November 22nd, 2016

Монах и бес


"Монах и бес" - новый фильм Николая Досталя, недавно (08.09.2016) появившийся экранах. Один из моих православных друзей назвал его "идеальным православным фильмом". Этот "кто-то", во-первых, церковный человек, а во-вторых, профессионал в этой области (великолепные "Необыкновенное путешествие Серафимы" - вполне достаточное доказательство сему), так что эту рецензию имеет смысл воспримать более чем серьезно.

Я по личному опыту знаю, насколько тяжелой и неподьемной является работа над любым произведением искусства, если художник хотя бы сколько-то серьезно ориентируется на Православие. Искусство - это дело муз, а для муз Православие ненавистно до полной непримиримости, до собачьего лая, рычанья и судорог. Раньше я - каюсь - был слишком суров и требователен, когда дело касалось оценки качества таких произведений. Боюсь, что я и сегодня слишком суров и требователен. Но что делать - Платон мне друг, но Истина дороже.

Моя муза регулярно подкатывает ко мне с предложением забить на Православие и написать что-нибудь просто в свое удовольствие. Едва ли я когда-нибудь соглашусь на это, потому что неправославных писателей на Руси и без меня пруд пруди. К тому же, в изречении Пушкина "чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей" содержится глубокая жизненная правда, если только "женщину" в нём заменить на музу. На самом деле чем упорнее мы стремимся к чистому Божественному творчеству, движимому Духом Святым, чем решительнее мы отвергаем помощь муз, тем охотнее музы льнут к нам со своими предложениями. Как это бывает, это я со всевозможными подробностями показал в повести "Король и Каролинка".

Может ли существовать действительно чистое искусство, чистое в строгом духовном смысле? Конечно, может! Доказательства тому многочисленны, на них строится все православное Богослужение, которое само по себе является произведением искусства. Если завтра сбудется безумная мечта воинствующих атеистов и на свете не останется верующих, то - я уверен! - немедленно появится целая армия искусствоведов, которые будут исследовать и ностальгически воспевать это канувшее в лету необыкновенное таинство красоты, гармонического сочетания всех видов классического искусства (поэзия, живопись, архитектура, музыка, даже театр) в едином священнодействии. И самое удивительное, что это богатство когда-то было у нас доступно простому народу бесплатно (!) в каждом селе, не только в городе.

Но вот любая попытка создать светское искусство, которое раскрывало бы перед зрителем/читателем/слушателем это духовное богатство, заведомо обречено на неудачу. Дух Православия превращает в Церковь всякое место, на котором Он дышит, изымает его из светского оборота жизни, Он убивает всё живое: мертвит и живит, низводит во ад и возводит, убожит и богатит. Светское православное искусство - оксюморон. Это либо очередная неудачная попытка совершить заведомо невозможное дело, либо - если если вполне удачное - там просто не остается места светскости, и это уже не воспринимается как просто искусство и часть светской культуры, но становится тем, чем и были изначально искусство и культура: богослужением и культом. Удавшееся православное искусство - это уже не искусство, это Богоявление, практическое доказательство бытия и действия Бога.

Так что никого не должно огорчать, если я говорю, что считаю "Монах и бес" очередной неудачной попыткой выразить средствами светского искусства истину Православия. Такая попытка и не может быть удачной. "Мятеж никогда не кончался удачей, иначе бы он назывался иначе".

Люди попытались - и это уже очень много. Честь им и хвала. Приятно наблюдать за происходящим: муза закрутилась как уж на сковородке и начала выдавать перлы с целью отвлечь от Истины и увлечь какой-нибудь ложью. Ложь в этом фильме лежит на поверхности, она заложена в самом сюжете, так что в данном случае отменя даже и не требуется какое-то особое толкование. Дело в том, что в действительности демоны не каются. Никогда. А фильм повествует именно о покаянии демона. Если смотреть на фабулу, то вовсе не одержимый бесом монах, а покаявшийся бес является главным героем фильма. О его славных делах в монастыре, о его путешествии в Иерусалим и о его финальном превращении в смиренного монастырского послушника и идет повествование.

Но моё внимание в этом фильме привлек вовсе не бес, а именно монах. Меня приятно удивило и насторожило, что создателям фильма по-видимому удалось нарисовать внутренне убедительный образ кающегося грешника. Не сусальный, не лубочный, а довольно реалистичный и убедительный. На мой взгляд, это самая сильная сторона данного произведения.
Сразу оговорюсь: всё остальное там насквозь фальшиво. Фальшивый игумен, фальшивые монахи, фальшивый царь и фальшивый сановник, фальшивая Россия, изнывающая под гнетом самодержавия. Общие места, штампы, совершенно скучные, опознаваемые с первого взгляда неживые образы, стандартный псведоправославный лубок.

Но вот образ главного героя - одержимого бесом монаха - по-настоящему удался, он оказался на удивление живым и внутренне подлинным. Конечно, он никакой не "святой", но что удивительно - это действительно кающийся грешник. До сих пор никому не удавался образ кающегося грешника. Настоящее, не лубочное покаяние - очень тонкая и интимная сфера, чтобы говорить о ней нужно крайне редкое сочетание большого литературного таланта и большой духовной опытности. Иначе не получится покания. А вот в данном фильме это удалось - и вот вопрос: как?!

