Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

Богословие через слова

К нам пришло Рождество и вместе с Рождеством первые по-настоящему свирепые холода - традиционные для Центральной России Рождественские морозы.
В светлую ночь этого праздника мне хочется сказать несколько слов о Новорожденном Младенце.

Родился человек - вочеловечился Бог. Вся изощренная тонкость Православного Богословия в конечном итоге существует для того, чтобы каким-то образом сделать доступным для нашего ума эту уму непостижимую тайну: как человек может быть Богом? и как Бог может быть человеком? Эта тайна имеет для православных людей не только теоретическое, но и практическое значение. Ведь смысл нашей религии в обожении человека. Каждый из нас должен либо стать Богом по благодати, по дару Христа Бога, либо сгинуть в кромешной тьме геенского Огня Божественного гнева, который изольется на тех, кто этот дар по той или иной причине отвергнет. Стать Богом - непростая задача для человека. И полезно понять "механику" того, как Сам Бог решил противоположную задачу - стал человеком, для того, чтобы проложить для нас путь к Своему Божеству.

Каждый из нас становится Богом по благодати, а Христос - не по благодати Бог, а по природе, по естеству, сущности. Тут принципиальная разница, резко отделяющая Христианство от иных религий, в которых нет принципиальной разницы между, например, Буддой Шакьямуни и любым другим человеком, который становится буддой, обнаруживая в себе природу будды. У нас не так. Наши святые поднимаются на невообразимую Божественную высоту, они обретают все свойственные Богу энергии и качества, они даже становятся безначальными (то есть, не имеющими начала), но они не становятся христами или Христом. Каждый из них остается при этом самим собой, сохраняет свою человеческую индивидуальность - то есть, Богом можно быть по-разному, на разный манер. И каждый из святых особым образом проявляет в себе приобретенные Божественные качества.

Значит, логика Православия тут такова. Мы различаем природу, качества этой природы и образ проявления этих качеств в данной индивидуальности. Ещё раз:

  1. природа, естество, сущность

  2. свойства природы, её качества, энергии, действия

  3. образ (=тропос) проявления каждого из этих качеств, свойств, действий, энергий

Например, словом "человек" обозначается именно природа или естество. Человек может быть мужчиной или женщиной. Природа у мужчины и женщины одна и та же, и качество этой природы одно (пол, секс), но есть два разных образа проявления этого качества (мужской и женский).

  1. природа: человек

  2. свойства природы: иметь пол.

  3. имеются два образа (=тропоса) проявления этого свойства: мужской и женский.

И это универсальная классификация, под которую подпадает ВСЁ существующее.

  1. природа: электромагнитное поле (кванты)

  2. свойство природы: частота или длина волны

  3. образ (=тропос) проявления этого качества: радиоволны, тепловое излучение, видимый свет, ультрафиолет, рентген, гамма-радиация.

Даже в Самом Божестве мы различаем ТРИ различных способа бытия Божественной природы. Отец, Сын и Дух Святый есть один и тот же Бог, но, оказывается, и Богом можно быть по-разному, на разный манер.

  1. природа: Божество

  2. свойства природы: несотворенность, вечность, неизменность, всемогущество и всеведение и другие Божественные качества.

  3. образ (=тропос) проявления каждого из этих качеств: беспричинность и нерожденность (Отец), вечное рождение (Сын), исхождение (Святый Дух)

Какую бы реально существующую вещь мы ни взяли, к ней можно применить эту универсальную классификацию. И она бывает весьма полезна для того, чтобы привести в порядок наши мысли. Она отражается даже в грамматике нашего языка. Естественнее всего было бы обозначать:

  1. природу - при помощи нарицательного существительного (кто? что?)

  2. свойства природы, её качества, энергии, действия - при помощи прилагательных или глаголов (каков? что делает?)

  3. образ (=тропос) проявления каждого из этих качеств, свойств, действий, энергий - при помощи наречий (как? по какой причине? каким образом? в какой мере? насколько?).

Но реальный наш язык больше подчинен потребностям краткости и художественности выражения, чем четкости, однозначности и логичности мышления. Потому-то и возникает потребность объяснять то, что я сейчас объясняю! Если бы сам язык на уровне грамматики постоянно принуждал нас четко различать разные категории мышления, то никаких объяснений и не понадобилось бы, православное Богословие было бы прозрачно-очевидным для всякого, говорящего на таком языке. Но русский язык далеко не таков (и ни один живой язык не таков), так что у меня было в свое время даже желание разработать для Православного Богословия особый формализованный язык, подобный формальному языку математики. У меня достаточно образования для того, чтобы проделать такую работу. Но я слишком поэт для такой работы. Мне слишком нравится играть словами и смыслами, в том числе и с моим читателем. Хотя я сознаю, что здесь есть эгоизм и я, быть может, уклоняюсь от своего долга перед Церковью в угоду своим литературным пристрастиям к живым языкам. Но вернемся к теме.

