January 4th, 2020

Хозяева дискурса и Господин реальности (2)

По сути своей, эта заметка повторяет уже сказанное мною в заметке Хозяева дискурса и Господин реальности(1), однако я здесь использую здесь иной, более внятный и выразительный дискурс.

Прошу любить и жаловать!


Чуть больше десяти лет назад на встрече, посвященной двадцатилетию окончания Физфака МГУ, мой однокурсник познакомил меня с концепцией метаигр. Как мне потом объяснили, сама эта концепция создана Андреем Девятовым, а может быть, основы её были заложены и кем-то ещё.

Речь идёт о некотором (скорее философском) расширении математической теории игр.
Суть концепции можно изложить в двух словах. В теории игр рассматриваются игроки, у каждого из которых есть возможность выбора из некоторого множества стратегий. В результате общего выбора и возникающей вследствие него коллизии каждый из игроков получает какой-то выигрыш. Этот набор - игроки, стратегии, выигрыши - и является темой теории игр. А сама теория - это очень интересные и глубокие рассуждения о преимуществах и недостатках того или иного выбора, о выгодности или невыгодности для игроков составлять коалиции и действовать согласованно, о возможности предательства и нарушения договора и прочее, и прочее. Одним словом, это математика.

Концепция метаигр представляет собой своего рода "физику". Физика это искусство применять математику к реальной жизни. Прежде всего, в реальной жизни далеко не все люди, участвующие в игре, являются игроками. Для того, чтобы быть игроком, надо иметь возможность выбирать стратегию, причем от твоего выбора должен зависеть не только твой выигрыш, но и выигрыш других людей - в противном случае, ты в данной игре не игрок, но находишься на более низком уровне, являешься фигурой.

Девятов выделяет три основных типа людей, участвуюших в реальной жизненной игре. Это

  1. хозяева игры

  2. игроки

  3. фигуры


Математическая теория игр, как видим, рассматривает лишь игроков - то есть, уровень (2).
Фигуры - уровень (3) - это люди, которыми играют игроки. В математическую теорию игр они входят как элемент задачи, стоящей перед игроками. Эти люди не лишены возможности выбора по жизни, однако их выбор носит тактический характер и потому от них, в конечном итоге, мало что зависит или даже вовсе ничего не зависит, и потому с точки зрения математики они неинтересны. А хозяева игры - уровень (1) - это люди, которые задают игрокам правила игры, то есть, набор допустимых стратегий и что считать выигрышем. В теории игр они не рассматриваются, так как они находятся на том уровне, где эта теория только-только начинает работать, ведь пока не поставлена конкретная и чёткая задача, математика бесполезна. Хозяева игры эту задачу и задают, и потому они находятся на уровне самой математики, которая рассматривает игру. Таким образом, сам дискурс математики так устроен, что в рамках его мы видим только игроков (2). Хозяева игры (1) находятся вовсе за рамками этого дискурса, а фигуры (3) учитываются аппаратом этого дискурса автоматически, анонимно, их просто нет нужды рассматривать.

Название "теория метаигр" придумал я. Приставка "мета" часто обозначает выход за пределы заданного набора смыслов. Например, физика изучает природу, а метафизика не только природу, но и тех, кто природу с помощью физики изучает. Также и здесь - игроки (2) выбирают стратегии из набора вариантов, заданного хозяевами игры, в то время как сами хозяева (1) совершают более фундаментальный выбор: они выбирают, какие правила игры и втекающие из них наборы стратегий следует задать. По сути, они тоже ведут свою игру, на более высоком уровне. Игроки выбирают каждый свою стратегию, а хозяева игры выбирают свою метастратегию. И тут немедленно возникает вопрос, а кто задаёт им набор вариантов различных метастратегий?

Естественно, это всего лишь игра ума. Одну и ту же реальность можно описывать при помощи математики разными способами. (Физика, как и любое искусство, допускает различные подходы.) Можно спуститься на ступеньку ниже и рассмотреть с точки зрения теории игр тактику фигуры. Ведь в реальности-то фигуре тоже приходится делать свой выбор. То есть, пусть теперь фигура будет считаться игроком, и тогда игрок станет хозяином, который задаёт ей правила игры. Но можно и наоборот, подняться на ступеньку вверх, и рассматривать хозяев игры как игроков, разные варианты задаваемых ими правил (разные метастратегии) как стратегии, а игроков как фигуры. Но кто тогда окажется на уровне (1)? Кто является хозяином метаигры?

Многоуважаемый bacr пару лет назад подсказал мне это направление мысли, сразу сформулировав и ответ на этот вопрос. Хозяева игры, задавая правила игры, используют для этого какой-то дискурс. Напомню, что дискурс это способ использования языка, образ его применения, а если копнуть глубже, то это и способ мышления, и образ мысли. Так вот, на уровень выше, чем хозяева игры, находятся

0. хозяева дискурса

то есть, те, кто задает хозяевам игры сам тот образ мысли, тропос сознания, тип мышления, саму логику, которой будут пользоваться хозяева игры, разрабатывая правила для игроков.

