May 31st, 2016

(2) Теория Власти. Власть и ресурсы Управления

Эта заметка относится к циклу "Теория Власти".
Читайте Оглавление цикла.



Чёткое разграничение и даже противопоставление этих двух категорий - Управления и собственно Власти - это одна из самых сильных сторон "Лестницы в небо".
Но при чтении книги я так и не смог до конца разобраться в этом разграничении, остались неясности, которые я теперь и хочу устранить.

1) Как я понял, ресурс управления - это то, что в обыденной жизни называют властью. То есть, это любая вещь (в самом широком и философском смысле слова "вещь"), качество или отношение, которые позволяет влиять на поведение других людей. Что угодно: деньги, должность, телесная красота, умение "гипнотизировать" и прочее. Словом, всё то, обладание чем обычно ассоциируется у людей с понятием "власти".

2) Наконец, собственно Власть - именно с большой буквы - это система вассальных отношений внутри властной группировки как таковая. Это структура личных отношений преданности/покровительства, которая спаивает членов властной группировки (= людей Власти) в одно целое, превращает их в кулак, позволяющий синхронно и согласованно использовать имеющиеся у каждого из них ресурсы управления для достижения общей цели этой группировки.

Если торговый капитал растет по формуле деньги -> товар -> деньги -> товар -> деньги и т.д., то Власть накапливается по формуле ресурсы -> Власть -> ресурсы -> Власть -> ресурсы -> Власть -> ресурсы и так далее.

Общее понятие "власть" теперь становится омонимом. Можно понимать его как общую категорию, под которую подпадают и Власть, и ресурсы управления, которые в то же время являются властью с маленькой буквы. Но омонимы - штука неудобная. Во избежание путаницы лучше, наверное, оставить за словом "власть" значение общей (омонимической) категории, а ресурсы управления называть только "ресурсами управления".
Необычным при этом является то, что тем самым мы вообще отнимаем у слова "власть" то значение, в котором оно используется в обыденной жизни. Говоря теперь, к примеру, "Деньги - это власть", мы должны иметь в виду, строго говоря, что деньги - это ресурс управления. А ресурс управления - это лишь одна сторона власти наряду открытой Хазиным и Щегловым Властью как системой вассалитета.

Итак, власть - это омоним, безразлично используемый для обозначения либо Власти, либо любого из ресурсов управления.

Хороший вопрос от уважаемого palmas1: Как внутри группировок распределяются ресурсы управления?

Как мне кажется, по самому смыслу понятия данным ресурсом управления может распоряжаться только один конкретный человек - именно этим он и ценен для своей группировки. Но при этом низовые вассалы могут распоряжаться огромными ресурсами в то время как их сюзерены не занимаются такими мелочами, а работают со Властью как таковой, занимаются собственно политикой, возлагая функцию управления ресурсами на вассалов.
В этом смысле президент Америки и великие банкиры (Ротшильды, Рокфеллеры) могут оказаться сравнительно мелкими вассалами, а какой-нибудь неприметный и даже в общем-то небогатый дедушка, поливающий лейкой цветочки на своей вилле - верховным сюзереном.
Более того, Щеглов и Хазин подчеркивают, что чем более высокое место занимает имярек внутри своей властной группировки, тем меньше у него остается времени на то, чтобы распоряжаться ресурсами. Светские люди должны проводить время не в офисах, а на балах, поддерживая нужные контакты, интригуя друг против друга и, ну конечно, развлекаясь.

Отсюда и возникает то, что ошибочно именуется "конспирологией". Самая большая власть при этом может и даже должна оказаться в руках людей, которые лично распоряжаются сравнительно небольшими ресурсами управления. Почему так? Снова и снова: потому что Власть по своей природе есть кумулятивный эффект совместного действия многих людей, а вовсе не огромность ресурсов управления (например, богатства, должности или даже титула) данного человека.

Таким образом, в политике понимание различия между властью и Властью так же важно, как в экономике понимание различия между деньгами и товаром, которые тоже подпадают под общую категорию "капитал".

Тут сразу начинают работать ассоциации с разными видами капитала и, соответственно, с разными видами капитализма. Ведь помимо торгового капитала имеется не только промышленный капитал (во многом похожий на торговый), но также финансовый и банковский капитал, способы бытия которых принципиально отличаются - прежде всего тем, что там аналогом "товара" являются (как я понимаю) ценные бумаги, которые есть ни что иное как чьи-то обязательства. То есть, товара как такового там вообще нет и деньги буквально делаются из воздуха, в том числе просто печатаются на станке. Может быть, где-то на высших этажах Власти возникают похожие эффекты?

Аналог промышленного капитала: Власть начинает сама создавать новые, прежде невиданные ресурсы управления. Навскидку: не этим ли занимаются идеологи?

Аналог банковского капитала: власть начинает осваивать чужие ресурсы управления, а также предлагая свои собственные в пользование желающим, беря и раздавая их под процент. Тут возникает концепция принятых на себя обязательств (вернуть взятый на время ресурс управления, да ещё с процентами). Что может быть аналогом финансовых обязательств в теории Власти?

Аналог финансового капитала: Власть начинает обходиться вообще без ресурсов управления как таковых, просто "печатает обязательства на станке" как доллары.

И так далее, тут есть где разгуляться деловой фантазии. Уверен, что настоящие люди Власти, какие-нибудь венецианцы, изобрели всё это ещё в каком-нибудь XII веке. Но нам было бы полезно и любопытно познакомиться с этими изобретениями хотя бы сегодня, с запозданием на 800 лет.

Но пока нет полной ясности в базовых категориях, эффективно работать с ними невозможно. Прежде всего, у меня возникает вопрос к schegloff-у:

А само положение данного человека внутри властной группировки - не является ли оно одним из ресурсов управления? И если да, то не возникает ли здесь путаница понятий, смешение категорий власти и Власти? Чтобы свободно и легко работать со всеми этими категориями, тут нужно создать такую же ясность и четкость, как в геометрии.

Как я понимаю, главное различие между ресурсом управления и Властью состоит в том, что ресурсом распоряжается данный человек, в то время как Власть - общее достояние всей властной группировки. Ресурс управления - штука индивидуальная, в Власть - общая. Не так ли?
В этом смысле конкретное положение данного человека внутри властной группировки (условно говоря, его "феодальный титул") - это именно властный ресурс данного человека, не так ли?
Возникающая при этом путаница категорий - может быть, она не случайна? Может быть, "титул" - это один из примеров "финансового капитала", то есть такого ресурса управления, который властная группировка сама создает внутри себя самой? Или это у меня просто извилины цепляются друг за друга?
Прошу разъяснения у уважаемого schegloff-а!

Дополнение:

Коммент ув. junius_rusticus: Доверять можно только тому с кем есть общие интересы и только до тех пор пока эти общие интересы есть.

Любая властная группировка держится на одном общем интересе: на Власти. "Пока мы едины, мы непобедимы".
Проблема, однако, в том, какое место ты занимаешь внутри группировки. Здесь и возникает противоречие: каждый желает быть сюзереном, а не вассалом.
Говоря затасканным большевиками языком Гегеля, тут возникает диалектика - с одной стороны, ради Власти надо сохранять единство группировки. С другой стороны, ради себя любимого надо стараться занять внутри группировки как можно более высокое положение - и так возникает конкуренция, которая ослабляет Власть.
Очевидно, оптимальное решение таково: все-таки рваться наверх и тем самым ослаблять группировку конкуренцией - но ровно в той мере, в какой уменьшение Власти всей группировки в целом для меня компенсируется повышением моего статуса внутри группировки.

Важное дополнение (2017)! Когда я писал этот текст, я ещё не понимал, что невозможно "поменять свое место" внутри группировки. Потому что это "место" - абстракция. "Место" - это система личных связей с вассалами и сюзереном. Например, невозможно убить члена властной группировки и "занять его место", потому что таким образом ты не наладишь отношений с его вассалами и его сюзереном. Этим-то и обеспечивается сплоченность группировки! Невозможно "сделать карьеру" внутри группировки, можно лишь двигаться вверх вместе со всей группировкой, поддерживая снизу своего сюзерена и подтягивая сверху своих вассалов.

Республиканство и христианство: pro и contra

Православие справедливо ассоциируется с монархизмом. Но если не различать между монахрией и тиранией, то возникает странный на первый взгляд ход мысли:

Cвятая цель любого диктатора - cекта суперсамок и самцов-производителей. Это самое правильное с его точки зрения устройство мира, наиболее устойчивое и дающее счастье всем членам секты (по его представлениям).

Эта аналогия с сектой выводит нас на религию.
Действительно, любой диктатор по сути занимает место Бога! И создаваемая им система невольно начинает чем-то напоминать религиозную секту.
Может быть, неслучайно республиканская система управления, которую изобрели в языческой древности, получила всеобщее признание и распространение именно в странах христианской культуры, где всегда с особой остротой ставился вопрос о различии между сектой и Церковью?

