August 20th, 2015

Колесо фортуны



Судьба играет с человеком, иногда внушая ему, будто он - хозяин своей судьбы, а иногда нанося безжалостный удар.

Сознание и бессознательное

Эта заметка - начало цикла "Опыты глубинной психологии"

Прежде всего я хочу объяснить читателю, что я обозначаю термином "бессознательное" - увы, слишком многозначным и неопределенным, чтобы можно ограничиться простой ссылкой на Википедию. Разные авторы вкладывают в это слово разный смысл, и потому необходимо сразу оговориться, какой смысл в него вкладываю лично я.

Но начнем с более простого и интуитивно очевидного.

[Кликните, чтобы прочитать]

Что такое "сознание"



Что такое "сознание"? Это интуитивно ясно.


"Сознанием" мы называем субъективной образ реальности. "Потеря сознания" означает отсутствие какого-либо образа реальности. "Измененное сознание" (субъективно!) ощущается как изменение самой реальности, насколько может судить об этом тот, чье сознание изменилось. Сознание любого человека естественно меняется со временем, с накоплением новых впечатлений.


Обсуждение


Понятие сознания интересно тем, насколько оно всеобъемлющее. Все, что я считаю реальным - это только часть моего сознания. Мои фантазии являются другой частью моего сознания - именно на правах фантазий. Мое ушедшее прошлое - тоже часть моего сознания. Можно ли сказать, что сознание - это ВСЕ, что я знаю?


По-видимому, нет. Факты говорят обратное.


 То, что я почему-то ПОЗАБЫЛ, не является частью моего сознания, я это как бы не знаю. Но если мне удастся ВСПОМНИТЬ забытое, станет очевидно, что я это ЗНАЛ! Да я и знал, что знаю, только позабыл что именно.


Бывает и такое: человек вдруг припоминает что-то давно забытое, забытое до такой степени, что это перестало быть частью его сознания, "НАГЛУХО ЗАБЫТОЕ". В этом случае становится очевидно, что человек может знать, но не осознавать, что знает.


Причиной такой неосознанности может быть то, что данная информация хотя и известна мне, но не укладывается в мой "образ мира", в мои понятия о жизни. Об этом сказано в Евангелии: "Видя не видят, слыша не слышат, и не разумеют."


Что такое "бессознательное"


Интуитивное понятие.


Интуитивно, "бессознательное" - это всё, что я "знаю, но не сознаю".


Такое понятие сообщает бессознательному некоторый покров таинственности. Ведь если я возьму и осознаю его, то оно перестанет быть бессознательным! Такая неуловимость "бессознательного" приводит к тому, что оно играет важную роль в религиозно-философской мысли.


Если бы бессознательное не играло такой заметной роли в человеческой жизни, то не имело бы смысла углубляться в эту философию!


Но действительность такова, что мы действительно многое "ЗНАЕМ, НЕ ЗНАЯ", не осознавая того.


Простой пример: когда я стараюсь припомнить слово, чьё-либо имя или название, я знаю, что оно мне известно. Я сознаю, что ЗНАЮ, но не сознаю, ЧТО именно знаю.


Также мы сплошь и рядом действуем интуитивно, не зная, что именно мы сделаем, или не зная, для чего мы это делаем. Такая неполная осознанность может быть болезненной, но может и использоваться намеренно.


Особенно ярко бессознательное проявляется в тех случаях, когда человек интуитивно, спонтанно реагирует на неожиданное событие. Иногда эта реакция бывает неадекватной, а иногда - удивительно точной и мудрой. 


Подсознание


 "Бессознательное" в оборот европейской науки ввел Зигмунд Фрейд, который искал ПРИЧИНУ возникновения  СИМПТОМОВ психических заболеваний.


Большая часть того, что известно человеку, в данный момент находится за пределами его внимания. Но это еще не "бессознательное". Это Фрейд называл "подсознательным" или "предсознательным". Например, сюда относится вся совокупность всех впечатлений прошлого, которые я вовсе не забыл, хотя и не вспоминаю в данный момент. Эти впечатления согласованы с "сознанием", то есть вполне укладываются в мои представления о реальности. В этом смысле можно считать "ПОДСОЗНАТЕЛЬНОЕ" просто  ЧАСТЬЮ СОЗНАНИЯ, остающейся за пределами ВНИМАНИЯ в данный момент времени.


