May 20th, 2016

Практический совет. Как обсуждать вопрос об "отречении" на уроке по истории.

Главное - не дать оппонентам перевести рельсы. Они будут требовать: докажи, что он НЕ отрекался. Надо хладнокровно отвечать: нет, это вы докажите, что он отрекался. Ведь на именно на "отречении" базируется легитимность всех последующих деяний нашей власти вплоть до Путина.

Реально это означает:
"Если даже мы не можем доказать, царь не отрекался, то с вас, уважаемый учитель, все-таки не снимается обязанность доказать, что отречение имело место. Ибо на этом базируется вся наша система, Вам за это деньги платят."

Естественно, последнего говорить вслух нельзя, это удар ниже пояса. Эту мысль надо держать как камень за пазухой. Оппоненты почувствуют его тяжесть и без слов.

PS: Да, этот вопрос уже начинают обсуждать на уроках...

И я не знаю, радоваться ли этому.
Я боюсь, мы пока (и я тоже) недооцениваем убийственной тяжести этой простой мысли - что "отречение" недоказуемо.
В действительности это краеугольный камень всего послереволюцонного мировоззрения. Стоит его вынуть - и ВСЁ начинает сыпаться, абсолютно всё. К чему это приведёт - Бог весть.

О легитимности

Я считаю разумным определять легитимность как консенсус людей, находящихся на вершинах Власти, то есть, суверенов.

Мнение людей, не обладающих властью, вообще неважно с точки зрения легитимности или нелегитимности. Оно может иметь значение лишь в том случае, когда у суверенов нет консенсуса и один из них пытается лишить другого власти, подогревая страсти толпы.
Но в случае Николая даже этого не было. Страсти у толпы разыгрались уже после его свержения! Сам же Февральский переворот не был никакой "революцией", а был именно дворцовым переворотом, задним числом оформленным как "революция".

Мнение людей, власть которых ограничена (вассалов), имеет чуть большее значение - но опять-таки при условии, что между суверенами нет согласия.

Так я понимаю "легитимность".

Так вот, с этой точки зрения никаких сомнений в легитимности Николая ДО ПЕРЕВОРОТА не было. Не было даже намека на сомнения.

Но переворот был очень уж выгодным для Британии, Германии и Австро-Венгрии. Франция противилась, но её чем-то купили. В результате наверху был выработан новый консенсус: с этого времени решено было считать Россию больной дурой, с которой все взятки гладки. Вот внутри этого консенсуса мы и живем... Но это я выразился литературно-образно, отступив от скучного юридического языка.

Возвращаясь к нему, поставлю вопрос так:

> Кто из имеющих власть оспаривает легитимность власти в СССР-РФ?

Если я правильно понимаю происходящее, никто из имеющих власть не рассматривает государство СССР-РФ как суверенную власть над Россией.
Нет суверена - нет и суверенитета.

Николая свергли. Ладно, это ещё не беда.
Свергнуть - это ещё не значит лишить легитимности. Легитимность Российской Империи основывалась, например, на тесных родственных связях, которые связывали Романовых с прочими Европейскими Домами. Подвергнуть сомнению их легитимность неизбежно означает поставить под сомнение и легитимность Виндзоров, например.

Потому Николай потерял в результате свержения не легитимность, а только власть.

Если бы Николай утратил легитимность - например, если бы Суверены признали новым монархом Михаила Романова - то ничего страшного с Россией бы не произошло.
На самом де деле случилось нечто гораздо плохое.

Легитимность утратила сама Россия.


Россия стала нелегитимным государством, то есть, "государством" в кавычках. А де-факто - спорной территорей, за обладание которой немедленно разгорелась борьба между Суверенами (и до сих пор не утихает). Гражданская война, резня 30-х годов, Великая Отечественная, Холодная война, Украинский кризис - это все этапы Большой Игры, в которой Россия является уже не игроком, а объектом дележа.