August 3rd, 2015

Лев Вершинин. БАЛЛАДА О ДУРАЦКОЙ СМЕРТИ

Нет, пули я не боялся. Чего их бояться, пуль-то?
К тебе им одна дорога, а мимо - сотни дорог.
Я мыслил в войну о пулях, как нынче в смысле инсульта:
догонит, значит, догонит. На каждого писан срок.

А если чего и боялся, так только дурацкой смерти,
такой, что не от болячек и даже не от войны...
Ее, косую поганку, я только однажды встретил,
и то, не так, чтобы лично, а вроде со стороны.

...Застряли мы под Ростовом, две роты на полустанке.
Степь. Август. Земля прожарена... Ну хоть окопы не рой.
Гранаты да восемь орудий - а немцы нагнали танки.
А время было горячее. Ну, ясно: сорок второй.

Нам немцы весь день давали. И дали довольно крепко.
Но к вечеру все же стихли. Стало полегче жить...
Тут взводный входит, однако. Кто, мол, пойдет в разведку?
Спросил, скотина, и смотрит. Так что лучше сходить.

Всего подобралось четверо, чтоб каждый работал в паре.
(Напарника ранят - вытащи, а вдруг побежит - пришей...)
Я, Гиви из Кутаиса, Юсуф - казанский татарин,
и Арвид, тоже нерусский. Вроде, из латышей.

Нам твердо пообещали: вернетесь - нальем по двести.
Потом задачу поставили: надобно до утра
взять за линией немца. И там же, прямо на месте,
вытащить из паскуды, где ихние панцера?

Почти что без приключений мы сделали полработы:
пошли и добыли немца. Проверили документ.
Ганноверец Дитер Гоффман, ефрейтор танковой роты.
С двадцать второго года. Выходит, что двадцать лет.

Пацан пацаном. Трясется. Какая уж там молчанка?
Бормочет свои "майн готты" (по ихнему "Бог прости")
потом дошел до "рот фронта". Но нам-то надо про танки!
Причем, - не позже рассвета, чтоб было время уйти.

А он сипит: "нихт ферштейне" (видать, оказался с норовом).
И что прикажете делать? Засели в ближнем леске...
Гиви нельзя, как старшому. Арвиду - как дозорному.
А я бы, может, и справился - так врезало по руке.

"Давай!" - говорим Юсуфу. Юсуф достал зажигалку,
прожарил покрепче финку, фрица взял за вихра...
Работает. Мы скучаем. Парня, понятно, жалко,
но надо знать до рассвета, где ихние панцера!

...Ну что говорить? Он вспомнил про танки и самоходки,
и то, что атака в полдень, по флангу, с левой руки...
Мы сняли допрос на месте, а после - ножом по глотке.
Поскольку тащить - не выйдет, а бросить - не по-людски.

...Когда мы вернулись к нашим - ротный аж прослезился:
соколики! спать немедленно! А утром прошу ко мне!
А утром... верьте-не верьте, глядим: Юсуф удавился.
Вышел, будто до ветру - и сделался на ремне.

Ну, тут заварилась буча! Начальство понабежало,
особый майор Брызгало Юсуфу в глаза смотрел...
Потом признали, однако, что дело не трибунала,
а также не особиста, поскольку не самострел.

...А в полдень поперли танки. Но мы-то их ожидали:
из тридцати половина с трудом уползла назад...
Чуть позже за этот поиск нам всем вручили медали.
Юсуфу, правда, посмертно - но тут уж сам виноват.

...И если попы не брешут в церквах о ненашем свете,
хочу я спросить у Юсуфа, когда настанет пора:
какого хрена сплясал ты в обнимку с дурацкой смертью,
коль мы не пустили к Дону крестовые панцера?

Член британской королевской семьи на жаловании у Гитлера

Иносми

Под таким заголовком воскресная The Sunday Telegraph опубликовала статью о книге, в которой рассказывается, как член британской королевской семьи, сторонник нацистов, получал жалование от Гитлера за усилия по умиротворению нацистов в ходе встреч с отцом королевы Георгом VI и ее дядей Эдуардом VIII накануне Второй мировой войны.

Принц Чарльз Эдуард, внук королевы Виктории, получал от фюрера ежемесячную плату в 4 тысячи марок (16 тысяч фунтов стерлингов в нынешнем эквиваленте). Он был посвящен в столь «взрывоопасные» секреты, что в апреле 1945 года, когда союзнические войска осаждали бункер Гитлера в Берлине, фюрер дал распоряжение не допустить попадания принца в руки коалиции.

Королевские секреты, о которых говорится в книге «Посредники Гитлера» (Go-Betweens for Hitler), опубликованной на прошлой неделе издательством Oxford University Press, обнаружила ведущий эксперт по нацизму, ведущий ученый Научно-исследовательского института Истории Лондонского Университета (Institute of Historical Research, University of London), Карина Урбах (Karina Urbach).

В распоряжении исследователя оказался материал, предоставленный потомками принца — нациста: рассекреченные письма из королевского архива и секретные дневники.

Автор статьи обращает внимание на то, что Принц, избранный Гитлером в качестве своего посредника, до сих пор изображался как фигура, ставшая заложником масштабных исторических обстоятельств. Принц крови Великобритании, воспитанник самого престижного вуза, Итона, он, став наследником Саксен-Кобург-Готского герцогства, дескать, был вынужден эмигрировать в Германию в 1900 году в возрасте 16 лет. В начале Первой мировой войны в Германии к принцу Чарльзу Эдуарду отнеслись, как говорится в статье, даже с подозрением, а местный Парламент и вовсе объявил его изменником.

В материале The Sunday Telegraph из книги, авторы обращают внимание на тот факт, что в 1922 году принц не просто завязал дружбу с Гитлером, но более того: финансировал и укрывал праворадикальных головорезов в своих замках. Это, однако, не помешало сохранить к нему доверие британской элиты и помогла стать ценным агентом Гитлера.

А в дневнике, который хранится в замке Фесте Кобург в Боварии (Veste Coburg), можно прочитать, что 15 января 1933 года принц был, гостеприимно принимаем, в королевском поместье Виндзоров, Сандрингем, что в Норфолке (Sandringham, Norfolk), где совершил прогулку с принцессой Мэри и провел послеобеденные часы с будущей королевой-матерью: «Церковная служба. Осмотр замка с Мэй (Мэри). Вторая половина дня: прогулка в саду и по городу с Елизаветой». Идиллическая картина дружной королевской семьи.

Во время Рейнского кризиса 1936 года, 7 марта, в день немецкой ремилитаризации региона, принца отправляют в Лондон, где он остается до 16 марта и встречался с Эдуардом VIII, чьи симпатии к нацистской Германии ни для кого не секрет.

