?

Log in

No account? Create an account

December 6th, 2017

Написал мой оппонент вот такую фразу. Такую ветиеватую, что я сначала даже не понял, что тут куда:

> Кожинов плоховатый историк, но он много не знал. И это частично оправдывает его. Да, и сам его подход порочен.

Долго размышлял я над этой фразой. Как-то уж очень характерно, в некотором смысле даже эпично сказано: был плохим историком, но многого не знал, да и сам подход порочен. Особенно зацепило меня, что не "к тому же многого не знал", а "но многого не знал". Ведь писатель, сам люблю фразочки лепить, вот и призадумался...

Размышлял я глубоко, и ночью увидел сон. Знаете, я снам не верю, но некоторые фиксирую. Бывают такие сны, с остроумными намеками. Тут в одной из веток я помянул Аннушку, которая уже разлила масло. Но помянул я её не там, где надо. Не в разговоре с Берлиозом, а в разговоре с Иванушкой-дурачком. В разговоре с Иванушкой надо было мне поговорить о свечечках и иконочках, о карете скорой помощи. Не надо было мне поминать Аннушку. Аннушка - это для Берлиоза.

Знаете, бывают такие люди. Люди грамотные, обученные, люди по-своему высокого полета. Только прогнившие насквозь из-за предательства. Предательство - это рак души. Это и брошенные женщины, и несчастные дети, которые всю жизнь не могут понять, что было не так, и в чем они провинились. Вот Берлиоз был из таких, из прогнивших. Ему Россия дала прекрасное образование, но он потратил его для того, чтобы профессионально обманывать иванушек.

И мне стало тревожно за Сергея. Он ведь не профессиональный историк, и каждый профессиональный историк для него сейчас немножко бог. Худо, когда человеку на пути попадается недобрый бог. Боги - существа опасные. Когда у человека нет бога, у него нет защиты. "Хороший врач по крайней мере спасет вас от плохого врача". Беда, если у человека нет Бога, и он повстречает в своей жизни Берлиоза, лицо со знаменитой фамилией и хорошим образованием, которое стало на путь сознательного служения злу. Беда, беда...

Я уважаю наперсточников как профессионал - профессионалов.
Невозможно быть профессионалом во всем, но кое-в-чем я профессионал, и потому умею понимать и ценить профессионализм.

Умение передергивать - это ведь тоже дар. По сути, в своей основе, это не злой дар. Его назначение - объяснять детям высокие истины. Высокие истины надо знать, и особенно полезно их знать вот именно детям. Но дети неспособны усвоить высокие истины по-настоящему, потому что для этого требуется много времени и много этапов надо пройти, чтобы по-настоящему. Потому детям высокие истины сообщаются условно, с передергиванием.

Помните, в курсе марксизма-ленинизма нам рассказывали о гегелевской диалектике с её "отрицанием отрицания". Всякое кардинальное развитие - это отрицание старого и начало нового. Новое всегда отрицает старое. Но на следующем этапе новое снова становится старым, и его отрицают второй раз. А минус на минус дает плюс, и в результате совсем-совсем новое всегда чем-то напоминает то прежнее старое, с которого все начиналось. Тут и заложена возможность позитивного передергивания.

Вот есть старая монархия, с её традиционным укладом, почитанием младших старших и проч. Её отрицает либерализм, требующий равного уважения ко всем. А затем уже является монархия нового типа, основанная на уважении ко всем, но при этом и с сохранением невидимой вертикальной вертикали - где-то там, за кулисами. Это отрицание отрицания.

Правильный наперсточник - он пропускает промежуточный этап и сразу ведет ребенка от первой монархии к последней. А злой наперсточник фиксирует внимание ребенка на первом отрицании и навсегда делает из него революционера. Любой революционер - это грамотный, обученный человек. Но недоучка. С ним провели процедуру первого отрицания и не провели второй. Специально оставили человека навсегда бунтующим подростком, который уже никогда не повзрослеет, но так и сойдет во ад - наполовину ребенком.

Это страшно, когда наполовину дети сходят во ад, потому что кто-то умный и подлый вырвал ребенка из детства, однако же помешал ему по-настоящему повзрослеть. Просто потому, что ему в каких-то его тёмных делишках понадобился именно подросток под рукой.

Так хотел поступить Берлиоз с Иваном Бездомным. Но не вышло у Берлиоза. Бывает так, что в дело вмешивается Судьба. Уродится у человека урожай, думает он жить долгие годы - есть, пить и веселиться. Но в ту же ночь русская девушка, комсомолка отрезает ему голову.

> Есть книга "The Anglo-Japanese Alliance, 1902-1922", Phillips O'Brien.
Там сказанно: "В 1922 году Англия и Япония развелись, но Англия продолжала платить алименты."

