March 13th, 2016

Шёпот бессознательного и взлёт Европы

Продолжаю разговор, начатый в заметках

Вера материалистов и молчание Вселенной
Молчание Вселенной и шепот бессознательного

В прошлый раз я попытался показать, как надлежит интерпретировать чисто научный факт отсутствия "космических чудес" в чисто религиозном ключе.
С точки зрения Православия "Великое молчание Вселенной" - факт совершенно ожидаемый, даже тривиальный. Жизнь на земле - вовсе не следствие действия каких бы то ни было естественных законов природы. Это уникальное, единственное в своем роде явление, Божественное чудо.

Я надеюсь, что в скором времени математиками будут предложены и разработаны строгие критерии, позволяющие отличить естественное от искусственного. Такое различение в общем-то тривиально. Ни одному человеку, который стоит перед Сикстинской мадонной, не придет в голову, что этот набор разноцветных пятен возник случайно, в результате какого-то химического процесса. И даже самые примитивные и грубые мегалитические постройки типа Стоунхенджа не оставляют сомнений относительно искусственности своего происхождения. С другой стороны, никто не усомнится, глядя на волны на воде, что это вполне естественное явление. И даже морозные узоры на стекле, какими бы изысканными и живописными они ни казались, при ближайшем рассмотрении все-таки не производят того особого впечатления, которое оставляет у нас пусть самое примитивное, но все-таки искусство.

На самом деле способность различать естественное и искусственное заложена в нас на уровне интуиции. И она почти не дает сбоев. По-видимому, эта способность важна даже для простого физического выживания: надо уметь безошибочно отмечать следы присутствия человека или иного разума от естественных явлений. Потому что разум - при всех его достоинствах - штука крайне опасная.

Я уверен, что в скором времени наука даст четкие критерии, применив которые мы сможем проводить различение искусственного и естественного чисто математически, автоматически, при помощи компьютера. Компьютер сможет молниеносно вычислять вероятность того, что данное изображение - не продукт человеческого творчества, а фотография природы, причем сделанная без применения фотошопа. Это, кстати, тоже очень важно практически: чтобы не только человек, но и компьютер умел различать присутствие фотошопа.

Тогда проблема "молчания Вселенной" получит строгое математическое оформление. Телескопы будут наблюдать звездное небо во всех возможных диапазонах, а компьютер будет в риал-тайм подсчитывать, не наблюдается ли там что-либо искусственное. А все "подозрительные" факты будет предавать на суд человека. Ведь возможны и случайные комбинации линий, невольно останавливающие на себе наше внимание.

Типа вот такого, например. (Это кажущееся "лицо" на поверхности Марса, сфотографированное с орбиты.) Впрочем, я полагаю, что наше воображение, специально настроенное на человека, сильно преувеличивает "искусственность" подобного рода изображений. Я с детства замечал, что лица видятся мне повсюду - в случайных узорах, складках белья, мельтешении облаков. И это понятно почему: уметь вовремя заметить присутствие человека - слишком важная способность, в том числе, увы, и для выживания. Тут лучше перебдеть чем недобдеть.
Я думаю, такого типа изображения, столь привлекающие нас с вами, с точки зрения компьютера будет обладать не слишком высоким уровнем "подозрительности".

Я даже знаю, что именно мешает разработке такого математического аппарата прямо сегодня, здесь и сейчас. Ни что иное как материалистическая философия, которая прицепилась к науке как клещ к здоровому организму. Дело в том, что собака или кошка - если поглядеть на них непредвзято, применяя чисто объективные математические критерии - это совершенно несомненные произведения искусства, может быть, даже в большей степени чем дом или стадион. Любой компьютер сразу обратит внимание на козла, скачущего по склону горы, и скажет материалисту: "Эй, брат! Я вижу несомненные признаки чьей-то разумной деятельности!" То же самое относительно пчелиных сот или муравейника. Пчела или муравей - если смотреть объективно - это биоробот высочайшего уровня сложности, причем запрограммированный на создание артефактов. Любой компьютер, в который заложена совершенно правильная программа, позволяющая замечать следы деятельности разума, сразу же безошибочно определит, что тут мы имеем дело именно с разумом, да ещё каким! То же самое касается дерева или кустарника, а тем более леса, где деревьев множество.
Программа, позволяющая выделять искусственное посреди естественного, будет автоматически выделять любые следы присутствия живого на фоне неживого. Потому что жизнь - если отбросить материалистические предрассудки - это явный признак присутствия разума во Вселенной. Такие вещи не бывают случайными и не могут возникать сами по себе, спонтанно, без вмешательства разума.

