?

Log in

No account? Create an account

November 1st, 2018

А если вдуматься, зачем государству какой-то общий язык? И когда такая необходимость появилась? Ведь долгие века всякого рода государства обходились без общего языка. По-настоящему нужен был не государственный язык, а международный язык, который и играл тогда роль языка элиты.
Европейская элита, например, говорила себе на латыни/французском, образованные люди спокойно переселялись из одной страны в другую, ища место, где лучше условия. И им совершенно не нужен был язык местного населения. Ибо зачем? И о чем элите разговаривать с населением?

Ну, если хотите, международный язык тогда и был "государственным". Английские суды вон чуть не до до XVIII века судили народ на французском, и ничего.

Нужда в общем языке для страны и государства появилась именно и только вследствие демократии, вовлечения широких масс в политическую жизни и наделения их всякого рода правами, в том числе и политическими.

Опять-таки: если у нас ДЕМОкратия, "власть народа" - сразу возникает вопрос, а какого народа? И это определяется языком. Чей язык - того и "власть". На самом деле это, конечно, ДЕМАгогия, и власть по-прежнему остается в руках той же самой элиты. Но танцы с бубнами ("выборы", например) совершаются регулярно, и пока ДЕМОС принимает их всерьез, его можно заставлять бесплатно воевать за элиту и работать на элиту. "Ваша власть - вам за неё и сражаться".
Развод высокого класса, ничего не скажешь.

Но вот что важно. Началась эта новая глава европейской истории в связи с появлением простого в применении и вместе с тем страшно эффективного оружия (огнестрельного) и, как следствие, массовых армий. Вдруг оказалось, что в войнах побеждают не профессиональные бойцы, а большие отряды из слегка обученных вчерашних крестьян. "Бог на стороне больших батальонов". Платить же массам народа за войну - дорого. Гораздо дешевле промыть им мозги, чтобы воевали бесплатно, сами, да ещё и с энтузиазмом: "За Родину, за Сталина!".

Но вот времена сменились обратно. Теперь побеждать будут не большие батальоны, а опять-таки - более профессиональные и качественно вооруженные (роботами). Воевать снова начали профессионалы, как это и было в прежние века.

Не следует ли нам в связи с этим ожидать, что демократию в ближайшие сто лет медленно и плавно свернут обратно и незаметно закатают в коврик за нерентабельностью? Не является ли эпоха демократии не "венцом прогресса", а всего лишь неповторимой особенностью той краткой по историческим меркам эпохи, в которую нам довелось жить?

Вполне возможно. И некоторые признаки тому уже имеются. В частности, и цирк с "выборами" все меньше и меньше людей принимает всерьез, и это неслучайно.
А как конкретно это может произойти, см. например Конец Власти.

Ну, а раз так, то и национальные языки могут мало-помалу снова стать такими же никому не интересными, какими они и были всегда. А значит, Конец Власти станет и торжеством нового международного языка.

PS. Один из комментаторов на это резонно возразил:

Согласен с основной мыслью , но не согласен с конечным выводом. Язык - это как язык программирования. Скорее наоборот , все наработки на новоязам с новой силой заработают благодаря инструментам сети. Выйти из своего ареола обитания - невероятно сложно. Пример Украина — если ты учился в школе на укр языке, ты не сможешь читать и писать по русски. Сложные книги г а русском становяться недосягаемыми. С украинцами это уже произошло.

И я с этим возражением согласен. Принцип "разделяй и властвуй" тоже никто ещё не отменял. Национальные языки помимо позитивной функции (объединять) имеют и негативную (разделять). Это как правая и левая рука. "Рука руку моет". И пока не видно причин, по которым Сильные мира сего должны были бы отказаться от преимуществ, которые дает им разделение народов.

И международный язык, вполне возможно, так и останется языком элиты, узкого круга людей, сложным и недоступным для большинства.



Чрезвычайно дельное и важное возражение/дополнение читателя:

Определение демократии иное.Это не власть народа,а власть домовладельцев собственников людей у которых есть дети и внуки. Демос никак не равен этносу в этносе много лишенных права свободной речи и это неизбежно случается с каждым этносом.

Тут интересно другое демократия предлагает цензы. И любопытно как дальше среди прошедших цензы выстраиваются горизонтальные отношения ведь есть семейные магнаты и прямо монополисты есть и аристократы из big family с огромным капиталом и инфраструктурными возможностями. Как среди таких разных представителей демоса устроить паритет и процедуры согласования-суды и главное как поддерживать общий-национальный интерес-республику при такой явной естественной сегрегации-неравенстве субъкультур и вкусов-иметь общую культуру принятия решений, как будут выглядеть политические представительства от самоуправлений до правительства.

Можно ли убить душу?

> Можно ли убить душу? Подчеркну: не довести до состояния "чуть жива", не отправить в адские глубины, а убить.

Мне кажется, да. Нирвана - это и есть идеальное убийство души. Самоубийство.

> Если следовать определению нирваны, значит, жизнь души — это движение её составляющих: мыслей, чувств, страданий? Душа состоит из страстей?

Мысли и чувства - это не обязательно страсти или тем более страдания.
Что жизнь есть страдание - это "благородная истина" Будды, из которой и следует, что душе лучше всего совершить самоубийство.

С точки зрения Православия дело обстоит иначе:

Цитировать
Вопрос: Являются ли страсти сами по себе злом, или они зло вследствие злоупотребления ими? Я имею в виду наслаждение и печаль, желание [и] страх и [все] следующие за ними [страсти].

Ответ: Страсти эти, как и прочие, первоначально не были созданы с естеством человека, иначе бы они входили в определение [этого] естества. Научившись от великого Григория Нисского, я говорю, что они были внедрены [в человеческое естество] вследствие отпадения от совершенства, приросши к неразумнейшей части естества. Чрез них-то вместо божественного и блаженного образа тотчас вместе с преступлением [заповеди] стало явным и отчетливо видным в человеке подобие неразумных животных. Ибо надлежало, чтобы с помрачением достоинства разума человеческое естество заслуженно получило наказание от тех самых признаков неразумия, какие оно привлекло к себе по доброй воле. Так премудро устроил Бог, чтобы человек пришел в сознание своего разумного превосходства.

Впрочем, у усердных [в добродетели] и страсти становятся прекрасными, когда те, мудро отстранив их от телесных [вещей], направляют их на стяжание небесных [благ]. Например, когда они желание делают стремительным движением духовного влечения к божественному, наслаждение – благодатной радостью деятельного восхищения ума божественными дарами, страх – предохранительным попечением против будущего наказания за грехи, печаль – исправительным покаянием в настоящем зле. Короче говоря, подобно мудрым врачам, которые телом ядовитого зверька ехидны уничтожают настоящее или угрожающее заражение, [усердные в добродетели] пользуются этими страстями для уничтожения настоящего или ожидаемого зла и для приобретения и сохранения добродетели и ведения. Итак, эти страсти, как я сказал, становятся прекрасными через употребление их теми, кто «пленяет всякое помышление в послушание Христу» (2Кор. 10:5).

Если же [название] какой-либо из этих страстей употребляется в Писании применительно к Богу или к святым, то применительно к Богу – ради нас, поскольку Промысел [Божий] надлежащим для нас образом являет [Свои] спасительные и благодетельные пути под видом наших страстей; применительно же ко святым потому, что они иначе и не могут выразить телесным языком свои духовные отношения и расположения к Богу, как через известные естеству страсти.

То есть, Первая "благородная истина" Будды, что "жизнь есть страдание", есть следствие грехопадения человека, от которого и искупил нас Иисус Христос Своими страстями и Своим страданием.

Таким образом, если прав Будда, то Христос напрасно умер, и душе лучше совершить духовное самоубийство, войдя в нирвану. А если прав Христос, то учение Будды ложно.

См. также заметку Русский след в истории буддизма.