Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Власть и гениальность (тема)

Одна из моих стратегических целей в этой жизни - выработать цельное мировоззрение. Мы все устали оттого, что наше сознание фрагментарно. Но по большей части люди не осознают, насколько важна и глобальна эта проблема. В прежние века религия давала людям цельность мировоззрения, позволявшую с одной и той же точки зрения осознать и оценить любую тему и любую вещь. В наше время религия не дает этого даже верующим - так же точно как неверующим не дает этого наука. Научный взгляд на мир сам по себе фрагментарен, причем фрагментарность его постоянно нарастает по мере усложнения и специализации дисциплин.

А что касается религии - ей отведено в наше время почетное место где-то на перриферии мировоззрения. О ней вспоминают перед лицом смерти, при столкновении с мистикой, а также при размышлении на этические темы, что никак не соответствует по сути центральному месту хотя бы той же смерти в жизни человека. Вообще-то все мы непременно умрем, и это обстоятельство априори выдвигает проблематику смерти на одно из главных мест в жизни. Но люди не любят думать о том, что по-настоящему неприятно, и замещают проблему смерти более легкими проблемами, предпочитая фиксировать внимание на политике, на возможной войне, на судьбе грядущих поколений и прочих вещах, непосредственно личной смерти не касающихся.

А я вот с детства интуитивно ощущал, что всё это страусиная политика, стремление спрятать голову в песок. И по мере сил стремился свести всё в одно, увидеть реальность таким способом, чтобы все пробемы и все вещи я мог охватить одновременно, одним взглядом, ничего не упуская из виду. Я вырос в страшную эпоху, когда решить подобную задачу можно было только самыми радикальными средствами. И мне пришлось на какое-то время прибегнуть к этим средствам, что грозило преждевременной кончиной и мне, и моим близким. Но Бог пожалел меня и вразумил, и подарил мне решение.

Как это и бывает, решение оказалось близким. Оно всегда рядом, только что-то мешает нам видеть его. "Что-то" - как я теперь понимаю - это сопротивление Бессознательного. Увы, мало кому удается преодолеть это сопротивление и приблизить к решению. А большинство людей даже и не осознают самой проблемы.

Скоро мне уже пятьдесят, и я уже немало сделал для того, чтобы поделиться найденным мною решением с теми, кто способен к такому осознанию. А тех, кто пока не способен, я подвожу к этой теме исподволь, мало-помалу двигаясь от частного к общему. Во-первых, я соединил психологию с религией. Я вернул психологию, это заблудшее дитя, в отчий дом, из которого она убежала и потеряла дорогу назад в погоне за призраком цельного материалистического мировоззрения. Материализм не дает человеческой душе цельности, да и не может дать, потому что он отрицает душу. Человеческая душа (даже - подсупдно - и душа материалиста) переживает материализм с его самоотрицанием как условную игру, которая по-своему увлекательна, которая может казаться перспективной и привлекательной, но никак не может быть по-настоящему серьезной.

Оказалось, что существует органический синтез Православия с глубинной психологией, позволяющий соединить духовный опыт древности с духовными опытом современности. Место их встречи - учение о Бессознательном. Главная ошибка современной психологии состоит в том, что Бессознательно считается частью человеческой психики, глубинной её составляющей. Самые умные и глубокие наблюдатели вроде Юнга доходят до идеи "коллективного бессознательного", вплотную приближаясь к истине. Но до меня, кажется, никому не приходило в голову, что в нашем Бесознательном есть чрезвычайно важная составляющая, которая вообще не имеет отношения к миру людей, нечеловеческая составляющая. И именно она играет важнейшую, определяющую роль в человеческом творчестве.

Наше творчество тем для нас и интересно, что через него мы входим в соприкосносвение с тем, что больше нас: умнее и глубже, древнее и основательнее. Оно приходит к нам в виде помыслов, о чем я подробно писал в самой лучшей из моих заметок (Фрейд и Православие). Помыслы - это непроизвольные мысли и представления, спонтанно возникающие в нашем уме. Наблюдая за эти феноменом, Фрейд создал свой психоанализ, писатели пишут свои книги, художники рисуют свои картины, ученые делают свои открытия. Роль спонтанных помыслов в нашей жизни просто невозможно переоценить. И потому я чуть-чуть повторюсь, не беда.

Всё самое интересное, что сделали люди в истории человечества, первоначально было лишь помыслами, пришедшими кому-то в голову. Таким образом мы получили всё, что мы имеем: культуру, науку, искусства, технику, цивилизацию. Каждая из удивительных вещей, созданных людьми, первоначально была всего лишь мыслью, посетившей какого-то человека. Таких людей мы называем гениями, и это ошибка.

Древние греки называли гением не человека, создающего креатив, но духа или бога, посещающего человека и влагающего ему в сердце помысел, следуя которому человек и создавал нечто гениальное. Гений - это не человек, а некто, приходящий к человеку, посещающий его. Неправильно говорить "он гений", правильно - "у него гений". Современная психология объясняет этот феномен действием бессознательного, якобы живущего внутри нас, принадлежащего нам. На таком представлении строит вся светская культура. И я не собираюсь бороться с этим представлением. Кто хочет считать гения обитающим в глубинах индивидуальной психики, пусть считает. Это не беда, потому что опыт показывает, что рано или поздно такие люди доходят до идеи "коллективного бессознательного", а отсюда уже рукой подать до правильного понимания вещей. Ведь если мы уже признали, что гений обитает не в глубинах индивидуальной психики, а в некоем коллективном бессознательном - то вернуться к правильному пониманию уже совсем нетрудно, это вопрос времени. И состоит оно в том, что гений - это не человек, это иное существо, посещающее человека.

Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?" Отвечает: "Я".
(1924)


Так понимала, так чувствовала Ахматова. А у неё был гений, она знала, о чем говорит. (Естественно, "муза" и "гений" - это два разных названия одного и того же существа.) И потому пора закончить это затянувшееся вступление, введение в тему, и перейти наконец к главному.

Кажется, я знаю, как нам увязать теорию Власти с психологией бессознательного. Это ещё не конец, просто ключ уже найден, дверь приоткрыта. А поскольку сама теория Власти дает нам выход на историю и политику, появилась отличная возможность увязать все эти вещи в одно целое. Что я и намерен проделать в ближайшее время.

Продолжение: Власть и гениальность (рема)
Tags: религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments