December 2nd, 2019

Тональ и дискурс, нагваль и континуум (политтехнологии современной элиты)

Есть реальность, а есть модели реальности - и они друг другу не тождественны. Эта мысль - начало европейской философии (глубокая античность), и начало человеческой саморефлексии.

[А теперь позвольте мне разъяснить несколько основных понятий моего дискурса. Боюсь утомить читателя философией, но куда же без неё в современном непростом мире? По мере возможности стараюсь быть увлекательным и прячу свои могабукофф под спойлер - храня их для тех, кому нравится понимать самую мякотку, самую суть вещей.]Ведь моё сознание это ни что иное как модель реальности, модель - но не сама реальность. Правда, сам по себе факт наличия у меня сознания это тоже часть реальности. Тем не менее, для меня самого моё сознание это единственное, что мне дано в реальности. Оглянись вокруг! - всё, что ты увидишь, лишь часть твоего сознания. Всё, что ты помнишь в прошлом и что предполагаешь в будущем, это лишь часть твоего сознания. Иными словами, для тебя твоё сознание это и есть единственная известная тебе реальность. Точнее, твоё сознание это и есть всё, что ты знаешь о реальности.

Но с того момента, как ты и это осознал, частью твоей реальности становится и неизвестное тебе бессознательное, лежащее за пределами твоего сознания. Бессознательное это и есть реальность-как-таковая, вещь-в-себе. А пара сознание/бессознательное - основная полярность того дискурса, которым я сейчас пользуюсь.
Сознание это ведомое, бессознательное - неведомое и непостижимое. Непостижимое по определению - просто потому, что по мере того как я его постигаю, оно перестаёт быть собой и становится частью сознания. И наоборот, сужение сознания это обязательно и расширение бессознательного, а утрата сознания - транс - царство бессознательного.

А теперь я совершу скачок и предложу уважаемому читателю иной дискурс - дискурс, благодаря которому я тридцать лет назад сошёл с ума и увидел мир иным, дискурс Карлоса Кастанеды:

— Я собираюсь рассказать тебе о тонале и нагуале, — сказал он наконец и пронзительно посмотрел на меня.

Мне впервые за время нашего знакомства довелось услышать от него эти два термина. Я смутно помнил их из антропологической литературы о культурах центральной Мексики. Я знал, что «тональ» (произносится как тох-на’хл) был своего рода охранительным духом, обычно животным, которого ребенок получал при рождении и с которым он был связан глубокими узами до конца своей жизни.
«Нагуаль» (произносится как нах-уа’хл) — название, дававшееся или животному, в которое маг мог превращаться, или тому магу, который практиковал такие превращения.


[Детали]— Это мой тональ, — сказал дон Хуан, потерев руками грудь.

— Твой костюм?

— Нет, моя личность.

Он похлопал себя по груди, по ногам и по ребрам.

— Мой тональ — все это.

Он объяснил, что каждое человеческое существо имеет две стороны, две отдельных сущности, две противоположности, начинающие функционировать в момент рождения. Одна называется «тональ», другая — «нагуаль».

Я рассказал ему о мнении антропологов об этих двух понятиях.

Он позволил мне говорить, не перебивая.

— Ну, все что ты о них знаешь или думаешь — сплошная ерунда, — сказал он наконец. — Я могу заявить это с полной уверенностью, потому что ты ни в коем случае не мог знать того, что я скажу о тонале и нагуале. Дураку ясно, что ты ничего об этом не знаешь: для того, чтобы познакомиться с этим, следует быть магом. А ты — не маг. Ты мог поговорить об этом с другим магом, но этого не было. Поэтому отбрось то, что ты слышал об этом раньше, потому что это никому не нужно.

— Это было только замечание, — сказал я.

Он комически поднял брови.

— Сейчас твои замечания неуместны, — сказал он, — На этот раз мне нужно твое нераздельное внимание. Я собираюсь познакомить тебя с тоналем и нагуалем. У магов к этому знанию интерес особый и уникальный. Я бы сказал, что тональ и нагуаль находятся исключительно в сфере людей знания. Для тебя это пока та заслонка, которая закрывает все то, чему я тебя обучал. Поэтому я и ждал до сих пор, чтобы рассказать тебе о них.

Тональ — это не животное, которое охраняет человека. Я бы сказал, пожалуй, что это хранитель, который может быть представлен и как животное, но это не главное.


Он улыбнулся и подмигнул мне.

— Теперь я использую твои собственные слова, — сказал он, — тональ — это социальное лицо.

Он засмеялся и подмигнул мне.

Тональ является по праву защитником, хранителем. Хранителем, который чаще всего превращается в охранника.

Я схватился за блокнот. Он засмеялся и передразнил мои нервные движения.

— Тональ — это организатор мира, — продолжал он, — Может быть, лучше всего его огромную работу было бы определить так: на его плечах покоится задача создания мирового порядка из хаоса. Не будет преувеличением сказать, что все, что мы знаем и делаем как люди, — работа тоналя. Так говорят маги.
В данный момент, например, все, что участвует в твоей попытке найти смысл в нашем разговоре, является тоналем. Без него были бы только бессмысленные звуки и гримасы, и из моих слов ты не понял бы ничего.
Скажу далее, тональ — это хранитель, который охраняет нечто бесценное — само наше существование. Поэтому врожденными качествами тоналя являются консерватизм и ревнивость относительно своих действий. А поскольку его деяния являются самой что ни на есть важнейшей частью нашей жизни, то не удивительно, что он постепенно в каждом из нас превращается из хранителя в охранника.

Он остановился и спросил, понял ли я. Я машинально кивнул головой, и он недоверчиво улыбнулся.

— Хранитель мыслит широко и все понимает, — объяснил он. — Но охранник — бдительный, косный и чаще всего деспот. Следовательно, тональ во всех нас превратился в мелочного и деспотичного охранника, тогда как он должен быть широко мыслящим хранителем.

— Тональ — это все, что мы есть, — продолжал он. — Назови его! Все, для чего у нас есть слово — это тональ. А поскольку тональ и есть его собственные деяния, то в его сферу попадает все.

Я напомнил ему, что он сказал, будто бы «тональ» является «социальным лицом». Этим термином в разговорах с ним пользовался я сам, чтобы определить человека как конечный результат процесса социализации. Я указал, что если «тональ» был продуктом этого явления, то он не может быть «всем», потому что мир вокруг нас не является результатом социальных процессов.

Дон Хуан возразил, что мой аргумент не имеет никаких оснований, ведь он уже говорил мне, что никакого мира в широком смысле не существует, а есть только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся.

— Тональ — это все, что мы знаем, — сказал он, — Я думаю, что это само по себе уже достаточная причина, чтобы считать тональ могущественной вещью.

Я взглянул на дона Хуана. Он смотрел на среднюю часть моего тела. Но вот он поднял глаза, и ко мне мгновенно вернулась ясность мысли.

— Тональ — это все, что мы знаем, — медленно повторил он. — И это включает не только нас как личности, но и все в нашем мире. Можно сказать, что тональ — это все, что мы способны видеть глазами.

Мы начинаем взращивать его с момента рождения. Как только мы делаем первый вдох, с ним мы вдыхаем и силу для тоналя. Поэтому правильным будет сказать, что тональ человеческого существа сокровенно связан с его рождением.

Ты должен запомнить это. Понимание всего этого очень важно. Тональ начинается с рождения и заканчивается смертью.


Я бы попросил моего читателя пробежать всю главу из Кастанеды, где подробно и на примерах рассматривается понятие тоналя, однако боюсь нанести вред тем, кто подобно мне в молодости, примет рассуждения индейца слишком близко к сердцу. Потому мой читатель правильно поступит, если не станет тратить на них своё время, а просто примет к сведению, что магическая пара тональ/нагваль соответствует описанной выше паре сознание/бессознательное.

Соответствует, но не тождественна ей. Потому что Кастанеда называет "тоналем" не (только) сознание наше, но ту силу, которая это сознание формирует.
Иными словами, "тональ" у Кастанеды это не (только) та модель реальности, в которой ты обитаешь, то и Хозяин этой модели. Несколько дней назад я намекнул на природу этого Хозяина, рассмотрев его проделки на конкретном и наглядном примере французского фильма Франсуаза или супружеская жизнь (1964), в до того использовал вместо пары сознание/бессознательное или тональ/нагваль другую, чисто французскую пару категорий дискурс/континуум, заменив "континуум" более понятной "реальностью" (см.Хозяева дискурса и Господин реальности).

Я хочу обратить внимание уважаемого читателя, что все эти оппозиции (тональ/нагваль = сознание/бессознательное = дискурс/континуум) не совсем совпадают между собой, хотя и очень близки по смыслу.
В самом деле, дискурс это всего лишь способ использования языка, а сознание включает в себя не только обозначаемые словами вещи, но и континуум восприятия, ту 3D картинку "реальности", в которой наивный человек обитает как в самой реальности, понимая её за саму реальность. Хитрые французы включили в свой "континуум" отчасти очевидное, а отчасти невероятное, тем самым прописав нагваль внутри сознания человека. То есть, сознание больше дискурса, как тональ больше сознания, ведь "тональ" это не только сознание, но и его Хозяин: тональ > сознание > дискурс. Соответственно, нагваль это самое точное и конкретное понятие с противоположной стороны оппозиции:  континуум > бессознательное > нагваль.

Самые "маленькие" понятия являются самыми конкретными и важными, а более общие - размыты и неопределённы.
Наиболее конкретными из перечисленных являются дискурс и нагваль.

Дискурс - это каркас, основа нашего сознания. Дискурс это способ говорения. А то, как (и с кем) мы говорим внутри себя, в своем уме - этим и определяется общая структура нашего сознания. Дискурсом определяется сознание, хотя сознание не исчерпывается дискурсом, ведь мы отчасти сознаём и много такого, что с трудом могли бы описать словами. Сознание это дискурс плюс континуум непосредственного восприятия. "Тональ" ещё больше. Тональ это сознание плюс тот, с кем мы говорим, когда говорим внутри себя, в своём уме. Тональ это и есть Хозяин дискурса плюс всё то, что мы благодаря ему осознаём.

Континуум восприятия - самое общее понятие. Оно включает в себя как осознаваемое нами, так и неосознаваемое. В любом случае, это то, что лежит за пределами слов. Отчасти мы обозначаем его словами, а отчасти и не можем обозначить. Уже и конкретнее континуума бессознательное - оно целиком лежит за гранью нашего сознания. Хотя и может ощущаться чувственно, но остается неуловимым для ума. Наконец, нагваль это та часть бессознательного, котораяв принципе не может быть осознана, потому что вовсе не принадлежит нам, находится за пределами нашего ума. Нагваль это и есть Бессознательное с большой буквы - то самое Бессознательное, которому посвящена значительная часть моего ЖЖурнала.

Если читатель окинет взором всё сказанное, то он придёт к выводу, что если отделить от "тоналя" сознание, вычленив в этом понятии самую его суть, то вдруг окажется, что Хозяин дискурса это и есть нагваль.

Кастанеда играет словами, используя "тональ" то в одном, то в другом смысле. То тональ у него это "остров", на котором мы обитаем в безбрежном море нагваля. То тональ это защитник, который злонамеренно превратил нашу обитель в тюрьму, выбраться из которой и должен нам помочь Нагваль (а в следующих томах выясняется, что нагваль это ещё и магический титул дона Хуана). Но если разобраться по сути, то Нагваль и есть тот, кто создает наш тональ и кто держит нас заключенными в этом тонале.


Связывая всё, сказанное выше, с политикой, я отмечу, что основным методом Управления, который использует в настоящее время элита Франции, является создание и распространение дискурсов. Зараженный определенным дискурсом человек сам становится источником инфекции и заражает тех, кто способен и желает воспринять этот дискурс. Но этот метод было бы невозможно использовать, если бы сами французы не находились в тесном союзе с теми, кто ведет беседы наедине с человеческим умом в рамках данного дискурса. Ведь если бы люди использовали данный дискурс лишь для общения с другими людьми, то их сознание в целом мало менялось под действием того или иного дискурса - в конце концов, разговоры составляют лишь часть жизни. Суть технологии в том, что человек использует это дискурс и оставшись наедине с собой! А точнее, наедине со своим Бессознательным.

Эта технология легко позволяет переносить на политику наши интимные сексуальные и религиозные чувства, используя их в целях элиты. Конечно, поддаваться подобному соблазну - большая ошибка. Сексуальность наша да раскроется в супружестве, а религиозность - во Христе. Иначе выходит духовный блуд или прелесть (так это называется в Православии). Но де-факто все мы в той или иной мере попадаемся на эту удочку. Вот поучительная история из жизни женщины, реально знающей толк в "тёмных искусствах".

Цитирую:

Дело было в 2013 году. До этого года я была вполне себе либералом и голосовала на выборах за Прохорова.
И вот однажды лежу на диване перед работающим телевизором, читая книгу, а в телевизоре о чём-то Путин говорит.
Я поднимаю глаза на экран, и с удивлением замечаю, что меня изнутри начинает заливать тёплая волна симпатии к вождю. То есть, одной частью сознания отмечаю эту волну, а у другой части глаза на лоб лезут от изумления от таких своих ощущений.
Ну, поизумлялась, и дальше стала жить. Только потом отметила, что моё отношение к Путину с тех пор поменялось и стало очень симпатизирующим. Вроде бы ни с чего)).
А потом припомнила, как осуществляется приворот мужчины на женщину (или наоборот), как внезапно объект манипуляции начинает пылать чувствами к своему якобы "избраннику". Как внезапно вспыхивает такая "любовь" и чем она чревата.
И ещё - есть в моей биографии такой момент - нас учили "программировать" людей на нужные действия. (Понимаю, что в это сложно поверить, но кто не верит, пусть не верит. Всё равно от этого ничего не меняется).
И как-то так случилось, что я стала внимательно смотреть выступления нашего президента, и с удивлением увидела технику такого программирования в его исполнении.
Кто не знает о том, как это выглядит - никогда не заметит.
Думаю, что кгбешников такому учат))
Техника эта такова - сначала человеку "внушается" то действие, которое он должен совершить. Или идея, которой он должен придерживаться. (секрет весь в ТЕХНИКЕ внушения).
После того, как нужная нам идея поселяется в человеке, человек САМ придумывает для себя правдоподобное обоснование, ПОЧЕМУ он должен совершить это действие или почему ему вдруг стала нравится эта идея.
Вот так и мы - на нас просто применили технику, вследствие которой мы полюбили Путина. А причины, по которым мы его полюбили - придумаем сами.
Работает такое не на всех. Отсюда не стопроцентная любовь к вождю)
Можно не верить, я не настаиваю))