В материале статьи авторы отмечают, что особенно неоднозначным, является тот факт, что принц нанес визит Королю Георгу VI и Королеве Елизавете в Букингемском дворце 23 сентября 1938 года, то есть в период кризиса вокруг Судетской области, которую Гитлер пытался аннексировать у Чехословакии и убеждал Великобританию закрыть на это глаза. И как замечают авторы статьи в The Sunday Telegraph, Гитлер достиг своей цели: тогдашний премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен (Neville Chamberlain) подписал с Германией пакт о ненападении и приветствовал соглашение с Гитлером, объявив, что это «мир для нашего времени».

Из записей в дневнике совершенно очевидно, принц посещает германское посольство за день до встречи в Букингемском дворце и направляется в Посольство Германии сразу же после своего визита в королевский дворец. Вот дословно текст из дневника: «Берти (Георг VI) и Елизавета в Букингемском дворце». Как следует из записей дневника, в период с 1933 по 1938 года принц был частым гостем Великобритании.

Интересный факт приводят авторы статьи: после Первой мировой войны имущество принца — имение Клермонт, в графстве Саррей (Claremont, Surrey) — было конфисковано. Но его сестра, принцесса Алиса, позволяла своему брату свободно пользоваться, принадлежащим ей поместьем Брэнтридж в графстве Западный Сассекс (Brantridge, West Sussex), где проводились закрытые деликатные встречи с британскими политиками. Например, существует документальное свидетельство 1936 года, описывающее впечатление тогдашнего военного министра Даффа Купера (Duff Cooper). Министр недовольно говорил о «мрачной вечеринке для узкого круга приглашенных», на которой герцог Саксен-Кобургский (Duke of Saxe-Coburg and Gotha) старался заверить его в мирных намерениях Гитлера.

Нацисты направляли принца на разные дипломатические задания. Авторы статьи приводят пример наиболее значимых. Визит принца в марте 1938 к итальянскому диктатору Бенито Муссолини (Benito Mussolini), и посещение в январе 1940 года Японии с важной задачей успокоить японского императора в отношении пакта Гитлера с советским лидером Иосифом Сталиным. В феврале 1939 года Чарльз Эдуард возлагает венок на могилу неизвестного солдата в Польше. А всего несколько месяцев спустя, Гитлер, — друг принца и Сталин громят польскую армию.

После войны Чарльз Эдуард, чья двоюродная сестра, между прочим, заведовала концентрационным лагерем в Бухенвальде, обращается к своей семье за помощью, поскольку его должны интернировать как предателя. И здесь, согласно фактам, приведенным в книге, его сестра Алиса, графиня Атлонская (Princess Alice, Countess of Athlone), заручается поддержкой Букингемского дворца и добивается освобождения своего высокородного брата в 1946 году. Букингем снова помог и Принц прожил долгую жизнь и наблюдал за церемонией коронации Елизаветы II по телевизору.

Словом, еще одно доказательство того, что тема итогов Второй мировой войны, как и обстоятельства ее развязывания, сохраняет свою актуальность и в наши дни. Сегодня нам открылась еще одна страничка истории.

http://inosmi.ru/op_ed/20150728/229308080.html#ixzz3hl2q2cgE

Церковь и свержение монархии в России (1)

Михаил Бабкин – кандидат исторических наук, доцент Южно-Уральского государственного университета.

