August 18th, 2016

Приватная встреча с богом

Сегодня, на четвертые сутки поста, ко мне явился древний Архетип, который принял облик Руслана Насырова и одновременно Бека Айнабекова. Они непохожи, но для любого уважающего себя бога такая мелочь не препятствие. Мне было сделано предложение, от которого я, отец подростка, проходящего переходный возраст, никак не мог отказаться. Мне было предложено определиться, тварь ли я дрожащая или право имею.

Встреча проходила в тёплой, дружественной обстановке, к тому же под пролетом крымского моста, в сухом и удобном месте, на поверхности воды. Предполагалось, что я сохраню приватность общения и не дерзну предавать её огласке. Но будучи христианином, я считаю себя свободным от каких бы то ни было обязанностей в отношении языческих богов, не чту ни их лично, ни обязательства, предполагаемые явлением подобной важной персоны. И потому делюсь с дорогими читателями пережитым опытом.

Тварью дрожащей я со сна быть не согласился, и потому пришлось мне поиметь божественное право, практически обожиться в индуистском смысле этого слова, что для раба Христова не весьма ловко. Надо сказать, опыт весьма охмеляющий, и для отрезвления придется ещё потрудиться. Но задний ход давать нет смысла, и я решился пройти сей путь до конца, крепко уповая на безмерное превосходство моего Бога над всякой трансцендентной тварью. Самым неприятным при этом был момент, когда мои сосуды подключились к току вселенского ци, и через меня пошли энергии и вибрации, превосходящие человеческое разумение и всякую возможность естественного иммунитета. Поскольку моя кровь смешана с кровью Христа, подобное промывание было бы мне ой не на пользу и, пожалуй, могло бы кончиться вселенской катастрофой в личном масштабе, если бы мой посетитель сам оказался способным воспринять такое смешение. Но кровь Христа для него яд, и он стушевался, покинув меня в виде Коли Брагина (со взглядом клира), напоследок с намеком оставив меня самостоятельно выбираться из-под моста, что я и сделал, дабы не погубить ребенка.

Всё происшедшее основательно меня потрясло, и утешением мне служило лишь то, что мы с богами и архетипами, находимся, в сущности, на одном онтологическом уровне, так что нечего тут особо заморачиваться. Проблема тут в том, что, причастившись по глупости и гордости амброзии путем переливания крови, я до сих ощущаю себя не в своей тарелке. И было бы всё это вполне пагубно, если бы не было по сути не имеющей значения мелочью в глазах Того, по Чьей воле совершается всё, что совершается.

Моя цель - обожение в христианском смысле. По сравнению с чем причащение вечным божественным Архетипам скорее скверна, чем приятная регалия. Но, конечно, ощущение причастности пульсу жизни Бессмертных сильно завораживает, и это не такая вещь, от которой легко отречься. И никто бы на моем месте не отрекся, не имея альтернативы в виде обожения христианского.

Ты видишь всё, обо всем судишь и всему Свидетель. Ты можешь всё, и всё совершается по Твоей воле. Все божества тленны перед Твоим нетлением и неспособны противостать Тебе. В Тебе же заключено блаженство, даже начало которого уже превосходит всё, что могут они мне предложить. Если бы они смели хотя бы притворно уподобиться Тебе, они не искали бы моего соизволения. Ты действуешь со властью, и всё безусловно покорно Тебе. Ты человек, который сотворил этот мир из ничего, да и все миры устроены Твоими логосами. Приобщаясь Тебе, я переживаю экстаз полной и совершенной гармонии, потому что нет ни одной вещи, которая не соответствовала бы Твоему желанию и Твоему замыслу. Когда я в Тебе, всё на месте и всё так, как и должно быть. Что в сравнении с этим жалкое всемогущество олимпийцев? Я продался как ребенок за цветной фантик духовного беспредела. Но этой ерундой не победить Твоей крестной любви, потому что Ты Сам захотел принести Себя в жертву, чтобы Твои дети имели выход из всех безвыходных положений, даже когда им случается по скудоумию купиться на посулы Бессмертных. К Тебе и я прибегаю - теперь и публично, раз уж я публично признался в духовном блуде, который этот падший мир ошибочно принимает за просветление.

Советская аристократия: антропологические наблюдения Лобова

Оригинал взят у loboff в Советская аристократия
Я как-то пытался задаться вопросом: отчего т.н. "российские патриоты", "выглядят как нарочитое сборище фриков. А "противостоят" им при этом как один "люди с красивыми лицами" - симпатяга Навальный, милашка Яшин, ходячая харизма Немцов, живая (в отличие от Немцова) легенда Макаревич. Ну, и "музыкант Юра" опять же - тоже ведь легенда. Даже не самые приятные внешне люди, типа Быкова и Кашина, и те не без обаяния. А "с другой стороны баррикад" мы видим что? Правильно: безумного Онотоле, истеричку Кургиняна и мракобеса Дугина, которых как будто специально выращивали в кунсткамере для демонстрации в цирке уродов".

А ответ ведь в общем-то прост: "люди с красивыми лицами" это советская аристократия, в массе своей именно что потомки благополучной советской номенклатуры. Которая вполне сложилась за два-три поколения, приобрела определённый лоск и породистость, каковые в общем-то и были закреплены наследственно.
Collapse )

Захват власти и захват Власти

Эта заметка относится к циклу "Теория Власти". Смотрите Оглавление цикла.



Очень радуют толковые комментарии. Когда человек понимает суть дела,но при этом задает вопросы, становится понятно, что в моих текстах о Власти до сих пор осталось туманным и что следует добавить.

Прежде всего, друзья! Невозможно "захватить" место в иерархии реальной Власти. Невозможно просто потому, что в действительности НЕТ никакой иерархии. "Дерево Власти" существует лишь в уме исследователя, а для самого человека Власти существуют только его личные отношения его личным сюзереном. Ну и с каждым из вассалов, конечно. Мне кажется, далеко не все читатели улавливают этот нюанс. Может быть, в этом моя вина: я слишком уж широко использую феодальные термины и аналогии. Но феодальная лестница  - это не Власть, а всего лишь социальный институт, при помощи которого Власть отчасти осознала и формализовала саму себя. Но как бывает с рефлексией? негодяй, который осознал, что он негодяй, тем самым уже перестал быть тем негодяем, которым был прежде осознания. Так же и Власть, стоит ей формализовать самоё себя, тут же начинает жить новой жизнью, отличающейся от жизни созданного ею социального института. Об этом Щеглов и Хазин достаточно подробно говорят в "Лестнице в небо".

Конкретная реальность бытия Власти - это парное отношение сюзерен вассал. Это два человека, вот и всё. Всё остальное - лишь наши абстракции, при помощи которых мы, размышляющие о Власти, пытаемся определить объективные законы её бытия. Это наши мысли о Власти, а не сама Власть. Если читатель сознает это, то для него должно быть очевидным, что движения мысли типа "занять место сюзерена" или "самому стать бароном" просто-напросто лишены конкретного жизненного содержания.
Потому что "стать бароном" реально значит приобрести вассалов. Это значит познакомиться с каждым из них, сблизиться, узнать, каков он, испытать его в деле, убедиться в его верности и готовности служить - и, наконец, довериться ему и доверить ему распоряжаться ресурсами управления. Все этого ну никак невозможно достигнуть одним махом, "убив барона и заняв его место". Убив "барона" рыцарь не займет его место, а всего лишь сделает его вакантным, тем самым разрушив связь с остальной частью властной группировки, то есть, де-факто потеряет Власть. Какой смысл так поступать? Может быть, "рыцарь" надеется удержать за собой полученный от "барона" ресурс управления? Но ведь нетрудно предвидеть последствия такого наивного расчета: сюзерен барона будет рассматривать совершившееся как агрессию против него лично: его лишили вассала, у него украли ресурс. Он оставит это без последствий?
Ничье "место" занять в реальной Власти нельзя в принципе! Просто потому, что нет там никакого "места". Есть личные отношения людей, которые не налаживаются такими простыми приемами как "убить" или "занять место". Всякое реально существующее "место" с точки зрения теории Власти есть просто-напросто ресурс управления. А Власть - это не ресурсы, не "места", это личные связи людей между собой. Не какие попало связи (брачные, деловые), а именно вассальные связи. Когда один охотно служит другому, пользуясь его расположением и доверием, и пользуется всеми необходимыми для такого служения ресурсами, находящимися в распоряжении другого. Ну, и себя не забывает, к чему другой относится с пониманием и одобрением. Это своего рода дружба, только асимметричная.

Итак, мы можем сколько угодно рассуждать о "захвате власти", но "захват Власти" - это оксюморон. Это все равно что "захват дружбы" или "захват любви". Нечто невозможное или по крайней мере мистическое, колдовское. "Приворот".
Любой захват власти осуществляется Властью. Потому что власть - это (с точки зрения теории Власти) всего лишь ресурс управления, то есть, разновидность того планктона, которым питается Власть, за счет которого она растёт.

[И ещё несколько ]> Что, если цели сюзерена идут вразрез с целями вассала-исполнителя? Будет ли он саботировать достижение этих целей? Перебежит ли в другую, более подходящую для него Власть? Будет ли пытаться донести свои цели до центра принятия решений (чем бы он ни был), шантажируя своим уходом из Власти? В конце концов, должна ли власть отслеживать чаяния своих вассалов, и корректировать цели, чтобы вассалы попросту не разбежались?

Вассала не волнует "центр Власти", и это взаимно. Они могут и вовсе не догадываться о существовании друг друга и, встретившись на улице, не поздороваются. Это опять-таки, если говорить о Власти в чистом виде, не оформленной в виде социального института. Если же Власть оформилась, то такой институт сам по себе становится ресурсом управления, за который немедленно возникает борьба как с другой Властью, так и междоусобная, между вассалами одного сюзерена.
Если говорить именно о Власти в чистом виде, сюзерена не интересуют ни чаяния вассалов его вассалов, ни их интересы. Если это не так - значит, мы имеем дело не со Властью как таковой, а с каким-то ресурсом управления.
Будет ли вассал саботировать указания сюзерена? ну, почему бы и не попытаться? убежит ли сразу? почему бы и нет. Я думаю, всякое может быть. Но надо иметь в виду, что убежать "в соседнюю Власть" не так-то просто, ведь реальная Власть - это система личных отношений. Эти отношения надо завести, развить - всё это требует времени. Это не так просто! Если он попытается делать это, продолжая внешне играть роль вассала, он рискует быть пойманным. И хорошего выйдет мало. Ведь это - предательство! А предательство - главное преступление во Власти. Убивать-воровать - это ничего, а вот предавать нельзя, так как это разрушает самую суть отношений Власти.