Лично я уверен, что это не случайность. Только на основе христианской культуры и могла сложиться современная ситуация, когда республика стала считаться не только общепризнанной, но едва ли не самой высшей формой государственности.

Collapse )
Итак, подведу итог. Антимонархическая идеология в Церкви - это мимикрия церковного организма под дух мира сего в условиях постоянной угрозы возобновления гонений на Церковь. В принципе, те церковные люди, которые становятся на республиканские позиции, делают доброе дело: они создают у сильных мира сего иллюзию, будто Церковь теперь сделалась беззубой и Православие никоим образом не может вновь выступить как самостоятельная политическая сила. Беда лишь в том, что, создавая у других людей эту иллюзию, они (увы, такова логика любой лжи) сплошь и рядом сами в неё впадают. Если бы это обстоятельство не было столь печальным, можно было бы иронически выразить их духовную позицию словами знаменитого А.В. Суворова: "Сам погибай, а товарища выручай!"

Вот в чем действительный смысл «православного республиканства». Осознавать этот смысл полезно всем – и православным республиканцам, и православным монархистам. Тем и другим это осознание послужит к умиротворению страстей и ко взаимному примирению.

(3) Теория Власти. Монархия и тирания

Эта заметка относится к циклу "Теория Власти".
Читайте Оглавление цикла.



Что мне прямо не понравилось на страницах "Лестнице в небо" - это то, что Щеглов и Хазин совершенно соззнательно пренебрегают различием межжу "монархией" и "тиранией", между "аристократией" и "олигархией", между "политией" и "демократией".
Примерно так в книге и написано: какая Власть нравится тебе (или Аристотелю), та монархия, а которая не нравится - та тирания.

А я вот полагаю, что должны быть объективные различия. Аристотель слишком серьезный мыслитель, чтобы вот так вот взять и пренебречь его мнением. Авторы пишут, мол, это не только Аристотель говорил, это было в античности общее место. Ну и что. Если бы он не видел в этом делении реального смысла, он бы не стал об этом говорить.

И мне, кажется, посчастливилось удачно выразить это различие в комментариях к посту Щеглова

Избирательно цитирую:

Тирания отличается от монархии тем, что тирану плевать на то, что будет после него. Он не оставляет после себя преемника, потому что всякий, кто может играть роль преемника, представляет собой опасного конкурента - а значит, должен быть уничтожен. Смерть тирана - катастрофа для Власти. Дети (в редких, особо удачных случаях - внуки) тиранов являются плохими преемниками и при них всё разваливается.

Что же касается нормальной монархии - в ней монарх сознательно поддерживает между конкурирующими группировками равновесие, то есть делает то самое, что должен делать "Левиафан" из "Лестницы в небо". В самом деле, почему эту роль должен играть "безличный механизм"? Почему эту роль не может сыграть конкретная личность (монарх)?
Вы пишете, что "олигархическая система" основана на общем согласии властных группировок "не убивать друг друга до смерти". Вопрос: почему в такого рода общественном договоре не может участвовать монарх? если он достаточно умен, чтобы понимать всё то, что написано в "Лестнице в небо" :) Или предполагается, что таких умных монархов просто не бывает, что авторы "Лестницы в небо" продвинулись в понимании Теории Власти дальше королей? :)
Высказываемая мною мысль вовсе не является новой.
Согласно Максу Веберу, главное политическое преимущество конституционной монархии не зависит от способностей государя, поскольку его власть носит более или менее символический характер. Решающую роль, по Веберу, играет следующее обстоятельство: монарх исполняет функцию, которую избранный президент исполнять не может - он ограничивает присущую политикам жажду власти тем, что делает недоступным для них наивысшее место, занимая его сам. С политической точки зрения этo наиважнейшая функция. (Цитирую по http://bohemicus.livejournal.com/64992.html)

schegloff: Как на самом деле, нужно проводить исторические исследования. Разумеется, достижения что Римской республики, что Венецианской республики можно приписать некоторым "монархам", тайно правившим ими и передававшим свои умения своим наследникам. Но хотелось бы узнать имена.

Можно сделать это исходя из созданной Вами теории. Вы ведь вполне убедительно показываете, что тираническое правление длится не более трёх поколений :) ("От башмаков до башмаков три поколения") Значит, ЛЮБЫЕ династии, правившие дольше трех поколений, ЗАВЕДОМО использовали какую-то особую технологию Власти. Какую именно - см. рассуждение выше.
Что касается Венеции и других республик - они отличаются тем, что им удалось организовать то же самое и без монарха, оставить трон пустым. Это трудно и удавалось в истории редко.

А нормальная монархия - это вовсе не редкость!
Если монарх заботится о своих наследниках, он не будет проводить пагубную для них политику. А исторический опыт, доказывающий непрочность тиранического правления и недолговечность тиранических династий - огромен. Почему же умному королю не учитывать этого опыта и не опираться на него?

Если же король недостаточно умен - это и к лучшему.
Александр фон Шёнбург заметил по этому поводу: существует только один правильный ответ на вопрос, должен ли король быть умён: Нет! Говоря словами лорда Садли: "Слишком острый ум соблазняет короля чересчур вмешиваться в политику. Когда он выясняет, что это не в его силах, у него начинается депрессия." Ответ на этот вопрос дан раз и навсегда.
И ещё:
Монархическое правление спокойно обойдётся без способностей государя. Возможно, в этом заключается его наибольшее преимущество.
(Жозеф де Местр)



a_lazar: Мне (все еще) представляется, что основная форма Власти как раз олигархическая.
Я даже склонен рассматривать монархию как частный случай олигархии.
Ибо, в любом случае, властвует не "монарх в вакууме", а его группировка и зависимость "сюзерен<->вассалы" ведь взаимная.
А вот тирания - это попытка сломать "естественную олигархичность" власти, построить монархию без олигархии, нарушить нормальную работу системы "сюзерен<->вассалы".
И оканчивается она нехорошо.



Вот с этим я согласен! Мне тоже так кажется.

Монарх не может быть по-настоящему абсолютным монархом хотя бы уже потому что он смертен. Смертность - это неустранимое слабое место любого тирана!

В полном смысле Монархом может быть только Христос, а всякая попытка какого бы то ни было монарха быть полным и абсолютным монархом - это попытка занять место Христа. То есть, тирания. Потому меня и огорчает, когда Щеглов с Хазиным, называют тиранию "монархией". И меня удивляет, когда они выводят нормальную монархию из событий Славной Революции, полагая все существовавшие до того монархии де-факто тираниями.
На самом же деле нормальная монархия - это всегда правление аристократии. В котором монарх, впрочем, играет роль "первого среди равных", а не просто равного. Его функции с точки зрения теории Власти

1) обеспечивать единство группировки, наказывая тех аристократов, которые нарушают общепризнанные правила

2) представлять данную группировку перед другими группировками. Если там, на следующем уровне, складываются хорошие отношения, то опять-таки выделяется монарх следующего уровня ("император") и так далее.
Чем же отличается в таком случае монарх от обычного вассала n-го уровня? Имхо, он отличается не качественно, а количественно.

Тиран, жестко подминающий под себя вассалов - это одна крайность. "Первый среди равных", который совершенно ничем не отличается от других "равных" - это противоположная крайность.
Мне кажется, чем ниже уровень иерархии - тем более устойчива "тирания", а чем выше по иерархии - тем сильнее тенденция к "равенству". Почему так? потому что чем я ниже по уровню, тем выгоднее моим вассалам держаться за меня, ведь через меня они имеют выход наверх, пользуются содействием всей группировки. А чем выше я, тем слабее этот фактор.
И наоборот.
Вассал нижнего уровня - полностью зависимый от своего сюзерена человек. У него нет ничего своего в жизни (кроме властных ресурсов), нет даже своих вассалов. Он полностью зависит от сюзерена.
Положение "короля" противоположно! Парадокс в том, что он тоже ничего не имеет в жизни, ведь у него нет сюзерена! Он полностью зависит от своих вассалов.

А вот если несколько "королей" договариваются между собой, признают друг друга и поддерживают друг друга (скажем, против общего врага), особенно если они в свою очередь избирают "первого среди равных", то положение каждого из них укрепляется, у него появляется некоторая независимость от свои вассалов, "вертикаль власти". И так далее, принцип понятен: чем выше вверх по ступеням власти, тем сильнее тенденция к "распределенной власти", а чем ниже - тем сильнее тенденция к строгой "вертикали".

Соответственно, тирания - это попытка установить жесткую вертикаль власти на самом верху, где она не может быть устойчивой. В конечном итоге это так же бесплодно, как и "демократия" на нижних этажах феодальной иерархии. Если "герцог" не слушаются "короля" - это ещё не трагедия, это рабочий режим выработки взаимоприемлемого решения. А вот если "рыцарь" не слушается своего "барона", то он не рыцарь, а барон - не барон.