То же самое касается потока "свободных ассоциаций", непроизвольных помышлений, ментальных образов, постоянно беспокоящих наш ум. Они могут казаться случайным "шумом" только до тех пор, пока мы к ним не присматриваемся. Но первый же европеец, который к ним внимательно присмотрелся - Зигмунд Фрейд - тут же с несомненной ясностью ощутил в этом псведослучайном потоке свой стиль и строй, несомненные признаки разумной жизни. Этому посвящен едва ли не лучший текст, написанный мною в этой жизни ("Фрейд и Православие"). К нему я и отсылаю читателя, которому пока не приходилось сталкиваться с темой "свободных ассоциаций".

Здесь же я не буду повторяться, только скажу, что случайно приходящие нам в голову мысли совсем не случайны, они являются продуктом деятельности какого-то иного, нечеловеческого разума, который и именуется собственно "бессознательным" в узком и специальном смысле этого слова. Важность темы "бессознательного" просто невозможно переоценить. Мы имеем дело с каким-то нечеловеческим разумом, причем несомненно высшим разумом, который исподволь влияет на нас, каким-то образом получив доступ во святая святых нашего ума, который исподтишка манипулирует нашим поведением, направляет нашу деятельность, организует события нашей жизни.

Есть большой соблазн считать "бессознательное" частью нашего естества. Этому соблазну, ввиду его особой важности и убедительности, я посвятил целую повесть ("Король и Каролинка"). У меня просто не было другого выхода кроме как создать художественный текст, потому что там целый клубок переплетенных между собой мыслей, каждая из которых теряет значительную долю своего смысла, если рассматривать её отдельно от остальных. Художественный текст представляет читателю все мысли автора в их естественном сплетении, как они и существуют в его уме, неразрывно друг от друга. Последнее время я задыхаюсь как в стратосфере, поднявшись слишком высоко на вершины интеллектуальных Гималаев, пытаясь все разложить по полочкам, проанализировать, оторвав мои мысли друг от друга и организуя каждую саму по себе. Это неестественно, не так работает человеческий ум. Мы воспринимаем жизнь интегрально, естественно переходя от одного к другому, легко увязывая психоанализ с астрофизикой, математику с литературой, философию с боевым искусством - потому что всё это лишь аспекты нерасторжимого единства, именуемого "жизнью".

Потому я вынужден отослать читателя к ранее написанным мною текстам, иначе эта заметка спонтанно превратится в роман или сказочную повесть. Думать, будто "бессознательное" - это некий аспект нашей собственной внутренней жизни, продукция нашего мозга - это стратегическая ошибка, запутывающая ум и не дающая ему упорядочить поток информации, идущей оттуда, и разобраться в нем. Я не буду повторять здесь уже высказанные там аргументы, а выдвину новый.

Бессознательное - важнейший фактор человеческого творчества. Об этом я подробно говорю в статье "Феномен светской культуры" - программном произведении, где я наметил стратегию исследования темы "Возвышение Европы". Если бы нам не приходили иногда в голову гениальные мысли, то не было бы ничего - ни искусства, ни науки, ни техники. Наш разум нуждается в подпитке извне, пошло именуемой сегодня словечком "креатив".

Если бы бессознательное было частью нашей природы, то оно проявлялось бы в приблизительно равной степени у всех людей и статистически одинаково у всех народов. Потому что то, что от природы, присуще всем, кто принадлежит этой природе. Если бы "бессознательное" было частью нас самих, то во всех странах и народах были бы сделаны примерно один и те же открытия, примерно в одни и те же сроки.

Между тем, когда в XVI веке европейцы сели на корабли и поплыли исследовать окружающий их мир, они с удивлением обнаружили первое "молчание Вселенной". Их потрясло, насколько сильно опередили они в своем развитии все остальные народы, населяющие Вселенную. Как сегодня астрономы с удивлением смотрят в молчащее небо, не находя там никаких признаков разумной жизни  -  с тем же изумлением европейцы смотрели на дикарей, скачущих возле костров и приносящих жертвы богам. Культурный разрыв между Европой и остальным миром был непреодолимо велик уже в Эпоху Возрождения, и с тех пор он только возрос и углубился. Европейцам пришлось брать на себя роль "прогрессоров" и нести "бремя белых". Я сознаю, что мои слова вызовут у толерантных мультикультуристов культурный шок, но из песни слова не выкинешь.

Если у нас в бессознательном прячутся какие-то "демоны", если там живут "музы" или "боги", то необходимо признать удивительный и настораживающий факт: именно Европейцы из всех народов почему-то сделались особыми избранниками "муз", ни о каких других народах "боги" не промышляли столько, сколько о Европейцах, ни одному народу "демоны" не дарили столько зловредной хитрости и уничтожающей способности к интриге и манипуляции, как Европейцам.

Как ни странно это обстоятельство, его надо осознать и включить в оборот человеческой мысли, если мы хотим по-настоящему разобраться в том, что у нас тут происходит!

