривает, и перед ошарашенным обывателем раскрывается мир иной. Под камушком ветвятся сопли ложноножек, внутри полупрозрачных ложноножек снуют непонятные то ли механизмы, то ли насекомые. Из земли высунулся хоботок, с хлюпом всосал одну из соплей в себя. Икнул, пукнул. Хоботок кто-то с треском перекусил малиновыми клещами. Сценка достигла стадии мультипликационной занимательности, но тут пружина-нога-рука-лапа положила камушек на место. И снова тишь, гладь, божья благодать. Газовый конфликт закончился, успех достигли, удвоили и объяснили по телевизору. И так до нового шороха раз в год. Когда опять что-то где-то сорвется и сквозь мертвую декорацию на минуту проглянет живая жизнь… окраины колониального мегаполиса.

«Газ продадут по цене не той, по которой покупали, продадут дальше и не тем. Тарифы туда, трубы сюда. Откат двухскатный, а Туркмения ни при чем»
Именно такая картинка передает информационное впечатление от внезапно возникшего и внезапно лопнувшего газового кризиса.

Разбираться в хитросплетениях соплей «российско-украинских переговоров» бесполезно. Цена на газ определялась в 230 долларов, в 125, в 60 и 50. Договорились о 95, но блюдо будут разбавлять чужим газом, который не чужой. Газ продадут по цене не той, по которой покупали, продадут дальше и не тем. Тарифы туда, трубы сюда. Откат двухскатный, а Туркмения ни при чем. Вентиль направо, вентиль налево. Шарик есть, шарика нет. Да и шарик газовый – чпок об лоб обывателю. ШУТКА. К Новому году. Дзынь-чпок тру-ля-ля, тра-та-та, тра-та-та.

Однако если приглядеться не к цифрам – цифры запутаны в три слоя и высосаны из пальца, – нет, если приглядеться к людям, то постепенно станут узнаваемы если не лица, то хотя бы форма. Это форма офицеров английской тайной полиции. Рыжие кудри английских «джеймсбондов» на просторах СНГ примелькались, людей – не по роботоподобным харям государственных чиновников, а хотя бы по кудрям – стали узнавать. Это сегодня. Завтра русские начнут махать рукой. Не нужно вглядываться в бесчисленных Дэвидов Браунов, Чарльзов Трегернов, Робертов Шетлер-Джонсов и восстанавливать офшорные схемы потомственных аферистов: остров Мэн, Гибралтар, Кипр, Бермуды, снова Кипр, Виргинские острова, опять Мэн и снова Кипр, остров Гернси, Бермуды, Багамы, Каймановы острова, Сейшелы и опять Мэн, и опять Кипр. Достаточно знать главное – как веревочке ни виться, а деньги русских, украинцев и белорусов всегда окажутся в Лондоне. Стопроцентно и без вариантов. Островков много, а Остров – один. Стоит на северо-западе Европы и сосет соки из всего мира. 300 лет. Попался клопу на хоботок – пиши пропало. АМБА.

Тем не менее видно, что хозяева Острова последнее время боятся. Причем боятся страшно, панически. Невидимая беззвучная работа в кабинетах Москвы, Киева и Минска все больше напоминает работу не хозяев, а временщиков. Как говорится, «наше время – не время больших задач». Напоследок еще немножко дообмануть, дообморочить, еще чуточку отодвинуть НЕИЗБЕЖНОЕ. О неизбежном (о котором авторы «машинерии», в отличие от коренных жителей Украины, России и Белоруссии, ЗНАЮТ) скажем ниже, а сначала несколько слов о внутреннем смысле произошедшего.

С точки зрения Лондона, поддерживающего англичан ЕС и терпящих англичан США, смысл газового фокуса-покуса ясен. Это очередной шаг по пути ослабления и раскола Большой России (то есть РФ, Украины и Белоруссии). РФ объединенной Европе не нужна ни при каких обстоятельствах. А Украина и Белоруссия нужны очень. В том числе потому, что не нужна Россия. Украину и Белоруссию там ждут. Белоруссию рано или поздно проглотят за один день. Ам – и нет. Лукашенко есть – Лукашенко нет. Но Украина слишком велика для Европы. В ЕС есть государства первого класса. Это Германия, Франция, Англия и аутсайдер Италия. По ряду параметров к ним примыкает Испания. При вступлении Украины в ЕС она неизбежно войдет в клуб тяжеловесов. По территории это будет первая страна ЕС, по населению – пятая. При этом правящий класс Украины находится на стадии формирования. Реально договориться европейцам с грубым туповатым полународом будет невозможно. Страна со скороспелым и уже поэтому фиктивным масонством, со слабыми органами управления и опереточным идеологическим ландшафтам европейцам не нужна. С такими странами не договариваются – ими командуют. Командовать слоном в посудной лавке опасно. Поэтому Украину надо разделить как минимум на две части. Разукрупнить до размеров Румынии. И разорить. Зачем финансовым и промышленным центрам Европы иметь на окраине колоссальный экономический район развалившегося сверхгосударства? Объединенной Европе на окраинах нужны маленькие аграрные страны: растерявшиеся, запутанные, находящиеся на коротком поводке финансовой кабалы. Восточная Европа, за исключением Чехии, должна превратиться в аморфное месиво полугосударств, в резервуар сырьевых и людских ресурсов. Карма Восточной Европы – создание этнического противовеса Турции и поставки пушечного мяса для периферийных войн с Америкой за энергетические ресурсы.