И понятно, почему она продолжала платить алименты. Потому что кроме Англии в игре были ещё и США, которым суждено было вскоре "сделать" Англию на Мировом океане, а особенно на Тихом океане. И потому англичанам ничего не оставалось, кроме как надеяться на удачу, что япошки предпочтут их Америке. Подкармливать, задабривать. А если не получится - тогда по крайней мере столкнуть их лоб в лоб с ненавистными янками.

Все правильно Вы говорите, но передергиваете. Почему? Потому, что дореволюционная Россия была естественным союзником США. Вы рассчитываете, что я нахожусь под влиянием антиамериканской пропаганды, и не смогу сделать этот простой ход мысли. Но Вам не повезло. Я вот могу.

Понимаете, Берлиозы - очень умные существа. Но иногда им в парке на лавочке случается встретиться с ещё более умным существом. Настолько умным, что Берлиоз со всем своим умом неспособен понять, с КЕМ он встретился. И начинает бормотать про себя что-то банальное, то ли милицию звать, то ли врача.

Нет, не думайте! Говоря об "умном существе" я не себя грешного имею в виду. Я так, ассистент. Кто-то ведь должен потом кровь песочком присыпать, могилку выкопать. Я человек простой, это мой уровень.

Эту небольшую заметку можно считать иллюстрацией к программной статье Методология гуманитарного исследования, в которой я изложил свою методологию, а заодно и философию моего отношения к реальности.

Поводом для этого текста послужило высказывание уважаемого schegloff:

> Развиваемая теория для ученого - это инструмент взаимодействия с миром, а не сам мир; инструмент можно и нужно совершенствовать, а если появится более лучший - то и выкидывать на свалку.

Этот тезис вызвал у меня возражение.

На самом деле хорошая теория никогда не перестает работать. Если она уже работала, уже описывала факты, то она не становится неверной, когда вдруг обнаруживаются границы её применения.
Если бы ты был прав, то теорию Ньютона следовало бы выкинуть на помойку сразу после появления теории Эйнштейна. А ведь не выкинули, но продолжают пользоваться и изучать в школе, хотя всем уже ясно, что она, строго говоря, ошибочна. Ньютон ведь думал, что движение относительно и скорость относительна. Ан нет, есть абсолютная скорость - скорость света. Как ни меняй систему отсчета, свет все равно будет двигаться так же точно.

Давай разберемся не торопясь и подробно. Возьмем для примера как метафору всякой теории некую простейшую научную теорию, которая говорит, что А=В.
Ну например, что инертная масса равна гравитационной или что действие равно противодействию - неважно, какой там смысл.

И вот оказывается, не всегда А=В. В других условиях люди вдруг замечают, что работает совсем другая закономерность, что А=С. Не точно равно, но почти равно. И появляется новая теория, новая научная школа, люди начинают ломать копья, ссориться, стреляться, получать нобелевские премии и сраться в чатах.

Все это гуманитарное безобразие продолжается до тех пор, пока не приходит какой-нибудь Эйнштейн и не говорит: на самом деле А=В+С. И в тех случаях, когда В<<С, можно приблизительно считать, что В+С=С, и тогда выходит, что А=С. А в других случаях С<<В, и тогда получается В+С=В и, соответственно А=В.
Так две ссорившихся между собой школы соединяются в одну. Вместо корпускул и волн, которые почем зря срались в соцсетях между собой, всюду воцаряется чинный порядок корпускулярно-волновой теории.
Но по жизни как правило бывает так, что либо В<<С, либо С<<В. Разные по смыслу вещи редко бывают настолько близки по порядку величины, чтобы надо было учитывать их одновременно.
Потому по жизни люди продолжают спокойно использовать и теорию А=В, и теорию А=С, и никого это не волнует.

Предложенная мною метафора хороша и тем, что в физике буквально так и происходит. Всякая приближенная теория (например, Ньютона) возникает потому, что где-то в какой-то формуле стоит плюсик, и это дает возможность пренебрегать каким-то из слагаемых.

Вот как это работает на самом деле.
Никаких "свалок" в настоящей науке не бывает. И я, как бывалый физик, об этом постоянно помню. Например, я ругаю Маркса-Энгельса, но все время имею в виду, что теория-то ихняя работает, описывает феномены. Она неверна в том смысле, что неточна. Но выкидывать её на свалку я на самом деле не собираюсь. А что делаю угрожающие движения в сторону марксизма - это я так, любя, для пользы публики. Потому что публика как правило неспособна мыслить на уровне А=В+С, ей подавай что попроще: либо А=В, либо А=С. И поскольку у нас в стране 70 лет было А=В, народу пока полезно усвоить, что это неверно, это кака.

Но как только марксизм выйдет из моды окончательно, я сразу же выступлю в его защиту.

UpDated: > Вы уверены, что абсолютное большинство взрослых людей понимает, что такое числа ?

Это понимание имеет разные стадии или уровни глубины. Ребенок просто знает числа как ряд последовательных "правильных" слов, ни одно из которых нельзя пропускать при счете. Де-факто, познание математики он начинает с операции "прибавить один". Когда он узнает сложение, обнаруживается, что в этом ряде можно перепрыгивать через ступеньку, через две и так далее; причем само же число и оказывается инструментом "прыжка". На этом этапе уже можно осознать, что ряд чисел образуется при помощи "плюс один". А фактически это первое знакомство с теорией групп. Точнее, пока лишь полугрупп.

Следующий важный этап - умножение. На этом этапе ребенок впервые постигает суть числа. Ведь число есть умножение. Пять яблоков - это яблоко, помноженное на пять. Множить можно не только числа друг на друга, но и объекты на число. Само число есть по сути ни что иное как умножение, увеличение: метр превращается в сто метров, год в два и так далее. Но и это не конец. После этого появляются вычитание и деление как обратные операции к сложению и умножению.

Чтобы замкнуть эти операции, вводят отрицательные и дробные числа. Это уже полноценный пример группы. Де-факто ребенок уже работает с двумя разными группами, заданными на одном и том же множестве (на числах).

И так далее. На каждом следующем этапе осознание углубляется и расширяется.

Общая закономерность гнозиса тут такова, что для полного осознания N-ой ступени надо бессознательно стоять на (N+2)-й ступени. Хотя уже на (N+1)-й возникает первый проблеск сознания.

> откуда Вы взяли, что "...Ребенок просто знает числа как ряд последовательных "правильных" слов...", а не загибание пальцев?

Это очень просто: пальцев лишь десять.
Таким образом для ребенка числа это пальцы лишь до тех пор, пока он не выйдет за пределы первого десятка.

UpDated: > Читаю этот Ваш текст и вижу методу Ожегова (толковый словарь русского языка) - определение одного понятия через другое в замкнутом цикле. То есть содержательной математической модели, которую можно использовать для решения прикладных задач, у Вас нет.


У Вас школьное (в лучшем случае - "начальное" высшее, 1-й курс галопом) представление о математике.
Математическая теория выстраивается в четкую последовательность (базовые понятия, определения, аксиомы, теоремы) лишь на этапе изложения её в учебнике. Просто потому, что в реальности одну и ту же теорию можно излагать разными способами, сделав некоторые прежние теоремы аксиомами и, соответственно, доказывая некоторые прежние аксиомы как теоремы. Можно также поменять и всю систему определений, превратив определяемые понятия в базовые и базовые - в определяемые. Хорошо знать теорию - значит представлять себе разные способы её изложения. А хорошо излагать теорию - значит как раз-таки определять понятия друг через друга, то есть, показывать разные способы изложения этой теории. Математика - это язык, и грамотный специалист всегда излагает её "по методу Ожегова", если хочет подготовить грамотного специалиста, а не просто подготовить школоту к ЕГ.

UpDated: Говоря о "мозге" вместо "ума" Вы автоматически отсекаете сознание о оставляете только бессознательное. И вот почему.

Чтобы корректно рассуждать о мышлении, необходимо сознавать, что само твое рассуждение есть лишь продукция мышления. То есть, в данном случае ты пытаешься со стороны увидеть на сам акт твоего видения. А это нетривиальная процедура, к которой нужно подходить аккуратно. В любом случае когда ты что-то видишь, ты занимаешь какую-то позицию, имеешь какую-то "систему отсчета". А эти системы могут быть разными, и ты разное увидишь в зависимости от того, с какой точной себя свяжешь. Это очень похоже на физику с её механическими "системами отсчета".

Задавая вопрос таким образом, Вы неявно предполагаете существование некоей абсолютной, "инерциальной" системы отсчета (или целой системы связанных между собой инерциальных систем отсчета с возможностью свободно переходить от одной к другой), исходя из которой можно "правильно" смотреть на вещи. То есть, Вы привычно стоите на "Ньютоновских" позициях "абсолютного пространства и времени". Между тем, реальность устроена более изысканно и изощренно. Там действует принцип релятивизма. Существование "инерциальной системы" ниоткуда не вытекает, оно является всего лишь постулатом (Первый закон Ньютона как раз и постулирует существование инерциальных систем), и наряду с ситуациями, когда это допущение работает, бывают и ситуации, когда оно не работает. В данном случае мы имеем дело как раз с "релятивистской" ситуацией, потому что попытка мыслить о своем собственном мышлении - это экстремальное движение "со скоростью, близкой к скорости света".

Если Вы способны переварить и усвоить сказанное, то Вам нетрудно будет понять и предложенное мною определение сознательного и бессознательного: сознание - это то, что мы видим, приняв в качестве "точки отсчета" ум исследуемого нами пициента. Бессознательное - это то, что мы видим, когда переходим во внешнюю систему отсчета, глядим со стороны, обнаруживая нечто СВЕРХ того, что способен видеть пациент. Бессознательное - это то, видно ТОЛЬКО со стороны.

А свой собственный мозг мы со стороны не видим :) Шутка. Впрочем, в каждой шутке лишь доля шутки.