Часть 1


[Spoiler (click to open)]В обстановке начавшейся Февральской революции 1917 года в Святейшем Правительствующем Синоде Православной Российской Церкви (РПЦ), как отмечал протопресвитер военного и морского духовенства Георгий Шавельский, "царил покой кладбища"(1). Синодальные архиереи вели текущую работу, занимаясь бóльшей частью решением различных бракоразводных и пенсионных дел(2). Однако за этим скрывались антимонархические настроения.
Они проявились в реакции членов Св. Синода на поступавшие к ним в те дни обращения со стороны граждан и высокопоставленных чиновников России с просьбами о поддержке трона. Так, подобную просьбу содержала телеграмма Екатеринославского отдела "Союза русского народа" от 22 февраля 1917 г.(3). О необходимости поддержать монархию говорил и товарищ (заместитель) синодального обер-прокурора князь Н.Д. Жевахов. В разгар забастовок, 26 февраля (накануне бастовало свыше 300 тыс. человек, то есть 80 % рабочих столицы), он предложил первоприсутствующему члену (председателю) Св. Синода – митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание к населению в защиту монарха. По словам Жевахова, это должно было быть "вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару". Воззвание предлагалось не только зачитать с церковных амвонов, но и расклеить по городу. Митрополит Владимир отказался помочь падающей монархии, невзирая на настоятельные просьбы Жевахова(4).
27 февраля, когда на сторону восставших стали переходить войска столичного гарнизона, с предложением к Св. Синоду осудить революционное движение выступил и обер-прокурор Н.П. Раев. Он обратил внимание членов высшей церковной иерархии на то, что руководители революции "состоят из изменников, начиная с членов Государственной Думы и кончая рабочими". Синод отклонил и это предложение, ответив обер-прокурору, что ещё неизвестно откуда идёт измена – сверху или снизу(5).
Таким образом, в февральские дни 1917 г. Св. Синод РПЦ фактически отказался предпринять какие-либо попытки поддержать монархию.
2 марта, когда власть в Петрограде уже перешла в руки Исполнительного комитета Государственной думы и Совета рабочих и солдатских депутатов, в покоях московского митрополита состоялось частное собрание членов Синода и представителей столичного духовенства. На нём присутствовали шесть членов Св. Синода – митрополиты Киевский Владимир (Богоявленский) и Московский Макарий (Парвицкий-Невский), архиепископы Финляндский Сергий (Страгородский), Новгородский Арсений (Стадницкий), Нижегородский Иоаким (Левицкий) и протопресвитер А. Дернов, а также настоятель Казанского собора протоиерей Ф. Орнатский(6). Было заслушано поданное митрополитом Петроградским Питиримом (Окновым) прошение об увольнении на покой(7). Управление столичной епархией временно было возложено на викарного епископа Гдовского Вениамина (Казанского). Тогда же синодалы признали необходимым немедленно установить связь с Исполнительным комитетом Государственной думы. Этот факт дает основание утверждать, что Св. Синод РПЦ признал новую власть ещё до отречения Николая II от престола, которое состоялось в ночь со 2 на 3 марта(8).
На совещании синодальных архиереев 3 марта, проходившем в покоях киевского митрополита, было решено направить в Государственную думу нарочного (священника одной из кладбищенских церквей) с сообщением о резолюциях, принятых церковной властью. В тот же день вступил в должность новый синодальный обер-прокурор В.Н. Львов, вошедший во Временное правительство на правах министра(9).
Первое после свержения монархии официально-торжественное заседание Св. Синода состоялось 4 марта. На нём председательствовал митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) и присутствовал новый синодальный обер-прокурор. От лица Временного правительства В.Н. Львов объявил о предоставлении РПЦ свободы от опеки государства, губительно влиявшей на церковно-общественную жизнь. Члены Синода (за исключением отсутствовавшего митрополита Питирима) выразили искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни Церкви(10). С приветственным словом к Львову и к сопастырям обратились митрополит Владимир (Богоявленский), архиепископы Черниговский Василий (Богоявленский) и Новгородский Арсений (Стадницкий). Владимир, в частности, отозвался о новом обер-прокуроре как о "преданном сыне православной Церкви"(11). Арсений же говорил о появлении перед Российской Церковью больших перспектив, открывшихся после того, как "революция дала нам (РПЦ – М.Б.) свободу от цезарепапизма"(12). Тогда же из зала заседаний Синода по инициативе обер-прокурора было вынесено в архив царское кресло, которое в глазах иерархов РПЦ являлось "символом цезарепапизма в Церкви Русской"(13), то есть символом порабощения Церкви государством. Оно предназначалось исключительно для царя и находилось рядом с креслом председательствующего(14). Достаточно знаменательно, что вынести его обер-прокурору помог первоприсутствующий член Св. Синода – митрополит Владимир(15). Кресло было решено передать в музей(16).
На следующий день, 5 марта, Синод распорядился, чтобы во всех церквях Петроградской епархии многолетие Царствующему дому "отныне не провозглашалось"(17).
Эти действия Синода имели символический характер и свидетельствовали о желании его членов "сдать в музей" не только кресло царя, но "отправить в архив" истории и саму царскую власть.
Непосредственно на "Акт об отречении Николая II от престола Государства Российского за себя и за сына в пользу Великого Князя Михаила Александровича" от 2 марта 1917 г. и на "Акт об отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприятия верховной власти" от 3 марта Св. Синод отреагировал нейтрально: 6 марта его определением эти акты решено было принять "к сведению и исполнению" и во всех храмах империи отслужить молебны с возглашением многолетия "Богохранимой Державе Российской и Благоверному Временному Правительству ея"(18).
В "Акте …" вел. кн. Михаила Александровича, в частности, говорилось: "Принял Я твёрдое решение в том лишь случае воспринять верховную (царскую) власть, если такова будет воля великого народа нашего, которому надлежит …в Учредительном Собрании установить образ правления и новые основные законы Государства Российского. Посему, …прошу всех граждан Державы Российской подчиниться Временному правительству, …впредь до того, как …Учредительное Собрание своим решением об образе правления выразит волю народа"(19). Речь шла не об отречении великого князя от престола, а о невозможности занятия им царского престола без ясно выраженной на это воли всего народа России. Михаил Александрович предоставлял выбор формы государственного правления Учредительному Собранию. До созыва же этого Собрания он доверил управление страной созданному по инициативе Государственной думы Временному правительству. Его намерение основывалось на имевших место в российском обществе мнениях о возможности существования в России конституционной монархии(20). (В планы Комитета Государственной думы входило добиться отречения Николая II и передать престол наследнику Алексею при регентстве вел. кн. Михаила Александровича(21)).
Члены Св. Синода понимали неоднозначность политической ситуации в стране и возможность альтернативного решения вопроса о выборе формы государственной власти в России, что было зафиксировано в синодальных определениях от 6 и 9 марта. В них говорилось, что вел. кн. Михаил Александрович отказался от принятия верховной власти "впредь до установления в Учредительном Собрании образа правления"(22). Однако это не свидетельствовало о колебаниях в рядах синодальных членов по поводу будущего государственного устройства России. Вероятно, в данных случаях проявилось стремление авторов упомянутых определений в своих формулировках поточнее соблюсти "юридическую форму". В подтверждение чего можно указать, что принятые в те же и последующие дни решения высшего органа церковной власти имели однозначный характер в пользу народовластия и были подписаны всем составом Св. Синода.
