January 21st, 2020

О чём неудобно просить Бога?

Тело растёт пищей,
а душа опытом.

Писатель это человек,
который говорит вслух то,
о чем другие лишь думают
или даже боятся подумать.
Всё, что здесь нужно,
это дерзновение СКАЗАТЬ.
(Ну, а дальше начинается разница
между писателями большими и маленькими.
Но она важна лишь для читателей.)

Тихое возмущение читателя:

> Вот вы я так понимаю не боитесь у Бога ничего спрашивать потому, что никогда не спрашиваете у Него в чём заключается Его воля относительно вас, да? Про непорочную Богородицу, про то как Христос обманул сатану и про прочие богословские вещи спрашиваете, потому что это не грозит вам тем что Бог откроет вам что вам срочно надо собираться и ехать осваивать целину. А про какие-то конкретные применения вам непосредственно(кроме того чем вам нравится заниматься или чем приходиться заниматься в силу каких-то обстоятельств) вы не спрашиваете. Я правильно понял? Вопрос Павла «Господи! что повелишь мне делать?», вы никогда Богу не адресуете?

Мой ответ:

Нет, Вы неправильно поняли.

Как раз с вопроса "Что мне делать" я начинал и постоянно его задаю. Собственно всё остальное - Богословие, теория Власти и прочее - это боковые ветки этой основной темы.

Похоже, что лукавый Вас уловил вот каким помыслом: "Бог от тебя потребует что-то невозможно тяжкое! потому держись подальше от Него!"

Так вот, могу Вам на это сказать следующее. Я знаком с этим помыслом, и мой опыт общения с Богом показывает, что помысел этот лжив. Бог никогда не требует от человека чего-либо, что превышает его силы. Даже трудные дела Он раскладывает на множество маленьких и вполне посильных шажков. Бог учитывает индивидуальную немощь каждого человека и каждому даёт по силе.

Если нужно авторитетное подтверждение, найдите проповедь Иоанна Крестьянкина "Будь верен в малом".

Ваш страх приблизиться к Богу, основанный на представлении, будто Бог сразу сядет Вам на шею и погонит по буеракам, замешан на самомнении и тайной гордыне, на фантазии, будто Вы есть нечто великое, и Вам по плечу великие подвиги, совершив которые Вы сразу же окажетесь на иконостасе (в лике святых мучеников-страстерпцев).

Мой опыт подсказывает противоположное: Бог не даёт мне подвига, даже когда я прошу Его об этом. Почему? Да потому, что Ему нет во мне никакой нужды. Что Он хочет, Он легко делает и без моей помощи. Поймите: реально послужить Богу делом - это великая честь, которой надо ещё заслужить. Для нас немощных великие подвиги противопоказаны. Нам надо начать с простого: с молитвы Иисусовой, спокойной и трезвой, без фантазий и мечтаний. Лёгкое, необременительное дело: сиди, калека, и проси милостыни. Сначала в этом хоть какой-то навык приобрести, а там, глядишь, потихоньку сгодишься и на что-то практически полезное. Потому что пока человек не привык к непрестанной молитве, он не годится для серьезной работы на Бога, ибо проклят всяк, иже делает дело Божье с небрежением. А забвение Бога это небрежение.

------

И беседа на ту же тему с дамой:

> А удобно ли Господа дёргать по всякой мелочёвке? Вот например я постоянно забываю, куда что кладу. И в ходе поисков если прошу - Господи, где эта штука? - то взгляд практически мгновенно падает на эту самую штуку.
Но я испытываю при том некоторую неловкость.


Ты думаешь, перед Богом твоя штука значит меньше, чем какая-нибудь галактика? Думать так это антропоморфизм.

> Мне просто неудобно по мелочам Его дёргать. Это чувство возникает само

Перед Богом не имеют значения наши понятия о том, что важно и что неважно, что маленькое и что больше. Всё существующее РАВНО существует по Его воле.
Есть у Него и Своя иерархия важностей. Но она не имеет отношения к нашим понятиям "больше" или "меньше". Например, Богородица в Его глазах важнее, чем вся остальная тварь, включая бесплотных ангелов.

> Ну я вроде бы теоретически это понимаю, но от чувства неловкости это не избавляет(

Я понимаю это чувство. Мне оно знакомо. Это следствие недостатка любви к Богу.

А не страха Божия?

Нет, наоборот. Это со страха, но без любви.
"И бесы веруют, и трепещут", и предпочитают от Бога держаться подальше.

Ну, я СНАЧАЛА по привычке прошу Его о мелочи - я же постоянно с Ним "разговариваю" - а ПОТОМ уже спохватываюсь : чего ты дура Его из-за расчёски дёргаешь?
Возможно это у меня ещё пунктик на тему того, что нельзя у Царя просить навоза.


Это у тебя помысел от лукавого. Вот это оно и есть: помысел от лукавого: "Ты что ж творишь, дура?! Опять к Царю обращаешься. И так от тебя житья нет, а ты ещё всякую расческу превращаешь в новый повод для молитвы. Заткнись. дура! Терпеть тебя больше не могу"

Кстати, да, может быть...

И вот только что (спустя неделю) пришла новая реплика:

После осознания ПРИЧИН, почему мне неудобно было по мелочам дёргать Господа, жизнь наладилась))
-------------

Весьма содержательный разговор с читателем. Он написал мне:

> Я занимаюсь магией, и какой бы радостной и чудесной она не была и не ощущалась для меня, всё равно, всё же, это деяние, осуждаемое Господом, Церковью и святыми отцами. Я глубоко убеждён в действенности и силе молитвы, каким образом Отец наш Небесный оказывает действенную помощь тому, кто обратился за ней. И не раз был тому свидетелем. Но всё же, с учётом моих занятий, любая молитва, кроме благодарственной, хвалебной и что-то вроде "наставь и укрепи", в моих устах превращается в нечто вроде заклинания. Я бы не хотел ээээ творить какую-то церковную магию. С моей точки зрения, теургия - оскорбительна по самой своей идее.

В ответ я уточнил:

-- Хочется узнать, что Вы называете в данном случае "теургией"?

Он ответил:

> Теургия - это практика, базирующаяся на идее возможности подчинения божественных сил своей воле...

После этого я сделал перерыв в разговоре на несколько дней, так как не решался дать ответ, не помолившись за этого человека предварительно. Потому что магия - дело серьёзное. Она выше человеческого ума, и словами тут не поможешь.
А затем я дал ответ. Цитирую:

Бога никто не может подчинить своей воле. Причина этого проста: Бог сотворил этот мир целиком, с его прошлым, настоящим и будущим. Он видит будущее так же как и прошлое. Поэтому ничто в мире не может не только подчинить, но даже как-либо повлиять на Него.

Какой же прок наших молитвах?
Дело в том, что любая молитва к Богу есть действие Самого Бога в молящемся человеке. Молясь, мы соединяемся в Богом. И тогда Бог нам открывает Свою волю - Свою неизменную волю, которая была у Него той же самой ещё до того, как мы начали молиться (и ещё до того, как Он сотворил мир!). Нам открывается, что Он изначально был намерен сделать именно то, что нам нужно (хотя как правило не совсем то, о чем мы просили, потому что наш ум ограничен).
Молитва это способ познать Бога, а не повлиять на Него.

Поэтому Вы можете молиться Богу, не смущаясь мыслью о теургии. В отношении к Вышнему теургия просто невозможна. Невозможно повлиять на Бога, зато можно повлиять на мир, опершись на Бога. Как говорил Архимед, "дайте мне точку опоры, и я переверну мир". На всякий случай поясню ещё раз: это не мы изменяем мир, а Сам Бог изменяет мир по Своей воле посредством нашей молитвы. Молиться о том, что Ему совсем неугодно, мы просто не можем. И если мы о чем-то молимся Ему, значит, и в этой в нашей молитве есть какая-то доля правды, какой-то намек на Истину, пусть самый отдаленный и смутный. Бог разберёт, что нам нужно на самом деле, и использует нашу молитву.

Конец цитаты.

Слава Богу! Эти слова попали в цель. Он написал мне:

> О, вот я понимаю - поговорить с разбирающимся в вопросе человеком! Просто вразумили меня, без шуток!
Прямо камень с души, честное слово. Мне вообще-то и не приходило в голову, что молитва не может быть Богу неугодна. А ведь это ясно, как день, если поставить такой вопрос и подумать! Спасибо большое!


Конец цитаты.

Аминь! Аминь! Аминь!

Благодарю Тебя, Царю мой и Боже мой, и прошу не оставить без Твоей помощи тех, кто ищет Твоей милости и желает понять Тебя!

-------------

Жалоба читателя:

> C недавнего времени я ощущаю сильное противодействие лукавого духа, который не прекращает внушать мне разные скверные и хульные помышления. Так что нормально молиться я уже не могу.

Ответ:

Скверные и хульные помыслы молитве не мешают. Просто надо сменить стратегию в молитве.

Бог слышит все твои мысли - независимо от того, молишься ты или нет. Скрывать от Него свои мысли бесполезно.
Поэтому надо исповедовать Богу свои помышления. Признаваться Ему в том, что ты о Нём думаешь. Не делать из этого секрета, потому что это глупо. Надо быть честным с Богом.
Прямо говорить Ему всё, что о Нём думаешь.
Уверяю тебя, у Него найдётся, что ответить тебе. И это будет разумный и мудрый ответ. Он ведь и вправду долготерпелив и многомилостив. Если Он выдержал, когда Его враги плевали Ему в лицо и оскорбляли Его даже до смерти - неужели же Он не потерпит твоей откровенности?! Ведь ты же любишь Его и ищешь примирения с Ним. Ты не враг Ему. Неужели, потерпев издевательства врагов, он не потерпит немощи друга?

До сих пор ты обращался к Богу официально, умывшись и красиво одевшись. Теперь пришло время быть искренним и показать Ему свою неприглядную наготу. (Которую Он и без того прекрасно знает.)

> Ещё я читал про то, что помыслы просто не надо принимать. Но у меня забыть про них и перенести внимание на Божественную Красоту не получается. Я, в общем-то, понимаю, что это от греховности, так как если бы я по-настоящему хотел забыть, то и забыл бы с Божьей Помощью.


Значит, нужно использовать иной приём. Свои помыслы надо исповедовать Господу. Честно в них признаваться.
Дьяволу это не понравится, и тогда он сам позаботится, чтобы ты о них позабыл.
Для него невыгодно создавать поводы для молитвы, так как молитва делает ситуацию непредсказуемой.
А когда ты исповедаешься Господу, ты превращаешь эти помыслы в молитву.

> Прости, но я всё же не понимаю. Зачем мне высказывать эти сквернейшие мысли, если они не мои?! Если я их произнесу, это будет богохульством. А где-то у Иоанна Златоуста я даже встречал такую фразу: "оскорбить Христа - мучительнее и ужаснее самой геенны".

Христа более всего оскорбляет недоверие к Нему. И как ты думаешь избавиться от этих помыслов без Его помощи?

------------------

Свидетельство сербской схиигуменьи.

Цитирую:

Я Вам скажу об одном разговоре со своим духовным отцом, который я вспоминаю все чаще. Я сказала:

-- Да, я чего-то там делаю, но давно уже безо всякой надежды.

Он ответил:

-- Знаешь... сохранить надежду это вообще самая тяжелая брань и самый трудный и подлинный подвиг из оставленных нашему времени... остальное нам уже почти недоступно.

Вот так. Сохранить, не потерять надежду. Давно было. Сейчас вспоминаю это постоянно.
Подлинное смирение - в этом. Не потерять надежду. А иначе будет вера без надежды, то есть то, о чем говорит апостол: "И бесы веруют, и трепещут"

------------------

Вопрос читателя о степени широты моих взглядов:

Возможно ли узковерие в эту эпоху взаимовлияний? Постоянный поиск врагов собственных убеждений -- достойный Путь?

Мой ответ:

Узковерие и возможно, и необходимо, когда речь идёт об Истине. Но оно не имеет отношения к поиску врагов. Поиск врагов вовсе не следствие приверженности Истине, а напротив, желание упростить задачу по принципу "враг врага есть друг": если я против тех, кто против Истины, то я уже вроде бы как и за Истину. Но это самообман, потому что Истина тонка и едва уловима, и Её не прельстишь столь грубой лестью.

> Истина тоталитарна?

Не совсем. Истина тотальна, но не тоталитарна. Дело в том, что человек имеет право на заблуждение. Я бы внес это право в Декларацию прав человека.