Естественно, переходя с одного уровня на другой, мы изменяем масштаб времени.  На коротких промежутках времени всё решают фигуры, особенно большие фигуры, банкиров и президентов, и именно они могут казаться там не только игроками, но даже и хозяевами игры для тех, кто попал в их власть. Но долгосрочная стратегия фигуры определяется игроками. При этом естественно, что сами правила игры заданы таким образом, что хозяева игры в конечном итоге обязательно получат своё; в конечном итоге, все противостоящие друг другу игроки работают на них. Тут вопрос, конечно, в том, что же считать конечным итогом и что считать хорошим результатом игры? В частности, и это тоже задается дискурсом! потому понятно, вообще-то вся система в целом работает на хозяев дискурса.

Далее, можно связать весь этот способ рассуждений (то есть, мой дискурс) с теорий Власти. Для того, чтобы задавать правила игры, надо иметь власть исключать из игры игроков, которые играют не по правилам. Потому уровень хозяев игры это уровень власти. Понятно также, что игроки управляют фигурами. Имеем:

  1. хозяева игры властвуют - Власть

  2. игроки управляют - Управление

  3. фигуры - объект управления

Отмечу ещё раз, потому что обсуждение заметки Определение Власти, к великому моему сожалению, показало, что до многих моих читателей так и не дошло: хозяева игры (Власть) могут сами вовсе не участвовать в управлении. Всё, что от них требуется - это возможность устранять из игры игроков, которые нарушают правила. При этом если игроки правил не нарушают, Власть вообще может спать спокойно. А если устроить систему Управления таким образом, чтобы нарушители выпиливались руками других игроков, то можно и вовсе отдыхать и кататься на лошади.

Хорошо, но кто же в таком случае находится на уровне хозяев дискурса? Пока никто, так как в теорию Власти мы пока не вводили эту категорию, и потому я вправе так их и обозначить: хозяева дискурса.

0. хозяева дискурса

Если найдётся более изящный термин, я с удовольствием заменю это громоздкое выражение.

Можно далее с известной долей условности разнести эти понятия по географической карте. Самыми мощными игроками на сегодня являются неизвестные Отцы, которые управляют Соединенными Штатами Америки. Это государство на сегодня - самая крупная фигура в политической игре. Естественно, если речь идет не о государственных мужах, а именно о неизвестных отцах, они не только игроки, но в какой-то мере и хозяева игры. Однако самые мощные хозяева игры на сегодня, насколько я понимаю, это закулисные владельцы Великобритании, сосредоточившие в своих руках неимоверную власть (в том числе контроль над Китаем и РФ). Естественно, они не только задают правила игры (и устраняют нарушителей этих правил), но в какой-то мере влияют и на дискурс. Однако главные хозяева дискурса сегодня витают, очевидно, где-то во Франции. Задаваемый ими дискурс настолько привлекателен и влиятелен на сегодня, что даже мы в России почти всецело подпали под его обаяние, и главный наш интеллектуал на сегодня (Дмитрий Евгеньевич Галковский) является проводником именно этого дискурса.

Именно по этой причине мы до сих пор и не осознавали важность этого уровня. "Неизвестно, кто первый открыл воду, но это явно сделали не рыбы". Мы рассуждали о Власти, но упускали из внимания дискурс, потому основное оружие французов - собственно дискурс! - оставалось за рамками заданного нам дискурса. Понятно, что на коротких дистанциях при таком раскладе сил ситуацию контролируют США, они действительно управляют значительной частью мира и оказывают огромное влияние на весь мир. Но на более долгой дистанции побеждать должна Британия, что мы сегодня и наблюдаем (хотя это вовсе не очевидно для тех, кто привык мыслить на уровне фишек). Однако в конечном итоге  сегодняшний мир медленно клонится к конечной победе Франции. Как верно заметил недавно Богемик в своей замечательной статье  Гусейнов и Оссейн (не откажу себе в удовольствии процитировать):

При описании социополитических процессов Франция - это своего рода страна-эталон. В школах мы изучаем феодальную эпоху на французском примере, ибо Франция - это страна классического феодализма. То же самое можно сказать о формировании централизованного государства, о просвещённом абсолютизме, о создании нации, о революции и реставрации, о шовинизме и антисемитизме, о колониализме и империализме, а также о многих других явлениях - во Франции все они принимали законченную, классическую форму. А уж Модерн буквально создан по французским лекалам. Нормы жизни, возобладавшие в Западном мире в последние двести с лишним лет, от национальных государств до либеральной демократии - это реализация идей нескольких французских просветителей, собиравшихся в кафе "Прокоп" в Латинском квартале Парижа - Вольтера, Дидро, Руссо, д'Аламбера, Кондорсе... Даже двухвековая гегемония англосаксонских народов, почти безраздельно господствующих в нашем мире со времён битвы у Ватерлоо, не смогла изменить того факта, что в самой своей основе этот мир - французский. Поднявшись на самый верх, англосаксы скорее приспособились к созданному французами, нежели изменили его.

