?
Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

Свободная воля и модальная логика в Православии

Начну с длинной цитаты. Рассмотрим один случай из жизни великого старца:

У Валентины Павловны болели глаза, ничего особенного — возрастная катаракта. Как-то она попросила меня испросить благословение у отца Иоанна на небольшую операцию в знаменитом Институте Федорова. Ответ отца Иоанна, признаться, удивил меня: «Нет, нет, ни в коем случае. Только не сейчас, пусть пройдет время», — убежденно сказал он. Вернувшись в Москву, я передал эти слова Валентине Павловне.
   Она очень расстроилась. В Федоровском институте все уже было договорено. Валентина Павловна написала отцу Иоанну подробное письмо, снова прося благословения на операцию и поясняя, что дело это пустяшное, не стоящее и внимания.
   Отец Иоанн, конечно же, не хуже ее знал, насколько безопасна операция по поводу катаракты. Но, прочитав привезенное мною послание, он очень встревожился. Мы долго сидели с батюшкой, и он взволнованно убеждал меня во что бы то ни стало уговорить Валентину Павловну сейчас отказаться от операции. Он снова написал ей пространную депешу, в которой умолял и своей властью духовника благословлял отложить операцию на некоторый срок.
   В то время мои обстоятельства сложились так, что выпало две свободных недели. Больше десяти лет у меня не было отпуска, и поэтому отец Иоанн благословил съездить подлечиться на две недели в Крым, в санаторий. И непременно взять с собой Валентину Павловну. Об этом же он написал ей в своем письме, прибавив, что операцию она должна сделать потом, через месяц после отпуска.
   — Если она сейчас сделает операцию, она умрет… — грустно сказал батюшка, когда мы прощались.
   Но в Москве я понял, что нашла коса на камень.
   Валентина Павловна, наверное впервые в жизни, взбунтовалась против воли своего духовника. Последний раз она была в отпуске в далекой юности и теперь, кипятясь, сердито повторяла:
   — Ну вот, что это еще батюшка надумал? Отпуск!.. А на кого я базу оставлю?
   Она была всерьез возмущена, что из-за какой-то «ерундовой глазной операции» отец Иоанн «заводит сыр-бор». Но тут уж я решительно не стал ничего слушать и заявил, что начинаю хлопотать о путевках в санаторий, а в ближайшее время мы едем в Крым. В конце концов Валентина Павловна казалось смирилась.
   Прошло несколько дней. Я получил от Святейшего благословение на отпуск, заказал две путевки (поздней осенью их несложно было найти) и позвонил на базу, сообщить Валентине Павловне дату нашего выезда.
   — Валентина Павловна в больнице. Ей сегодня делают операцию, — известил меня ее помощник.
   — Как?! — закричал я. — Ведь отец Иоанн запретил!..
   Выяснилось, что пару дней назад на базу заглянула какая-то монахиня. В она была врачом и, узнав об истории с катарактой, тоже не могла согласиться с решением отца Иоанна. Полностью поддержав Валентину Павловну, она взялась испросить благословения на операцию у одного из духовников Троице-Сергиевой лавры и в этот же день такое благословение получила. Валентина Павловна, удовлетворенная, поехала в Федоровский институт, рассчитывая после быстрой и несложной операции через два-три дня отправиться со мною в Крым. Но во время операции с ней случился тяжелейший инсульт и полный паралич.
   Узнав об этом, я бросился звонить в Печоры эконому монастыря отцу Филарету, келейнику батюшки. В исключительных случаях отец Иоанн приходил к отцу Филарету и пользовался его телефоном.
   — Как же вы так можете? Почему же вы меня не слушаете? — чуть не плакал батюшка, услышав мой сбивчивый и печальный рассказ. — Ведь если я на чем-то настаиваю, значит знаю, что делаю!
   Что мог я ему ответить? Спросил только, как мы можем помочь — Валентина Павловна до сих пор оставалась без сознания. Отец Иоанн велел взять из храма в келью запасные Святые Дары, чтобы, как только Валентина Павловна придет в себя, будь то днем или ночью, я без промедленья отправился исповедовать и причастить ее.
   По молитвам отца Иоанна, на следующий день Валентина Павловна пришла в сознание. Родственники немедленно сообщили мне об этом, и через полчаса я был в больнице.
   Валентину Павловну вывезли в вестибюль реанимации на огромной металлической каталке. Она лежала под белой простыней — крохотная и беспомощная. Увидев меня, она закрыла глаза и заплакала. Говорить она не могла. Но и без всяких слов была понятна ее исповедь. Я прочел над ней разрешительную молитву и причастил. Мы простились.
   На следующий день ее еще раз причастил отец Владимир Чувикин. В тот же вечер она умерла. Хоронили мы Валентину Павловну со светлым и мирным чувством. Ведь, по древнему церковному преданию, душа человека, который сподобился причаститься в день смерти, сразу восходит к престолу Господню.


