Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

Избиение младенцев: холопы vs вассалов

В комментарии к прошлой моей заметке (Неустойчивость В-сети: клики и циклы) нарисовался некий убогий с Украины, непримиримый борец с русским "Мордором":

Замечательный журнал! История, математика, графы, социология - и все для того чтобы оправдать и восславить холопство. Русскость во всей красе.

Естественно, я не стал делать попытки спорить с таким собеседником на его уровне. Но, задумавшись о сути процитированного замечания, пришёл к мысли написать пару слов в пояснение для русского читателя и вообще - для людей, принадлежащих к европейской культуре.
Осознать разницу между вассалом и холопом - слишком сложная задача для упертого украинского мислителя, но для нормального европейца это совсем нетрудно. Все мы интуитивно ощущаем эту разницу, и моя задача как писателя весьма проста: выразить её при помощи слов, сделать доступным для вербального анализа.

Холоп - это человек, которому приходится повиноваться Власти невольно, просто из-за страха перед Властью.
Вассал - это человек, который сам является частью Власти, благодаря которому Власть и становится Властью. Ведь власть, как теперь выяснилось для науки, есть ни что иное как социальная В-сеть, монолитный "кулак" из людей Власти, связанных между собой вассальными узами.

Если воспользоваться обозначениями из моей заметки Теория Власти на пальцах, вассалом будет В, а холопом придется быть С.

Если повернуть вопрос в этническую плоскость - в которой все вопросы звучат максимально примитивно, так что оказываются вполне доступными даже для средних умов - то А окажется "немцем" (Гольштейн-Готторп-Романовым), В - русским, а С - украинцем. Почему роль А в человеческой истории взяли на себя именно германцы, я и сам не знаю, это просто эмпирический факт (см. Германцы - государствостроители мира).

Приступ сдержанной ярости у моего комментатора вызвала обширная цитата из Константина Леонтьева. Не откажу себе в удовольствии привести эти замечательные слова ещё раз:



Здесь нет мне больше места, но где-нибудь, в другой раз я опишу подробно любопытные разговоры, которые я очень недавно имел об России с одним пашою... он, прочтя Гоголя во французском переводе, хотя и смеялся много, но потом важно стал развивать ту мысль, что у всех этих комических героев Гоголя одно хорошо и очень важно. Это их почтение к высшим по чину и званию, к начальству и т. п. "Ваше государство очень сильно, -- прибавил он. -- Если Чичиков таков, что же должны быть умные и хорошие люди?" "Хорошие люди, паша мой, -- отвечал я, -- нередко бывают хуже худых. Это иногда случается. Личная честность, вполне свободная, самоопределяющаяся нравственность могут лично же и нравиться, и внушать уважение, но в этих непрочных вещах нет ничего политического, организующего. Очень хорошие люди иногда ужасно вредят государству, если политическое воспитание их ложно, и Чичиковы, и городничие Гоголя несравненно иногда полезнее их для целого ("pour 1'ensemble politique" сказал я)".
Паша согласился. Он говорил мне много еще поучительного и умного о русских, о раскольниках, о малороссах, которых он звал: "Ces bons Hohols. Je les connais bien les Hohols, -- говорил он, - mais les lipovanes russes sont encore mieux. Ils me plaisent davantage.[10] Они отличные граждане, гораздо лучше греков и болгар; и малороссы и липоване ваши заботятся лишь о религии своей. А у греков и у болгар только одно в уме обезьянство политическое, конституция и т. п. вздор. Верьте мне, Россия будет до тех пор сильна, пока у вас нет конституции. Я боюсь России, не скрою этого от вас и с точки зрения моего турецкого патриотизма от всего сердца желал бы, чтобы у вас сделали конституцию. Но боюсь, что у вас государственные люди всегда как-то очень умны. Пожалуй, никогда не будет конституции, и это для нас, турок, довольно страшно!"




Конечно же, моему собеседнику почудилось холопство там, где речь шла о вассальном таланте русских.
Ему, смертельно отравленному в детстве советскими уроками литературы, стали мерещиться какие-то забитые, обиженные жизнью крестьяне. Он даже не заметил, что речь-то шла в разговоре Леонтьева с умным турецким пашой отнюдь не о простонародье, а о господах! Чичиков - далеко не крестьянин, как и городничий, и прочие гоголевские персонажи.
Речь шла о людях, облеченных властью, повелевающих судьбами простонародья. Это их-то назвал холопами мой незадачливый комментатор.

Если же искать вокруг себя народ, исторические судьбы которого в максимальной степени принизили его до состояния холопства, то это будут даже не православные украинцы (к ним Судьба была более милостива), а галицийские униаты, которые с XIII века не имели своей власти, но без конца переходили из рук одних завоевателей в руки других, как вдруг по мановению "вашингтонского обкома" сделались национальным образцом и моделью для подражания почти по всей Украине.

Народ, не имеющий способности к вассалитету, не может иметь и своей Власти. А народ, не имеющий своей власти, вечно будет иметь Власть чужую и враждебную.
Конечно, я не рассчитываю на то, будто мне удастся вразумить этими простыми словами кого-либо из упёртых украинских мислителей - их будет всему обучать сама жизнь. (Собаку научили поленом по голове.)
Но для русского человека важно не только интуитивно понимать то, что я здесь написал (по мотивам Леонтьева), но и рационально осознавать это.

К слову, заслуживает внимание слово "хохол" в речи турецкого паши (см. выше по французски).
Интересно, что "хохлами" он назвал обобщенно и раскольников, и малороссов - что говорит о глубоком понимании человеческой натуры.
Tags: теория Власти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments