June 20th, 2020

Чук и Гек: Денискин рассказ, или «советские американцы» подтверждают

Этот текст -- прямое продолжение прошлой заметки Чук и Гек: трагедия советских «американцев», в которой я опубликовал очень интересное толкование Владимира Генералова на известную повесть Аркадия Гайдара.
Кстати, тот текст я дополнил ответами Владимира на вопросы и возражения моих читателей.

А теперь он написал весьма любопытное дополнение, касающееся биографии другого советского писателя, Дениса Драгунского.

Цитирую:

Продолжаем разбираться с «Чуком и Геком» и подлинным смыслом этого рассказа Аркадия Гайдара. Начало положено здесь, продолжение – тут.

Тут выяснилось, что в статье русскоязычной Википедии, посвящённом рассказу, есть упоминание (внизу и мелким шрифтом, буквально как непристойное дополнительное условие в кредитном договоре) о том, что гипотезу с Чаком-Чарльзом и Хаком-Гекльберри ещё в 2010 году выдвинул Денис Драгунский. Сделал он это на новиопском сайте «Часкор». Более того, Драгунский сделал даже в чём-то более радикальное допущение. Он как бы полушутя предположил, что муж и отец-то – Серёгин (это просто из гайдаровского текста), а вот мама могла быть и американской иммигранткой. Может, и негритянкой, а мальчики – соответственно, мулатами.

«Мой корреспондент из Америки уверяет, что имена Чук (Chuk) и Гек (Huck) весьма распространены в США. Изначально это были сокращения от Чарльз и Гекльберри. Но они давно используются как официальные полные имена. Ну, как у нас в России иногда встречаются Ляля Петровна или Ася Марковна, вот прямо по паспорту.

Тем самым мой корреспондент предполагал, что Чук и Гек — это эмигранты из Америки. На фоне замечательного фильма «Цирк», который вышел на экраны за год до публикации гайдаровского «Чука и Гека», это кажется вполне вероятным.

А вдруг на самом деле это были весёлые мулаты, а их мама — своего рода Марион Диксон? Но не гимнастка, а коммунистка-политэмигрантка с двумя детьми от борца за права чернокожего населения, которого замучил в застенках ФБР подлый Гувер? Ну, тогда другое дело. Тогда ясно, что сталинская цензура прошлась по Гайдару своими ножницами и в результате светлый рассказ о любви и дружбе превратился в не совсем внятный текст. Но зато совершенно понятным становится поведение сторожа. То-то я удивлялся, что он не отпер жене и детям товарища Серёгина его уютную комнату, а побежал на лыжах узнавать у него лично, в чём дело. Теперь вопросов к сторожу нет: на дальнюю геологическую станцию приехала иностранка и два негритёнка — ясное дело, шпионы. Шутка, конечно. А там — кто его знает…»

Приведённая выше цитата Драгунского меня не удивила и, тем более, не расстроила, а наоборот – обрадовала. Было бы странным, если бы послание, закодированное в открытом массовом источнике, никто не раскодировал за 80 лет. Это же не карта сокровищ, передаваемая в сундучке из рук в руки. Нет, это был бы провал для Гайдара, в первую очередь как для профессионального литератора. Другое дело, что смысловых слоёв много: то, что поймёт узкая группа посвящённых, необязательно – а иногда нежелательно – знать широким массам профанов, которым не стоит копаться слишком глубоко. Например, в подлинном происхождении, предназначении проекта «СССР» и распределении его «долей».

Дело в самом Драгунском. Ведь он очередной «Тимофеевский-младший». Помните, несколько месяцев назад умер человек с таким именем, и в новиопских СМИ поднялся Бухенвальда колокольный звон, не сопоставимый с медиарезонансом от смерти действительно выдающегося писателя, публициста и философа Константина Крылова чуть позже, в мае? В некрологах на Тимофеевского открякались на тему его огромного вклада в журналистику, хотя и без особых примеров выдающихся текстов, что-то писали про незримое влияние одним своим присутствием, про создание современной кинокритики в РФ и так далее. Но в сухом остатке – «Тимофеевский-младший, сын Тимофеевского-старшего», который в свою очередь известен в основном как автор песни «Пусть бегут неуклюже…».

Так вот, Денис Драгунский – конечно, «филолог, политолог, писатель, журналист и драматург» согласно Википедии, лауреат премий и прочее. Разумеется, он в конце прошлого года защитил азербайджанско-еврейского плагиатора Гасана Гусейнова, смело обличавшего «клоачечный» русский язык. «Рюзге прымытывщина». Смело проявлял похожую гражданскую позицию и по другим вопросам, борол русский фашизм. Это русским неприятно, но не очень важно.

Важно, что версию про Чака и Хака предложил «Драгунский-младший». Сын детского советского писателя Виктора Драгунского, наиболее известного на просторах бывшего СССР как автор «Денискиных рассказов». Его главное публичное достижение – что он в детстве послужил прототипом главного героя для популярных папиных произведений. А потом и сам стал советско-россиянским политруком второго-третьего эшелона. То есть это, во-первых, советский мажор из номенклатуры, во-вторых, потомственный представитель литературных кругов, к которым принадлежал и Аркадий Гайдар. Хотя тот и погиб за 9 лет до рождения Дениса Драгунского.

А самое главное, в-третьих, что семья Драгунских…

АМЕРИКАНЦЫ. В самом прямом смысле.



Советский писатель «Виктор» «Юзефович» «Драгунский» родился в 1913 году в Нью-Йорке, в Бронксе. По официальной версии, отец – «Юда Фалькович Перцовский», мама – «Рита Лейбовна Драгунская», которые, как считается, незадолго до этого эмигрировали из Российской империи. С ранними раскатами первой мировой войны в июле 1914 года, во время Балканского кризиса, семья из нейтральных заокеанских США приезжает («возвращается») в Гомель, в воюющую Россию, поближе к линии фронта. Дорогой Абрам, наконец, я нашёл время и место поселиться в варварской антисемитской России.

Считается, что «отец» Юда Фалькович умер в 1918 году, но точная причина неизвестна: то ли от тифа, то ли убили. В любом случае будущий писатель по каким-то причинам фамилию папы не взял. У будущего совписа был один отчим, комиссар Ипполит Войцехович, тоже «погибший» в 1920 году, потом другой – Менахем-Мендл Хаимович Рубин, который потом ушёл из семьи и уехал – та-дам! – в США, прямо из сталинского СССР. Дядя по матери Исаак Львович Драгунский был в СССР сначала председателем Гомельского областного суда, потом, с началом коллективизации и активных репрессий, прокурором Ивановской промышленности области и Азовско-Черноморского края, пока в 1938 году не подмели.

Его сын, тот самый Денис, работал старшим научным сотрудником американского Института мира США (United States Institute of Peace, то есть мир – в смысле отсутствия войны). Институт был учреждён в 1984 году решением Конгресса США, которое подписал президент Рейган, существует до сих пор, совет директоров утверждается сенатом, Конгресс определяет бюджет (39 млн долларов в 2012 году). Председателем совета директоров в настоящее время является бывший помощник Буша-младшего по национальной безопасности, а одним из членов совета – Керри Кеннеди, дочка убитого кандидата в президенты США Роберта Кеннеди и племянница убитого же Джона Кеннеди. Одно из подразделений USIP – Рабочая группа по предотвращению геноцидов, которую возглавила бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, в своё время ставшая публичным лицом американских бомбардировок Югославии (кому же ещё предотвращать геноциды?). То есть место института в американской политике, его статус можно себе представить. И туда взяли журналиста и драматурга, сына детского совписа, родившегося, так уж совпало, в США.

Единственный ребёнок Дениса Драгунского, дочь Ирина училась в США, в Род-Айлендской школе дизайна – это престижное частное учебное заведение, созданное в 19 веке, журнал Forbes включил его в список ведущих американских колледжей. Кампус «школы дизайна» прилегает к кампусу не менее престижного Университета Брауна. Теперь Ирина работает в РФ. Ведёт блог на сайте американского государственного пропагандистского радио «Свобода».

То есть 70-летний Денис Драгунский, сославшийся на некоего американского «корреспондента» в своей версии по поводу «Чука и Гека», это и есть представитель проамериканской части элит СССР-РФ, существующей последнюю сотню лет и описанной в рассказе Аркадия Гайдара. Одна из семей операторов, управляющих американским пакетом акций СССР-РФ уже четыре поколения: дедушка и бабушка 70-летнего Драгунского, революционеры, представляли интересы США, папа-совпис, он сам, и дочка – тоже представительница. Вот бы про кого подумать плакальшикам по «белой Америке».

И эти люди – не только Драгунские, но и, уверен, их окружение – давным-давно поняли, что и про кого писал Гайдар. Так что сигнал дошёл. Вероятно, сразу, в 1939 году, после публикации «Чука и Гека». Пора бы ему дойти и до русских.