February 4th, 2020

зимний заяц

Прозрения поэтов (в порядке бреда)

Вопрос о том, кто именно влияет на поэта, когда он творит, всегда занимал меня. Но ещё интересней был вопрос о том, что любое произведение искусства – создаётся автором и читателем (зрителем) в равной пропорции. Кажется об этом много говорил Бродский. В общем, смысл в том, что произведение искусства, каким его воспринимает не-автор – всегда уникально и отличается от произведения, воспринимаемого другим не-автором.
Более того, в разные моменты времени это произведение будет разным для одного и того же человека.
Так сегодня, когда в голове внезапно завертелась песня Борис Борисыча Гребенщикова «Максим-лесник» я сразу же вспомнил несколько прочитанных последнее время постов, например, https://palaman.livejournal.com/445589.html, https://palaman.livejournal.com/444540.html,
https://palaman.livejournal.com/406184.html,
https://mrs-mcwinkie.livejournal.com/442600.html,
тут картинка/
И стало интересно, что же может значить сей текст (привожу отрывки) в свете прочитанного:
На святой горе Монмартр есть магический Семен,
Он меняет нам тузы на шестерки с дрянью.
Раньше сверху ехал Бог, снизу прыгал мелкий бес,
А теперь мы все равны, все мы анонимы.

Я опять хочу вина, меня поят молоком,
Ох я вырасту быком, пойду волком выти,
Сведи меня скорей с Максимом - лесником
Может он подскажет как в чисто поле выйти.

Почему-то сразу стало очевидно мне, что «магический Семён» - это Симеон-Волхв (как считается – родоначальник гностицизма и многой ереси)
Ну а Максим – Максим Исповедник.
Сразу заиграл текст совсем другим красками и ассоциациями. Тут и «парижское богословие», с гностицизмом, и собственно симония, и много-много всего, что застит нам Путь.
Конечно, я понимаю - далеко не факт, что Борис Борисыч, имел всё это в голове, когда писал (и вообще, это, скорее всего, моё личное прочтение данной песни). Но очень уж объёмно всё выглядит.
Сразу вспоминается одно эссе Иосифа Бродского - «Коллекционный экземпляр», где он, как бы походя, излагает такое понимание геополитики, до которого многие современники дойдут только теперь благодаря яду Галковского.
Вот и думаешь – кто же нашептывает поэтам, и самое главное – Кто помогает потом в этих зарослях «лопухов и лебеды» найти что-то важное.