July 18th, 2019

opetros1

1917 для тех, кто любит думать

Тот, кто любит свою страну и ее историю, наверняка понимает, что нет абсолютного знания. Левенгук открыл микробов, затем определились с клетками, химики докопались до атомарных структур, потом физики изучили ядерные реакции и волны.
Однако в России знание про 1917 год стоит на месте уже сто лет, где-то в районе твердого неба и слонов на черепахе.
Насколько "дневник" похож на камер-фурьерский журнал мы уже убедились (хотя никто не мешал еще в 90е это сделать). Легенду про крутых железнодорожников даже разоблачать не надо, достаточно того, что поезд Николая ездил вопреки могучим железнодорожникам, его не остановили ни в Бологом, ни в Дно (как и поезда ген. Иванова). Она была придумана Бубликовым в поиске работы в Америке, где он хвастался успехами вместе с корешем Ломоносовым, для чего издал там в 1918г! книжку, в которой нахваливал американскую власть и местную экономику.
Но эта легенда удивительна живуча, особенно силами изучателей "темномассонских криптозаговоров".
Однако отметим эту легенду - причины ее появления помогут разобраться с настоящими участниками событий.
Еще была легенда о больных детях, о которых переживал Николай и забота о которых помешала Императрице уехать. Мы уже разбирали это (см. Часть шестая от 09.03.2017) и убедились, что не корь была причиной провала эвакуации Семьи.
Легенда сильна, ибо образ нежного отца и царя легко приживается в эмоциональном восприятии.
Вокруг царя вообще силен эмоциональный фактор (с учетом информационного вакуума), отсюда и "дневники".
Когда невозможно прямо говорить о фактах, то лучшее им обоснование это "добрые намерения" Государя, его "настроение", в расчете на сочувствие слушателя. Мы едим лапшу 100 лет про то, как он заплакал, как он вздохнул, как он был утомлен и печален и т.д. -  так обосновываются его действия государственного масштаба! Именно эту легенду разрушает сопоставление к-ф журнала и "дневника", показывая, что мы реально ничего не знаем о Николае кроме его распорядка дня. Как можно верить в его эмоции, когда сам источник сфабрикован!
Из предыдущей выросли легенды:
a) "медлительный и нерешительный" с отъездом в Ставку - опровергается участием в союзнической конференции
б) "безвольный" в поезде - опровергается сменой маршрута по его личному указанию, проездом ст.Бологое без остановки, скрытным режимом движения и переговорами с ген.Брусиловым на ст.Дно
в) "был управляем ближайшим окружением" в т.ч. в решениях то ехать в Ставку якобы по телеграмме Алексеева, то в Ц.С. якобы по настоянию Воейкова, то в Псков якобы тоже по совету Воейкова ради аппарата Юза.
Опровергается тем, что поезда выехали на Псков не по причине занятой "Любани" (о которой твердят все участники событий в качестве обоснования смены маршрута), а по причине неисправного моста на ст.Чудово, и уж никак не ради аппарата Юза, тк телеграф был на каждой станции (предупреждали же из царского поезда ближайшие станции о подходе поезда, как пишет Мордвинов). Псков - это общее направление от ст.Бологое в маршруте до Царского Села, никаким Юзом не обусловленное, поскольку Николай провел весь день 01/03 на ст. Дно в переговорах с Родзянко и ген.Брусиловым. Николай попал в Псков уже против собственной воли, скрывая этот факт, задним числом, ему приписали это желание, идиотски обосновав Юзом и Любанью.
г) на основе трех предыдущих легенд была создана легенда об "отречении"
А что мы вообще знаем об "отречении" кроме фотографии странным образом подписанной склеенной пополам! бумажки?
Господа архивисты, военные историки, ревнители зарубежья и просто чиновники от культуры и архивоведения усмехаются, мол, полно воспоминаний очевидцев, факт, мол, подтвержден всеми источниками.
Парадоксально, но это полная чушь и вранье.
Первичные источники датируются 1922-24 годами (Русская Летопись, Протоколы допросов министров, сторожевские "дневники" и набоковские письма А.Ф.)
Красный Архив 1927 ("письма" А.Ф., "дневники", военные телеграммы)
Тогда же товарищ Л.Китаев переиздал в России часть материалов Русской Летописи, упаковав в сборник "Отречение. Воспоминание очевидцев" (безымянно гуляет по интернет).
Воейков последний из очевидцев упорно молчал до 1936.
Осмысление событий началось через 50 лет после революции.
Мельгунов в 1950 (Возрождение N12), незадолго до смерти.
Цитируемый всюду Спиридович издал свой педантичный труд в 1960 будучи уже 8 лет как мертвым.
Допустим, что это его рукопись (хотя это и не особо важно чья).
Катков опубликовался в 1967
Солженицын скопипастил все это к 1970 в Красное Колесо.

Итак, что представляют собой воспоминания очевидцев.
1) Беседа Самойлова с ген.Рузским взята из газеты "Русская Воля" N2 от 07/03/1917.
Можно представить себе корреспондента, слетавшего СПб-Псков-СПб за 3 дня, чтобы взять интервью у САМОГО!
Очевидно же, что вся беседа - плод фантазии редакции.
Есть такой термин "апокриф", например, Евангелие от Фомы, или Завещание Адама.
В данном случае имеем дело с Откровением от Рузского.

2) Вторая беседа ген.Рузского, это воспоминания ген.Вильчковского (того самого, который командовал неотправленным поездом Александры Федоровны), якобы на основе бесед 1918 г и по копиям ! документов генерала, полученных им от вдовы.
3) Воспоминания ген. Саввича в отрывках (изданы в архангельской газете ! "Отечество" 1919), на самом деле это литературный пересказ от лица ген. Саввича! (где-то даже почти дословный, тот еще апокриф!) воспоминаний ген. Данилова (Русская Летопись 1922 кн.3 - основа сборника Л. Китаева 1927г)
4) ген. Данилов (см.выше) , явно врет, поскольку у него поезд Николая прибывает в 20 вместо 23, и в поезде уже Воейков, который прибыл в Псков раньше (по его же мемуарам)
5) Дубенский
6) Шульгин, Гучков не в счет, естесственно), ибо заинтересованные лица.
7) Воейков 1936. Вуаля, занавес.

Еще Н.Н. Лейхтенбергский (литературный пересказ от имени князя некоего журналиста Гана из "Биржевых ведомостей" от 12/03/1917), подтверждающий популярный тогда слух "Воейков хотел открыть двинский фронт" (речь идет о Драгомирове, командарме 5-й армии), этот слух проверяла ЧСК потом при допросах Воейкова.
Основная цель создания этих нелепых мемуаров - "В момент прихода Рузского в свитском вагоне был Воейков"

Еще был к.-адмирал Нилов, очень возмущавшийся происходившим, недопущенный к царю вовремя ареста на платформе в Могилеве. Поэтому, как неудобный свидетель он был расстрелян в 1919.

Получается, мы ничего не знаем об отречении, и пятеро реальных очевидцев: Дубенский, Воейков, Данилов, Шульгин и Гучков - одна шайка, свалившая на ген. Рузского кучу мусора.
Генералу возразить нечего - зарублен большевиками, зато пробел восполнил Вильчковский от его имени.
В остатке имеем Псковскую версию отречения и бумажку "отречения", которая впервые как телеграмма была опубликована Вильчковским.

Та же история с ген.Алексеевым и легендой о пребывании Николая в Ставке. К ней вернемся немного позднее.

Еще одна легенда - великокняжеская фронда (Павел Александрович, Михаил Александрович и Кирилл Владимирович) и их "манифест". Двое участников расстреляны и возразить не могут.
Цель легенды - отвлекающий маневр от фронды Ник.Ник., мол, Государю противостояла Династия, но шелупонь одна - Сандро и Сергей Михайловичи, П.А. со своим сыном Дмитрием и Владимировичи (Кирилл, Борис, Андрей).
Во главу этого мифического "заговора Династии" поставили Павла Александровича приклеив к нему Кирилла Владимировича через манифест великих князей. Кирилл-то жив остался, а Павел нет.
Именно руководящей ролью Ник.Ник. можно объяснить приезд Сандро и Серго Михайловичей в Ставку после "отречения" для конвоирования арестованного Николая.

Откуда есть пошла легенда про "великняжеский манифест"?
Якобы вел.кн. Павел А. на квартире в Царском Селе разработал манифест о конституционном правлении, подписал его у вел.кн. Михаила А. и Кирилла В., неудачно пытался уговорить Императрицу подписать, а после лично отдал Милюкову под росписку.
В подтверждение имеются в ГАРФ письма П.А. и К.В., а также копия некоего документика, якобы подписанного великими князьями.
Основу данной легенды составляет - внимание! статья в газете "Русская Воля" от 11/03/1917, якобы интервью.
Кратко: П.А. трижды "был вызван" во дворец 28/02 (А.Ф. просила его прислать войска - он отказался), 01/03 - не пришел тк готовил манифест, заручившись подписями других князей, и 03/03, когда принес газету "Известия" и подтвердил Александре новость об отречении Николая.
Буксгевден подтверждает даты, 28/02: "Позднее великая княжна Мария, находившаяся в соседней комнате, говорила мне, что беседа их протекала очень бурно, и императрица резко отзывалась о том обстоятель­стве, что все войска Петроградского округа были сформированы из рабочих с соседних фабрик."
01/03 "прислал императрице на подпись проект манифеста. Некоторые из великих князей уже подписали эту бумагу. Но императрица отказалась поставить под ней свою подпись.", и 03/03 он "ближе к вечеру прибыл".

Отметим нюанс, что П.А. не помнит 11 марта как прислал свой документ императрице 10 дней назад.
Что побудило П.А. 28/02 самопроизвольно сочинять манифест никто объяснить не может.
По легенде манифест был подписан тремя князьями 01/03.
Михаил был заперт 01/03 на Миллионной 12 где-то после 08:00, со слов А.С. Матвеева, упр.делами вел.князя.
Матвеев утверждает, что манифест был составлен Е. А. Бироновым (лично подтвердил), начальником канцелярии дворцового коменданта кн. М.С. Путятина (передал манифест ген.Гротену для Императрицы, по воспоминаниям О.Палей)
Итак, П.А. по неведомым причинам отказался лично вручать манифест, поручив все Путятину, на квартире родственника которого содержался вел.кн. Михаил.
Хорошо что сохранились воспоминания юриста Н.Н. Иванова (ГАРФ ф.5881 о.2 д.367 цит. по книге Г.З. Иоффе 1992г.), который рассказывает как носился между тремя дворцами, собирая подписи вел.князей.
Со слов вдовы П.А. подписал манифест после того, как Императрица отказалась его подписывать.
Затем Иванов разыскал вел.кн. Кирилла, бродившего возле Таврического Дворца в тот день, и утром 01/03 посетил М.А. После чего Иванов вручил манифест Милюкову под расписку.
Оный Иванов вспоминает, что идею манифеста родил Родзянко.

Как можно видеть, П.А. документ не составлял, на подпись не носил, и его подпись появилась там вопреки воле Императрицы, и подписанты не обсуждали совместно документ, подписывая по-одиночке акт такой важности заочно.

По мне, так это очень напоминает репетицию подписания Николаем "отречения".