И мне кажется, секрет тут в том, что этот кающийся грешник - одержимый, и большая часть того, что он говорит и делает в фильме, на самом деле говорит и делает живущий в нём бес.
А бесы - очень интересные объекты для искусства. Дело в том, что они родные для муз, потому бесов музы всегда живописуют со вкусом, яркими красками. Настоящая личность кающегося монаха едва мерцает на дне психики юродивого беса, пришедшего в монастырь с подрывной целью. Замечательна "исповедь", во время которой демон "кается" в своих мнимых добродетелях, в любви ко всему живому и проч. Короче, одержимость главного героя дала неожиданно дала создателям фильма возможность создать интересный и глубокий образ.

Сам монах - тихий, смиренный, подавленный мощью насевшего на него духа - едва прорисовывается, но рисунок этот получается изящным и тонким. Ему веришь, и мне кажется, там нет подвоха. Во всяком случае, я там подвоха не нашел. Марк Подвижник говорил, что есть три уровня покаяния. На высшем человек не грешит.[Spoiler (click to open)]Всякий, рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога.На втором человек, согрешив, кается.[??]Признак истинного покаяния - что грех больше не повторяется.
И, наконец, на третьем - при недостатке покаяния человек должен безропотно терпеть находящие на него последствия греха - скорби. На этом-то (третьем) уровне покаяния и находится главный герой фильма, одержимый демоном инок Иван Семёнов. И он терпит, притом так, что зрители не тоскливо на это смотреть, потому что зритель видит в основном не муки и инока, а прикольные выходки мучащего его беса. И вот, Иван таки достигает спасения, это показано - и этому веришь. По крайней мерее, я - поверил, хотя меня не так легко убедить.

А вот в "покаяние" беса я не поверил. Не было там настоящего покаяния, потому что не было молитвы, не было искреннего обращения к Богу. Ну, вот не было. А что было? Пародия на покаяние! Точнее,  даже не пародия, а модная в нынешнее время дурная имитация покаяния в виде показного "смирения и послушания". Сегодня во многих монастырях подлинная монашеская жизнь подменена фильшивым "смирением" и "послушанием, которое превыше поста и молитвы" - а по сути является греховным человекоугодием, пародийным образцом которого и является жизнь изображенного в фильме монастыря.

Вот что мне видится в этом фильме (помимо настоящего кающегося грешника). Здесь со вкусом показано фальшивое монашество - монашество, вполне чуждое духовной жизни - которое очень даже удобно для беса. Почему же бесу не быть ну если не монахом, то хотя бы трудником в таком монастыре, где главной добродетелью является трудовая дисциплина, а главной мерой добродетели является личная оценка игумена? Очень даже возможно. Вот для того, чтобы утвердить такую подмену понятий, муза с превеликим удовольствием посодействовала созданию фильма "Монах и бес". Очень неплохого, добротного фильма.
[Spoiler (click to open)]
PS: Справедливости ради замечу, что спасения можно достигнуть и таким путем. Вот финальный акт жизненной драмы Ивана Семенова.
Начальство допрашивает их - монаха и беса, который, потеряв в храме Гроба Господня в Иерусалиме свою силу, выглядит как обычный оборванец. Их подозревают в грабеже:
- Почту на станции вы взяли?
- Да мне и брать-то нечем, - говорит испуганно бес. - Вон руки застыли!
- На вот, погрей руки.
- А ты? - спрашивает начальство монаха.
- Так точно, Ваше благородие. Виноват я, - отвечает Иван Семенов.
- А кобылу у крестьянина Захарки на Рождество не ты ли умыкнул?
- Виноват.
- А девицу Смолянинову снасиловал?
- Виноват.
- Вы его про гибель Помпеи спросите, не он ли? - ехидствует бес.
- Ты Помпею завалил, душегубец? - спрашивает начальство.
- Виноват.
- Да это вера у него такая! - поясняет бес. - Всё на себя брать. Глупая, надо сказать, вера.
- Как звать?
- Иван, Семёнов сын. Из мещан.
- Так что же? Ежели из мещан, так и врать можно? Всё! Дознание окончено. Федот! Выпороть обоих за бродяжничество. А вот этого вот, из мещан, пороть особо! За наговор на себя и неуважение к властям.
И этот несправедливейший приговор (впрочем, не лишенный своеобразной логики) оказывается для монаха смертельным. Смертельным - и спасительным. Порка освобождает его от бесовского насилия, потому что на сей раз обессиленный бес не может проявить присущей ему целебной силы и удержать в теле ускользающую от него душу монаха. Претерпевший до конца - тот спасен будет.

В небольшое дополнение к тексту - очень интересное толкование из комментариев в Facebook:
Ольга Гелла Не показалось мне, что бес покаялся, я подумала, что праведник ему оказался не по зубам и он отправился искать жертву попроще, так скажем. Бес вышел вообще неинтересным, весьма примитивным. А вот образы монахов, игумена мне показались очень интересными, не знаю есть ли такие, но вполне могут быть.