9 марта Синод обратился с посланием "К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий". В нём был призыв довериться Временному правительству. При этом послание начиналось так: "Свершилась воля Божия(23). Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ея новом пути"(24). Тем самым фактически Синод признал государственный переворот правомочным и официально провозгласил начало новой государственной жизни России, а революционные события объявил как свершившуюся "волю Божию". Под посланием поставили подписи епископы "царского" состава Синода, даже имевшие репутацию монархистов и черносотенцев: например, митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) и митрополит Московский Макарий (Парвицкий-Невский).
Это послание было охарактеризовано профессором Петроградской духовной академии Б.В. Титлиновым как "послание, благословившее новую свободную Россию", а генералом А.И. Деникиным, – как "санкционировавшее совершившийся переворот"(25). На страницах социалистической газеты оно было расценено как "торжественное признание синодом нового правительства"(26).
В связи с изменившейся 2–3 марта формой государственной власти в России, Православная Церковь была поставлена перед необходимостью отражения в богослужебных чинах фактов отречения от престола императора Николая II, отказа (временного) от принятия верховной власти великого князя Михаила Александровича и прихода к власти Временного правительства. Дело в том, что по установленным церковным чинопоследованиям, на каждом богослужении должны произноситься моления о государственной власти. В связи с этим перед РПЦ встал вопрос: как и какую государственную власть следует поминать в церковных молитвах?
4 марта 1917 г. синодом были получены многочисленные телеграммы от российских архиереев с запросом о форме моления за власть(27). В ответ председатель Синода митрополит Киевский Владимир 6 марта разослал от своего имени по всем епархиям РПЦ телеграммы с распоряжением о том, что "моления следует возносить за Богохранимую Державу Российскую и Благоверное Временное правительство ея"(28). Таким образом, уже 6 марта российский епископат перестал возносить молитвы о царе.
Впервые вопрос о молитве за власть Св. Синод рассматривал 7 марта 1917 г. Его решением поручалось синодальной Комиссии по исправлению богослужебных книг под председательством архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского) произвести изменения в богослужебных чинах и молитвословиях соответственно с происшедшей переменой в государственном управлении(29). Но не дожидаясь решения этой комиссии, уже 7-8 марта Синод издал определение, по которому всему российскому духовенству предписывалось: "Во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома возносить моление "о Богохранимой Державе Российской и Благоверном Временном Правительстве ея"(30).
Анализ этого определения показывает, что, во-первых, в нём дом Романовых уже 7 марта был провозглашён "царствовавшим" еще до решения Учредительного Собрания и при фактическом отсутствии отречения от царского престола вел. кн. Михаила Александровича, то есть стал поминаться в прошедшем времени. (В тот же день Временное правительство постановило арестовать отрекшегося императора Николая II и его супругу, что было исполнено 8 марта(31). О реакции на это событие российского духовенства в архивах и других источниках нет никаких свидетельств). Во-вторых, до революции существовала некоторая очерёдность в поминовении государственной и церковной властей. На мирных ектениях первым молитвенно поминался Синод, а после него – император и Царствующий дом, а на сугубых ектениях, на великом входе и многолетиях – в первую очередь император и Царствующий дом, а во-вторую – Синод.
В определении синода от 7 марта устанавливалась новая последовательность: на всех основных службах государственная власть (Временное правительство) стала поминаться после церковной. То есть "первенство по чести" в изменённых церковных богослужениях отдавалось Церкви, а не государству(32). На наш взгляд, методологическое объяснение этого факта находится в русле рассмотрения историко-богословской проблемы "священства-царства".
Третьей особенностью синодального решения об отмене молитвословий за царскую власть является фактическое упразднение "царских дней". "Царские дни" имели статус государственных праздников и включали дни рождения и тезоименитств императора, его супруги и наследника, дни восшествия на престол и коронования императора. Эти "дни" носили ярко выраженный религиозный характер: во время них совершались крестные ходы, служились торжественные службы о "здравии и благоденствии" Царствующего дома. Официально "царские дни" были отменены постановлением Временного правительства 16 марта 1917 г.(33). Однако Св. Синод хронологически опередил и предвосхитил постановление Временного правительства об отмене этих государственно-церковных праздников, так как серией своих определений объявил революционные события необратимыми, упразднил поминовение "царствовавшего" дома и распорядился не поминать на богослужениях Царскую семью.
Таким образом, высшее российское духовенство внесло нововведения в содержание богослужебных книг с лёгкостью, изменив церковно-монархическое учение о государственной власти, которое исторически утвердилось в богослужебных книгах Русской Церкви(34) и до марта 1917 г. было созвучно державной триединой формуле "за Веру, Царя и Отечество". Изменение смысла заключалось в "богословском оправдании" революции, то есть в богослужебной формулировке тезиса о том, что "всякая власть от Бога": как царская власть, так и народовластие. Этим в богослужебной практике проводилась мысль, что смена формы власти как в государстве, так и в Церкви (в смысле молитвенного исповедания определённого государственного учения) – явление не концептуального характера и вовсе не принципиальное. Вопрос же об "альтернативе" власти, то есть о должном выборе Учредительным Собранием между народовластием и царством, был Св. Синодом решён и богословски, и практически в пользу народовластия.
В первые дни и недели после Февральской революции иерархия Российской Церкви своими действиями по замене молитвословий дала понять, что сущностных отличий между царской властью и властью Временного правительства для неё нет. То есть, нет и не должно быть места императора в Церкви, не может быть царской церковной власти. Иными словами, власть царя преходяща и относительна. Вечна, надмирна и абсолютна лишь власть священства, первосвященника. Отсюда и тезис воинствующего клерикализма: "Священство выше царства".
Поскольку в церковных богослужебных книгах определениями Синода 7-8 марта 1917 г. было произведено упразднение молитв о царской власти, то тем самым дом Романовых фактически был объявлен "отцарствовавшим". Следовательно, уже 9 марта, после выхода вышеупомянутого послания Синода, во-первых, завершился процесс перехода РПЦ на сторону Временного правительства, на сторону революции и, во-вторых, Св. Синод фактически осуществил вмешательство в политический строй государства: революционные события были официально объявлены безальтернативными и бесповоротными.
По словам о. Сергия Булгакова, "Россия вступила на свой крестный путь в день, когда перестала молиться за Царя"(35).
Действия высшего духовенства по изменению богослужений были, на первый взгляд, вполне последовательны и логичны: поскольку до революции церковное поминовение царя носило личностный, персонифицированный характер (в большинстве случаев император поминался в молитвах по имени и отчеству), то упразднение молитвословий о царе казалось вполне закономерным. Однако вследствие отмены Св. Синодом поминовения "имярека" автоматически исчезла и молитва о самой царской Богом данной власти, освящённой Церковью в особом таинстве миропомазания. Тем самым, при сохранении молитвы о государственной власти вообще, в богослужебных чинах произошло сакральное изменение: царская власть оказалась "десакрализована" и уравнена с народовластием. Тем самым фактически был утверждён и провозглашён тезис "всякая власть – от Бога", то есть и смена формы государственной власти, революция – тоже "от Бога".
Таким образом, через несколько дней после начала Февральской революции Российская Церковь перестала быть "монархической", фактически став "республиканской".</p>

