Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Очень интересное развитие мысли про Священный Союз и СШЕ

Оригинал взят у eugen_savoyen в Соединённые Штаты Европы vs. Священная Римская Империя Европейских Наций.
Недавно, ув. Дмитрий Евгеньевич написал два важных для меня текста (P.S.-21. Историческая перспектива - 1 и P.S.-22. Историческая перспектива - 2). Хотя, некоторые применённые фразы и вызвали у меня некоторое неудовлетворение, но по-существу (как это обычно и бывает с текстами Дмитрия Евгеньевича) - возразить нечего. Затронутые в этих записях темы, натолкнули меня на ряд мыслей, которыми я бы хотел поделиться.



Итак, объединение Европы (причём неважно, с Россией или без) являлось неизбежностью, причём уже давно осознанной лучшими европейскими умами (например, один из проектов политического объединения европейского субконтинента был предложен великим Готфридом Вильгельмом Лейбницем). Существование Св. Римской империи значительно облегчало процесс, но во Франции произошла революция и к власти пришёл диктатор, объявивший себя императором французов*. Узурпатор всё время старался легитимизировать свою власть, и поэтому, уничтожение Св.РИ не входило в его планы. В 1803—1806 годах под его руководством была проведена имперская реформа, значительно расширившая владения немецких союзников Франции, которые к тому же получили повышение своего ранга, став королями. Понятно, для чего это делалось: титул императора был выборным, и ничто, в принципе, уже не могло помешать избрать на имперский престол самого Бонапарта или его наследника. Чтобы не допустить такого развития событий в 1806 году император Франц II Габсбург объявил о роспуске Священной Римской Империи.

После Венского конгресса возник прототип "сверх-Св.РИ" (или "Священной Римской Империи Европейских Наций") - "Священный союз". Однако, сложившееся на континенте господство трёх немецко-славянских метисов вызвало сильное неприятие на родине шовинизма, и постепенно Франция пришла к союзу с Англией (во время правления Наполеона III, именно этот период Дмитрий Евгеньевич навал "1-й Антантой"). Так же, начиная с "мировой революции" 1848 года стал проявляться альтернативный (республиканский) проект объединения Европы - создание "Соединённых Штатов Европы".

По моему мнению, главным событием XIX столетия, приведшим к преобладанию проекта СШЕ, стало навязывание Франции республиканской формы правления** (а не исключение РИ из процесса европейского объединения). Значительную роль в этом сыграла новая Германская империя. (В частности, очень интересны результаты выборов в Национальное собрание: от абсолютного большинства департаментов были избраны монархисты разных толков (легитимисты, орлеанисты, бонапартисты), а вот в тех из них, которые были оккупированы немецкими войсками, побеждали республиканцы. Как говорила Алиса: "Всё чужестраньше и чужестраньше".) Желание Бисмарка&Ко максимально ослабить французских конкурентов в последствии сыграло с немцами довольно злую шутку. Главное преимущество монархической формы правления заключается не просто в максимальной концентрации власти в одних руках, а её концентрация в тех областях, которые требуют максимально быстрых компетентных решений, прежде всего - в дипломатии и военном деле***. К тому же, необходимые решения могут быть крайне непопулярны, а для изменения пресловутого "общественного мнения" требуется время, в результате чего, какой-нибудь уникальный шанс может быть упущен, или даже подобные проволочки могут привести к катастрофе. Унизительные для французов условия Франкфуртского мира 1871 года сделали в ближайшем будущем союз между Германией и Францией невозможным (хотя Вильгельм II искал возможности такой союз заключить). Но если бы во Франции был король, то обладая законным правом заключать международные договора без оглядки на парламент (это право всегда было прерогативой короны, даже в "демократичной" Великобритании, так же, как верховное командование вооружёнными силами страны), он мог бы, "наплевав" на мнение шовинистически настроенной "общественности", заключить выгодное для себя франко-германское соглашение (возможно, что первоначально и тайное). Т.е. более взвешенное решение в 1871 году, а именно - беспрепятственная реставрация монархии в сочетании с менее унизительными условиями мира - смогло бы предотвратить Великую катастрофу 1914-1918 гг. и гибель самой Германской империи.

Но это всё лирика ("если бы, да кабы..." :-)), перейдём к главному. Современный мир утверждался в два этапа. Это 1918 г. - крах "Венской системы" и оставшегося наследия Св.РИ в центральной Европе; и 1947 г. - утверждение мировой гегемонии США (повлёкшее в т.ч. крах классической колониальной системы). К 1957 году (времени появления Европейского экономического сообщества), проект объединения Европы в виде СШЕ стал практически безальтернативным. В 1960-е годы монархизм как политическая идеология окончательно ушёл в прошлое. Изменилось само сознание европейцев, монархия и всё с ней связанное, стало восприниматься большинством людей как анахронизм и "прикол". В качестве примера можно привести судьбу французской монархической организации Аксьо́н Франсе́з (Action française). Если в 20-30-е гг. - это одна из массовых политических партий, имеющая множество мест в парламенте (причём тогда от АФ откалывается радикальное крыло, не желающее ждать и действующее террористическими методами - Секретный комитет революционного действия (Organisation secrète d’action révolutionnaire, OSAR) или, как их называли газетчики - кагуляры (cagoulards)****), то в послевоенное время - это карликовый клуб по интересам, а её место занимает вполне себе республиканский Национальный фронт. В общем, современный мир победил окончательно и бесповоротно.

Теперь о грустном. Современность я оцениваю крайне негативно, окружающая действительность действует на меня угнетающе. Во многом, неприятие современного мира обусловлено его крайним уродством. Предположим, что Вам предложили две одинаковых по площади квартиры, но одна располагается в дореволюционном особняке в классическом стиле, а другая - в мерзкой советской бетонной коробке. Какую из них Вы предпочтёте? Я, не раздумывая, - первую. Эстетика - это не ерунда, как думают многие наивные люди, эстетическое неприятие окружающей действительности может значительно усложнить жизнь, даже сделать её просто невыносимой... Мой, сейчас, наверно, самый любимый (по крайней мере - самый мне близкий) поэт Георгий Владимирович Ива́нов (о котором я как-то пробовал начать писать) в 1938 году издал прозаическое произведение "Распад атома", где основным лейтмотивом стало "всепоглощающее мировое уродство" окружающего главного героя мироздания. (Причём это именно современный мир, а не мир вообще, до 1917 года Иванов окружающей его вселенной был вполне доволен. Следует так же отметить, что в отличие от большинства русских эмигрантов он был не просто материально благополучен, а даже богат, например, у него был свой особняк с прислугой, но при этом всё равно нормальная жизнь осталась для него в безвозвратно ушедшем прошлом.) Мне подобное мироощущение очень близко.

Следующий момент - неприемлемость современности с мировоззренческой точки зрения. Напомню, что СШЕ - это не только республиканский, но в том числе и светский проект. А за что люди только не возьмутся в государственном масштабе, то всегда осуществляется с жуткими перегибами. Это касается и вопросов связанных с религией. На мой взгляд, достаточно законодательно закрепить свободу совести, а дальше уже люди сами разберутся, что им делать. Меня всегда раздражали (это если очень мягко выразиться) люди издевающиеся над религиозными представлениями как таковыми, "воинствующие безбожники". Хорошо, допустим религия - ерунда, сказки для умственно отсталых. А что тогда не ерунда? Кино и цирк, по мнению отца-основателя первого атеистического государства планеты являющиеся важнейшими из искусств? Такое ощущение, что подобные "остряки" уже достигли индивидуального бессмертия или хотя бы собрались пожить пару-тройку миллионов лет, а не несколько десятков, как остальные человекообразные. Любой думающий материалист рано или поздно по-настоящему осознаёт конечность своего личного существования. Мир сознательного материалиста СТРАШЕН. Многие знакомы с творчеством американского писателя Г.Ф. Лавкрафта, но не думаю, что многие знают о том, что он был убеждённым материалистом и атеистом. Созданный на страницах его произведений мир порождён прежде всего осознанием ничтожности человека и его индивидуального существования. И как другие здравомыслящие люди схожих убеждений*****, он считал "борьбу с религиозным мракобесием" уделом олигофренов. Да, религия (по его мнению) - иллюзия, но она приносит людям утешение и делает их существование осмысленным, поэтому Лавкрафт называл верующих счастливыми и даже признавался, что завидует им. Замечательный и остроумный польский писатель Станислав Ежи Лец как-то заметил: "Если убрать из истории всю ложь, то это не значит, что останется только правда. В результате может вообще ничего не остаться." Это касается не только истории, но и других сфер человеческого духа. А в пустоте человеку находится, по меньшей мере, не комфортно. Поэтому место традиционных религиозных воззрений, которых светское государство начинает "преодолевать", занимают уродливые суррогаты. В этом заключается секрет успеха современных т.н. "тоталитарных сект", типа дианетики (вроде бы чушь несусветная, а имеет кучу последователей в самых развитых государствах планеты) или квазирелигиозных воззрений наподобие уфологии.