У нецерковного читателя эта грустная повесть вызывает множество вопросов. И главный из них: Кто же в этой истории знал волю Божью? "Отец" Иоанн? Духовник из Троице-Сергиевой лавры? Валентина Павловна? Рассказчик?

Ответить на этот вопрос кратко мне мешает омонимия слова "воля".

1) Все всегда совершается по воле Бога.
2) Но человек может действовать по воле Бога, а может противиться этой воле. В последнем случае всё совершится тоже по воле Бога, но человек пострадает. Таким образом, во втором смысле воля Бога - это то, что человеку надлежит делать для того, чтобы избежать наказания. Назовем это благоволением Бога.

В этой истории рассказчик уже знает волю Бога в обоих смыслах. То есть, он знает, как должна была действовать Валентина Павловна для того чтобы не пострадать. Но он знает также что она воспротивилась Божию благоволению - и пострадала.
Когда события уже пришли к своему завершению, воля Бога раскрыта и ни для кого не является загадкой. Знать же волю Бога наперёд, заранее - это особый пророческий дар, который и именуется у русских "благодать старчества".

Отец Иоанн с самого начала знал, каково Божие благоволение и какая участь ожидает Валентину Павловну, если она поступит по-своему. Но он не знал, какова воля Божия о ней, попустит ли Бог её своеволие или всё-таки удержит её на правильном пути. Он молился Богу о втором и стремился (насколько это от него самого зависело) предотвратить первое.

Духовник воли Божией не знал ни в том, ни в другом смысле, как и сама Валентина Павловна.

Бог предвидит, что слова старца останутся неисполненными. Но Ему угодно, чтобы перед отшествием Валентины из этого мира она получила от старца молитвенную поддержку.
И потому Он не открывает старцу будущее напрямую, а лишь гадательно: если она послушается, то останется жива. Бог дает старцу возможность изменить ход событий - но лишь при условии, что Валентина окажет старцу необходимое послушание.
Я догадываюсь, что Валентина Павловна, будучи (как это видно из других связанных с нею эпизодов) человеком властным и облеченным немаленькой властью, уже доставляла старцу много хлопот своим своеволием. Он много за неё молился и многократно вытягивал её из трудных жизненных ситуаций. Так и в этом случае - если бы Бог желал, чтобы Валентина и на сей раз осталась жива-здорова, Он просто сообщил бы старцу о нависшей смертельной опасности, старец бы снова стал на молитву - и всё окончилось бы благополучно.
Но Богу по какой-то причине угодно, чтобы она (если не послушает старца) на этот раз умерла. Может быть, например, не сделай она операцию, то через год отпала бы в определенных обстоятельствах от Христа (упаси Господи) и умерла нераскаянной? Или за этим стоят какие-то другие тайны Божественного промысла.
Потому Он ставит исход дела в зависимость от решения самой Валентины. Поэтому Он не открывает ей Своей воли напрямую, а действует через старца. Просто потому, что непослушание старцу - это не столь тяжкий грех, как непослушание Богу. (Ведь старец всего лишь человек и может ошибиться...) Но, как я уже сказал, если бы она послушалась старца в этой очень непростой и соблазнительной ситуации, она была бы вознаграждена не только дополнительными годами жизни, но и особыми благодатными силами, которые помогли бы ей пережить все грядущие искушения и не отпасть.

Бог знает всё наперёд. Не гадательно, а с абсолютной точностью.
У нас есть свободная воля, мы можем поступить так или сяк, как захотим. Но это касается только будущего. Наши прошлые поступки уже совершены нами и изменить их мы не можем.
Бог же - НАД временем. Наше будущее и наше прошлое равно открыты перед Ним.
У нас есть свободная воля, мы можем поступить так или сяк, как захотим.

Поставим вопрос просто, по-детски: А зачем это Богу?

Чтобы мы могли, если захотим, стать подобными Ему. Он свободен - значит, и мы должны обладать свободой. Иначе между Ним и нами была бы непроходимая дистанция. А сейчас она проходима, хотя и велика.

И вот здесь у мыслящих людей возникает непонятка:

Чисто логически, это же взаимоисключающие параграфы. Если Бог знает всё наперёд с абсолютной точностью, то свободной волей не может обладать вообще никто - в т.ч. ни мы, ни даже Он сам! Какая, вообще может быть у кого бы то ни было свободная воля, когда всё будущее строго в единственном варианте, условно говоря, записано где-то заранее. Для возможности проявления кем/чем бы то ни было свободной воли нужно оставлять в будущем какие-то хотя бы развилки.

Первый ход мысли, ищущий разрешения этого парадокса, таков:

Вероятно, варианты, развилки все-таки есть. И не «какие-то хотя бы», а все.
И Бог, раз Он Всезнающий, знает их все. Всю бесконечность. Потому свобода воли и возможна: какой бы вариант человек не выбрал, он есть в известных.
(wiki/ru) Мультивселенная
(wiki/ru) Многомировая интерпретация


Так думают, по моим наблюдениям, многие. Но я должен огорчить сторонников этого мнения: оно всё-таки ошибочно.

Да, Бог знает всё. И да, развилки возможны.
Но!
Зная все варианты сюжета нашей жизни, сверх того Бог знает также и какой именно вариант будет реализован в действительности. Он знает действительно ВСЁ.

Но каким же образом в Православии совмещается это безапелляционное всеведение Всевышнего с наличием у нас свободы?

Чтобы понять это, рассмотрим сначала наш собственный опыт. Опыт, имеющийся у каждого.

Вот смотрите.

Мы уже не можем изменить своё прошлое, однако в прошлом мы обладали свободной волей.
Значит, это логически совместимо: можно точно знать всё относительно прошлого - и в этом иметь свободу воли. В прошлом иметь.

Этот пример доказывает логическую совместимость знания со свободой. Мы знаем наш уже совершенный выбор, но это не значит, будто мы не могли сделать иной выбор.

Можно представить себе так, что для Бога ВСЁ есть прошлое (а равно всё есть настоящее), потому Он и  знает всё наперёд, хотя у нас и есть свободная воля.
Он как бы смотрит на нас из будущего, в котором уже всё совершилось и определилось, все выборы нами уже сделаны.

В самом деле, чем будущее в этом смысле отличается от прошлого?
Прошлый наш выборы мы признаем свободным, хотя уже знаем, что именно мы выбрали, так почему же для будущего это кажется невозможным?

Чем в этом смысле будущее отличается от прошлого? И может ли между прошлым и будущим быть какое-то принципиальное различие?
Если да, то выйдет, что свобода неразрывно связана со временем и вне времени ни может быть свободы. Если определять свободу через "ветвящиеся варианты", то Бог чисто логически не может иметь свободы, просто по определению, если Он вне времени.

А на мой взгляд, правильное определение свободы должно опираться не на представление о текучем времени, а на модальную логику.
И вне модальной логики корректное определение свободы просто невозможно.

 С точки же зрения модальной логики, свобода проявляется не в том, что я фактически сделал, а в том, что я мог этого не делать. Свобода заключена не в реализованной реальности, а в наличии нереализованных возможностей.
В моем понимании, свобода проявляется в именно НЕвыборе того, что могло быть выбрано. При таком определении реальное ветвление Вселенной (как процесс, постепенно разворачивающийся во времени) совершенно необязательно. Важна лишь сама возможность другого варианта.

В отношении Бога только такое определение свободы и имеет смысл, так как если Бог вне времени, то там в принципе не может быть никакого процесса "ветвления" или вообще какого бы то ни было процесса.

Само по себе наличие каких-то точек бифуркации, в которых согласно законам физики события могли бы пойти развиваться в каком-то одном из нескольких направлений, и по моим понятиям свободой воли ещё не является.

Свобода воли - это возможность выбора. Возможность поступить не так, как ты поступил. К физике это понятие вообще не относится, так как в физике рассматривается неразумная природа, которая ничего не выбирает. Движение туда или сюда в точке бифуркации в физике определяется случайностью, а вовсе не свободой.

Впрочем, если глядеть глубже, можно интерпретировать эту "случайность" как одно из проявлений свободы Бога Промыслителя.
Именно к такой интерпретации нас подталкивает квантовая физика, которая настаивает на наличии скрытых, виртуальных возможностей каждый раз, когда дело идет о поведении квантовой системы.

Возьмем классический пример интерференции электрона на кристаллической решетке. Каждый отдельно взятый электрон может пройти и по такой, и по сякой траектории. Кто выбирает, каким путем он пойдет на сей раз, а каждом конкретном случае? Только Бог, больше некому. Не самому же электрону приписывать свободу выбора!
А когда через кристалл идет целый поток электронов (как в электронном микроскопе), некоторые из них "выбирают" пойти таким путем, другие - иным. В результате и возникает картинка, которую видит человек, пользующийся микроскопом. Потому кажущаяся "свобода" электрона - это не просто фантазия физиков, а реально наблюдаемый феномен.

Так же и с нами. Всякий раз, оказавшись перед выбором, мы выбираем что-то одно. Невыбранная возможность остается "виртуальной", она не реализуется и НИКОГДА больше не реализуется, если говорить о данной конкретной ситуации. Откуда же мы заключаем о наличии у человека этой виртуальной возможности? А просто потому, что в другой раз, оказавшись в подобной ситуации, человек делает иной выбор. Иногда так, а иногда сяк. Иногда добро, а иногда зло.

Если бы человек постоянно делал один и тот же выбор, нам могло бы показаться, что у него нет свободы. Но это не потому, что свободы действительно нет, а потому, что она остается в таком случае виртуальной. Несделанный выбор остается несделанным. Мы просто знаем, что альтернатива у человека остается. Хороший человек, который всегда выбирает добро, не лишен свободы, просто распоряжается своей свободой всякий раз правильно, не согрешает. В этом случае о наличии свободы у данного человека мы заключаем, наблюдая других людей, которые реализуют ту возможность, которую данный человек не реализует - а мог бы реализовать, если бы захотел.

Что же касается Бога - Бог един. Более того, само действие Его в каком-то смысле однократно. Бог вне времени и Он не повторяет Свой выбор вновь и вновь, не ставит "эксперименты". Он действует раз и навсегда, совершенным образом. И о наличии у Него свободы мы заключаем лишь потому, что мы-то живем во времени, а не времени, и мы наблюдаем Его действие как разворачивающееся во времени. Вот сейчас электрон полетел сюда, а в прошлый раз туда. Тот и другой вариант движения возможен, но Кто-то каждый раз выбирает, куда надлежит электрону полететь на сей раз. На самом деле этот Кто-то всё выбрал один раз и навсегда, но для каждого из нас этот выбор совершается здесь-и-сейчас, на наших глазах. Минует ли опасность или нас "накроет"? Это в руках Промысла. И только безумный будет настаивать на том, что у Бога нет свободы.

Но нужно осознавать, что из-за единократности Божественного действия о Его свободе можно говорить только в смысле наличия возможности множества виртуальных нереализованных вариантов. Бог выбрал один из них - тот, в котором мы и живем. А мог выбрать и любой другой, по Своей воле.

Вот такова модальная логика. Она вполне последовательна, логична. Просто нигде в науке - кроме только квантовой физики и теории вероятностей - она не используется. И потому людям, плохо знакомым с данными областями науки, она может казаться ненаучной. Но на самом деле она вполне научна. Именно так и устроен мир.

Потому не относитесь презрительно к словечку "бы". Без него мы просто не смогли бы описывать реальность такой, какая она есть. Потому что в определение реальности входят не только реализовавшиеся варианты истории, но и нереализованные, которые могли бы реализоваться. Наличие этих виртуальных вариантов с точки зрения физики совершенно реально влияет на измеримые величины, например, на статистику. Для современной квантовой физики "бы" - это важный аспект бытия мира. Даже неживой природы! не говоря уже о разумной и свободной человеческой природе. Итак, не относитесь презрительно к альтернативной истории! Хотя она рассуждает о нереальном, но без неё невозможно постичь ту реальную историю, внутри которой мы обитаем - однократную и необратимую. Но небезальтернативную!

Возвращаясь к исходному примеру, повторю основную мысль. Валентина Павловна могла послушаться старца, и за это она была бы вознаграждена многими годами жизни. Бог устроил бы всё самым наилучшим образом. Это и было открыто старцу. Бог знал наперед, но не открыл ему, что Валентина Павловна всё равно не послушается и умрёт. Для чего Он дает нам реальные шансы, заранее зная, что мы ими не воспользуемся? Увы, чтобы справедливо судить нас в Конце. Именно потому, что эти шансы реальны, и мы могли бы воспользоваться ими. У счастью, гораздо чаще Бог поступает иначе и не дает шансов тем, кто ими все равно не воспользуется. Ни к чему обременять нашу и без того больную совесть. Именно в этом причина того, что мире сравнительно мало чудес, и старцев, и пророчеств.

> Если для Бога существует только одна История, то она является богоизбранной, совершенной и все такое, и все, что в ней случилось, случается единственно наилучшим образом. Так что все именно ДОЛЖНО было произойти!


Для Бога существуют континуумы возможных историй. И ту единственную Историю, которая реализуется, Он поставил в зависимость от свободной воли героев этой Истории. Таким образом, другие варианты МОГЛИ БЫ реализоваться, если БЫ герои поступили по-другому. (Это "бы" и есть модальная логика.) Но герои поступили именно так, как они поступили. Они не ДОЛЖНЫ были так поступить, а просто поступили.
Теперь вопрос, является ли эта единственная История наиболее оптимальной? Думаю, да! А что было бы, если бы люди поступили иначе? если бы Адам не согрешил, например? Была бы такая альтернативная история ЛУЧШЕ реальной истории? При ответе на этот вопрос надо прежде всего задаться вопросом: ДЛЯ КОГО лучше? Ведь могут быть разные оценки, разные системы отсчета. Для Адама и для нас - да, это было бы лучше. А для Бога? Как я полагаю, Бог не ставит Свою волю в зависимость от нашей свободы, иначе бы Он не был бесстрастным. Итак, на мой взгляд, для Него это была бы просто ДРУГАЯ история, не лучше и не хуже. Я думаю, что единственная реальная История не является в полном смысле Богоизбранной, ведь она избираема не только Богом. А значит, она не является и совершенной в абсолютном смысле, ведь совершенен в полном смысле только Бог. Мир не есть Бог. Мир оптимален настолько, насколько вообще может быть оптимален тварный мир. Но не настолько, насколько совершенен Нетварный Бог. Таким образом, в тварности (а значит, несовершенстве) мира заключается логическая возможность свободы. А в свободе - возможность обожения, приобщения Божественному совершенству, ОБОЖЕНИЕ - что и является смыслом творения.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments