September 27th, 2015

Парадокс «Капитанской дочки».

Как известно, французскому языку Гринёва обучал мсье Бопре, о котором Пушкин рассказывает следующее:

"Бопре в отечестве своем был парикмахером, потом в Пруссии солдатом, потом приехал в Россию pour être outchitel1), не очень понимая значение этого слова. Он был добрый малый, но ветрен и беспутен до крайности. Главною его слабостию была страсть к прекрасному полу; нередко за свои нежности получал он толчки, от которых охал по целым суткам. К тому же не был он (по его выражению) и врагом бутылки, т. е. (говоря по-русски) любил хлебнуть лишнее. Но как вино подавалось у нас только за обедом, и то по рюмочке, причем учителя обыкновенно и обносили, то мой Бопре очень скоро привык к русской настойке и даже стал предпочитать ее винам своего отечества, как не в пример более полезную для желудка. Мы тотчас поладили, и хотя по контракту обязан он был учить меня по-французски, по-немецки и всем наукам, но он предпочел наскоро выучиться от меня кое-как болтать по-русски, — и потом каждый из нас занимался уже своим делом. Мы жили душа в душу. Другого ментора я и не желал."

Каких же результатов можно было ожидать от такого обучения?
А результат такой (цитирую philtrius-а):

Результатъ — Гриневъ беретъ у Швабрина французскiя книги и читаетъ. Этого не дѣлаютъ и не въ состоянiи дѣлать 95 % выпускниковъ нашихъ школъ на болѣе простомъ англiйскомъ. Приходится выбирать — вѣрно описанъ либо процессъ, либо результатъ.

Подмечено http://philtrius.livejournal.com/1060666.html