September 2nd, 2020

О христианстве -- поддельном и подлинном

Это великолепно.

(Кстати, к вопросу о глубине и степени влиянии Персии на Россию. Слов "изъян" происходит от персидского "зиян" (=вред). Русские переосмыслили его на свой лад, переставив первые две фонемы так, чтобы получилось слово, родственное слову "изъять".
Но влияние Персии на наш язык это полбеды. Беда -- это влияние Персии на нашу веру.)

Цитирую:

Человек вдруг оказывается на краю адской бездны, а за спиной у него стоит Бог, готовый вот-вот его туда столкнуть. И у такого Бога нужно искать защиты и спасения, в такого – вцепиться и умолять о прощении и милости.

И только попробуй не искать и не умолять. Одновременно тебе возвещаются две несовместимых вести: ты всецело заслуживаешь смерти и вечных мук, но смириться с этим и принять их нельзя. Нельзя смириться и сказать: раз я заслуживаю смерти, пусть я умру. Нет. Почему-то это оскорбляет Бога еще сильнее. Ты все время Его оскорбляешь, что бы ты ни делал!

Ты обязан хотеть спасения любой ценой, еще толком не поняв и не познав Того, Кто спасает. Ты даже толком не знаешь, что это спасение вообще обозначает – но уже должен вымаливать его, ползая на коленях и кляня себя последними словами, или, омертвев внутри, делать все как надо: лишь бы Он выполнил Свою часть договора, не отправил тебя в ад и отстал уже.

Даже честно отдаться в руки Божьи нельзя. Ты должен из них выворачиваться, вымаливая себе «помиловку», хотя по всем законам справедливости надо бы расплатиться. Даже ошметки достоинства перед Ним сохранить невозможно – нет, надо превратиться в слизь, ползать на коленях, глотать прах.

И заодно заранее готовиться к тому, что тебе, может, и повезет – а твоим родным нет. Ты, может, и спасешься – а те, кого ты здесь любишь – нет. И тебе, спасенному, возможно, придется радоваться их мукам в вечности – так, может, лучше никого и не любить особенно, на всякий случай?

И все это чтобы… чтобы что? Не попасть в ад?

В свое время меня поразил образ из какой-то проповеди: Бог держит нас, как тараканов, на ладони над огнем: и держать мерзко, и в огонь стряхнуть как-то все ж жалко. Брезгует, но спасает. Хотя Ему от такого «спасения» точно нет никакой радости. И нужно быть тараканом, а не человеком, чтоб счесть это спасением и его пожелать.

Бог, Который тобой гнушается – что может быть противнее Евангелию, я даже не представляю.

Но сталкивалась с таким подходом не раз, не два и не три.

Проповедь Евангелия слишком часто именно так и начинается – а также этим продолжается и, увы, ограничивается. Ты мерзкий, отъявленный грешник, но Он пришел тебя спасти от заслуженной кары. Ты спасен от ада ценой Его страшных мук и крови, и теперь в неоплатном долгу перед Ним – и каждого, кто не отдаст Ему этот долг, Он покарает. Ты в ужасном положении – и если немедленно не покаешься и не изменишь свою жизнь, то окажешься в еще более ужасном, потому что Он тебе этого не простит и отправит в геенну огненную.

Нет между вами ничего, кроме твоей вины и твоих грехов – и Его страшного, непреходящего гнева.

Нет возможности даже слюну сглотнуть, даже спросить «а что? почему? Как так? За что?» Любая попытка разобраться объявляется бунтом «греховной самости», который необходимо подавить. Любое желание подумать и самостоятельно вникнуть, может быть, не принимая все сразу, а разбираясь постепенно, учась понимать и доверять Тому, к Кому ты пришел – греховно и подлежит наказанию.

Нет – можно только радоваться тому, что, может быть, тебя избавили от вечных мук. А может, и нет. Поэтому будь бдителен: каждый чих, каждый вздох оценивай с точки зрения своей вечной участи. Вообще ни о чем другом думать не смей.

В результате то, что призвано утешать и обнадеживать, загоняет в клетку вины и невроза. А то, что могло бы (и должно бы!) связать нас со Христом самыми нежными и надежными узами любви, доверия и радости, превращается в веревки на запястьях. Христос отпускает на свободу пленных, Своими руками снимает цепи с измученных, с глубоким состраданием лечит израненных – а такая проповедь вешает обратно цепи и хлещет бичом до крови.

И что хуже всего – от Его имени.

Христианство превращается в свою противоположность; просто сатанинский перевертыш.

Вместо любви Божьей ты постоянно ощущаешь Его недовольство и неприязнь.

Бесконечно вгвозждаемое в голову чувство вины: ты виновен, но ради тебя, невзирая на всю мерзость твоих грехов, Он пошел на крест; ты виновен и распинаешь Его каждым своим новым грехом.

И вы с Ним связаны веревкой с шипами, колющей и раздирающей обоих.

Ты виновен и должен умолять, умолять, умолять Его помиловать и пощадить тебя, сменить гнев на милость, вытащить тебя из абсолютно заслуженной тобой адской муки.

Даже молитва «Господи, помилуй» вместо своего первоначального значения «пожалей, утешь, исцели» обретает совсем иной: «пощади, не добивай». Единственное, что можно просить у Бога – не нанести тебе смертельный удар, которого ты – по своим грехам – от Него заслуживаешь.

Это Бог, с Которым невозможно чувствовать себя в безопасности. Рядом с Ним нельзя успокоиться, выдохнуть и просто Ему порадоваться. Ему нельзя довериться, потому что довериться – значит, раскрыться, показать, что у тебя внутри… а внутри у тебя такое, на что Он точно разгневается и оскорбится. Все в тебе мерзко для Его взора, и о какой любви тут говорить – только шагни к Нему и напорешься на острый шип Его отвержения. Разбирайся самостоятельно, приползешь чистеньким – может, на тебя взглянут без особого отвращения.

Больно, плохо, внутри все кровит… но вместо любви – презрение, вместо принятия и помощи – осуждение, вместо утешения – бесконечное выискивание твоих вин. Вместо покоя и утешения, обещанного Христом тем, кто приходит к Нему (Мф.11:28-29) – постоянное растравливание раны.

И в результате ты остаешься один, без всякой помощи именно там, где ты особенно беззащитен и уязвим, зато с кнутом над головой и угрозой гибели. И пока не покаешься в прахе и пепле, пока не размажешь себя перед Ним полностью, ты не заслужишь спасение – которое в таком контексте даже звучит издевательски.

Тебя, вроде бы, спасли. Так декларируется. Но получить это спасение практически невозможно; оно есть – и совершенно недостижимо, оно только для избранных, к которым ты категорически не относишься. Есть каста святых – и погибающие грешники, и даже помыслить не смей, чтоб перейти от вторых к первым, одна надежда на это – страшная гордыня.

Встреча с Богом становится бесконечной пыткой. Вина, унижение, необходимость постоянно и безнадежно умолять – безнадежно, потому что никогда невозможно поставить точку и вздохнуть хоть с каким-то облегчением.

И при таких раскладах само спасение уже начинает выглядеть собственным антонимом. Бог измучивает и пугает человека, а человек в свою очередь измучивает Бога, распиная Его каждым новым грехом, и выхода из этого нет для обоих. Невозможно даже сказать: все, хватит, я выхожу из игры, убей меня или дай я сам умру – потому что это еще страшнее оскорбит Бога. Ты вообще не можешь сделать ничего, что Его не оскорбляет.

Это какая-то страшная черная воронка, куда падаешь, без малейшей надежды на… спасение.

Вечность, проведенная с таким Богом и в таких отношениях, право слово, не слишком отличается от ада.

Может быть, это и есть ад.


Конец цитаты.

Это великолепно.
Этот текст -- шедевр.
Особенно последнее предложение.
Да, это и есть ад! Человек, который тако верует -- уже в аду. Земная жизнь становится для него преддверием ада.
Потому что это великолепно изложенное вероисповедение -- манихейская пародия на православие.
"Тёмный двойник Церкви", в химически чистом виде.


Вот что написала мне знакомая игуменья в ответ на этот текст:

Это вроде даже не манихейство, позже попробую сформулировать... Текст - дааа. Нагляден. Мне подобное неоднократно пытались говорить в качестве видения христианства и богообщения, но эти взгляды, что касается головы, легко можно поправить. Нелегко поправить другое - внутреннюю тягу именно к этому типу веры, вот это очень тяжело лечится.
Ближе к католичеству пожалуй.
Думаю причина этого - именно юридическое видение христианства... Ну там - весы немезиды и прочее. Рим, в общем. Плюс да - отчасти богомильство. Могу и ошибаться, вчитаюсь еще...
...
Перечитала - да, основа - римская. Католики начали позже смягчать, но протестанты во многих течениях всю эту жесть удерживали еще очень долго (костров там было не мене, чем у католиков, даже и поболе... Пуритане там, кальвинисты и пр, а сейчас я не слежу)
Грех, рай, ад, мерзкие грешники, тараканы - приплыло оттуда с проникновением латинства в рус Православие

Любопытно, что я сегодня проснулась с вопросом как же объяснять людям разницу между истинным смирением и "деланием смирения" или по сути - игрой в смирение. А тут, по касательной - Ваше письмо)


Конец цитаты.

А теперь добавлю несколько слов от себя.

Как мне кажется, эти дикие представления о христианстве имеют причиной неправильное понимание Святых Отцов. Суть этой ошибки -- неспособность различить разные стадии духовной жизни.
Мы находимся на самой первой или даже на нулевой ступени постижения таинства Иисуса Христа. То есть, мы пытаемся уверовать в Него. Начатки веры у нас уже есть, но не вся вера. Мы хотя отчасти и верим, а немножко сомневаемся. А главное -- даже когда мы верим, а нашей вере есть погрешности, неверные мнения.

Мы младенцы в вере! МЫ ещё даже не разобрались, что к чему и почему. И поскольку мы младенцы, мы не готовы к боевым действиям против духов злобы поднебесных. Конечно, мы начинаем уже потихоньку противодействовать им -- ходим в храм, исповедуемся, причащаемся, пытаемся уже даже непрестанно читать Иисусову молитву -- но всё это младенческое.

Между тем, Отцы писали свои тексты для ВОИНОВ. А у воинов иная мера и иное понимание. Если младенцу дать в руки меч, он порежет себя, а то и других. Практически все наши батюшки в храмах -- такие же младенцы, как и мы сами. Слепые ведут слепых. И режут друг друга оружием, предназначенным на то, чтобы убивать духов тьмы.

Что делать? Как быть с этим?

Как ни банально прозвучит, правильнее всего начать со смирения. Что в данном случае означает: младенцы должны прежде всего понять, что они -- младенцы. Что им расти и расти до того, что говорят святые Отцы. И что изложенное выше учение это вовсе не учение Отцов, а дьявольская насмешка над христианством. Это то, как видят христианство порезавшиеся о духовный меч младенцы.

А вот когда мы поймём, что ещё и не начинали по-настоящему путь ко Христу, вот тогда у нас появится возможность начать его. Аккуратно и не спеша: дорога длиною тысячу миль начинается под ногами.

А далее я попрошу внимательного читателя потратить время на мой "юбилейный текст", написанный в Рождество-2020:

Страх и Любовь



Здесь я лишь добавлю то, что сказал тогда: что такое вера. О вере исчерпывающе сказал Сам Христос Бог (см. поэтому поводу заметку О вере с горчичное зерно) :

Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: перейди отсюда туда, и она перейдет, и ничего не будет невозможного для вас.

Коротко и ясно. Вот что такое настоящая вера. Когда человек ТАК верует, вот тогда-то у него и рожается настоящий страх Божий, о котором я говорил в заметке Страх и Любовь.

А где взять такую веру?

Есть определённая техника, используя которую можно её приобрести. Сейчас я кратко опишу её, не смущаясь тем, что уже много раз говорил об этом урывками. Не беда. Надо собрать всё в одном месте.

Начинают призывать имя Иисуса Христа: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня/нас". Делать это нужно как можно чаще, по возможности непрерывно. Проговаривать слова без спешки, без особых интонаций, спокойно. Грубо говоря, как формулу заклинания. Говорить можно шёпотом или даже вслух, если это никому не мешает. Если мешает -- про себя, но сначала обязательно шевелить губами или только языком, и вот почему.

Дело в том, что уже в самом начале этого упражнения, очень быстро обнаруживает себя некая сила, активно препятствующая пытающемуся молиться человеку. Она действует откуда-то из глубин бессознательного. Назовём её Сопротивлением. Удивительно, но даже люди, преуспевшие в иных психотехниках, умеющие медитировать и концентрировать внимание, вскоре обнаруживают своё бессилие перед этой силой. Лично, на опыте ощутить действие Сопротивления это уже очень важное открытие, способное изменить ум человека, заставить его пересмотреть основы своего мировоззрения. Сопротивление необыкновенно упорно и изобретательно, оно ведёт себя именно как разумная сила, изобретающая новые и новые ходы для того, чтобы заставить Вас замолчать.

Это происходит так. Сопротивление во-первых рассеивает ум, человек начинает думать о чем-то, отвлекается и перестаёт произносить слова молитвы. Что делать? Для начала -- снова и снова начинать молитву каждый раз, как про неё вспомнил. Надо попытаться выработать привычку произносить эти слова хотя бы чисто механически, пусть и без внимания. Как показывает опыт, это почти невыполнимая задача, потому что когда ум рассеян, Сопротивление обязательно находит способ заткнуть человеку рот, потому что молитва ненавистна для него в любом виде, даже когда с ней совершенно не сопряжено внимание. Молитва в этом случае действует как нательный крестик или икона.

Но на этом дело не кончится. Потому что верно и обратное: если человек всё же продолжает произносить слова молитвы, значит он уделяет ей хотя бы какое-то внимание. Тут либо -- либо. Либо ты прекратишь молиться, либо внимание твоего ума будет со временем нарастать. А по мере увеличения внимания, молитва начнёт обнаруживать своё действие.

В чём именно проявится это действие, заранее предсказать невозможно. Наверняка известно лишь то, что действие молитвы непредсказуемо, ведь в ней действует Источник перемен. Настойчиво призываемый в молитве Иисус Христос начёт мало-помалу изменять твою судьбу. Да, именно так. Дело не сводится к чисто психологическим эффектам. По мере нарастания внимания ума, ты все более отчетливо замечаешь, что твоя жизнь и жизнь вокруг тебя начинает изменяться, и это невозможно уже объяснить чистой психологией или самовнушением. Но это приводит к тому, что человек начинает относиться к словам молитвы со всё большим и большим почтением, а значит, и начинает уделять им всё больше и больше внимания. Вот здесь -- начало веры в Иисуса Христа.

Со временем ты начинаешь осознавать, что причиной рассеянности молитвы является именно неверие. Твой ум рассеивается потому, что не видит толку в этом действии. Оно кажется бесполезным, вот ему и не уделяется внимания. По этой же самой причине люди порой и вовсе
оставляют молитву или даже не пробуют её начать. Тут замкнутый круг: по причине неверия или маловерия человек не молится, а поскольку он не молится, то и остаётся в своём неверии или маловерии. И разрывается этот круг двумя способами.

Либо происходит какое-то событие, которое подталкивает человека к вере. Либо он начинает молиться без веры, и сам описанный выше опыт молитвы приводит его к вере. При этом второй вариант лучше, потому что в первом случае человек может так и не начать молитву, а вот во втором случае он без веры наверняка уже не останется. Практика призывания Имени и есть правильный Путь к вере, проторенный миллионами людей за эти две тысячи лет. Да, не сотнями миллионов, а всего лишь миллионами, потому что Сопротивление эффективно.

И вот когда у человека начинает наконец появляться вера -- пусть пока не горчичное зерно, а всего лишь намёк на веру, запах веры, ДУХ веры -- в это время становится очень важной, принципиально важной Церковь. Потому что Сопротивление не останавливается, не отступает перед верой, но продолжает борьбу иным способом. А именно, оно начинает всеивать в ум человека ошибочные, ложные представления о Боге. Кто-то иной старается влезть тебе в душу под видом Бога, выдавая себя за Бога. Человек обнаруживает, что он действительно находится в общении с кем-то невидимым. И вот тут есть реальная и очень грозная опасность оказаться обманутым.

Потому в это время надо начать всё теснее прилепляться к Церкви, постоянно приводя в Церковь того невидимого бога, который обнаруживает себя через молитву. Если это подделка, если это не тот Бог, которому служат в Православии, то она обязательно обнаружит себя. А именно, Сопротивление будет активно препятствовать общению с Церковью. Как именно -- предсказать тоже трудно, потому что оно весьма изобретательно.

Опыт показывает, что оно много умнее человека и уже конечно опытнее его в невидимой борьбе. В ход пойдут все мыслимые и немыслимые приёмы, самые удивительные и неожиданные подлости. И вот тут нужно его хитрости противопоставить простой и эффективный приём: в то время как Сопротивление пытается увести тебя из Церкви, ты продолжаешь там оставаться. И не просто оставаться в Церкви, но и молиться. Против такого сочетания врагу устоять очень трудно. Но оно на этом не остановится. На сем я заканчиваю своё слово, а тех, кто хотел бы послушать о дальнейшем случающемся на пути молитвы, я отсылаю к специальному пособию по этой теме.