?

Log in

No account? Create an account

April 30th, 2018

Продолжение.
Начало см. "Смерть и жизнь русского народа"

Вводная заметка этого небольшого цикла была построена так, чтобы читателю почудилось противоречие в моих словах С одной стороны, я говорю: русский народ мертв и разлагается, надежды нет. С другой стороны, пророчу обращение советского человека к русской культуре.

Но мой русский читатель не так-то прост :)
Всем всё было понятно с полуслова, и никакой интриги у меня не получилось. Но меня это и радует, потому что означает, что ничего нового я тут, в сущности, не говорю. Я всего лишь формулирую словами то, что о чем и без меня все догадываются - а это и есть работа писателя.

Итак, мысль моя проста и очевидна для всех.

Тот русский народ, который создавали (но не успели создать) Романовы, зверски обезглавлен в 1917 году, труп его осквернен, и "возродиться" он не может. А тот русский народ, который Романовы взяли и использовали в качестве материала для строительства своей нации, никогда и не умирал.
Советую читателю уделить хотя бы минуту своего внимания вот этому ролику: https://ok.ru/video/2245528288?fromTime=722

В этих двух предложениях слово "народ" было использовано в двух разных смыслах. Романовы взяли строили "политическую нацию" европейского типа, взяв для этого русский суперэтнос, с незапамятных времен объединявший в себе множество славянских племен на основе общей для них христианской конфессии - Православия.

Рассуждая об истоках национализма, Бенедикт Андерсон прямо указывает, что религиозное и национальное самоопределение взаимно исключают друг друга. Они занимают в душе человека одну и ту же "экологическую нишу". По мере усиления одного ослабевает другое. Он не утверждает прямо, что нации были созданы кем-то, кто хотел занять место Бога, но этот тезис при внимательном чтении сам собою рождается из этой книги. Религиозные сообщества де-факто играли роль наций в то время, когда самих наций ещё не было. И самый первый в истории пример борьбы за "национальное самоопределение" (столетняя борьба Голландцев против Испанской империи) в то же время является примером борьбы за самоопределение религиозное (кальвинисты против католиков). А если копнуть ещё глубже, сама подмена единой Церкви множеством конфессиональных "самоопределений" - это уже почти готовый "национализм", о которого до светского национализма и вовсе рукой подать.

Я планирую в ближайшее время, если хватит сил, описать психологический механизм, который на самом глубоком уровне человеческой психики (см. заметку Фундамент Бессознательного) делает возможной такую подмену. Эта тема тем более интересная и "вкусная", что она напрямую сопряжена с вопросом о воспитании детей, браке и сексуальности. Я нашел человека, который взял на себя труд подготовить необходимый для этой работы материал. И было бы очень обидно, если бы что-то сорвалось - потому что здесь стягиваются воедино все мои темы: Христианство и Бессознательное, психоанализ и религия, брак и секс, национализм и теория Власти. Здесь завязывается потрясающий своей компактностью смысловой узел, мимо которого пройти нельзя. И всё упирается лишь в то обстоятельство, что самостоятельно приподнять и перевернуть такую глыбу мне просто не по силам.

Тем не менее, у меня в голове уже сложилась определенная картина. Я знаю, как именно происходит в нашей душе  подмена Бога сначала на родителей/воспитателей, а потом и на внешние авторитеты. Для человека естественно объединяться с подобными себе, но в основе любого братства всегда обнаруживается отечество в первоначальном смысле этого слова. Братьями являются те, кто имеет одного и того же Отца. И это напрямую связано с моим исходным тезисом, от которого я оттолкнулся в заметке "Смерть и жизнь русского народа": не нация рождает Власть, а Власть формирует под себя нацию. Этого не видят лишь потому, что этот процесс происходит подспудно. Умный и хитрый "отец" уходит в тень, оставляя "братство" в иллюзии автономного, независимого существования, но удерживает контроль над психологическим механизмом, спаивающем "братьев" в одно целое.

Внимательный читатель уже осознал, что я снова говорю мимоходом какую-то ужасную вещь: я говорю, что Романовы попытались занять в душе русских место Бога. Но вскрытые внутренности выглядят неэстетично даже в том случае, когда это внутренности самой красивой и привлекательной женщины. Таково свойство психоанализа: он неприлично обнажает то, что не принято осознавать и произносить вслух. Это одно из главных психологических препятствий к моей работе. Я каждый раз испытываю ужас и неудобство, когда мне приходится сказать вслух то, что нехорошо говорить. Это дурацкое и неуместное, но вполне понятное для православного человека чувство, которое можно преодолеть лишь доведя его до абсурда: "Азазелло просил не беспокоиться, уверяя, что он видел не только голых женщин, но даже женщин с начисто содранной кожей."

Но в сущности, ничего ужасного в этой мысли нет. Романовы были до мозга костей европейцами, представителями высшего уровня европейской элиты. А на этом поднялась Европа: сначала на христианстве, а потом опять на христианстве. Христа вначале использовали, а затем с прибылью продали. Католичество объединило европейские народы Запада в одно целое, собрало их в кулак и дало беспрецедентный культурный и цивилизационный толчок, который позволил Европе подмять под себя весь остальной мир, включая православный Восток. Протестантизм раздробил Европу в то время, когда она была уже настолько сильна, чтобы вести войну на два фронта: завоевывать Землю и в то же время вести гражданскую войну. В сущности, всякая война внутри Европы - это гражданская война, и для внешнего мира враждующие и конкурирующие между собой европейцы всегда оставались монолитным целым. Такой фокус-покус был бы невозможным, если бы европейцы не ощущали себя на глубочайшем уровне единым целым, если бы не были братством - то есть, если бы не имели единого Отца. Мы и ощущаем.

Романовы сделали в России то же самое, что сделали европейские короли по всей Европе. Каждый из них воспользовался созданным Церковью колоссальным культурным потенциалом в своих личных целях. На основании религиозной культуры попытался поставить себе престол, чтобы занять в душе европейца место Бога. У кого-то это получилось, кто-то потерпел крах. Французские короли предпочли Париж мессе, и сложили головы на гильотине. Английские короли объявили себя главой Церкви, и в этом качестве поныне являются неформальными лидерами всего протестантского мира. И Романовы бы просто не были европейцами, если бы не проделали того же самого в России, взяв за основу Православие и исповедующие его славянские народы.

Идеальным с точки зрения житейского комфорта вариантом был бы сценарий, при котором у всех все получилось так, как получилось у англичан. Русский Император сегодня был бы неформальным лидером Православного мира на Востоке Европы, как Английский - протестантского на Севере и в Колониях. Но у Иисуса Христа есть Свои планы на Европу, и он не собирался мириться с делением христианского мира на уделы на конфессиональному признаку.

Потому всё пошло не так, как задумывалось людьми. Новоявленные хозяева Вселенной немедленно передрались между собой. Началось с того, что католические императоры Габсбурги попытались раздавить католических же королей Франции. Если бы Христос был за католиков, то Тридцатилетняя война завершилась бы победой католической Империи, протестантизм был бы разгромлен, и история пошла иным путем. Но католическая Франция выступила против католиков, объединившись с протестантами. Король Франции занял "националистическую" позицию, встал выше конфессиональных предрассудков - и выиграл. Выиграл, ценой опускания католичества до уровня всего лишь одной из конфессий. И как следствие, ценой победы масонства, так же точно стоящего выше конфессиональных предрассудков - что спустя полтора века стоило лучшему из его потомков головы. Характерно, что вместе с последним королем Франции была обезглавлена и его супруга, из Габсбургов. Запоздалый союз спохватившихся католиков (см. Дипломатическая революция) ничего исправить уже не мог. А "виноваты" в этом были Романовы, предательски выступившие в Семилетней войне на стороне протестантов, против своих союзников, католиков Франции и Империи (см. Чудо Бранденбургского дома), что спустя полтора века и привело лучшего из их потомков в подвал Ипатьевского дома.

Национальное строительство Романовых завершилось катастрофой Революции (см. История Русской революции в свете теории Власти), отошедший от религии народ оказался голым материалом для строительства европейской колонии нового типа. Колонии, которая воображает себя сверхдержавой. А полученный при этом строительстве уникальный опыт сейчас используется в Китае, который тоже воображает себя сверхдержавой. Но нам сейчас важно осмыслить, что всё это означает для русского народа.

Народ за последние двести лет, минувших с того времени, как Романовы начали нацбилдинг, в подавляющем большинстве перестал быть православным. Зато он окончательно стал европейским народом. Нехорошее дело Романовых завершено, правда, пока без подразумевавшегося хорошего результата. Вместо национального государства русских мы имеем довольно странную картину: европейского типа нация, при этом лишенная национальной власти. ("Демократическая" оболочка РФ на глазах становится все более и более призрачной. "У Вас ус отклеился") Если не знать истории этого странного образования, то вообще непонятно, как оно могло сформироваться. Попа есть, а слова нет. Нация европейского типа как будто бы есть, но непонятно, кто и зачем её создал. А создали её три силы: сначала Православная церковь, затем похитившие у Церкви русских Романовы, затем похитившая их у Романовых "мировая закулиса". Так и вышло то, что вышло: тяп-ляп, по частям - там подтянуть, там подправить.

Важно понимать, что наши европейские Хозяева тоже поучаствовали в нашем национальном строительстве. При всей бредовости концепции "советского народа", они сделали важное дело: таки превратили русского крестьянина в европейца. Научили его носить пиджак и писать статьи, дали образование и какое-никакое воспитание. Семена европейского просвещения падали на плодородную почву традиционно христианской культуры, о чем я подробно написал уже.

Вопрос в том, к чему всё это клонится? Каковы будут плоды этой истории? И на что уповать человеку, ощущающему себя русским, но при этом сознающему, что русский народ обезглавлен и медленно умирает.

Продолжение: Взгляд извне и изнутри

Оглавление всего цикла:
Смерть и жизнь русского народа
Три источника и три составные части
Взгляд извне и изнутри
Избран Тобою?
Смысл Русской революции (принцип наименьшего действия)