Итак, в любом живом языке и природа, и качество природы, и образ(=тропос) проявления этого качества порой обозначаются существительными. И потому бывает весьма полезно классифицировать то или иное существительное, взглянув в самую его суть и осознав, чем оно является на самом деле.

Интересный факт: когда великий Заменгоф создавал язык Эсперанто, он вовсе не собирался закладывать в него какое бы то ни было философское содержание; он просто следовал во всем примеру живых языков (грубо говоря, закладывая в свой язык то, что является общим для живых языков и отбрасывая то, что является частным и свойственным только данному конкретному языку). Однако же независимо от его воли получилось так, что в Эсперанто не слова, но корни (а слово Эсперанто как правило является составным, состоит из нескольких корней; выучив несколько сот базовых корней, заимствованных из романских, германских и славянских языков, ты получаешь в распоряжение несколько тысяч полезных и выразительных слов, позволяющих передавать все оттенки твоей мысли) - оказалось, что корни Эсперанто весьма четко распадаются на несколько разных типов (корни-существительные, корни-прилагательные, корни-глаголы, корни-наречия).

В живом языке практически любое существенное понятие может быть обозначено существительным. Это удобно и поэтично. Живой язык должен быть немного размытым и поэтичным, он должен оставлять простор для метафоры. Но все-таки даже в живом языке сохраняется некоторая иерархия понятий! А именно: сущность или природа НЕ могут быть обозначены ни глаголом, ни прилагательным, ни тем более наречием. Качество природы может быть обозначено существительным (и это естественная поэзия языка), но не может быть обозначено наречием. И только образ(=тропос) может выступать в языке в любом обличии. Впрочем, не всякий! Например, я не могу придумать существительного, которое передавало бы тот смысл, который заключен в слове "очень". Похоже, что "очень" - это тропос в чистом виде, который даже живой язык бессилен субстантивировать.

Помимо существительных-сущностей, существительных-качеств и существительных-тропосов есть ещё один важнейший тип существительных: это существительные-ипостаси. И на этом типе мы должны остановиться чуть подробнее.

Слово "ипостась", как и многие другие слова, заимствованные европейской культурой из античной христианской философии (напомню: христианство - это не Средневековье, а Античность!), слишком часто использовались в переносном смысле, так что их первоначальный смысл оказался несколько позабыт. В том числе и "ипостась". В наше время "ипостасью" называют жизненную роль человека (хороший семьянин, опытный директор, любящий сын, лихой блогер), между тем ипостась в своем первоначальном смысле, если искать для неё обозначение при помощи существительного (то есть, субстантивировать её!), может быть выражена только именем собственным! И это очень удобно для русских.

У нас в языке есть простое правило: имена собственные пишутся с большой буквы. Потому на вопрос, что такое ипостась, русскому человеку можно кратко и популярно ответить так: ипостась - это существительное, которое пишется с большой буквы. На самом деле этот ответ неточен, как и любой популярный ответ, однако он задает читателю правильное направление движения мысли. Неточное можно постепенно уточнить. Например, слово Бог пишется с большой буквы, хотя им обозначается не Ипостась, а природа или сущность. Русские люди делают это из уважения к Богу. А вот Иисус Христос - это именно Ипостась. Так же как Наполеон, Солнце или Буцефал (знаменитый конь Александра Македонского). Итак, ипостась - это вещь, существующая в единичном экземпляре, уникальная и неповторимая. Этим ипостась (единичный Трамп) и отличается от сущности (человек, ведь людей много), которая является общей для многих ипостасей. Природа или сущность - это то общее, что позволяет нам множество разных ипостасей обозначать одним и тем же существительным (но не прилагательным!).

Понять всю эту механику античной логики нетрудно, если Вы понимаете логику объектно-ориентированного программирования. Сущности в программе моделируются классами, а ипостаси - конкретными объектами. Свойствами классов задаются качества сущностей, а конкретными значениями свойств обозначаются тропосы (образы проявления) этих качеств. Как только люди занялись созданием виртуальной реальности, они вынуждены были заново выдумать всю эту логику. А первым всё это осознал и сформулировал великий и несравненный Аристотель. В его времена люди не различали философию и грамматику, и он создал то и другое одновременно. Аристотель умудрился написать научную статью ("Категории"), которая сохраняет свою актуальность уже более двух тысяч лет. Его вклад в европейскую культуру невозможно переоценить. И не случайно даже в русском языке слова "сущность" и "существительное" являются однокоренными.

Так кто же родился сегодня ночью в Вифлееме, в пещере Рождества?
Ипостась. Иисус Христос.
А если Его обозначить нарицательным существительным? Он человек. Но не только. Он - Бог. Слова "человек" и "Бог" являются нарицательными, ими обозначается Божественная природа, сущность, естество. Всего существуют три Ипостаси этой Природы: Отец, Сын и Дух Святый. Слово "Сын" обозначает ту же самую Ипостась, Иисуса Христа.

Собственно говоря, всё Православное Богословие может быть выражено в одной краткой формуле: мы веруем в три Ипостаси одной и той же Природы, и мы веруем, что одна из этих Ипостасей имеет сразу две природы.
Каждое имя собственное, обозначающее ипостась, может быть поставлено подлежащим в предложении "А есть В", где А - данная ипостась, а В - природа данной ипостаси.
Например, Буцефал - это конь, а Солнце - это звезда, Трамп - это человек, а Москва - это город. При этом менять ролями существительные в такого рода предложениях нельзя. Нельзя сказать, что человек - это Трамп или что звезда - это Солнце. Потому что не только Трамп является человеком, и не только Солнце является звездой.

О каждой из Божественных ипостасей можно сказать, что Она есть Бог: Отец - это Бог, Сын- это Бог, Дух Святый - это Бог. Но нельзя сказать, что Бог - это Отец, потому что не только Отец есть Бог, но и Сын, и Дух Святый. Потому Бог и именуется Троицей.
Об Иисусе Христе можно сказать и то, что Иисус Христос - это человек, и то, что Иисус Христос - это Бог.

А вот о святых (например, о Марии, Деве Богородице), даже достигших самых высших степеней обожения, нельзя сказать в точном и прямом смысле "Дева Мария есть Бог", но только так: "Дева Мария есть Бог по благодати", где дополнительные слова ("по благодати") подчеркивают, что Она не является Богом в смысле сущности или природы, но только в смысле качества. Иными словами, Она есть Бог не как существительное, но лишь как прилагательное или глагол. Она не Бог по своей природе, но Она Божественна по Своим качествам, потому что вошла в Божественное бытие, приобщилась Ему.

Все эти длинные объяснения были бы излишними, если бы существовал математический язык, в котором основные философские категории (ипостась, сущность, качество, тропос) различались бы грамматически. Этот язык не годился бы для стихов, но очень помог бы навести порядок в голове. А пока такого языка нет, придется довольствоваться длинными разъяснениями на естественном, слишком гибком и живом, неоднозначном языке.

Но давайте зададим следующий вопрос: а чем все-таки Иисус Христос отличается от других людей именно как человек? Что именно делает Его Богом по природе? Почему никакой другой человек, как бы высоко он ни поднялся, как бы глубоко ни приобщился Божественному бытию, не может стать Богом по природе - а вот Иисус Христос является таковым прямо с рождения. Да не с рождения даже, а прямо с момента зачатия! (Зачатие Христа мы празднуем ровно за девять месяцев до рождества, в Благовещение, 7-го апреля.)

Правильный ответ на этот вопрос слишком краток: Иисус Христос отличается от нас ни чем иным как Своей Ипостасью. Но этот ответ слишком краток, и неоднозначность живого языка требует длинных пояснений. А иначе люди путаются в трех соснах, начиная вкладывать в слово "ипостась" смыслы, которых там нет. Совсем недавно в среде православных была страшно популярна ложная теория, будто бы загадочная "ипостась" есть ни что иное как всем нам интуитивно понятная "личность". Беда тут в том, что интуитивно-понятная "личность" понятна лишь потому, что каждый из нас личность, а вовсе не потому, что само понятие "личность" является простым и понятным. на самом деле оно страшно сложно и запутано, и разные люди вкладывают в это слово разные смыслы. Я горжусь тем, что одним из первых поднял в свое время эту тему. Мои единомышленники в этом вопросе приложили множество усилий и все-таки заставили людей не путать смутную и неопределенную "личность" с конкретной, кристально ясной "ипостасью".

Дать определение ипостаси так же невозможно, как дать определение любой фундаментальной категории нашего мышления. Ведь определить - значит свести к более общей категории: "Шарик - собака, собака - млекопитающее, млекопитающее - животное, животное - сущность". Невозможно определить, что такое ипостась и сущность, качество и тропос. И я потому я хитро избежал необходимости дать определении этим понятиям, плавно введя читателя в тему при помощи описания этих понятий по аналогии, на конкретных примерах.