Однако человеческий ум устроен таким образом, что он никогда не останавливается на достигнутом. Если бы мы спокойно оставались в рамках дискурса, которым пользуется ДЕГ, то мы не были бы людьми. Но мы от природы пытливы и постоянно стараемся выйти за положенные нам пределы. К тому же, в мир постоянно прилетают всякого рода Черные лебеди, как назвал непредсказуемые перемены один из величайших православных мыслителей нашего века Нассим Николая Талеб. Потому и запрограммированная самим нашим образом мышления победа Франции перестаёт быть чем-то неизбежным, ведь чёрных лебедей посылает в мир Бог. (К слову, однажды меня попросили придумать дискурс, пользуясь которым православный священник мог бы обратиться за помощью к богатому человеку, далекому от веры. Я предложил следующее: "Жертва Богу есть инвестиция в Непредсказуемое". И я очень горжусь тем, что написал свою Тайну грядущих перемен на три года раньше, чем Талеб своих "Чёрных лебедей".)

Поэтому мы не можем не задаться вопросом, а что находится на следующем уровне, на уровне мета-метастратегии?

Собственно, именно ответ на этот вопрос и побудил меня написать данную заметку. Вопрос задал один пытливый читатель:

Но ведь таких "уровней" можно много насоздавать по идее? Потом будет супердискурс для создающего дискурс. И так далее.

А как это, что это - супердискурс? Это вообще человеческий уровень? Я вот не вижу, как даже дискурс создать на человеческом уровне. Ведь всё, что мы делаем нашим человеческим умом, мы делаем внутри того или иного дискурса. Как же можно создать новый?!

Как я понимаю, гламур это супердискурс для дискурса.

Нет. Гламур и дискурс это две стороны одного и того же: тропоса мышления.

Я ещё не научилась легко ориентироваться в терминологии. Запуталась в уровнях абстракции. В общем То, под влиянием чего возникает дискурс это супердискурс. Хотя надо бы другое слово.

Это понятно. Только я вот думаю, что это не что, а кто.

Я написала "То". Причём с заглавной буквы получилось случайно.

Потому уже следующий уровень это выход за пределы человеческой природы. Поэтому на нём всё для нас и кончается. Дальше Тайна.

Это мы сейчас про какой уровень говорим (где Тайна) - про уровень ЗАДАЮЩЕГО дискурс или нет? У меня всё-таки никак не устабилизируется это всё((

Задают дискурс не люди. Но при этом люди могут быть в союзе с Задающими. Это и есть магия Власти.

А где об этом подробнее почитать?

Пока нигде. На этой странице - первые читатели по данной теме. Я это ещё нигде не изложил, так как тема пока не созрела.

Конец цитаты.

Теперь, как видит мой уважаемый читатель, тема созрела.

В предыдущей заметке (О значении Галковского для русской мысли) я подготовил для неё почву, обозначив дискурс, позволяющий говорить о магии с материалистами и гуманистами, то есть, с людьми, весьма далекими (как им кажется) от всякого рода религии и мистики.
Пока готовлю продолжение, прошу читателя уделить время этой (предыдущей) заметке.


Продолжение:

Хозяева дискурса и Господин реальности (3)

А также:

Идеи как инструмент манипуляции КОРОЛЯМИ (а не массой!), и немного о Египте

Хозяева дискурса и Господин реальности (3)

Эта заметка является прямым продолжением предыдущей Хозяева дискурса и Господин реальности (2), и читать её следует после той.
Я планировал написать одну заметку, но она получилась слишком длинной, и ЖЖ потребовал разбить её на две. Это очень неудобно, и на всякий случай я повторюсь.
Я рассмотрел теорию метаигр, и ввёл наряду с тремя уровнями метаигры по Девятову

  1. хозяева игры

  2. игроки

  3. фигуры

Ввел ещё один, более высокий уровень

0. хозяева дискурса.

Далее я выдвинул тезис, что какие бы то ни было люди не могут быть хозяевами дискурса, потому что это уже не человеческий уровень игры: дискурс невозможно создать на человеческом уровне. Ведь всё, что мы делаем нашим человеческим умом, мы делаем внутри того или иного дискурса. Как же можно создать новый?! Задают дискурс не люди. Но при этом люди могут быть в союзе с Задающими. Это и есть магия Власти.

Теперь я начну с конкретизации этого тезиса: что же это за не люди, в союзе с которыми люди становятся хозяевами дискурса. Но чтобы рассуждать об этом, мне придется, однако, опереться на заметку О значении Галковского для русской мысли, где я подготовил для этой этого почву, обозначив дискурс, позволяющий говорить о магии с материалистами и гуманистами, то есть, с людьми, весьма далекими (как им кажется) от всякого рода религии и мистики.

Для удобства читателя, я приведу здесь длинную цитату оттуда:

[Длинная цитата из заметки о Галковском, посвященная не Галковскому, а о внеземным цивилизациям!]
Вера во внеземной разум - это ни что иное как материалистическая религия нашего века. Верующим в это людям существование такого разума кажется таким же самоочевидным, как и каждому верующему кажется самоочевидной его собственная религия.

Внеземные цивилизации, намного обогнавшие нашу и достигшие невообразимых для нас высот бытия - это и есть боги гуманиста. Всё те же небесные люди, которым поклонялись язычники прошлого. Мы зеленым человечкам не поклоняемся потому, что считаем себя качественно равными им (уровень у них другой, но сама суть та же). В этом и состоит гуманизм - в том, чтобы считать человека богом, одним из богов. Не низшим их, по крайней мере потенциально. Более того, можно и само происхождение языческих религий объяснить опытом соприкосновения дикарей с превосходящим разумом.

То есть, всякая религия это ни что иное как карго-культ.
Вот европеец прилетел к дикарям на вертолёте. Дикари внимательно смотрели, всё запомнили, и сделали такой же вертолёт. Он не летает, да и не должен (мы же не боги), но он изображает непостижимое для дикаря действие богов, тем самым создавая связь (на латыни - религия).
И это при том, что тут разница-то в уровне развития ничтожная, ну в несколько веков. А если разница в развитии - миллион лет? Тогда в результате контакта появится уже не карго-культ, а полноценный религиозный культ.

Сам я в наличие инопланетных цивилизаций не верю, и вот почему (подробнее см. цикл Молчание Вселенной):

Если логически продолжить идеи развития и представить себе, до какого немыслимого уровня могли вскарабкаться люди, научившиеся строить космические корабли ещё миллион или миллиард лет назад, невозможно не прийти к выводу, что им надлежало бы вообще отказаться от материального тела, источника неприятностей, и полностью перейти к виртуальному существованию. Собственно, до этой идеи уже и мы люди дошли, но пока ещё пресмыкаемся умом по земле, думая о суперкомпьютерах и материальных носителях информации. Между тем, если есть хоть какая-то возможность хранить информацию вовсе без грубого материального носителя, то за миллион-то лет люди обязательно нащупают такую возможность. Просто потому, что это удобнее и надежнее, чем примитивные полупроводники, которыми мы пользуемся сегодня.

Если сделать следующий шаг, то уходя от грубых материальных носителей, надо обязательно оставить себе возможность, некий канал влияния на материю. То есть, жить они будут ТАМ, а ЗДЕСЬ лишь проявлять себя. В итоге, что мы имеем? Как должен выглядеть контакт с ними, если отойти от привычных нам форм, не зацикливаться на кораблях (пусть и космических)? А он и должен выглядеть, это контакт, как возникновение в уме человека ментальных образов. Как откровение. То самое откровение, к которому нонешние мыслители привыкли относиться свысока.  И совершенно напрасно!


Далее я там привожу ещё одну длинную цитату из работу весьма проницательного ученого, который отметил, что самый важный, ключевой этап любого научного исследования основан не на логике, а на инсайте. Но эту цитату я цитировать уже не буду; придется желающим ознакомиться с нею познакомиться и со значением Галковского для русской мысли, потому что эти две темы глубоко переплетены между собою. Ибо сам-то Галковский очень и очень охотно пользуется этим таинственным инсайтом (а не только примитивным инсайдом, которым он тоже, впрочем, конечно, пользуется).


Один из моих православных читателей выразил в частной переписке негодование по поводу моей позиции в этом вопросе. Мол, какие-такие внеземные цивилизации, разумом в этом материальном мире наделены лишь мы, люди. А все прочие разумные существа вовсе не обладают телом, и никогда им не обладали. Мы было нелицеприятно сказано, что последнее время я совсем заигрался с гламура́ми и дискурса́ми, и незаметно для себя становлюсь проповедником теории эволюции.
Спешу утешить обеспокоенную общественность! Лично я остаюсь внутри себя сторонником библейской концепции творения мира за шесть дней и в макроэволюцию не верю (только в микро). Но это не должно мешать моему читателю из числа людей, свято верящих в эволюцию. Потому-то я и предлагаю им дискурс, в рамках которого можно продолжать верить в эволюцию (то есть, считать её научным фактом; ведь именно наука есть символ веры современника), не теряя при этом однако способности рассуждать о нулевом уровне игры, о метаиграх и прочих важнейших для выживания в современном мире концептах!

Итак, сторонник теории эволюции может рассуждать в рамках этой теории таким образом: в нашей огромной Вселенной разум не мог не возникать множество раз. Но темпы развития разума несравнимы с темпами эволюции не только Вселенной, но даже и биологической жизни. Для разума тысяча лет это огромный срок, миллион - срок невообразимый, а миллиард - уже совершенно запредельный. Поэтому возникший прежде нас разум должен был давно уже достичь такого уровня развития, который тёмные и невежественные противники теории эволюции почитают божественным. А если так, то и контакт с этим нечеловеческим разумом должен быть настолько грандиозным и масштабным феноменом, что участвующие в нём люди совершенно не осознают, что они являются участниками контакта, как муравьи неспособны даже увидеть человека, который тычет палкой в их муравейник. Дерзну сказать, что иначе и быть не может. В рамках эволюционного взгляда на мир просто невозможно прийти к иному выводу.

Сам же я, будучи тёмным и невежественным противником теории эволюции, предпочитаю при этом думать, что речь действительно идёт о богах, которые и вовсе не эволюционировали до своего божественного уровня, а прямо так сразу и были созданы Богом на этому уровне. Так же, как и человек не эволюционировал из обезьяны, а так прямо и был создан человеком. Это удобный для меня дискурс, в котором я привык работать, и от которого не собираюсь отказываться. Но я не нахожу никакой пользы в том, чтобы навязывать его моему просвещенному и образованному читателю.

Читатель, который давно следит за моим творчеством, давно уже догадался, конечно, что я веду речь о Бессознательном. Это ещё один дискурс, позволяющий мне говорить о богах приличным для современного человека образом. Взаимодействие человека с неизмеримо превосходящим его нечеловеческим разумом выглядит по жизни очень просто: оттуда нам приходят в голову мысли. Иногда эти мысли кажутся нам чушью, иногда они бывают очень даже остроумными. Талантливые художники, писатели и ученые отличаются от простых смертных тем, что к ним этот иной разум по какой-то причине особенно благожелателен. Им чаще, чем простым смертным, приходят на ум действительно глубокие, заслуживающие пристального изучения мысли. Люди Античности отличались от современных людей тем, что умели работать с богами, не оставляя отношения с ними на самотёк, но целенаправленно улучшая их при помощи особых средств, которые современный просвещенный и образованный человек презирает и считает пустыми, ничего не значащими предрассудками. И потому чаще всего ему приходится довольствоваться тем малым, чем довольствуются простые смертные.

Между тем, для того, чтобы сделаться хозяином дискурса, обычного нашего образования и просвещения решительно недостаточно! Его более чем достаточно, чтобы быть фигурой (школа именно этим и занимается: делает из людей фигуры, большие и маленькие). Его вполне достаточно, чтобы быть игроком. Если речь идёт о хорошем гуманитарном образовании (получая которое, люди обязательно читают древних греков и римлян), то можно выйти и на уровень игроков высшей лиги, непосредственно примыкающий к хозяевам игры. Сами хозяева игры, конечно, получают особое образование, прежде всего, не школьное, а домашнее. Но качественный переход происходит именно на этом уровне. Чтобы быть хозяином дискурса, необходимо и достаточно уметь работать с богами. При этом - заметьте! - хозяину дискурса не обязательно быть хозяином игры и вообще человеком Власти так же точно, как человеку Власти совершенно не обязательно заниматься управлением. Это всё разные уровни метаигры, их не следует смешивать. Для того я и создаю этот дискурс, чтобы мой дорогой читатель не смешивал, а чётко различал в своём уме, что и куда относится. Это важно, ведь в противном случае ему придётся быть фигурой, ну а кто же нынче согласен быть фигурой, разве только очень крупной?

Византийский философ Плифон, который приехал в XV веке во Флоренцию, скорее всего, даже не был человеком Власти. Зато он был хозяином дискурса и любимцем богов. А во Флоренции он встретился с представителями Дома Медичи, тогдашних хозяев Флоренции и любимцев почтеннейшей публики. Плифон привёз им из Византии искусство работать с богами, каким-то чудом сохранившееся со времен древней Эллады и пережившее все "страшные гонения на язычество", которые должны были по идее стереть даже следы этого искусства. Между тем, Плифон, вовсе не скрывавший свои взгляды (а он не был христианином, а был откровенным язычником!) был у себя на родине вполне уважаемым человеком, и - смешно сказать! - был послан византийским императором во Флоренцию, чтобы защищать Православие на Соборе, который собирали по случаю заключения Ферраро-Флорентийской Унии. Ну, Православие он там защищать не стал, Уния была заключена. А вот кое-какими секретами он с флорентийцами поделился. И вот оттуда-то, из Флоренции, прослеживается линия преемственности, ведущая прямо в кафе "Прокоп" в Латинском квартале Парижа, где собирались Вольтер, Дидро, Руссо, д'Аламбер, Кондорсе (кстати, один из создателей теории игр). Людей, которые придумали тот мир - мир демократии, прав человека, свободного секса и тайной власти - в котором сегодня и обитает наиболее влиятельная и могущественная часть человечества.

Так что, мои просвещенные и образованные друзья! Я бы не советовал вам слишком уж высокомерно относиться к детским развлечениям, духовным игрушкам древних греков и римлян. Кто из современных мыслителей даст гарантию, что его тексты будут читать ну хоть лет через пятьсот? В статью Аристотеля "Категории" умные люди читают и сегодня, спустя 2300 лет после его кончины. Вы можете себе представить, какого качества, какого уровня должна быть научная статья, чтобы она не теряла своей актуальности спустя 23 века?

Ну хорошо, а как же быть нам, русским? Поезд ушёл, карты сданы, все партии разыграны, и мы оказались на обочине человечества. Неужели же нам прийти в отчаяние? Не думаю, что это не только разумно, но даже и возможно вообще. По этому поводу совершенно справедливо заметил Дмитрий Евгеньевич: мы ещё и не начинали!

Что сделали с русскими?

В землю закопали и надпись написали. Мол, вопрос решён. "Русских нет и не будет". Полагаю, это большая ошибка. Русские нация крайне прилипчивая, подражательная. Не случайно в полушутливой классификации шизонациональных типов русским отводится "эпилептоидная психопатия". Вроде бы и пинков надавали, и с лестницы спустили. Ничего подобного - в 4 часа ночи раздаётся бесконечный звонок в дверь: дз-з-з-з-з-з-з-з-з-ы-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-ь. Отрываете - он: небритая физиономия, подбитый глаз, рваное кашне набок, улыбка: "Здрасссстьте".

Кутузов после взятия Москвы сказал: "Мы воевать ещё и не начинали", а Александр I заявил, что будет воевать с французами, даже если его оттеснят до Камчатки. Понятие "конфликта" в случае эпилептоида бессмысленно. Он "вязкий" - привяжется, будет общаться. Общение неизбежно приведёт к мордобою. Но это для эпилептоида будет не конфликт ("разрыв"), а продолжение общения. БЕСКОНЕЧНОГО.


Вот и я, Ваш покорный слуга, представитель этого неприятного типа людей. Это про меня написано выше. Я стою и звоню: дз-з-з-ы-н-н-н-ь!! И что с того, что подбитый глаз, что нету хоть какой завалящей властной группировки. Меня это не смущает ничуть. Мне интересно, я не собираюсь останавливаться на достигнутом или хотя бы прекращать общение, куда там! мы ещё и не начинали!

Я тут несколько статей назад обещал раскрыть дорогому читателю страшную тайну Европы. (См. Капкан дискурса и универсальный ЛОМ дискурсов) Ну, собственно, вот я и начал выполнять своё обещание.

Европа - она ведь как устроена? Одно на витрине, другое в магазине. Да и в магазине всё не так просто.
Цитрую текст блистательного Богемика, само название которого просто кричит о том, что я сегодня поведал.

См. Дети богов:

Свой визит к князю Строцци Познер предварил рассказом об Орианe Фалаччи, поведавшей ему в частной беседе: "Не верь мне. У нас, у флорентийцев - двойное дно".

Кажется, он воспринял её слова серьёзно. Святая простота! Наши соотечественники постоянно налетают на этот старый трюк: обнаружив двойное дно европейского чемодана и обследовав его содержимое, они приходят к выводу, что сорвали с Европы маску и увидели её истинное лицо. Но товар, лежащий у европейцев под двойным дном - такой же обман, как и муляж, выставляемый ими напоказ. Настоящий евробагаж начинается только под третьим дном.

Например, на виду в чемоданах европейцев лежат толерантность и мультикультурализм. Под двойным дном обнаруживаются незыблeмая приверженность своeй нации и традиционным ценностям, с лёгкостью переходящие в ксенофобию и расизм. Но в глубине, под третьим дном, есть понимание, что все эти национальные и конфессиональные различия искусственны и случайны. И что каждая культура ценна. Отнюдь не какими-то великими достижениями (у многих культур нет достижений, заслуживающих упоминания) и даже не своей уникальностью (по большей части культуры создаются под копирку), а тем, что хоть с грехом пополам, но удерживает мир над пропастью. Человек, лишившийся культуры, пусть даже бездарной и насквозь вторичной, мгновенно опускается ниже животного.

Напоказ у европейцев выставлены демократия, равенство перед законом и неприкосновенность прав собственности. Под двойным дном мы обнаруживаем непоколебимые позиции консультантов из полутысячелетних династий, которых никогда не интересовали и никогда не будут интересовать никакие принципы, кроме собственного благополучия и безраздельной власти. Они отличаются от простых смертных, как шахматисты от пешек. Это люди, о которых Лабрюйeр когда-то написал:

"Дети богов - назовём их так - не подчиняются законам природы и являют собой как бы исключение из них: время и годы почти ничего не могут им дать. Их достоинства опережают их возраст. Они рождаются уже умудрёнными знаниями и достигают истинной зрелости раньше, чем большинство людей избывает младенческое неведение."

Но под тройным дном скрывается тот факт, что принадлежность к старой аристократии означает отнюдь не лучшие гены, более высокий интеллект или управленческий талант, а всего лишь доступ к информации и ресурсам. По сути, Лабрюйeр отметил и это. Пожалуй, сам он превосходил умом и талантом любого члена царствующeгo дома какой угодно европейской страны. Но именно поэтому он ясно понимал, в чём заключается их преимущество - они с детства знают вещи, на осознание которых у большинства из нас уходит вся жизнь.

На виду у европейцев так и не отменённая папская энциклика, объявляющая масонство синагогой Сатаны. Под вторым дном - фотографии папы, проводящего обряд в масонской ложе. Под третьим - осознание того, что перед лицом Бога все человеческие установления равно ничтожны и смехотворны.

И так во всём. Может ли быть что-то более интересное, чем третье дно Европы? Может. Её будущее.


Замечу в этом контексте, что над будущим Европы властен лишь Тот, Кто время от времени посылает в мир талебовских чёрных лебедей.

Как видите, всё уже было сказано до меня. Но что было до меня сказано изящнейшим Богемиком прикровенно и лишь намёком, я в своей деревенской простоте режу открытым текстом, так что хоть уши затыкай: дз-з-з-з-з-з-з-з-з-ы-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-н-ь!!

Я говорю открытым текстом то, что профаны знать вообще не должны. Профаны должны быть твёрдо уверены, что боги это лишь глупые предрассудки тёмных и невежественных людей.
Но во-первых: дурак останется дураком, что ему ни говори. Ему уже усё ясно, и потому никакую тайну ему выдать невозможно, да и ни к чему.
А во-вторых, у меня таки припасён для себя ещё один уровень понимания
, так что я ничем не рискую.

Сейчас я сижу перед экраном компьютера и думаю: идти дальше, или уже остановиться? Сказано многое, слишком даже многое за один-то раз. Но с другой стороны, я же мало того что русский, натура крайне прилипчивая, подражательная, я ещё и сумасшедший, так что мне можно: справка позволяет.

Поэтому сделаю ещё хотя бы пару шажков.

Рассуждая об уровнях абстракции в заметке
Снова Античная философия, я выдвинул тезис, что за ипостасью, сущностью, свойством и тропосом более нет никаких уровней, на тропосе всё кончается, потому что выше тропосов лишь другие тропосы. Их можно выстраивать в какие угодно иерархии, но все они остаются всего лишь тропосами.
Подобным образом сегодня, рассуждая об уровнях метаигры, я выдвинул тезис, что за фигурой, игроком, хозяином игры и хозяином дискурса никаких более высоких уровней на человеческом уровне быть не может. По сути, уровень хозяина дискурса это и так уже нечеловеческий уровень. Там обитают боги, а дети богов лишь находятся в контакте с богами, черпая оттуда откровения, которые и позволяют им быть источником новых дискурсов. Ну, а кто выше богов? только другие боги. Их можно выстраивать в какие угодно иерархии, но все они остаются богами.

Казалось бы, отсюда прямо вытекает, что мы русские в тупике. Поезд ушёл, и сколько ни звони в дверь, тебя будут лишь снова и снова спускать с лестницы. Так могут ли русские выбраться из гроба? На этот вопрос есть ответ, на который намекает ДЕГ в замечательном тексте Мир без щелей:

Могут! Изъян в конструкции есть.
Гроб заколочен, но лежит там живой человек. Он просто по русской привычке спит. И даже не понимает где и почему. Где в здравом уме и твёрдой памяти будут биться головой о крышку, он просто переспит, сэкономит кислород и, глядишь, ещё откушает блины на поминках гробовщика. Уж больно мощный зверь.
По крайней мере, это единственный шанс. Все остальное, все рациональные ходы давно просчитаны и заколочены на сто лет вперёд.


Добавлю, просчитаны не только рациональные ходы. "Рациональным" считается у нас мнение профана, согласно которому никакого "высшего разума" вообще не существует. Но гробовщиками просчитаны и "иррациональные" ходы, потому что хозяева дискурса давно уже работают против нас. Так где же выход?

Выше в этом тексте я предложил уважаемому читателю дискурс, пользуясь которым можно обозначить причину, суть безвыходности нашего положения:
Во-первых, все уровни метаигры уже схвачены, и сам Галковский всего лишь хозяин дискурса, со всеми вытекающими отсюда следствиями.
Во-вторых, более высокого уровня не существует, потому что уровень хозяев дискурса это уже уровень нечеловеческий. Стало быть, ещё выше карабкаться человеку уже бесполезно.

Так где же выход? Мне приходит в голову слово "астанавись!", мне хочется сделать на этом паузу, и предложить читателю самостоятельно найти разгадку этой загадки. Но я, набравшись решимости, доведу дело до конца. Конечно же, разгадка состоит в том, что нам нужен Человек - не какой попало человек, но особенный - человек, стоящий на уровень выше богов. Вот это и есть наш шанс. Во Гробе лежит живой человек, написал Галковский, и был не совсем прав. Не живой, но смертью Своею поправший смерть - вот верный дискурс. Человек, сказавший: людям это невозмжно, но не Богу, ибо всё возможно Богу.

И пусть не дерзнёт кто-нибудь подумать, будто мои слова не имеют отношения к реальности, к живой практике повседневной жизни. Если хозяева дискурса общаются с богами древней Античности (противник теории эволюции! читай: "общаются с внеземными цивилизациями, достигшими невообразимого для нас уровня развития") - и это совершенно реальная практика, то чем хуже мы? Скажу больше. Как человек Власти может не париться с управлением, а хозяин дискурса не быть человеком Власти, так и служитель Воскресшего вовсе не обязан париться, становясь хозяином дискурса. Это вообще-то не его уровень. Что касается меня, я особый случай: это моя работа. Пока. Временная работа, в вовсе не главное содержание моей жизни. Кому-то ведь надо делать грязную работу, возиться со всеми этими играми и метаиграми. Естественно, у нас там незаменимых людей нет. Не станет меня - тут же появится новый: небритая физиономия, подбитый глаз, рваное кашне набок, улыбка: "Здрасссстьте". Работа такая.

Ну, а конкретные подробности и детали того, как это делается, в одну заметку уж никак не засунешь. Потому что там мелочей нет. Всё должно быть без сучка и без задоринки. Потому что маленький смертный человечек, который бросает вызов бессмертным богам, собираясь работать на уровень выше их, это уже наполовину труп. Тут нужна осторожность, осмотрительность, мудрость, терпение.

Потому и мне "пора и честь знать". Всего сразу не скажешь, да и не нужно это. Всякий ищущий обретает, и стучащему отворят. Дело тут совсем не во мне. Я человек маленький.

Я хочу лишь ещё раз обрисовать уже обрисованную ситуацию, используя дискурс теории эволюции.
Суть дела проста. Высший разум, внеземные цивилизации, достигшие невообразимого для нас уровня развития, выступили в XIX веке на стороне побежденной Франции. Разбитые русскими революционные французы смогли выкарабкаться из ямы, потому что с ними и посреди них были хозяева дискурса, которым удалось в течение пары веков совершенно преобразить лик человечества таким образом, что Франция снова оказалась наверху. Пусть не на самом пока верху, но недалеко от того, и со временем она подымается всё выше и выше. Более консервативные англичане вначале пытались бороться с ними, навязывая Франции свою Власть, но были вынуждены смириться и подружиться с французами против Союза стран Восточной Европы - России, Австрии, Германии.

Англия была на тот момент мировым гегемоном, и в союзе с хозяевами дискурса они успешно уделали Восточную Европу практически заподлицо, как говорят строители. Восточной Европы, грубо говоря, больше нет. И особенно сильно пострадали от этого русские, у которых пока и перспектив-то никаких не прослеживается, как выкарабкаться из этого заколоченного гроба. Какова мораль?

А мораль такова, что высшие силы ("внеземной разум", ака "боги") проявили себя как сила, однозначно враждебная и губительная для России. И потому в сложившейся ситуации русским надлежит поискать возможности нанести Вселенной достаточно чувствительный, а лучше и вовсе сокрушительный ответный удар.

При такой постановке задачи сразу становится понятно, что всякого рода "борьба с Западом" и прочее это покушение на негодный объект. Это идеология, цель которой - заставить нас попусту растратить оставшиеся у нас силы, а сил у нас осталось уже не так много, как хотелось бы. Потому что настоящим объектом нашей агрессии должен быть вообще не какой бы то ни было человек, а вот эта самый "внеземной разум" (ака "боги" или "высшие силы"). И если флорентийцы научились у Плифона древнему античному искусству дружить с богами, нам надлежить научиться другому древнему античному искусству - искусству ведения войны против богов.

Подчеркиваю: это единственная реалистичная программа, как русским выбраться из гроба. Всё остальное либо пустая трата сил, либо деятельность, в конечном итоге направленная себе же во вред. Потому что французский мир - это мир без щелей.

У меня есть ещё соблазн продолжить этот текст, описав здесь конкретный механизм, каким именно образом Франция, разбитая нами в 1812 году, смогла одержать верх. Это очень и очень важная тема, и это совсем не другая история. Влияние Франции на русскую историю переоценить невозможно. Февральская революция 1917 года, положившая начало трагедии нашего народа, это их рук дело. Но об этом надо говорить не торопясь и подробно. С чувством, с толком, с расстановкой. А пока - сказанного довольно.

См. также заметку Хозяева дискурса и Господин реальности(1), в которой те же по сути идеи излагаются совершенно иным способом.


[Из обсуждения]Из обсуждения:

Непонятен вывод - почему русскiе должны начать войну против богов вместо того, чтобы поступить как все - стать "их" союзниками и проводниками "их" воли?
То, что русскiе потерпели поражение в прошлом, не означает, что боги были враждебны русскiм. Это означает, что русскiе были враждебны богам.


Вот ведь самые догадливые уже стали украинцами! и у них всё получается, вопреки законам не только логики, но и физики. Уноровили богам.

Да, или казаками, или ингерманландцами, или антарцами. Процесс идёт своим естественным путём. Никто не хочет быть аутсайдером в этой игре.

Мой ответ:

Верная логика!
Если прежде русские были неугодны богам, теперь они могут измениться и попытаться угодить им.
Но тут встанут два вопроса. Первый: останутся ли они в таком случае русскими?
Второй: простят ли боги их прошлые грехи против них? Это вообще-то ниоткуда не следует.
И наконец, третье: а так ли уж надёжны боги, как это кажется на первый взгляд?

Вот советские служили богам, приносили им много кровавых жертв. И что? Может быть, советские выбрали опять не тех богов? Хорошо, но как бы и тут снова не ошибиться.
Мы находимся между Пятницей и Воскресением.
Христос субботствует во Гробе, а люди показывают Ему, что у них внутри.

Развитие темы на конкретном примере: Логика глобального метаконфликта