September 16th, 2021

  • stovan3

Полное саморазоблачение вакцинаторов. Что сказал Стэнли Плоткин, крестный отец вакцин

Полное саморазоблачение вакцинаторов. Что сказал Стэнли Плоткин, крестный отец вакцин, под присягой от Sancho 

Недавно в США происходил один из многих судебных процессов между разведенными родителями относительно дальнейшей судьбы детей. Одним из разногласий был вопрос вакцинации, которую мать делать отказывалась.

Вакцинная индустрия решила сделать этот процесс показательным и не только оплатила провакцинному горе-отцу адвокатов, но и отправила туда в качестве топ-эксперта одного из самых влиятельных в этой области персонажей, автора вакцины от краснухи вакцинолога Стэнли Плоткина.Этот ход оказался для них абсолютным пиар-провалом.Плоткин, что согласился свидетельствовать в качестве эксперта, 11/01/2018 был вынужден под присягой в рамках процедуры под названием "депозишн" ВОСЕМЬ часов подряд отвечать на вопросы юриста со стороны матери.

В ходе этого допроса Плоткин фактически подтвердил все обвинения и подозрения относительно вакцинации и вакцинаторов, которые индустрия и пресса имеют привычку отвергать с клеймом "теория заговора".

Допрашивать Плоткина приехал специалист с почетным дипломом UC Berkeley School of Law и опытом работы в Верховном Суде Израиля - Аарон Сири (Aaron Siri).

Почти сразу юрист заставил вакцинного эксперта признать имеющийся открытый конфликт интересов.

Collapse )
а это его блог, Аксанов Нияз
  • kukmor

Найдено новое средство против борщевика - но это никому не надо

В послевоенные годы в СССР из борщевика пытались сделать идеальный корм для скота: растение неприхотливое, выносливое, урожайное, а значит – дешевое. Спустя 30 лет эксперимент признали неудачным: сам борщевик оставлял ожоги, молоко от коров, наевшихся его, горчило и, что куда страшнее – вызывало мутации. То, что казалось преимуществом растения, обернулось гигантской проблемой. Сейчас борщевик отвоевывает себе все земли, которые не обрабатываются человеком.

Борьба с растением пока неравная: покос неэффективен из-за быстрого распространения и высокой всхожести семян, химикаты опасны для экосистемы. В Твери нашли третий путь – он кажется идеальным, но пока его мало кто использует.

Нашли его, как это часто бывает с гениальными изобретениями, почти случайно. Биохимик Ольга Красовская сейчас преподает в тверском филиале МГУ технологий и управления им. Разумовского и заведует лабораторией, которая испытывает и внедряет препараты московской компании «Живые бактерии». А в 2014 году ее с коллегой Вячеславом Степановым пригласили работать в ныне ликвидированное учебно-опытное хозяйство «Сахарово».

– Мы держали больше 200 голов свиней. Запах от них дикий, – рассказывает Ольга Красовская. – Встал вопрос, чтобы все это почистить. Мы стали использовать бакпрепараты в качестве подстилки – микроорганизмы разлагают отходы и убирают запах. И обратили внимание, что вокруг борщевик с человека ростом, а там, где была бактериальная затравка, его нет, и потом в течение трех лет борщевик там не рос. Но самое главное другое – там получается шикарный грунт, на котором растет все, кроме борщевика. Культурные растения – огурцы, кабачки… Мы его продавали как грунт универсального назначения, народ влет хватал.

– Как это работает?

– Бактерии выделяют лактатдегидрогеназу – фермент, который расщепляет глюкозу. Борщевик – растение просто уникальное. Там сахаров больше, чем в тростнике и сахарной свекле вместе взятых. Его даже пытались использовать в таких же целях, но оказалось дорого. Борщевик растет, если обращали внимание, в загрязненных местах – или дороги, или предприятия, или скотные дворы, которые азота выделяют немерено. Борщевик поглощает всю эту дрянь, работает как фильтр, оттого у него такие лопухи. И одресневевшее корневище. И все это у него сладкое. Вот почему наши бактерии не жрут ни томаты, ни кабачки, ни огурцы – там жрать нечего. И когда голодная бактерия с остервенением набрасывается на это самое корневище, то сжирает его «в ноль». Надо только убирать листья перед обработкой, а еще лучше – проводить ее ранней весной, можно даже по снегу. Чем опасен борщевик – его семена одновременно не всходят, у них всхожесть в течение трех лет, причем в первый год она минимальна. И растения уже идут не от того корневища, где эта трубка стоит, а от боковых побегов. А бактерии съедают их все, поэтому одной обработки хватает на три года.

Вячеслав Степанов: Мы проводили множество экспериментов, и на базе нашей сельхозакадемии, и, что называется, в чистом поле:
Collapse )