 

Примечания

1 Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Н.-Йорк, 1954. Т. 2. С. 173.
2 Российский государственный исторический архив (далее – РГИА). Ф. 796. Оп. 209. Д. 2831: Протоколы заседаний Синода от 8–27 февраля 1917 г. №№ 881–1206.
3 РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 29 – 31; Оп. 445. Д. 5. Л. 41.
4 Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. синода князя Н.Д. Жевахова. М., 1993. Т.1. С. 288.
5 Петроградский листок (далее – ПЛ). Пг., № 84. С. 5; Титлинов Б.В. Церковь во время революции. Пг., 1924. С. 55.
6 ПЛ. 1917. № 55. С. 4.
7 Митрополит Питирим (Окнов) 1 марта 1917 г. (по другим сведениям 28 февраля), наряду с царскими министрами и высшими государственными чиновниками, был арестован как представитель прежней власти. Под давлением революционной власти он подал прошение об увольнении на покой, которое 6 марта было удовлетворено Св. Синодом (Карташёв А.В. Революция и Собор 1917–1918 гг. (Наброски для истории Русской церкви наших дней) // Богословская мысль. Труды Православного богословского института в Париже. 1942. Вып. V. С. 78; Церковные ведомости (далее – ЦВ). Пг., 1917. № 9-15. С. 69).
8 Милюков П.Н. История второй … Указ. соч. 2001. С. 49; Искендеров А.А. Закат империи. М., 2001. С. 546.
9 Всероссийский церковно-общественный вестник (далее – ВЦОВ). Пг., 1917. № 1. С. 2–3; Петроградские ведомости (далее – ПВ). Пг., 1917. № 39. С. 1.
10 Нижегородский церковно-общественный вестник. Н.-Новгород, 1917. № 7. С. 113; Саратовские епархиальные ведомости (далее – ЕВ). Саратов, 1917. № 8. Офиц. отдел. С. 265; Церковная правда. Симбирск, 1917. № 6. С. 2; и др.
11 Свет. Пг., 1917. № 54. С. 3; Новое время. Пг., 1917. № 14719. С. 5.
12 Новгородские ЕВ. Новгород, 1917. № 7. Часть неофиц. С. 324–325; № 11. Часть неофиц. С. 451.
13 Новгородские ЕВ. Новгород, 1917. № 11. Часть неофиц. С. 451.
14 ВЦОВ. 1917. № 1. С. 2–3; Русское слово (далее – РСл). М., 1917. № 51. С. 2.
15 Биржевые ведомости. Пг., 1917. № 55. С. 4.
16 РСл. 1917. № 52. С. 3; Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 2. С. 191.
17 РСл. 1917. № 51. С. 2.
18 ЦВ. 1917. № 9-15. С. 55, 56, 58; Новое время. Пг., 1917. № 14720. С. 4.
19 ЦВ. 1917. № 9-15. С. 56.
20 Например, партия кадетов, в своей программе первоначально добивавшаяся конституционной монархии в России, лишь 25–28 марта 1917 г., на своём VII съезде, объявила себя сторонницей республиканского правления (Вестник партии Народной Свободы. Пг., 1917. № 1. С. 9). Среди членов Временного правительства за установление в России формы правления в форме конституционной монархии активно выступали П.Н. Милюков и А.И. Гучков.
21 Милюков П.Н. История второй … Указ. соч. 2001. С. 49–51; Вестник партии Народной Свободы. Пг., 1917. № 1. С. 9; Известия Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Пг., 1917. № 4. С. 1.
22 ЦВ. 1917. № 9-15. С. 58.
23 Здесь и далее в тексте статьи выделено курсивом нами. – М.Б.
24 Там же. С. 57, 58.
25 Титлинов Б.В. Указ. соч. С. 56; Деникин А.И. Очерки русской смуты. Крушение власти и армии. Февраль – сентябрь 1917 г. Воспоминания. Мемуары. Минск, 2002. С. 7.
26 День. Пг., 1917. № 1578 (6). С. 1.
27 РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 1, 2, 4, 8–20, 22, 23, 25–30, 32, 34, 35.
28 Там же. Л. 6.
29 РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 19.
Составленный синодальной Комиссией по исправлению богослужебных книг подробный перечень богослужебных изменений был рассмотрен и утверждён синодом 18 марта 1917 г. Изменения свелись к замене молитв о царской власти молитвами о "благоверном Временном правительстве" (ЦВ. 1917. № 16-17. С. 83–86). В частности, после произведённой замены поминовения царя в одной из молитв утреннего богослужения по всем церквам РПЦ должны были произноситься такие слова: "Всепетая Богородице, …спаси благоверное Временное правительство наше, емуже повелела еси правити (выделено нами. – М.Б.), и подаждь ему с небесе победу". Этим "вероучительным" молитвословием Св. синод фактически провозгласил тезис о божественном происхождении власти Временного правительства (ЦВ. 1917. № 9-15. С. 59; Там же. Бесплатное приложение к № 9-15. С. 4; РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 16 а).
30 РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 16; ЦВ. 1917. № 9-15. С. 58.
31 Государственный архив Российской Федерации (далее – ГАРФ). Ф. 1779. Оп. 1. Д. 6. Л. 15; Соколов Н.А. Убийство царской семьи: Из записок судебного следователя Н.А.Соколова. СПб., 1998. С. 16–19.
32 РГИА. Ф. 796. Оп. 209. Д. 2832. Л. 16; ЦВ. 1917. № 9-15. С. 58–59. Служебник. Пг., 1916.
33 Вестник Временного правительства. Пг., 1917. № 70 (116). С. 1.
34 В этих книгах разным образом поминается всё учение церкви. Государственное, в частности, учение, содержащееся большей частью в суточном круге богослужебных книг, отражает отношение церкви к государственной власти в виде ектейных прошений и множества различных молитвословий. По частоте поминовения царская власть уступала место только поминовению Божией Матери. Молитвы о царе буквально не сходили с уст церкви: ежедневно все богослужения начинались и заканчивались поминовениями помазанника Божьего, власть царя в течение суток славословилась в качестве, например, выражения церковного учения о государственной власти, множество раз (Служебник. Пг., 1916).
35 Булгаков Сергий, священник. Из "Дневника" // Вестник Русского Христианского Движения. Париж–Нью-Йорк–Москва, 1979. № 130. С. 256.



Часть вторая

Церковь и свержение монархии в России (2)

Михаил Бабкин – кандидат исторических наук, доцент Южно-Уральского государственного университета.

(окончание, начало см.)