В рамках этой задачи кремлевские англичане и работают над созданием нищей раздробленной Украины. В трогательном единодушии с англичанами киевскими. Но нищета и раздробленность для Лондона не главное. Главное – правильно канализированная злоба. В своих бедах украинцы должны винить не европейцев или, упаси боже, собственно англичан, а русских. Жадных подлецов-спекулянтов, тянущих из промышленной культурной Украины все соки. Русские же должны видеть в обманутых южнорусских провинциалах подлецов-дармоедов, живущих на содержании доверчивых «москалей» и платящих им черной неблагодарностью.

За последние две недели в выполнении этой задачи сделано многое. Не случайно в Астане лица Ющенко и Путина светились довольством, а в контексте переговоров весьма красноречиво была затронута проблема реального обозначения до сего дня условной русско-украинской границы. Как говорится, «приспело время».

Тем не менее «поезд еще не ушел». Более того, вряд ли он уйдет вообще. За шестилетнее созерцание камней русские проморгали много страшных и обескураживающих фактов. Как говорится, камни отдельно, а информация отдельно. Но точно так же жители России, Украины и Белоруссии проморгали факты позитивные. Их не так много, но они есть. Главное – это то, что ни «предоставление независимости», ни спецпропаганда, ни подкуп и разгуливание националистических горлодеров, ни поддержка проекта «мировым сообществом» не превратили южных и западных жителей России в украинцев и белорусов. Они остались русскими. Все остальное – блеф и буффонада. Так считают не русские, а «рыжие». У «рыжих» опыт столетий, они ситуацию видят. Трезво и ясно. НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. Поэтому работают без огонька, по инерции.

Что это означает? Это означает, что Объединенная Россия будет 200-миллионным государством, где господствующая нация составляет 90% населения. Это государство как в силу масштабов, так и в силу наличия огромных русских общин за пределами Объединенной России автоматически сконфигурирует окружающее пространство под себя. Например, присоединение обширного Казахстана ничего не изменит в общем раскладе. Население увеличится на 15 миллионов, количество русских «сократится» с 89 до 86%.

Что этому может помешать? Физически НИЧЕГО. Белорусская и украинская культура оказалась блефом, местный правящий слой фиктивен. Украинским и белорусским СМИ за актерское мастерство по созданию «национального колорита» влепил бы жирную двойку любой режиссер провинциального театра. «Не верю».

Что же ожидает наших «рыжиков» в среднесрочной перспективе? Русская сковородка. 200-миллионное государство, смертельно ненавидящее 50 миллионов «грибов», встречающее все их действия злобным хохотом и всерьез собравшееся мстить. При самом радушном участии и сочувствии Америки. Да и Франции. Да и Германии.

Для того чтобы надежно управлять колониальными окраинами, «рыжим» нужен класс компрадорской буржуазии. Дерипаски, Абрамовичи, Ваксельберги, Могилевичи – это не класс, а сброд. Недееспособные картонки. Единственный порядочный человек среди этих людей – Ходорковский – не смог установить отношения с англичанами и сидит в тюрьме. По большому счету, это конец. А прощелыги-полковники из Intelligence Service пусть тасуют наперстки дальше. «Туркмения – Украина – Венгрия – Россия». «Удвоение – евразийство – русская идея». Политическая практика показывает, что некоторое время можно сидеть даже на штыках. Но вот на вакууме не удавалось сидеть даже англичанам. «Время пошло».
http://www.vz.ru/columns/2006/1/17/18940.html


Собственно, вот ошибка:

Ни «предоставление независимости», ни спецпропаганда, ни подкуп и разгуливание националистических горлодеров, ни поддержка проекта «мировым сообществом» не превратили южных и западных жителей России в украинцев и белорусов. Они остались русскими.

Люди таки добились своего - не мытьём, так катаньем.
Война сделала то, чего не могли сделать спецпропаганда, подкуп, разгуливание и поддержка. Наверное, для того её и затеяли?