Наконец, этот мир бесчестен. Аристократ - это, прежде всего, образец человека. Понятие офицерской чести - это то, что отличает офицера от наёмного убийцы. Сейчас понятия чести, достоинства, да и вообще все те Правила, которых, конечно, часто нарушали, но по которым люди всё-таки старались жить, превратились в пустой звук. Отсюда - вырождение публичной политики, превращение войны из трагедии в кровавый фарс и клоунаду, и многое другое, что делает наш "Новый дивный мир" таким особенным по сравнению с прошедшими эпохами.

В заключение, фраза из записи Дмитрия Евгеньевича: "Отказ от персонификации идей (а в политике - это отказ от монархической и аристократической формы правления) привёл к отказу от культуры. Культуры, - литературы, живописи, музыки, хотя бы кинематографа, - в XXI веке нет. Человек стоит голый, а ля натурель. И решает проблемы однополых браков. Серьёзно решает, прямо пыжится от напряжения. Скоро решит. Так что надежда на "не будут же они" есть, но небольшая (имеется ввиду возможность 3-й мировой войны, в т.ч. с применением ядерного оружия). Только в том смысле, что это окажется технически невыгодным.".


__________

* И это не было исторически неизбежным, как я уже писал в заметке ""О Французской революции (ч. 10). Несостоявшаяся реставрация." реставрация могла бы произойти в 1797-98 гг. и тогда многое пошло по-иному.

** Я немного касался этой темы в записи "Несостоявшийся генерал Монк.".

*** Об этом довольно подробно писал Александр Гамильтон, один из лучших правых политических теоретиков всех времён, довольно давно планирую написать о нём и его работах (которые были подписаны "федералист") более подробно.

**** Следует добавить, что среди сторонников как Аксьон Франсез, так и кагуляров, было много представителей французской элиты - высшие офицеры, промышленники и землевладельцы, представители академических кругов и т.д. Так, основателем ультра-радикальной OSAR, был военно-морской инженер Антуан Октав Эжен Делонкль (Antoine Octave Eugène Deloncle; 1890-1944); его отец - Антуан Шарль Луи Делонкль - герой Франции, оставшийся на капитанском мостике затонувшего в 1898 г. корабля "Бургундия", один его дядя был членом палаты депутатов, другой - сенатором. Кроме Делонкля, из АФ тайно перешли в Секретный комитет революционного действия такие персоны, как маршал Ф.д’Эспере, герцог Жозеф Поццо ди Борго, генерал Дюсеньёр, Эжен Шуллер (основатель компании L'Oréal) и ряд других, не менее представительных.

***** В моём неоконченном цикле о французских правых должно было быть несколько записей о Жюле Сури. Он был учёным-естествоиспытателем, и как многие учёные своего времени - "вульгарным материалистом" (по советской классификации). Но его взгляды не мешали ему относится с уважением к религии, именно ему принадлежит знаменитая фраза: "Я в Бога не верю, но я - католик". Вообще, этот цикл задумывался как рассказ о моём собственном мировоззрении, о том, "как я дошёл до жизни такой" :-). Для этого я выбрал французских правых (а не своих любимых немцев) прежде всего потому, что для большинства русских литературная форма изложения мыслей намного ближе, чем наукообразные немецкие "системы", и так можно быстрее "достучаться" как до ума, так и до сердца.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments