September 10th, 2016

(Наброски:) Краткая схема Европейской политики последнего тысячелетия

Есть у меня безумная идейка, что можно проследить в истории мировой Элиты непрерывную преемственность от Рима до Лондона.
Линия тут такая: Рим-Константинополь-Венеция-Лиссабон-Амстердам-Лондон.

Эта идея пока сырая, я её только обдумываю. Хочу просто зафиксировать некоторый промежуточный результат, пользуясь случаем. Случай - это правильно поставленный вопрос. "Хороший вопрос - это две трети ответа". А мне последнее время задали аж ДВА хороших вопроса.

schegloff:Почему линия культуры Афины-Рим-Константинополь-Венеция-Амстердам-Лондон-Нью-Йорк (условно) не является кумулятивной, а демонстрирует некие провалы?

Потому что в этом списке не хватает оппонентов! Гегемон-субгегемон.

Оппонентом Византии была Венеция.
Оппонентом победившей Венеции - Генуя.

Потом Венеция сама надолго стала оппонентом. Гегемоном же были последовательно: Генуя, Милан, Флоренция, Бургундия. Бургундия вышла наверх уже по второй половине XV века, она была фактической победительницей в Столетней войне. И это была дипломатическая революция, потому что впервые в истории Европы гегемоном стала СЕВЕРНАЯ страна, тогда как до того наверху были то Италия, то Греция.
Это переворот, заря нового мира!

После разгрома Бургундии наступил полный крах старого мира! Гегемоном стала империя Габсбургов (Испания+Германия).
Это действительно полный переворот, потому что впервые за много веков Италия стала объектом мировой политики, объектом дележа.

Это первый большой провал, разрыв непрерывности - XVI век, когда Италия УЖЕ неважна, а Нидерланды ЕЩЁ неважны.
Эту эпоху Богемик называет "эпоха молодых львов", когда на сцене появляются новые хищники, новые властные группировки.
В какой степени они "новые"?
Габсбурги были на сцене давно, но они были инструментом Венеции, "криптоколонией". А тут вдруг стали самостоятельной силой. "Отплатили" Венеции той же монетой, которой та заплатила в своё время Византии, которая родила Венецию, вскормила грудью и научила уму-разуму.

Оппоненты же у Габсбургов были традиционные: Французский королевский дом Валуа. Из-за спины французов выглядывает Флоренция (Медичи). То есть, хотя глобальный расклад реально изменился, какие-то его черты напоминают глобальный расклад предыдущей эпохи (Венеция-против-каждого-в-союзе-со-всеми). Французы проигрывали по-черному, до революции и смены династии, пока наконец условным "венецианцам" не удалось поставить туда своего королька (Генрих IV, родоначальника Бурбонов). "Свой" он - потому что из Наварры (где у Венеции своя лапа с XIII века), потому что хитрый как черт (это у него "Париж стоит мессы"), наконец, потому, что Папа венецианцев отлучил от Церкви за поддержку Генриха, безо всякой конспирологии.
Франция сразу нашла точку опоры, у Голландцев дела пошли вверх, а Габсбургам стало плохо. Грянула 30-летняя война, и Габсбурги гегемонию утратили. Беда, однако, в том, что Бурбоны забили на закулису и тоже решили играть собственную партию. А чем они хуже побежденных ими Габсбургов?
Только что обретшую окончательную независимость от Габсбургов Голландию раскалывает изнутри. Там есть партия профранцузская и антифранцузская. Внешне это проявляется цепочке англо-голландских войн. На самом деле "англо-голландские войны" это культурная форма политической борьбы двух группировок в самой Голландии. Англия тут не субъект, а объект. Её трясет не по-детски, аж население сокращается. А Голландия ничего, уметь надо. В конце концов побеждают оранжисты, голландец Вильгельм Оранский садится на престол в Лондоне. Но оппоненты не сдаются, а умудряются оттяпать себе Североамериканские Колонии (руками Франции). За это им устраивают Революцию в самой Франции, и Британия становится мировым гегемоном.

Уф! Вот краткая схема глобальной дипломатической истории Европы - от Константинополя до Лондона.
Как видишь, если наряду с гегемоном учитывать субгегемона, то картина становится полной.


schegloff: а как быть с отсутствием великих шедевров из Нью-Йорка? :)

Я думаю вот что. США стали мировым гегемоном сравнительно недавно и ещё не успели по-настоящему проявить себя в культурном строительстве.
Но кое-что уже наметилось. Я на полном серьезе считаю, что некоторые появившиеся за последние пятнадцать лет сериалы - это великие шедевры. Американцы нашли себя. До сих пор они шли в кильватере европейской культуры (причем в основном в кильватере унылого британского романтизма, в том числе Голливуд), а тут вот начали понемногу говорить что-то новое, что-то своё. Недаром это совпало с кризисом! Люди получают разнообразный опыт, часто неприятный. И они начинают вспоминать и осмысливать прошлое. И это осмысление даёт плоды. Может быть, звезда Америки уже начала заходить, но она ещё долго не зайдет. Но и после того как она зайдёт, вероятно, Америка будет продолжать говорить, и говорить шедеврами.

Если кратко: культурная гегемония отстает от политической на пару поколений. В России весь XIX век продолжали говорить на французском и учиться жизни у французов, хотя после Революции и убийства короля Франция превратилась в свою собственную бледную тень.