Часть 2


[Кликните, чтобы прочитать]Через несколько дней после начала Февральской революции Российская Церковь перестала быть "монархической", фактически став "республиканской": не дожидаясь решения Учредительного Собрания об образе правления, Св. Синод РПЦ, повсеместно заменив поминовение царской власти молитвенным поминовением народовластия, провозгласил в богослужебных чинах Россию республикой. Как закономерное следствие "духовных" действий церковной иерархии, Россия была объявлена А.Ф. Керенским 1 сентября 1917 г. республикой: ибо, с богословской точки зрения, действие "духа" предшествует и обусловливает действие "плоти".
Провозглашение А.Ф. Керенским России демократической республикой до решения Учредительного Собрания не имело юридической силы. Противоправность этого объявления отмечали, например, ушедшие в эмиграцию В.Н. Воейков и епископ Флоридский Никон (Рклицкий)(1). Соответственно, и действия Св. Синода являлись осуществлением желания представителей высшего духовенства путём уничтожения царской власти разрешить многовековой теократический вопрос о "священстве-царстве", то есть вопрос о том, кто главнее: первосвященник царя или царь – первосвященника.
Если различные политические партии и социальные группы общества, двигавшие революционный процесс, были заинтересованы в свержении авторитарной власти российского самодержца, то духовенство было заинтересовано не только в уничтожении монархии, но и, в первую очередь, в "десакрализации" царской власти. Духовенство (в частности, члены Синода) стремилось обосновать, что между царской властью и какой-либо формой народовластия нет никаких отличий: "Всякая власть – от Бога". Именно выполнение условия "десакрализации" царской власти было одним из основных этапов в разрешении вопроса "священства-царства" в пользу превосходства Церкви над государственной властью, по тому времени – императорской. В необходимости "десакрализации" монархии заключался один из основных "революционных" мотивов духовенства.
Монархический строй давал правителю определённые полномочия в Церкви, но вместе с тем этому строю была присуща и неопределённость в разграничении прав государственных и церковных. В результате, создавался повод для постоянного недовольства духовенства своим "стеснённым" положением, "угнетённым" из-за прямого или косвенного участия царя в делах Церкви. Светская власть (народовластие), не вмешивающаяся в дела внутреннего управления Церкви, дающая ей "свободу" действий и тем самым являющая свою благосклонность к религии, – более привлекательная форма государственной власти для стремившегося к независимости духовенству.
Несмотря на благосклонное официальное отношение высшего органа церковной власти к смене формы государственной власти в России, члены Петроградского религиозно-философского общества, обсуждая на своих заседаниях 11–12 марта церковно-государственные отношения и говоря о харизматической природе царской власти, сочли действия Св. Синода недостаточно правомерными. Они постановили довести до сведения Временного правительства следующее: "Принятие Синодом акта отречения царя от престола по обычной канцелярской форме "к сведению и исполнению" совершенно не соответствует тому огромной религиозной важности факту, которым Церковь признала царя в священнодействии коронования помазанником Божиим. Необходимо издать для раскрепощения народной совести и предотвращения возможности реставрации соответственный акт от лица церковной иерархии, упраздняющий силу таинства царского миропомазания, по аналогии с церковными актами, упраздняющими силу таинств брака и священства"(2).
По сути своей, действия Св. Синода РПЦ весной 1917 г. не обрели логического завершения, на что указали члены Петроградского религиозно-философского общества. Но, тем не менее, актом, утверждавшим предотвращение возможности реставрации монархии в России, фактически стала замена богослужебных чинов и молитвословий.
Однако альтернатива действиям Синода по отношению к смене формы государственной власти в марте 1917 г. существовала. Она была изложена в действиях и проповедях епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского). 4 марта он обратился с архипастырским призывом "ко всем русским православным христианам", в котором, изложив суть Высочайших "Актов" от 2 и 3 марта, охарактеризовал сложившуюся ситуацию в России как "междуцарствие". Призвав всех оказывать всякое послушание Временному правительству, он сказал: "Будем умолять Его Всещедрого (Бога. – М.Б.), да устроит Сам Он власть и мир на земле нашей, да не оставит Он нас надолго без Царя, как детей без матери. …Да поможет Он нам, как триста лет назад нашим предкам, всем единодушно и воодушевлённо получить родного Царя от Него, Всеблагого Промыслителя"(3). Аналогичные тезисы содержались и в проповеди пермского архипастыря, сказанной им в кафедральном соборе 5 марта(4).
19 марта епископ Андроник и пермское духовенство в кафедральном соборе и во всех городских церквях сами присягнули и привели народ по установленной Временным правительством присяге на верность служения государству Российскому. Но, принеся в качестве законопослушного гражданина присягу Временному правительству, епископ Андроник активно вёл монархическую агитацию, связывая с Учредительным Собранием надежды на "возрождение" лишь временно "отстранившегося" от власти царского правления.
"Опасная деятельность" пермского архипастыря (именно так она была расценена местной светской властью и в ведомстве Синода) привлекла внимание Комитета общественной безопасности и Совета рабочих и солдатских депутатов г. Перми, от которых 21 марта на имя обер-прокурора Св. Синода была отправлена телеграмма с жалобой, что "епископ Андроник в проповеди сравнивал Николая Второго с пострадавшим Христом, взывал к пастве о жалости к нему". В ответ 22 марта обер-прокурор потребовал от мятежного епископа разъяснений и отчёта о его деятельности, направленной на защиту старого строя и "на восстановление духовенства против нового строя".
Вызванная "контрреволюционной" деятельностью Пермского епископа переписка между ним и обер-прокурором завершилась 16 апреля подробным объяснительным письмом епископа Андроника, в котором говорилось:
"Узаконяющий Временное правительство акт об отказе Михаила Александровича объявлял, что после Учредительного Собрания у нас может быть и царское правление, как и всякое другое, смотря по тому, как выскажется об этом Учредительное Собрание. …Подчинился я Временному правительству, подчинюсь и республике, если она будет объявлена Учредительным Собранием. До того же времени ни один гражданин не лишён свободы высказываться о всяком образе правления для России; в противном случае излишне будет и Учредительное Собрание, если кто-то уже бесповоротно вырешил вопрос об образе правления в России. Как уже неоднократно и заявлял, Временному правительству я подчинился, подчиняюсь и всех призываю подчиняться. …Недоумеваю – на каком основании Вы находите нужным …обвинять меня "в возбуждении народа не только против Временного правительства, но и против духовной власти вообще"(5).
Таким образом, действия епископа Андроника по признанию власти Временного правительства, по "временному" признанию народовластия не были односторонне направленными и не исключали возможности реставрации монархии, вследствие теоретически возможного решения об этом Учредительного Собрания. Аналогичные проповеди о "междуцарствии", о необходимости "возврата монархии" вели и другие, хотя и немногочисленные представители духовенства(6). Например, священник А. Долгошевский из села Синие Липеги Нижне-Девицкой волости Воронежского уезда. Он призывал паству: "Молитесь Богу о царе. Бог поможет нам опять царя восстановить на царство. Без царя немыслимо нам жить"(7).
Альтернатива действиям Святейшего Синода была и по отношению к исправлению содержания богослужебных чинов и молитвословий. Так, священник Алексий Вешняков из Троицкой Устьевской церкви Вологодской епархии на протяжение весны 1917 г. совмещал молитвы и о Временном правительстве, и о царской власти, чем подчёркивал в богослужениях временную нерешённость вопроса о государственной власти. Расследование, назначенное обер-прокурором Синода по доносу прихожан этой церкви и проводимое викарным епископом Вельским Антонием (Быстровым) установило, что священник Алексий "поминал, и никогда не отказывался поминать новое правительство", но одновременно "упорно продолжал за богослужениями поминать прежнее правительство"(8). Молитва о царе вплоть до конца марта и даже до конца апреля 1917 г. возглашалась и в отдельных приходах различных епархий: например, в Екатеринбургской, Оренбургской, Таврической, Херсонской, Тамбовской, Казанской, Тверской, в пригородах Петрограда и в действующей армии(9). (Однако примеры такие были единичны: буквально по одному-два, максимум – три в каждой из названных епархий).
Понимание сложившейся политической обстановки в качестве "междуцарствия" существовало и среди некоторых социальных групп населения страны. Ими рассматривался вопрос о возможности альтернативного выбора формы государственной власти: между монархией и республикой. В подтверждение этого можно привести три документа. Первый из них – приказ Вятского губернатора Н. Руднева от 5 марта, в котором автор, ссылаясь на "Акт" великого князя Михаила Александровича от 3 марта, сообщал населению, что монархия в России, строго говоря, не ликвидирована. Но при этом император примет власть только по воле народа, выраженной на Учредительном Собрании(10). Второй документ – телеграмма председателю Государственной думы, посланная 5 марта от дворянства г. Казани. В ней высказывалась надежда и пожелание создания в России конституционно-монархического строя. Третий документ – также телеграмма, отправленная Св. Синоду 9 марта от Одесского Союза русских людей. В ней содержалась просьба передать Государственной думе и Временному правительству, чтобы те "не насиловали совесть народную" и своими постановлениями не предрешали события, поскольку только народу России предстоит решить чему быть: царю или республики(11).
Возможность возврата России к монархии рассматривал и основанный в Петрограде 7 марта 1917 г. так называемый обновленческий "Всероссийский союз демократического православного духовенства и мирян". В его программе отмечалось, что союз "с ней (монархией) дела никогда иметь не может и не будет", что "союз хочет быть за народ, а не против народа". То есть и "обновленцы", определённо высказываясь о желаемой республиканской форме правления(12), открыто выступали против монархического государственного строя, чем фактически указывали на сложившееся в России "междуцарствие".
В первых числах марта 1917 г. среди духовенства существовали и отличающиеся от установленной Синодом формы поминовения государственной власти. Так, 3 марта на общем собрании духовенства Костромы была установлена новая форма молитвы – "О благоверных предержащих властях"(13). Благочинные Москвы до получения соответствующего указа Св. Синода решили поминать "Богохранимую Державу Российскую и правительство ея"(14). В Петрограде собрание благочинных предписало духовенству молиться о "Правительстве богохранимой державы Российской"(15). Подобные формы поминовения были приняты и в других места(16).
Перечисленные молитвы были достаточно неопределённы по своему содержанию. Однако их общая форма с поминовением "правительства" или "властей" в период "междуцарствия" подчёркивала неопределённость самой российской власти до окончательного решения Учредительного Собрания. Постановления Св. Синода об однозначном упразднении поминовения царской власти и о необходимости на богослужениях молиться только о народовластии (о Временном правительстве), в противоположность решениям с мест, по сути не оставляли шанса для возвращения Учредительным Собранием российской монархии хотя бы даже в конституционной форме.
Таким образом, в те дни, когда вопрос о трансформировании самодержавия в конституционную монархию был еще актуален, Синод даже не рассматривал возможность установления монархической формы государственного устройства.
Св. Синодом 7–9 марта фактически был отменён державный церковно-монархический лозунг "За Веру, Царя и Отечество". Отказавшись молитвенно поминать царскую власть, Церковь исключила одну из составляющих триединого девиза – "за Царя". Тем самым, духовенством фактически была изменена исторически сложившаяся государственно-монархическая идеология.
Под влиянием оказался и православный народ: в первую очередь, члены организаций и партий, придерживавшиеся правых позиций – Союза русского народа, Русского народного союза имени Михаила Архангела и других, в своей совокупности являвшихся едва ли не наиболее многочисленным партийным объединением в России (не представлявшим, однако, единого целого). В их программах были прописано отстаивание монархической формы правления и послушание Православной Церкви. Отказ Церкви в первые дни марта 1917 г. от девиза "за Царя" во многом предопределил фактический сход с российской политической сцены монархического движения. По причине фактического отказа Св. Синода от освящения царской власти, у монархистов "ушла из под ног" идеологическая "почва".
На наш взгляд, объяснять действия Синода в феврале – марте 1917 г. привычками "послушания"(17) и "раболепства"(18) перед государственной властью не вполне корректно, потому что уже 7–8 марта 1917 г. при возникновении между Синодом и правительством определённых разногласий относительно перспектив отношения государства к Церкви, синодальные архиереи вели себя достаточно независимо по отношению к новой власти.
Так, Временное правительство 4 марта на торжественно открытом заседании Св. Синода через своего обер-прокурора декларировало предоставление Православной Российской Церкви полной свободы в управлении, сохранив за собой лишь право останавливать решения Синода, в чём-нибудь несоответствующие закону и нежелательные с политической точки зрения. Новый обер-прокурор Синода В.Н. Львов определял свои ближайшие задачи по отношению к Церкви как создание дружелюбного отношения государства к Церкви и как обеспечение взаимного невмешательства Церкви и государства во внутренние дела друг друга(19).
Но вскоре Временное правительство стало действовать вопреки своим обещаниям. На заседании 7 марта 1917 г. оно заслушало сообщение обер-прокурора "о необходимых к оздоровлению" Церкви мероприятиях. Было постановлено поручить В.Н. Львову представить правительству проекты о преобразовании церковного прихода, о переустройстве епархиального управления на церковно-общественных началах и проч.(20) Этим постановлением Церковь фактически лишалась надежды на обещанную 4 марта обер-прокурором "свободу" РПЦ, то есть нарушался заявленный правительством принцип невмешательства государства в церковный строй жизни.
В свою очередь, 4 марта Св. Синод был удовлетворён программными обещаниями обер-прокурора, "во всём пошёл навстречу этим обещаниям, издал успокоительное послание к православному народу и совершил другие акты, необходимые, по мнению правительства, для успокоения умов"(21). Это цитата из заявления шести иерархов Св. Синода, направленного Временному правительству 8 марта. Иерархи протестовали против решения правительства от 7 марта вмешиваться во внутренние дела Церкви. Из содержания приведённой фразы следует вывод о существовании определённой договорённости между Временным правительством и Св. Синодом, достигнутой, по-видимому, на заседании Синода 4 марта. Суть её состояла в том, что Временное правительство предоставит РПЦ свободу в управлении в обмен на принятие Церковью мер по успокоению населения страны и формированию в обществе представления о законной смене власти. Несмотря на то, что Св. Синод последовательно выполнял условия соглашения, Временное правительство нарушило свои обязательства. Что и вызвало протест синодальных архиереев.
В заявлении членов Синода также говорилось, что 7 марта обер-прокурор, вопреки сделанным 4-го числа обещаниям о невмешательстве государства во внутренние дела РПЦ, объявил, что он и Временное правительство при решении церковных вопросов считают себя облечёнными властными полномочиями, которыми ранее обладала императорская власть. Поскольку же обер-прокурор на неопределённое время, вплоть до созыва Поместного Собора, остаётся "безапелляционным вершителем церковных дел", то "в виду столь коренной перемены в отношениях государственной власти к Церкви", синодальные архиереи, во-первых, не считают возможным брать на себя ответственность за мероприятия по преобразованию церковного управления, которые правительство или лично обер-прокурор решат проводить, и, во-вторых, не считают для себя возможным присутствовать на заседаниях Св. Синода, хотя и остаются в послушании как ему, так и правительству. Заявление подписали все архиепископы Синода: Финляндский Сергий (Страгородский), Литовский Тихон (Белавин), Новгородский Арсений (Стадницкий), Гродненский Михаил (Ермаков), Нижегородский Иоаким (Левицкий) и Черниговский Василий (Богоявленский). Таким образом, шесть из десяти членов Св. Синода в качестве протеста против действий Временного правительства объявили своеобразную забастовку.
Однако через несколько часов авторы заявления изменили своё решение относительно присутствия в Синоде. В последующие дни они продолжали обсуждать сложившееся положение и указали правительству на "неканоничный и незакономерный" образ действий нового обер-прокурора(22). На этом конфликт между Св. Синодом и Временным правительством был исчерпан. И хотя 10 марта на заседании правительства со стороны обер-прокурора было высказано предложение о желательности обновления состава членов Синода, но изменения было решено осуществлять постепенно(23).
Итак, уже 7 марта стало ясно, что декларированная ранее новой властью "свобода Церкви" – фикция, и что Временное правительство оставляет за собой право распоряжаться церковными делами аналогично праву управления Церковью императором. Иными словами, стало ясно, что принципиального отличия в отношении государства к Церкви при новом строе не произойдёт.
Рассмотренное разногласие между церковной и государственной властью показывает, что Синод имел своё суждение о действиях правительства, в определённой мере отстаивал свою позицию и защищал церковные интересы. Таким образом, объяснять последовавшие действия Синода "раболепной привычкой к пассивному восприятию политических событий в собственной стране"(24), на наш взгляд, не вполне правомочно.
Позволим себе не согласиться с князем Жеваховым, который постановления Синода (по "углублению" революции) называл вынужденными и объяснял их "пленением" церковной иерархии Временным правительством. О положении Церкви в марте 1917 г. Жевахов говорил, что за всю свою предыдущую историю Церковь никогда не была столь запугана, никогда не подвергалась таким глумлениям и издевательствам, как в те дни(25).
Доводы Жевахова достаточно убедительны, но они не объясняют бездействие Св. Синода во время революционных событий февраля 1917 г., когда Православная Церковь ещё находилась под покровительством и защитой царя.
Кроме того, под всеми "революционными" синодальными определениями 6–9 марта стоят подписи всех членов Синода. Следовательно, остаётся одно из двух: или признать рассмотренные выше определения Синода официальной точкой зрения РПЦ, или допустить, что будто в дни испытаний и опасности не нашлось ни одного члена Синода, который бы выступил в защиту достоинства Церкви. Последнее нам представляется достаточно безрассудным. Тем более, что позже со стороны официального духовенства упомянутые определения Синода не осуждались и не пересматривались. Остаётся принять мнение Св. Синода как авторитетное и официальное мнение РПЦ о событиях февраля – марта 1917 г.
Понять же мотивы "клятвопреступной" деятельности, в частности, членов Синода можно с учётом проблемы "священства-царства". Духовенство знало, что светская власть – народовластие – не обладает трансцендентной, харизматической природой, как власть царя и священства. (Божественный характер которых отражён, например, в чинопоследовании коронования и миропомазания императора на царство, в церковном таинстве рукоположения во священника и др.). Одобряя свержение монархии и приводя народ к присяге революционной власти, духовенство придавало закономерный и законный характер упразднению харизматической государственной власти с той целью, чтобы обеспечить существование в стране, по сути, любой формы власти, лишь бы та не обладала Божественной харизмой. Уничтожение царской власти снимало и сам предмет многовекового спора о преобладании в государстве власти царя над властью первосвященника или власти первосвященника над царём.
То есть основной мотив революционности духовенства заключался даже не в получении каких-либо свобод от Временного правительства, в которых отказывал император, не в "освобождении" Церкви от государственного "порабощения" (или от "засилья" светской власти), а в первую очередь – в желании уничтожить, свергнуть царскую власть как харизматического "соперника". И осуществить это для того, чтобы священству быть единственной властью, обладающей Божественным происхождением. И, вместе с тем, для того, чтобы на практике доказать свой тезис: "священство выше царства"; "священство – вечно, божественно и непреложно, а царство земное – изменчиво, бренно и преходяще".
Именно по причине противостояния священства царству вопрос даже о теоретической возможности установления в России хотя бы конституционной монархии официальными органами церковной власти в 1917 г. не рассматривался, а официальная политика РПЦ была с первых чисел марта направлена на приветствие и узаконивание народовластия.
Всё вышеизложенное позволяет сделать вывод, что высшему органу церковной власти – Святейшему Правительствующему Синоду РПЦ принадлежит одна из определяющих ролей в свержении института царской власти, в установлении в России народовластия(26).
Фактическое участие высшего духовенства в свержении монархии, а также восстановление в ноябре 1917 г. в Русской Церкви патриаршества дают основание для продолжения исследования российского революционного процесса с точки зрения проблемы "священства-царства".</p>

 

Примечания

1 Воейков В.Н. С Царём и без Царя. Воспоминания последнего Дворцового Коменданта Государя Императора Николая II. М., 1994. С. 199; Никон (Рклицкий), епископ. Жизнеописание Блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. IV. Канада, 1958. С. 139–140.
2 ПВ. 1917. № 44. С. 2.
3 РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. III отд. V стол. Д. 12. Л. 89 а. об.
4 ГАРФ. Ф. 550. Оп. 1. Д. 96. Л. 3–7об.
5 РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. III отд. V стол. Д. 12. Л. 73, 75, 77, 78, 79, 80 – 80 об.
6 Емелях Л.И. Крестьяне и Церковь накануне Октября. Л., 1976. С. 70–74, 84–85.
7 Цит. по: Грекулов Е.Ф. Церковь, самодержавие, народ (2-я половина XIX – начало XX вв.). М., 1969. С. 167.
8 РГИА. Ф. 797. Оп. 86. 1917. III отд. V стол. Д. 22. Л. 186–186 об.
9 Калужский церк.-обществ. вестник. Калуга, 1917. № 12. С. 11; Утро России. М., 1917. № 100. С. 6; Херсонские ЕВ. Одесса, 1917. № 8. Отдел неофиц. С. 76; Грекулов Е.Ф. Указ. соч. С. 165; Емелях Л.И. Указ. соч. С. 65, 71; Колоницкий Б.И. Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры Российской революции 1917 г. СПб., 2001. С. 61; Боже В.С. Материалы к истории церковно-религиозной жизни Челябинска. 1917–1937 гг. // Челябинск неизвестный. Вып. 2. Челябинск, 1998. С. 110–111; и др.
10 Вятские губернские ведомости. Вятка, 1917. № 19. С. 1.
11 РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 69; Ф. 1278. Оп. 5. 1917. Д. 1272. Л. 12.
12 Введенский А.И., протоиерей. Церковь и государство. Очерк взаимоотношений церкви и государства в России 1918–1922 гг. М., 1923. С. 31–32.
13 Костромские ЕВ. Кострома, 1917. № 6. Отдел офиц. С. 74–75.
14 РСл. 1917. № 50. С. 3; Черниговское слово. Чернигов, 1917. № 2958. С. 3.
15 Пензенские ЕВ. Пенза, 1917. № 6. Отдел неофиц. С. 207.
16 РГИА. Ф. 796. Оп. 204. 1917. I отд. V стол. Д. 54. Л. 27; ПЛ. 1917. Экстренный выпуск. Март. С. 1; Слово и жизнь. Вятка, 1917. № 19. С. 4; Тифлисский листок. Тифлис, 1917. № 54. С. 2; Батумские вести. Батум, 1917. № 2177. С. 3; Далёкая окраина. Владивосток, 1917. № 3212. С. 1; Колоницкий Б.И. Указ. соч. С. 61–62.
17 Титлинов Б.В. Указ. соч. С. 57; Фирсов С.Л. Православная Церковь и государство в последнее десятилетие существования самодержавия в России. СПб., 1996. С. 371.
18 Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., Шкаровский М.В. и др. История Русской Православной Церкви. От восстановления патриаршества до наших дней. 1917–1970 гг. Т. 1. СПб., 1997. С. 93.
19 РСл. Бюллетень. М., 1917. б/н. С. 1.
20 ГАРФ. Ф. 1779. Оп. 1. Д. 6. Л. 10.
21 РГИА. Ф. 797. Оп. 86. Д. 64. Л. 4 б. – 4 б. об.; ПВ. 1917. № 42. С. 1.
22 ПВ. 1917. № 41. С. 1–2; № 42. С. 1.
23 ГАРФ. Ф. 1779. Оп. 1. Д. 6. Л. 39.
24 Данилушкин М.Б., Никольская Т.К., Шкаровский М.В. и др. Указ. соч. С. 93.
25 Жевахов Н.Д. Указ. соч. Т. 2. С. 193.
26 Тексты большого массива определений и посланий Св. синода, выпущенных в марте 1917 г., см. в книге: Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) /Сост., авт. предисловия и комментариев М.А.Бабкин. М., 2006.




Часть первая