Любой человек отличается от любого другого человека именно ипостасью. Даже два брата-близнеца являются двумя разными ипостасями и потому носят разные имена собственные. Что же касается личности, в одной человеческой ипостаси могут жить разные личности. Патологический случай - это психическая болезнь, называемая "множественной личностью" или "расщеплением личности". Но и любой из нас был иной личностью в детстве. Личность ребенка до такой степени иная, что став взрослым он даже не может вспомнить сам себя маленького. Все воспоминания детства у какого-нибудь Дмитрия хранятся где-то в психике, но почти все они остаются недоступными из-за колоссальной психологической дистанции между Дмитрием и Димочкой. Слово "почти" здесь важно, но не будем сейчас отвлекаться на психологию.

Итак, ипостась - это не психологическая "личность". Это гораздо более простая и конкретная вещь. Любой человек отличается от любого другого человека именно ипостасью. Любой из нас является человеком (слово "человек" - это имя природы) и обладает всеми присущими этой природе качествами. Но вот тропос проявления этих качеств у каждого из нас свой, индивидуальный. Так чем же отличается человек Иисус Христос от любого другого человека? Ни чем иным как особенным, присущим только лишь его Ипостаси образом/тропосом проявления этих качеств. Заметьте! Отец, Сын и Дух Святый имеют одну и ту же (Божественную) природу и одни и те же свойственные этой природе качества, и отличаются друг от друга - чем? - правильно, тем же самым, чем каждый человек отличается от любого другого человека: образом/тропосом проявления этих качеств. И что же отсюда следует?

Отсюда следует, что у нас нет другого способа кратко и четко определить, что же в человеке Иисусе Христе особенного, кроме как использовать этот (столь нелюбимый некоторыми) термин: тропос, образ действия, наречие.
Что общего у Иисуса Христа как Бога и как человека? Ни что иное как тропос бытия его Ипостаси. Природа человеческая и природа Божественная безмерно различны между собой. Но вот оказывается, эти две природы могут иметь один и тот же тропос/образ бытия! Это-то единство и реализовалось в единственном и неповторимом уникальном случае: в Ипостаси Сына Божьего, Иисуса Христа.

Чем отличается Иисус Христос от других людей? Ничем! Он такой же человек, как и любой другой человек.
Ещё раз: чем отличается Иисус Христос от любого другого конкретного человека? Всем! Потому что каждый человек уникален и неповторим. А конкретно Иисус Христос уникален и неповторим тем, что образ/тропос бытия его как человека есть образ/тропос бытия Сына Божия и Бога.

Что такое обоженный человек? Это человек, уподобившийся Христу. По мере возможности достигший такого же образа жизни, образа мысли, образа чувствования, имеющий те же желания и намерения, какие имеет Христос. То есть, его тропос/образ бытия похож на образ/тропос бытия Христа. Обожение достигается именно через подражание Христу, в этом его суть. Потому христианство - это ученичество в античном смысле этого слова. Христос - учитель, мы - ученики. У нас школа обожения, уподобления Богу.

Так что же, собственно говоря, во Христе свято и достойно подражания? ВСЁ! Всё, что отличает Христа от других людей, есть знак Его Божества, проявление Его уникального образа/тропоса бытия как Сына Божия.

Потому икона Христа свята. Ведь что изображается на иконе? Его уникальные человеческие черты, отличающие Его от других людей и выделяющие Его из общей массы человечества. А любая такая черта есть образ/тропос Его Божественной ипостаси! А значит, на иконе через Его человеческую природу изображается Его Божественная Ипостась. Потому-то православные и почитают икону Христа.

Потому и икона любого святого свята. Ведь иконописец на иконе изображает и специально подчеркивает черты сходства данного святого человека с Его Учителем. А значит, сквозь лик святого на иконе проступает лик того Первообраза, которому данный святой подражал, которому уподоблялся через покаяние. Потому-то православные и почитают святые иконы.

Из всех людей ближе всех Христу Его мать, потому-то православные среди всех святых более всего почитают Её, пресвятую Богородицу, виновницу сегодняшнего светлого торжества. И это торжество всех людей, святых и грешных, верующих и неверующих, потому что все мы похожи на Христа, а значит и святы уже потому, что мы - люди. Всякий человек есть образ Бога уже потому, что он - человек, как и Сын Божий - человек.

Всех с праздником, братья и сестры!

См. также Иерархия "существований" или Попытка выразить всё-всё-всё в одной заметке.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments