January 19th, 2021

Царская охота

Мне хочется сказать несколько слов о смысле сегодняшнего праздника. Сегодня Христос явил Себя миру. Предыдущие тридцать лет на земле Он прожил, почти ничем не обнаруживая Своего Божества. А начиная с сегодняшнего дня Он выходит на проповедь, которая завершится Его крестными страданиями и смертью.

Начало земной жизни Спасителя не было мирным. Царь Ирод, опасавшийся конкуренции со стороны Новорожденного, вынудил Святое Семейство бежать во Египет. Но затем долгие годы Спаситель проводит на земле почти обычную жизнь обычного человека, тая Своё Божество. И только восприняв Крещение от руки Иоанна, Он слегка обнаруживает, чуть-чуть приоткрывает миру Своё безграничное всемогущество – чем провоцирует сопротивление со стороны тёмных духов, а затем и людей.

Вначале я хотел написать: «сегодня Спаситель, обнаруживая Себя, выходит на войну против сил тьмы», но стоило сформулировать эту мысль словами, сразу стало понятно, что о «войне» в данном случае говорить бессмысленно. Какая может быть война против всемогущего Бога? Это звучит смешно. Ведь война это игра без правил, и это означает, что противостоящие силы равны или почти равны. Так что в данном случае это слово совершенно неуместно.

Тогда может быть, Христос сегодня выходит на суд или казнь, чтобы покарать тёмных духов, поработивших человечество? Вот это уже чуть ближе к Истине. Но и это неточно, ведь мы знаем, чем окончился этот выход: позорной казнью и смертью Бросившего вызов.

Ну, так что же это? Как определить смысл сегодняшнего праздника? И когда я задал этот вопрос Тебе Самому, ответ сразу стал для меня очевидным. Сегодня Ты вышел на охоту. На необычную охоту, совершенно безумную по своим «правилам».

Охота отличается от войны заведомым неравенством сил. Охотник настолько превосходит свою жертву, что вынуждает её играть по своим правилам. Поэтому охота – не война, а кошки не «воюют» с мышами.

Вот рыбалка с удочкой. Рыбе предлагают жертву, рыба покупается на эту приманку и заглатывает её, вместе с нею заглатывая и крючок, за который её затем выуживают из воды. Это совершенно классическая охота, в которой охотник превосходит жертву по всем параметрам, если только ему не попадётся огромная рыбина, потенциально способная самого охотника сделать жертвой охоты («Старик и море» Хемингуэя).

И львы в Африке не воюют со слонами, а именно охотятся на них, потому что нападают лишь на слабых и одиноких, отставших от стада, притом нападают всегда стаей.

Даже когда русские мужчины по время оно ходили на медведя с рогатиной один на один, это была скорее охота, чем война. Потому что они, будучи заведомо слабее своей жертвы по всем физическим параметрам, заведомо превосходили её интеллектуально. Зная слабые стороны медвежьей природы, они умело играли на них, навязывая медведю свою игру, свои правила. И только в том случае, когда медведю удавалось сломать эти правила, охота превращалась в войну и порой стоила охотнику жизни.

Охота это игра по правилам, которые навязывает своей жертве охотник. Необычность охоты с рогатиной на медведя состоит в том, что сам охотник играет в глазах медведя роль жертвы. Он провоцирует атаку и убивает зверя за счёт его же собственной физической мощи, спровоцировавив жертву надеться на рогатину.

Примерно вот такую игру и затевает Христос сегодня, являя на реке Иордане знамение Своего Божества. Сам охотник изволил на этой охоте стать не только приманкой, но и крючком. Для того-то Бог и стал человеком, чтобы приманить дьявола уязвимостью человеческой природы, а затем обнаружить скрытый в ней металл Неуязвимого. Едва ли можно найти аналог столь необычной охоты ещё когда-либо и где-либо в истории.

Дьявол ничем не может повредить Богу. Никто на это не способен, потому что всё, что бы ни случилось, случается только по воле Промыслителя. Потому восставая против Его воли, дьявол был заведомо уверен, что само его восстание это часть Божественного замысла. А значит, если Бог захочет остаться справедливым (в чём дьявол был убеждён), ему в конечном итоге ничего не грозит. «Что бы я ни сделал, всё это Ты же Сам и придумал, ну так какие могут быть претензии?!»

Но вот чего не мог дьявол предвидеть – это того, что всемогущий Бог станет смертным человеком. Подавляющее большинство людей на земле и сегодня не могут в это поверить, и потому остаются во власти дьявола, обитая в его «реальности» -- то есть пользуясь его логикой, его способом интерпретации всего случающегося.

Да что там говорить! Большинство людей и вовсе не верят, что всемогущество возможно, покупаясь на детские парадоксы типа: «Может ли всемогущий Бог сотворить камень, который не сможет поднять?» А ответ прост: «Конечно, может. Просто не хочет.» Этим людям предстоит пройти долгий путь: сначала они дойдут до мысли о Вседержителе, и тогда увидят, что воплощение Всемогущего это вещь невозможная, немыслимая. И только после этого до них дойдёт суть дилеммы, перед которой оказался дьявол, на которого начал охоту Христос.

Дьявол не человек, он намного умнее, потому что имел дело с Богом и знает, что от Него можно и нужно ждать страшных, непредвиденных ходов. Потому сразу, как только Христос обнаружил Себя, приняв Крещение от Иоанна Крестителя на реке Иордан и строго постившись сорок дней и сорок ночей (без капли воды и еды!), Им сразу плотно занялись тёмные духи, пытаясь уяснить для себя, с Кем они имеют дело.

Но в этом начинании им суждено было потерпеть полную неудачу. Христос множество раз почти открывал всю истину о Себе, но всякий раз оставлял сомневающимся какую-то зацепку или оговорку, зацепившись за которую и сегодня можно сомневаться, да был ли Он и впрямь Самим Богом, или просто великим святым пророком? И сомневаются, и выдумывают ложные теории, потому что люди не умнее дьявола.

Кто сможет поверить, что всемогущий, ничем не ограниченный Бог не просто стал человеком, но ещё и стал жертвой Своей собственной охоты на дьявола, обманув таким образом отца лжи, создавшего саму концепцию, саму идею «обмана»?

Христос победил лукавого на его собственном поле, по его собственным правилам, сыграв до конца роль жертвы. До самого конца дьявол был уверен, что это он охотник, осторожный охотник, который не уверен, не слишком ли крупная ему попалась добыча? И вся страшная правда открылась ему лишь тогда, когда Бог Своею человеческой душою сошёл во ад, в самое царство дьявола – сходил как добыча, а вошёл как Царь. Когда стало понятно, что дьявол в своей космической глупости всё-таки умудрился навредить и стать врагом Тому, Кому по логике вещей невозможно навредить.