И альтернативы такому взгляду на вещи я не вижу. В принципе, альтернатива есть: это расизм. Можно предположить, что "белая раса" имеет от природы более высокие интеллектуальные спосбности и европейцы до всего додумались сами, безо всяких "муз", "богов" и "демонов". Этот расистский взгляд совсем недавно (ещё полвека назад) был доминирующим в среде самих европейцев. Но он не выдерживает критики ни со стороны истории, ни со стороны статистики. Во-первых, Европа населена белыми людьми издавна, однако в прежние эпохи европейцы не проявляли особой интеллектуальной прыти, они шли в своем развитии вровень с остальным человечеством. Во-вторых, когда народы других рас получают европейское образование, они обнаруживают такие же точно способности к творчеству как и белые. Поэтому раса тут просто ни при чем. Это ошибочный ход мысли.

Блистательная креативность европейцев, резко выделившая их из семьи прочих народов Земли и поставившая на пьедестал мирового господства, имеет свою причину не в биологии, не в расе, вообще не в природе человека. Ибо природа эта у всех нас одна и та же независимо от нашего происхождения и цвета кожи. И в каждом народе встречаются одни и те же узнаваемые с детства типажи:


Школьники из Непала - такие же точно, как в любой европейской школе.

Поэтому, если мы хотим по-настоящему понять причину возвышения Европы, нам нужно избегнуть расистского соблазна и вместо этого искать ответа на вопрос "Почему боги избрали именно европейцев, за что музы возлюбили их, для чего демоны преклонились перед ними?" Это единственно правильное направление размышлений.

Потому что если идея уже пришла в голову, далее все в наших руках. Можно отбросить её, а можно попытаться развить и применить практически. И здесь все мы примерно равны, раса не дает преимущества. Вопрос в том, почему одному человеку приходит в голову много идей, а другому мало. Почему одни народы буквально фонтанировали креативом, а другим тысячелетиями не приходило в голову ничего нового.

Это и есть разгадка загадки возвышения Европы, которую я попытаюсь высказать в следующем тексте.

Продолжение:
Возвышение Европы и кризис религизного миросозерцания

Возвышение Европы и кризис религизного миросозерцания

Начиная с завтрашнего дня, я делаю большой перерыв в моей сетевой активности.
Но не хочется уходить, не высказав до конца мысль, которую я начал развивать в постах

1) Вера материалистов и молчание Вселенной
2) Молчание Вселенной и шёпот бессознательного
3) Шёпот бессознательного и взлёт Европы

Краткое содержание "предыдущих серий" :)

1) Я начал с астрономии. Самое естественное решение проблемы "Великого молчания Вселенной" - это предположить, что биологическая жизнь во Вселенной уникальна, её просто нет за пределами Земли. Это предположение наилучшим образом отражает положение, которое сложилось в современной биологии в связи с проблемой абиогенеза. Живое просто не может возникать из неживого естественным путем. И жизнь на Земле сама по себе "космическое чудо" - то есть, феномен, не имеющий на данный момент никакого научного объяснения.

2) Другое решение проблемы "Великого молчания" состоит в предположении, что иной разум проявляет себя в совершенно иных формах, чем предполагает современная наука. Мы ищем радиоволны или следы какой-либо астроинженерии, а им, быть может, это давно уже неинтересно. Что, если иной разум проявляет себя ежедневно, но таким образом, что нам и в голову не приходит связать эти проявления с вопросом об "ином разуме"? А именно, я усматриваю его следы в наших сновидениях и других феноменах "бессознательного".

3) Наконец, главным проявлением иного разума мне представляется сам по себе прогресс человеческой цивилизации. Дело в том, что мы люди критически зависим от активности "бессознательного". Можно быть семи пядей во лбу, но если хорошая идея (креатив) просто не придет в голову, весь интеллектуальный потенциал окажется просто бесполезным. Если бы "бессознательное" было чем-то свойственным нашей собственной природе, то оно проявлялось бы более-менее равномерно среди всех народов. Но Европа явно выбивается в этом смысле из общего ряда. Европейцы по какой-то причине стали особыми "избранниками богов", объектами целенаправленного "прогрессорства" со стороны иного разума.

В чем же причина этого избранничества?
Мне как христианину было бы приятнее всего указать на христианство, напрямую связав его с прогрессом. Недаром европейская цивилизация до недавнего времени называла себя "христианской".
Но от этого простого движения мысли меня удерживает то обстоятельство, что Европа по сути давно уже перестала быть христианской, однако её прогрессу это, кажется, пока не мешает. Значит, если связь между христианством и прогрессом и имеется, то она сложнее, чем хотелось бы проповеднику.

Более того. Если говорить о контакте с "бессознательным", ни в одном уголке земли люди не относятся к "бессознательному" с большим презрением, чем в традиционной европейской культуре. Все народы мира склонны в той или иной мере боготворить "бессознательное", персонифицировать его, доверять ему и даже преклоняться перед ним. И только европеец традиционно относится к бессознательному как к худшей, неразумной части самого себя. Причем эта черта рельефно проявляется на всех стадиях европейской истории.

С точки зрения классического христианства, "бессознательное" - это обиталище демонов, источник прельщения и лжи. Оно не заслуживает доверия и губит доверяющихся ему.
С точки зрения Фрейда (которому удалось переломить отношение Европы к "бессознательному") это адский клубок темных инстинктов, которыми разумный человек должен уметь управлять, но не напрямую подавлять, а осознавать и таким образом обессиливать. Осознанное бессознательное - уже не бессознательное. Такова была программа Фрейда, но ему не удалось воплотить её в жизнь. Вышло так, что "бессознательное" оказалось сильнее Фрейда и предпочло остаться бессознательным.

Однако сегодня постепенно набирают силу учения, которые в рамках европейской культуры возвращают человека к традиционно-общечеловеческому доверительному отношению к "бессознательному". Оно теперь становится лучшей нашей частью, к нему нужно прислушиваться и искать у него
решения жизненных проблем.
Надо сказать, в стратегическом плане это разворот на 180o, полностью разрывающий с предыдущей европейской традицией. Неслучайно последователи таких учение находят свои корни на Востоке. Учитывая, где на сегодня оказался Восток и где Запад, нельзя не признать, что традиционное европейское презрение и недоверие к бессознательному кажется более продуктивным, чем неевропейское, доверительное.

Исходя из интегрального опыта человечества можно сделать заключение, что чем хуже мы относимся к бессознательному, тем больше оно заискивает перед нами. Невольно вспоминается пушкинское "Чем меньше женщину мы любим, тем легче нравимся мы ей."

И вот здесь можно указать гораздо более надежную гипотезу о связи Возвышения Европы с её христианским прошлым. Не христианство само по себе послужило этому возвышению, а именно рационалистическое недоверие белого человека к "бессознательному", глубоко укорененное в христианской традиции и остающееся характерной чертой белого человека даже до сего дня.

Христианство религиозно оскопило европейца, объявив "демоническим" самый краткий и естественный канал, связывающий нас с миром духов. Но вот, оказалось, что это духовное "обрезание" в стратегическом плане действительно пошло нам на пользу. Перестав доверять духам, мы сделались трезвыми и рационалистичными. Но это даже не главное. Главное то, что сами духи, не переставая усердно искать к нам новые и новые подходы, кажется, совершенно смирились со своим изгнанием - и полностью изменили свою тактику в отношении европейцев, выделив нас из прочего человеческого мира. Мы их презрели - а они стали нас обхаживать, продвигать нас, развивать. Есть ли в этом какая-то логика? Несомненно! Это нормальная логика рынка. Белый человек начал высоко ценить свою душу - и рыночная цена души белого человека взлетела до небес.

Наблюдая за происходящим как бы со стороны, можно сделать заключение, что на рынке душ не работает принцип свободной конкуренции: если твой сосед продаёт свою душу задёшево, это ничуть не сбивает цену на твою собственную душу. Значит, целью покупателя в этой игре является абсолютная монополия: он хочет скупить все души без исключения. Вероятно, смысл этой стратегии в том, чтобы не оставить ни одной души какому-то Конкуренту. И легко вычислить, кто именно является этим Конкурентом. По логике вещей получается, что это Иисус Христос, Искупитель душ человеческих - ведь именно Его последователи приучены недоверчиво и презрительно относиться ко всем прочим иным покупателям.

Итак, вот Вам, уважаемый читатель, давно обещанное мною объяснение феномена возвышения Европы. Да, конечной причиной этого возвышения является христианство.[Невозможно отрицать и самую прямую связь между христианством и прогрессом.] Невозможно отрицать положительное влияние христианства на нравы европейцев. Мы остались злыми, но мы по крайней мере сознаем, что зло - это зло. Это уже немало: многие этого даже и не осознают. Но связь этих вещей чуть-чуть сложнее, чем может показаться с первого взгляда.

Оказывается, у европейского Прогресса есть Цель. Есть некая таинственная Цель, ради которой этот прогресс в конечном итоге и стимулируется внеземными прогрессорами. Эта Цель - ослабление и по возможности ликвидация христианской идеологии, возвращение Европы в общечеловеческое лоно, в котором человечество преспокойно лежало и хрюкало тысячелетиями. Именно для того, чтобы избавить нас об бремени христианского духовного "обрезания" и затеяли прогрессоры беспрецедентное развитие науки и техники, культуры и политического искусства управлять народами.

Это последнее искусство заслуживает отдельной главы. Ждите продолжения:

Кризис религиозного миросозерцания и формирование европейской Элиты.