Забытое - вытесненное


Но в моей памяти могут быть скрыты такие эпизоды, которые при всем желании никак не припоминаются! Это происходит потому, что данная информация не согласуется с моим "сознанием". Например, известно, что все наше детство сохраняется где-то в глубинах памяти, но недоступно сознанию, потому что в детстве само наше сознание было иным. Вспомнить детство трудно потому, что это какой-то иной мир, с иными законами. От детства в нашем сознании остаются только отдельные разрозненные эпизоды, как-то согласующиеся с сознанием взрослого. Другие эпизоды сознанию взрослого недоступны. Если я смогу их припомнить, они изменит мое сознание, мое представление о реальности. Это основной пример того, что Фрейд называл "бессознательным" в первую половину своей жизни. Итак, бессознательное - это забытое, вытесненное из сознания по причине своей несовместимости с "образом реальности". Это концепция РАННЕГО Фрейда.


Собственно бессознательное


Фрейд создал психоанализ, процедуру "осознания бессознательного". С помощью психоанализа можно восстановить практически все позабытое. Но оказывается, психоанализ позволяет "реконструировать" такие эпизоды, о которых нельзя с уверенностью сказать, относятся ли они к реальному прошлому, или к позабытым фантазиям, или вообще возникают в процессе самого психоанализа. Так или иначе, в процессе психоанализа я не только вспоминаю давно ПОЗАБЫТОЕ, но также узнаю то, чего НИКОГДА ранее не знал.


Откуда же берется эта информация?


Непроизвольные действия


Прежде всего, психоаналитик наблюдает со стороны НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ действия. Речь идет не о простых телесных отправлениях, вроде пищеварения, не несущих психологического смысла, а о непреднамеренных действиях, несущих характер жеста, гримасы, поступка. Речь идет о непроизвольных интонациях, обмолвках, описках, ошибках - словом, о непроизвольных действиях, имеющих вид КОММУНИКАЦИИ, как будто несущих смысловую нагрузку. Это какие-то намеки, от меня исходящие, но мною неконтролируемые и чаще всего мною даже не осознаваемые.


Именно наблюдая за этими намеками, пытаясь понять их смысл, психоаналитик и создает реконструкцию прошлого, которую затем предлагает  на моё рассмотрение. Иногда эта реконструкция является вполне удачной и приводит к тому, что я и правда воспоминаю позабытое, а иногда так и остается неясным, было ли на самом деле то, что он говорит.


Внутренние восприятия


Кроме того, источником информации являются некие сообщения, доходящие до моего сознания как будто бы извне, но недоступные для восприятия других людей. Это сновидения, видения (когда такое случается), ошибочные впечатления, наконец, помыслы - то, что "приходит в голову". Все это - как будто чьи-то намеки, мною извне воспринимаемые, от меня не зависящие. Все они считаются продукцией моего "бессознательного".


Отличать от подсознательного!


Есть и просто естественные автоматизмы. Они относятся не к "бессознательному", а к "подсознательному".


Автоматические действия


Человек может оживленно беседовать, одновременно автоматически ведя машину или принимая пищу. Но естественные автоматизмы являются вполне произвольными. Ум не уделяет им внимания, так как уверен, что там все и так сработает как надо.


Внутренняя справочная


Когда мне надо припомнить или понять что-то, я задаю себе вопрос, и ответ "приходит в голову", но как будто откуда-то изнутри, а не извне, как в случае бессознательного. Впрочем, отличить "внутреннюю справочную от "внешней" не так-то просто! Здесь грань между "подсознательным" и "бессознательным" становится настолько зыбкой, что трудно давать определения. Бессознательное умеет выдавать себя за подсознательное. Кроме одного случая!


Явно бессознательное


Если подсознательные автоматизмы сбоят, если обнаруживают СВОЕВОЛИЕ - это уже явно проявление бессознательного. Когда я вдруг забываю знакомое мне слово, имя или название. Забываю, куда заложил какую-либо вещь. Или привычно совершаю привычное действие в совершенно неподходящей обстановке - словом, всегда, когда мои произвольные автоматизмы не срабатывают или срабатывают НЕПРОИЗВОЛЬНО.


Итак, ЧУЖОЕ


Моё БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ субъективно ощущается мною как вторжение чьей-то чужой воли в те сферы, которые никому кроме меня вроде бы не принадлежат - в мое собственное ПОДСОЗНАНИЕ. Именно этим оно и отличается от собственно подсознательного. Традиционно явления бессознательного как раз и обозначались в русском языке как действия какой-то внешней силы: "Бес попутал!.."


Подсознательное - своё, понятное, предсказуемое, подчинённое уму. Бессознательное - это подсознательное взбесившееся, вышедшее из-под контроля сознания.


Интересно попытаться выразить все эти понятия, используя православные категории "душа" и "тело". "Душа" живет в теле, душа - хозяйка тела.


Если сравнить тело с роботом, то бессознательное - это бунт робота. Но вот вопрос - ТЕЛО ли бунтует?


Бунт тела?


Действия ПОДСОЗНАТЕЛЬНЫЕ трудно признать просто телесными реакциями, поскольку они тесно связаны с психикой, с движением души. Но вот, к примеру, атеиста-материалиста нисколько не удивишь идеей, будто тело способно бояться, любить, подозревать и чувствовать. Ведь для атеиста человек - это тело!


Однако, само понятие "души", противное атеисту-материалисту, интуитивно понятно каждому человеку.


В действительности, подсознательное - это, наверное, не только телесное, но и душевное, "сердечное".


Сдавая экзамен, влюблённый юноша не перестаёт любить, но внимание его ума привлечено тактически более важным. Он любит "подсознательно", что находит отражение и в его поведении: к примеру, как бы он ни был увлечен подготовкой к экзамену, он никогда не забудет позвонить возлюбленной в условленный час. Если же такое случится, надо подозревать, что тут вторглось бессознательное. (И это вторжение так и будет расценено самой возлюбленной, как враждебное влияние кого-то третьего!)


Означает ли это, что в моменты подготовки к экзамену юноша "любит" не душой, а только телом?!


В момент смерти, как верят христиане, душа отделяется от тела. Но они верят также, что при разрушении тела все душевные способности человека, в том числе и память, не только не исчезают, но даже обостряются! Потому что связь души со смертным телом действует на душу несколько угнетающе. Это означает, что все реакции, которые мы признаем "подсознательными", принадлежат не телу только, но и душе. Это И душевное, И телесное (пока человек жив).


В то же время те реакции, которые мы называем бессознательными, БУНТ ПОДСОЗНАНИЯ, порой заставляют душу подозревать, что виновато именно тело, а не она, душа!


То, что легче заметить со стороны.

В том, что касается моего поведения, моих жестов, мимики, интонаций, поступков - это именно телесные реакции. Это то, что я вначале делаю, а потом уже замечаю. Когда бессознательное проявляется в моём поведении, оно осознаётся мною самим именно через СВОЕВОЛЬНЫЕ действия моего ТЕЛА. Именно там только их и замечают окружающие - ведь они и видят только тело, не душу!


Сам я часто вообще не замечаю подобных действий своего тела.


Заставляют подозревать, что в бессознательном виновато тело, также галлюцинации (подлинные галюционации, а не "псевдогаллюцинации" Кандинского), при которых человек ТЕЛОМ воспринимает то, чего не воспринимают другие люди. Их также можно отнести к феноменам "непослушания тела". По отношению к душе (противопоставляя её телу) эти явления также являются ВНЕШНИМИ. От обычного "показалось" их отличает особая достоверность, реалистичность впечатления. Человеку, страдающему такими "галлюцинациями" остается только верить окружающим на слово, что кроме него никто ЭТОГО не видит!


То, что замечаю только я

Однако существуют именно душевные, не телесные проявления бессознательного. Сновидения, "приходящие в голову" помыслы, ошибочные впечатления ("показалось", "послышалось", "почудилось").  Это воспринимается душой непосредственно, помимо тела.


Но воспринимается ей именно как внешнее.


Внешнее по отношению к ДУШЕ


Надо особо отметить, что НА ВЫХОДЕ, в поведении, бессознательное выглядит именно как телесное, а не как душевное. "На входе", в восприятии самой души, бывает и телесное, и не телесное. Но по отношению к ДУШЕ оно всегда ощущается как внешнее, стороннее. Именно введённое Фрейдом в широкий оборот понятие "бессознательного" заставило науку психологию плавно отойти от конкретного, интуитивно ясного понятия "душа" к несколько размытому, безличному понятию "психика". "Психика" отличается от "души" тем, что "психика" содержит в себе ВСЕ, что наука причисляет к бессознательному. А душа - не все.


Есть ли у души "бессознательное"?


"Душа" отлетела от науки психологии к обратно к той религии, которая некогда и дала "душу" психологии. Теперь самое понятие "души" требует нового переопределения в терминах психологии - и наоборот, категории психологии требуют религиозного осмысления! Этот вопрос будет подробно обсуждаться ниже. А пока ограничимся тем, что "душа" в классическом понимании НАВЕРНЯКА включает в себя бессознательное только в одном смысле. Это прошлое, которое забыто, но которое ей УДАСТСЯ ВСПОМНИТЬ. То есть, "бессознательное" раннего Фрейда.


Бессознательное "позднего" Фрейда душа может ПРИЗНАТЬ своим, а может не признать. Она ОБЯЗАНА признать его только в том случае, если поверит в истинность концепции психоанализа.


Классические примеры Фрейда


Чтобы разобраться с понятием бессознательного теоретически, лучше всего просто почитать работу раннего Фрейда "Психопатология обыденной жизни". Там подробно, с многочисленными примерами разбираются самые распространенные, общеизвестные феномены "бессознательного".


Забывание имён. Иностранных слов. Событий детства и вообще прошлого, в том числе очень важных событий. Обмолвки. Очитки и описки. Забывание собственных намерений. Действия, совершаемые "по ошибке".




Продолжение

Природа бессознательного

Этот текст - продолжение цикла "Опыты глубинной психологии".

Начало см. здесь
[Кликните чтобы прочитать]

Трудная судьба понятия "бессознательное"



"Научным атеизмом" понятие бессознательного использовалось для объяснения всевозможных религиозно-мистических феноменов. В результате такого употребления это понятие постепенно стало само приобретать мистический оттенок. И это не случайно.

Наука предпочитает опираться на факты объективные, доступные общему наблюдению и проверке. А "сознание" означает именно субъективное! Стремясь к объективности, наука сильно увлеклась "бессознательным" - ведь оно как бы позволяет поглядеть на человека со стороны, увидеть в нем то, чего он сам не видит.

На практике это привело к тому, что люди, занимающиеся исследованиями в этой области постепенно "привыкли" к тем феноменам, которые раньше считались недостойными внимания науки.

Особенно это касается психотерапии. Психотерапия - это ворота, которыми в сознание европейца незаметно возвращаются загнанные в "бессознательное" боги.

Фрейд и Эриксон



А начиналась научная психотерапия с ГИПНОЗА.

Начало самого гипноза - в седых веках. Гипноз - законная часть религиозных ритуалов, мистических практик и колдовских обрядов, древних и новых. В отличие от прочих феноменов этого ряда, гипноз давно попал в сферу внимания науки и разного рода спецслужб. Гипнозу в этом смысле "повезло", потому что основные феномены его легко поддаются экспериментальной проверке.

Изучение гипноза ведется более двухсот лет, и достигнут прогресс: мы теперь знаем, хорошо знаем, КАК это делается, ЧТО при этом происходит с телом человека и его душой, хотя до сих пор не сознаем, ПОЧЕМУ. (Но это уже вопрос философии, не так ли?) Механизм гипноза пристально изучен и используется не только в рекламе и СМИ.

В России гипнозу "повезло" даже больше, чем на Западе. Там применению гипноза долго препятствовал авторитет Фрейда. Фрейд был противником гипноза; а разработанная им техника лечения - а психоанализ есть прежде всего метод лечения! - в известном смысле является попыткой разгипнотизирования человека. В России Психоанализ был уничтожен, а Церковь не имела голоса, потому против гипноза никто не выступал.

На Западе гипноз был реабилитирован только во второй половине XX века. Большую роль в этой реабилитации сыграл Милтон Эриксон, личность загадочная и широко известная в узких кругах.

У нас был свой "крутой" гипнотизер, Вольф Мессинг. Но наследие Мессинга известно лишь КГБ, а наследие Эриксона является источником всех новейших идей в психотерапии. От Эриксона остались многочисленные магнитофонные записи, кино и видеопленки, которые изучаются специалистами и, как шкатулка Пандоры, индуцируют новые и новые идеи.

По сути, Фрейд и Эриксон - фигуры одного масштаба. Каждому из них можно противопоставить в рамках психотерапии только другого; они противоположны как полюса, и все движение западной психотерапии разворачивается между этими полюсами. (Впрочем, на Западе есть еще обширный экватор бихевиористики, но идеи бихевиористики неуклонно втягиваются в орбиты этих двух гигантов.)

Сегодня Милтон давит Зигмунда, но может статься, это отмашка маятника, ведь как долго Зигмунд давил Милтона. Лично я все же ставлю на Зигмунда, но, впрочем, тоже недорого - не к лицу. Сторонники каждого из этих стратегических направлений достаточно плохо понимают представителей противного лагеря, и обвинения выдвигаются серьезные. Разные понятия, разные цели, разные ценности.

Фрейд боролся с бессознательностью, Эриксон насаждал ее.

Милтон Эриксон открыл науке новую технику гипноза, новый подход в гипнотерапии. Классический гипноз не для всех, а только для "поддающихся". У Эриксона не было неподдающихся, он вводил в транс даже тех, кто активно ему сопротивлялся. Вводил в гипноз, используя самое сопротивление гипнозу. Его техника действительно поражает ум. Он вводил в транс мимоходом, между прочим. Это Мессинг Запада.

Эриксон заполнил пропасть между гипнотическим трансом и обычным состояние человека. Его ученики наперебой кричат, что никого гипноза нет, что есть только самогипноз (читай, тебя гипнотизирует твое собственное бессознательное), что гипноз - это законная часть обыденной жизни. (Законная ли - это вопрос. Обыденное не обязательно законно.) Но после Эриксона невозможно не признавать гипноз обыденным явлением. Малые крупинки гипноза - это бисер роскоши человеческого общения. Эриксоновский "транс" ничем не отличается от медитации, и людей, находящихся в легком трансе, можно встретить в людной толпе на каждом шагу.

Но ученики Эриксона, как водится, слишком выпячивают то новое, что принес их учитель, и недооценивают классику. Классический гипноз относится к эриксоновскому как ньютоновская механика к эйнштейновской, как ремесло к искусству. Невозможно сомневаться, что все жрецы, маги и шаманы, настоящие мастера своего дела, вплоть до Адольфа Гитлера, были мастерами именно эриксоновского гипноза.

С другой стороны, попытка "разгадать секрет" Эриксона неизбежно приведет нас именно к ремеслу, и в конечном итоге когда-нибудь окажется, что гениальный Шарко со своим директивным методом был по сути гораздо ближе к Эриксону, чем любой недирективный ремесленник. Милтон - это Моцарт гипноза. Но чтобы понять его, надобно "вначале звуки умертвив", ту "музыку разъять как труп". Ремесло кристаллизуется из искусства. Это затвердевшая лава, которая когда-то текла, как живая.

Итак, прошу запомнить: Милтон Эриксон - одна из ключевых фигур современности. Теневых, но ключевых.


Главная тайна Милтона



Создатели новомодного направления психотерапии, Нейро-Лингвистического Программирования, изучая записи сеансов Милтона, попытались формализовать его метод. Они составили подробное описание замеченных ими принципов его работы, назвали это "Модель Милтона" и опубликовали в книжке под хорошим, говорящим названием "Структура магии". Изучив ее, всякий может в какой-то мере овладеть искусством эриксоновского гипноза (а также противоположного ему метода разгипнотизирования). Но ясно, что сам Милтон "изучал диалектику не по Гегелю" (как и сам Гегель, к слову), он не читал этой книги и не из книг узнавал в каждом конкретном случае одно-единственное подходящее решение.

Прежде всего, известно, что Милтон часто наводил на людей транс, сам находясь в состоянии транса. Описан случай, когда он загипнотизировал коллегу, специалиста, сознательно сопротивлявшегося гипнозу, применив такой прием. Он вышел из кабинета, ввел в транс какую-то студентку и велел ей (в трансе!) пойти и загипнотизировать упрямца. Цель была достигнута. Идеал эриксоновской психотерапии - это когда оба в трансе, врач и пациент. Общение бессознательного с бессознательным. Подобные методы вообще едва ли могут кем-либо сознательно применяться, ведь транс исключает сознательный контроль. Потому изучение методов Милтона - это только подспорье для гипнотизеров. Настоящая цель - овладение его эвристикой. Откуда он сам-то брал свои идеи? Правильно, из бессознательного.

И все-таки настоящим профессионалам небезызвестна ЭВРИСТИКА Милтона. На вполне сознательном уровне.

Ни для кого не секрет, что гипнотизер, вводя в человека в транс, вступает в контакт с бессознательным в человеке. Этот контакт в классическом гипнозе называется РАППОРТ. Что открыл науке Эриксон - что полноценный раппорт можно установить, даже вовсе не вводя человека в транс. И этого бывает достаточно для целей гипнотизера. Гипноз без транса, точнее, с использованием таких легких степеней транса, что неспециалисту это вовсе незаметно. Транс у Эриксона возникает вследствие раппорта, а не наоборот. Раппорт предваряет транс.

Раппорт - это контакт с бессознательным в другом человеке.

В классическом гипнозе раппорт выглядит как беспрекословное ПОВИНОВЕНИЕ. Ясно, что не всякое бессознательное на это согласится. Эриксон показал, что суть раппорта не в подчинении, а в ОБЩЕНИИ. Раппорт может выглядеть, например, как СОЗНАТЕЛЬНОЕ подчинение гипнотизера БЕССОЗНАТЕЛЬНОМУ пациента, почему бы и нет? Трансу пациента это ничуть не противоречит. Теперь-то это все понимают.

Не все понимают то, что для настоящего профи несомненно: то, что бессознательное в человеке - это ЛИЧНОСТЬ, и это ИНАЯ личность, чем сам человек, его сознательное Я. Можно объяснять гипноз на языке рефлексов, доминант, возбуждений и торможений, как беседу за чаем можно объяснить на языке грамматических категорий.

Но РАППОРТ устанавливается не с рефлексами, а с неким "Я", и это ИНОЕ "Я", чем тот человек, которого надо загипнотизировать. С человеком нужно продолжать поддерживать контакт, но одновременно нужно установить в контакт с КЕМ-ТО другим, кто проявляет себя В ТЕЛЕ человека в виде непроизвольных, малозаметных для профана движений - микрожестов, интонаций, гримас, взглядов и прочего, о чем говорилось.

Проявляет он себя в теле, но раппорт устанавливается не с телом, а с личностью. Поддерживать раппорт нужно тоже тонко, с помощью микрожестов и прочего, внешне продолжая общение с самим человеком, хозяином тела. Это и есть раппорт без гипноза. Такой раппорт не требует транса, но сам продуцирует транс. Совместными действиями гипнотизера и Вашего собственного Бессознательного наружное окошечко Вашего сознания постепенно сужается, и возникает транс. Очень просто.

Такой подход и являлся источником нестандартных милтоновских решений! Общение с другой личностью - дело творческое и непредсказуемое! Тут нельзя ничего предрешить заранее.

Понятно, почему далеко не все это понимают. Гипноз есть манипуляция сознанием. А манипуляция, по определению, дело техническое, в известном смысле исключающее творчество. Обычный гипнотизер, работяга ремесленник, как раз и занимается манипулированием.

А король гипноза, Милтон, вступает в каждый сеанс как в неизведанное. Милтон не манипулирует, он ОБЩАЕТСЯ. Но общается он не с человеком, а с его бессознательным! По отношению к человеку, к его сознанию - это манипуляция, но тут уж человек "сам виноват", что не сознает свое бессознательное. Милтон - не манипулятор, он - мастер тайного общения. По отношению к сознанию, он - заговорщик, вступающий с союз (раппорт) к кем-то у Вас за спиной помимо Вашего сознания.

Не то, чтобы эта информация была тайной за семью печатями - все это пишут, все читают. Но не до всех доходит, О ЧЕМ идет речь в описаниях. При обычном описании эриксоновской техники, техническом описании, бессознательное предстает пред нами "разъятым как труп", в виде разрозненных реакций. А гипноз представляется именно искусством управления рефлексами.

Отчасти это связано с тем, что современная психология до сих пор находится в "идейном плену" у Фрейда. Ничего не могло быть более противным атеисту Фрейду, чем идея о том, будто открытое им бессознательное - это КТО-ТО, а вовсе не "что-то". Фрейд понимал бессознательное именно как атавизм, как природное в человеке, как инстинкты, как стихию, как что угодно, но только не как ЛИЧНОСТЬ. Фрейдовское бессознательное полно противоречий, у него не может быть единой воли, разве только несколько разрозненных, противоречащих друг другу "воль".

Это представление отчасти унаследовало у Фрейда и НЛП, видя в бессознательном целую группу "частей", разрозненных "личностей". Такого рода построения необходимы для анализа (для психо-анализа), это законный прием, необходимая абстракция. Сам Милтон, будучи не только "магом", но и человеком науки, ничуть не противился анализу, просто он указывал на его малоэффективность.

Подход самого Милтона был иной. Не теряя времени на анализ (где там правое-левое полушарие, где визуальное, где казуальное, где сенсорное-моторное.), он прямо видел в каждом из нас ЭТОГО, эту самую скрытую Самость, видел ЕГО цельно, как личность. И вступал с НИМ общение поверх нашего сознания. Эриксоновская метафора не просто МНОГОсмысленна, она прежде всего ДВУсмысленна, один (одни) смысл для тебя, другой (другие) для ЭТОГО в тебе. Раппорт был для Милтона естественным, привычным фоном повседневного общения. Едва ли он с кем-либо когда-либо общался помимо раппорта, потому-то и производил на людей такое неизгладимое впечатление. Каждый, кто пишет воспоминания о Милтоне, впадает в легкий транс - это чувствуется между строк - и вводит читателя в легкий транс. Если этого не происходит, описание надо признать неудачным. Раппорт был стихией Милтона, он неотделим от его личности.

Итак, суть эриксоновского гипноза - умение ВИДЕТЬ в бессознательном ЛИЧНОСТЬ и вступать с НИМ в контакт.


"Видящие" в науке: два пути



Ходили слухи, будто Карлос Кастанеда именно с Милтона срисовал своего дон Хуана. Конечно, это неправда. Мог, конечно - он посещал его лекции. Но с таким же успехом это мог быть любой другой "человек знания". Эриксон как маг особо интересен тем, что он был доктором наук. А как доктор наук он особо интересен тем, что был магом. Это действительно редко сочетается. Но интересен тут не он лично, а это самое "знание", которые мы обсуждаем. Которое благодаря Эриксону стало достоянием науки.

А знание это древнее. И заключается оно в том, что Бессознательное - это иная личность в человеке.

У человека действительно две "души", точнее, два ума. Но не у всякого человека! Редко, очень редко, но встречаются люди цельные, без этой раздвоенности. И они бывают двух типов. У одних есть сознание и нет бессознательного. У других нет сознания и ВСЕ бессознательно. Первых называют Святыми. Вторых - "просветленными". Но те и другие по-своему цельны.

Именно раздвоенность человеческой психики, разделение ее на сознательное и бессознательное, является главным ПАТОГЕННЫМ фактором психики. Отсюда, от этой раздвоенности, и происходят все психозы-неврозы и расщепления сознания. Фактически у любой психотерапии одна и та же КОНЕЧНАЯ цель: преодоление этой раздвоенности. Как-то утрясти, согласовать этот конфликт двух разных УМОВ в одной шкуре. Но финальных состояния, окончательных вариантов разрешения проблемы только РОВНО ДВА: кто-то должен уступить территорию, либо тот, либо другой.

Только два варианта. В любом их них психика становится цельной.

Конечно, возможно сознательное подчинение бессознательному БЕЗ полного отказа от сознания, для чего и существуют все трансы и медитации. Но это состояние промежуточное: в конце концов, каждый медитирующий должен стремиться к "полному и окончательному" просветлению, иначе его подчинение будет неискренним, неполным. "Просветленный", конечно, гораздо круче любого шамана.

Обратный вариант, добровольное подчинение бессознательного сознанию, представляется невозможным. Потому что Самость - штука гордая, да и по справедливости говоря, сознательный наш ум гораздо слабее "нашего" бессознательного ума. Тому есть, чем гордиться.

Но "знание" заключается не в рассуждениях, а в том, чтобы воспринимать ЭТО непосредственно, чувственно. Слышать этого Иного в интонациях, видеть в жестах, чуять нутром. Когда профи видит тело живого человека, он различает в нем присутствие одновременно двух личностей, "правой" и "левой". И сходу устанавливает контакт с "левой". А с "правой" - факультативно. В принципе, без участия "правой" можно обойтись, но это уже называется колдовством, а в колдовство читатель, может быть, не верит. Ему надо, чтобы хотя бы что-то происходило "справа" - весомо, грубо, зримо. Но с точки зрения гипноза, главное происходит все-таки "слева", в бессознательном. Гипнотизер - это союзник "левого" против "правого", бессознательного против сознательного, Самости против Эго.

А вот психоаналитик - по идее - наоборот.


Психопатология в обыденной жизни



Существуют болезненные состояния психики, при которых бессознательное, эта чуждая сущность, психический вирус, обычно остающийся незамеченным настоящим хозяином тела, проявляет себя открытым, наглым насилием. В седой древности это называлось беснованием. Беснование похоже на обычный фрейдовский психоневроз тем, что больной ясно осознает чуждость этого явления своему сознательному "Я". Но при неврозе Оно проявляется в виде безличного, внешне бессмысленного, безличного симптома, в то время как при бесновании этот "симптом" имеет ярко выраженный личностный, творческий характер. Он может даже спорить с хозяином, пророчествовать, заявлять о своих взглядах и претензиях.

Другое яркое проявление той же силы: явление "множественной личности". Отличие от беснования в том, что иная личность овладевает телом человека лишь временно, причем хозяин в это время отсутствует, находится в глубоком трансе, и потом не помнит ничего, что с ним было. При бесновании та и другая личность действуют одновременно, не как разные аспекты одной личности, а как две действительно разных Я, борющихся за контроль над телом.

При шизофрении, напротив, граница между сознательным и бессознательным становится прозрачной, безвизовой. Происходит взаимопроникновение, даже слияние этих личностей. Человек принимает откровения иной, более мощной, темной стороны своей психики за свои собственные мысли и впечатления. Шизофреник смешивает реальность и ВИДЕНИЕ, да и немудрено, настолько видение реально. Я как раз шизофреник, но мне было дано восстановить самоидентичность, интерпретируя этот опыт в терминах Православия.

Состояние нормального человека - более или менее устойчивая точка равновесия между этими крайностями. У нас бывают и неврозики (подробно описанные Фрейдом в его классической "Психопатологии обыденной жизни": разные оговорочки, ошибочки, забывчивость.), бывают и психозики, когда мы "вне себя" от гнева и другой страсти, бывают и маленькие "откровения", которые мы часто охотно принимаем за правду. Но все это слабо выражено.

У нормального человека бессознательное ярко проявляется в гипнозе. Хороший гипнотизер начинает свою работу с внимательного наблюдения за всеми этими мелкими проявлениями бессознательного Иного в "обыденной жизни". В какой-то момент возникает инсайт - Иной становится ясно видим, слышен, ощутим. Гипноз содействует диссоциации, расщеплению кажущегося единства нормального человека. А затем достигается новое единство, вывернутое наизнанку. Теперь сознательное Я отходит на уровень симптомов, микрожестов, за которыми, впрочем, надо следить, чтобы не потерять транс.

Итак, всё описанное, в сущности, давно известно науке, и известно каждому по личному опыту. Я просто собираю воедино разрозненные кусочки картины. Картина выходит невеселая.

Психотерапия шаманов



В разработках Эриксоновских последователей, например, Росси, с бессознательным устанавливают контакт прямо-таки в ключе спиритизма. Все его методики и техники до боли знакомы. Тут уж не остается сомнений - психотерапевт без всякого гипнотического транса напрямую предлагает самому пациенту вступить в переговоры со своим собственным "бессознательным", как с иной личностью.

Такого рода техника известна, к примеру, в виде "шестишагового рефрейминга" НЛП. Обратитесь к своему бессознательному с вопросом, угодно ли ему вступать с Вами в контакт. Бессознательное найдет удобное для себя время и способ передать Вам свое "да". Впрочем, для любителей предсказуемых ходов предлагается стандартная спиритическая техника. Получив ответ, надобно выразить своему Бессознательному свое почтение и всяческую благодарность за то, что оно соизволило вступить с Вами в контакт. Далее, если у Вас есть проблема, надо спросить Бессознательное, с какой - хорошей, позитивной! - целью Оно создало Вам эту проблему. Далее. и так далее.

На каждом шагу надо всячески расшаркиваться перед собственным Бессознательным, признавая Его мудрость и превосходство. И надо верить, что Оно, такое мудрое и доброе, все делает исключительно с хорошими намерениями, а если что не так, то только по нашей же глупости-с, что не позаботились согласовать действия с такой важной, полезной Частью себя самого. Как видим, до буддийской нирваны нам еще расти и расти, а шаманские премудрости европеец уже усвоил в лучшем виде. И ведь выдержано в строго европейском ключе, никаких там духов и бесов, все научно: нейроны, лингвистика, программирование и все дела!

Правда, в НЛП предполагается, что и само бессознательное не цельно, что в нем есть разные, конфликтующие между собой части. Но и это - не наблюдение, а интерпретация. На вид, на слух, по ощущению, ОНО цельно.

Вспомним тут о язычестве. Многобожие выгодно отличается от Единобожия тем, что в нем легко объясняется, откуда взялось зло. Для верующего в Единого, Всемогущего и Всеблагого Бога наличие в жизни зла составляет более или менее серьезную трудность для мировоззрения. Для язычника наличие многих (по крайней мере, двух) богов необходимо, чтобы обойти этот вопрос. Да, боги благие, но разные. И цели у них разные, хотя и благие. А когда паны дерутся, у холопов чубы трясутся. Подобным образом объясняются многие проблемы психики в НЛП. Психика, мол, состоит из "частей", у каждой из них свои цели. Цели у каждой части бессознательного благие, но вот действия несогласованные. А тут еще возникают амбиции. Каждый норовит настоять на своем из принципа. Все это - от недостатка координации.

Целью НЛП является интеграция этих частей в одну. но не личность, а команду. То есть, бессознательное остается бессознательным, никто не должен претендовать на единоначалие. В этом внутреннем парламенте сознательное "Я" выступает чем-то вроде спикера. Очень демократическая организация психики, никакого тоталитаризма. Если вдуматься, не является ли Ваша, дорогой читатель, претензия на единоличное управление самим собой всего лишь тоталитарным наследием проклятого коммунистического прошлого? Не лучше ли идти в ногу со временем. Больше гласности, больше демократизма в душе!..

Непременное условие успешной работы спикера - почтительность и предупредительность к каждой из частей. Экологизм называется - "зеленые" довольны. Надо признавать полезность и необходимость каждого члена команды, ведь даже один недовольный может легко обессмыслить общее доброе начинание. Потому надо чаще спрашивать свое бессознательное, нет ли там недовольных "частей". А ведь это уже даже не демократия, это конкордат, это даже. боюсь сказать. соборность! Словом, НЛП желает тебе совет да любовь между тобою и твоими бес. бессознательными "частями".

Оставаясь в узких идейных рамках современной западной психотерапии НЕЧЕГО по существу возразить против таких мудрых, гуманных идей НЛП. Эта (или какая-либо подобная) система просто обречена на успех, настолько точно она ухватывает дух времени (или духов времени). Читая труды НЛПистов, невольно начинаешь сомневаться, может, и правда, у каждого из нас там сидит целый легион?! Но, скорее всего, далеко не каждого удостаивают такой чести, такого внимания, такого посещения. В большинстве случаев, расщепление Бессознательного на части - это просто удобный прием анализа. Просто Оно - достаточно сложная и разносторонняя Личность, чтобы давать материал для представления о различных частях, особенно при навыке исследователя к анализу.

НЛПисты, думая идти дальше Эриксона, невольно начинают приближаться обратно к Фрейду, противоположному полюсу. Это и понятно, ведь Земля - шар.

Итак, современная психотерапия, идущая от эриксоновских методов, де-факто обнаружила существование КОГО-ТО в нашем бессознательном. Имеющий уши, да слышит!