May 23rd, 2016

Семья - осколок Эдема?

Да, конечно. Семья создана самим Богом.
Но... семья в своем нынешнем виде мало общего имеет с первоначальным творением Бога.

В мир вошел грех, а с грехом - смерть.

Если бы мы не умирали, то Адам был бы естественным Царем человечества, а его дети-внуки из первых поколений - естественной Аристократией. То есть, Семья в своем изначальном виде была чем-то принципиально иным, чем нынешняя "атомарная семья" (папа-мама-дети), которая в принципе неполноценна, не охватывает собою все аспекты человеческого бытия. Первоначальная Семья была тождественная Человечеству как целому.

Далее, если бы мы не умирали, то мы заводили бы детей гораздо позже, чем сейчас. Древний человек начинал "плодиться и размножаться" лишь после того, как проходил все возрастные кризисы становления, когда окончательно находил себя и по-настоящему понимал жизнь. То есть, в возрасте ста двадцати - ста пятидесяти лет. Мы же вынуждены заводить детей очень рано, когда мы сами ещё подростки, в сущности. "Кризис среднего возраста" - это по сути подростковый кризис...

Древним было заповедано "плодитесь и размножайтесь". Но исполнять эту заповедь они должны были не вечно, а лишь до тех пор, пока не "наполнят землю". Легко посчитать, максимум через две-три тысячи лет бессмертные люди перестали бы размножаться, заселив всю планету. Таким образом, вовсе не в размножении был первоначальный смысл Семьи. Не в размножении, но... в воспитании. Иерархия человеческих поколений в своем первоначальном смысле есть священная иерархия, подобная той, которая связывает ангельские чины в их общем стремлении к Богопознанию. Старшие открывают Божественные тайны младшим.

В нынешнем же виде основная функция семьи - бесконечная и безнадежная борьба со смертью. Мы бежим вверх по спускающемуся вниз эскалатору. Если бы сексуальность не приносила нам столько положительных переживаний, мирская (=семейная) казалось бы удручающе-безнадежной. Смерть выкашивает поколение за поколением. Каждое поколение, сходя во ад, едва-едва успевает народить новое поколение, которое следом за ним тоже сходит во ад. Мы умираем, едва-едва начав понимать, что такое жизнь и как подобает жить.

Ну, и, ясно, что до грехопадения люди не испытывали страстного стремления к сексу (как и вообще - были свободны от страстей), а сегодня секс - едва ли не главный "приз" как семейной жизни, так и вообще всей мирской жизни...

Нет, в нынешнем своём виде семья никак не может считаться "осколком Эдема" посреди падшего мира.

О духовной смерти

Словосочетание «духовная смерть» нередко встречается в православных текстах. И у меня возникла потребность конкретизировать моё понимание этого понятия, чтобы неправославные не думали, будто это всего лишь красивый речевой оборот, не имеющий смысла - а православные лучше понимали то, что я пишу вообще.
Если быть предельно кратким, духовная смерть – это необходимость. Любая необходимость в чем-либо кроме Бога.
Дело в том, что главное свойство духа (и человеческого духа, и бестелесного духа) – это свобода. Причем не пошлая марксистская «свобода как осознанная необходимость», а абсолютная, предельная свобода, при которой любые законы и правила игры задаются нами самими по нашей воле.
В том-то и заключается наша духовная смерть, что нам даже представить себе трудно такое состояние, когда мы не связаны никаким Законом, когда выше нашей воли только воля Единого Бога. Мы до такой степени привыкли к наличию всякого рода законов, что понятие «духовная смерть» утратило для нас конкретное содержание. Просто потому, что «неизвестно, кто открыл воду, но это сделали не рыбы». Тому, кто находится в состоянии духовной смерти, невозможно понять по-настоящему, что такое духовная смерть. И только тот, кто начал оживать, может осознать, что он находится в состоянии смерти.
Для Бога нет ничего невозможного, для Него нет никакой необходимости. То же самое – для всякого человека, который в мире с Богом. Когда я в мире с Богом, Бог действует не независимо от меня, но в согласии со мной. И я действую не независимо от Бога, но в согласии с Богом. Потому и для меня ни в чем нет никакой необходимости, но всё совершается по моей воле, потому что моя воля согласна с волей Бога. Это и есть духовная жизнь. Так жил Адам до грехопадения, так живут святые, прошедшие до конца путь покаяния и достигшие цели христианской жизни.
Духовная смерть – это когда Бог действует по Своей воле, не принимая во внимание нашу волю, когда Он ставит нас перед фактом, не согласовывая с нами Свои действия. Как и мы действуем, не принимая во внимание Его волю, не согласовывая с Ним свои действия. В состоянии духовной смерти царствует Необходимость. Чтобы выйти из смерти, надо искать воли Божией, действовать согласно с Его изволением – тогда и Бог мало-помалу начинает согласовывать с нами Свои действия. Необходимость начинает уменьшаться, а Свобода – расти. Так жил Адам после того, как признал свою неправду перед Богом и принял наказание Бога с мудростью и с любовью.
Путь к свободе заключается в том, чтобы принять Необходимость как проявление не безличного Закона, но воли Творца. Принять её не безлично, но с молитвой, обращаясь к Тому, от Кого она происходит в качестве наказания. Принять невольное наказание как добровольное – вот выход состояния духовной смерти, пройдя через который мы вступаем в коридор Покаяния, на противоположном конце которого нас ожидает Христос, который молился о вольной Чаше будто о невольной. Но об этом рано говорить с теми, кто находится в состоянии духовной смерти, кто ещё и не пытался выйти, кто просто даже и не знал о возможности выхода.
Для православных, которые знают и начали двигаться к выходу – хочу добавить несколько важных замечаний. «Духовная смерть» - это греховная скверна. Это тюрьма нашего духа. Пока мы не вышли из неё, мы нуждаемся в покаянии. Но это скверна для нас, а не для Бога. Бог не гнушается нами из-за того, что мы умерли. Напротив, Он подражает нам, вольно принимая казнь за нас будто невольную – чтобы открыть нам путь к Выходу.
И потому если мы свободны от личного греха, мы святы несмотря на греховную скверну духовной смерти.
Богородица не имела личного греха – и вот, Она справедливо называется святой и даже Пресвятой, хотя Она подобно нам родилась в скверне духовной смерти, как и мы была под бременем невольных страданий, прившедших в нашу жизнь вследствие греха Адама. Потому что мы остаемся чистыми от греха до тех пор, пока воспринимаем скверну как скверну. Дух должен быть свободен, это свойственно ему по природе. Быть под законом, под необходимостью – скверно, недостойно разумного существа. Необходимость – это тюрьма духа. ЗОНА.
Личный грех начинается с того, что мы находим в невольности свои плюсы, начинаем получать удовольствие от своего пребывания на этой зоне, пускаем здесь корни. С этого времени мы уже не просто наказаны смертью, с этого времени мы сами становимся скверными в глазах Создателя. Ибо Он наказал нас для вразумления, а не для того, чтобы окончательно отвергнуть. Кто наслаждается наказанием, тот безнадежен и не может исправиться. Это хуже, чем духовная смерть. Это духовное разложение.